Меню Рубрики

Апокриновая карцинома молочной железы

Молекулярные апокринные опухоли молочной железы — это агрессивные отрицательные опухоли рецептора эстрогена, сверхэкспрессирующие либо HER2, либо GCDFP15

Молекулярные апокринные (MA) опухоли представляют собой отрицательные раковые опухоли рецептора эстрогена (ER), характеризующиеся экспрессией рецептора андрогена (AR). Мы проанализировали группу из 58 транскрипционно определенных опухолей MA и предложили новый инструмент для идентификации этих опухолей.

Мы провели количественную обратную транскрипционную ПЦР (qRT-PCR) для ESR1, AR, FOXA1 и AR-родственных генов и иммуногистохимию (IHC) для ER, PR, рецептора фактора роста эпидерма человека 2 (HER2), CK5 / 6, CK17, EGFR , Ki67, AR, FOXA1 и GCDFP15, и мы проанализировали клинические признаки.

MA все были охарактеризованы ESR1 (-) AR (+) FOXA1 (+) и AR-родственными генами положительный профиль мРНК. Окрашивание IHC на этих опухолях показало 93% ER (-), только 58% AR (+) и 90% FOXA1 (+). 67% и 57% опухолей MA были HER2 (3+) и GCDFP15 (+) соответственно. Почти у всех опухолей MA (94%) была подпись IHC HER2 (3+) или GCDFP15 (+), но ни одна из 13 контрольных базальноподобных (BL) опухолей не делала. Клинически опухоли MA были довольно агрессивными, с плохими прогностическими факторами.

Опухоли MA могут быть лучше определены их профилем qRT-PCR-AR, чем AR IHC. Кроме того, мы обнаружили, что избыточная экспрессия белка HER2 или GCDFP15 является чувствительным и специфическим инструментом для дифференциации MA от BL в контексте ER-негативных опухолей. Таким образом, составная молекулярная и IHC-сигнатура могут помочь идентифицировать опухоли MA в повседневной практике.

Рак молочной железы является наиболее распространенным инвазивным раком у женщин. Сексуальные стероидные гормоны эстрогена и прогестерона являются ключевыми факторами в канцерогенезе благодаря их действиям на рецепторы альфа-рецептора эстрогена (ER) и рецептора прогестерона (PR). В повседневной практике молекулярная классификация рака молочной железы основана на иммуногистохимической экспрессии этих рецепторов (ER и PR) и рецептора человеческого эпидермального фактора роста 2 (HER2), члена семейства рецепторов эпидермального фактора роста. Однако рецептор андрогена (AR), другой член семейства стероидных рецепторов, также в значительной степени выражен более чем на 70% случаев рака молочной железы и теперь явно вовлечен в патогенез рака молочной железы [1]. Хотя в значительной степени со-экспрессированный с ER, AR также может быть сверхэкспрессирован в ER (-) опухолях молочной железы [2]. ER (-) опухоли представляют 30% рака молочной железы и являются весьма гетерогенными, включая по крайней мере базальноподобные (BL) опухоли и часть HER2-положительных опухолей. Тем не менее, среди этих ER (-) опухолей несколько групп идентифицировали подтип молекулярного апокринового рака молочной железы (MA), характеризующийся экспрессией AR и активацией AR-пути на анализах экспрессии генома, парадоксальной экспрессией генов, известных как ER-мишени, или выраженных в ER (+) опухолях и гиперэкспрессии HER2 примерно в 50% случаев [3] [4]. Существование этой подгруппы MA предполагает новую молекулярную классификацию для рака молочной железы, включая подгруппы опухолей молочной железы с просветом, MA и BL [5]. Сверхэкспрессия AR может обеспечить новую терапевтическую мишень для рака молочной железы [6], особенно у пациентов с ER (-) опухолями, которые не пользуются эндокринной или HER2-нацеленной терапией. Потенциальный терапевтический эффект ингибирования АР в подтипе MA уже показан с использованием моделей in vitro [4]. Однако пока нет четкого консенсуса по определению подгруппы МА, за исключением транскриптомического анализа. Простой и воспроизводимый метод определения рака молочной железы MA необходим для лучшего понимания поведения этих опухолей и для их включения в конкретные исследования.

Здесь мы использовали молекулярную апокринную подпись qRT-PCR, первоначально определенную на наборе образцов рака молочной железы, аннотированных их транскрипционными профилями. Мы ретроспективно идентифицировали группу опухолей MA на основе этой сигнатуры. Мы описали их клинические, молекулярные и патологические особенности, и мы идентифицировали новую упрощенную иммуногистохимическую и молекулярную сигнатуру, что привело к простому в использовании и воспроизводимому диагностическому инструменту для этих опухолей.

Чтобы идентифицировать пациентов с молекулярными апокриновыми опухолями, мы предложили сигнатуру молекулярной апокрины (MA) qRT-PCR, определяемую отсутствием избыточной экспрессии ESR1 (ER-), AR и FOXA1, а также сверхэкспрессию трех из пяти генов, связанных с путь AR (Agr2, ALCAM, SPDEF, TTF3, UGT2B28A), согласно тому, что было описано ранее в литературе [4,5].

Для подтверждения этой MA-сигнатуры в контексте ER-негативных опухолей мы составили набор проверок из 45 ER-негативных образцов с доступными данными микрочипов (E-MTAB-365, GSE26639), которые, как прогнозируется, были молекулярными апокринами (32 случая) или базально- (13 случаев) нашим ранее опубликованным предиктором [7]. Эти данные проверки доступны в дополнительном файле 1. Подпись qRT-PCR правильно распознала 32 опухоли, которые, как предполагается, были молекулярными апокринами с помощью предсказателя микрочипов.

С этой проверенной сигнатурой qRT-PCR мы ретроспективно проверили 502 пациента с раком молочной железы, лечившихся в больнице Сент-Луис (Париж) в период с 1996 по 2008 год, и замороженные образцы, доступные для молекулярного анализа. Мы идентифицировали 58 молекулярных апокринных опухолей и использовали 13 базальноподобных опухолей в качестве контрольной группы. Клинические данные, включая возраст, тип операции, тип лечения, возникновение и тип рецидива и текущий статус, были получены в Центре заболеваний молочной железы в больнице путем обзора медицинских карт. Были зарегистрированы патологические данные, включая гистологический тип, степень, размер опухоли, перитуморальную сосудистую инвазию и стадию. Образцы были предоставлены Центром биологических ресурсов после утверждения Комиссии по этической экспертизе больницы в Сент-Луисе (Париж, Франция: соглашение № DC, 2009-929), следуя национальным и французским правилам этики и права для информации и согласия пациентов (ANAES, HAS и INCa). Все пациенты были проинформированы об этом исследовании и не возражали против этого, согласно рекомендациям Совета по институциональному обзору.

Суммарную РНК экстрагировали из секций свежей опухолевой ткани с использованием экстракции фенолом / хлороформом. После операции обратной транскрипции (обратной транскриптазы Superscript II, Life Technologies SAS, Saint Aubin, France) мы проанализировали экспрессию ESR1, AR, FOXA1 и AR (UGT2B28A, ALCAM, AGR2, SPDEF и TTF3) с использованием конкретных праймеров и зондов или анализы экспрессии генов (Applied Biosystems Inc., Foster City, CA, USA) (ER [8], AR (Hs00171172_m1), FOXA1 (Hs00270129_m1), UGT2B28A (Hs00852540_s1), ALCAM (Hs00233455_m1), AGR2 (Hs00180702_m1), SPDEF ( Hs01026048_m1), TFF3 (Hs00173625_m1) путем количественной ПЦР в реальном времени (qPCR, Taqman 7500, Applied Biosystems Inc.). Мы провели относительную количественную оценку с использованием гена TBS-связывающего белка (TBP) в качестве эндогенного контроля, а конечные результаты были выражены как нормированные отношения (целевой ген / контрольный ген). AR и FOXA1 были рассмотрены как сверхэкспрессированные с относительным отношением отсечения при 100. Коэффициенты отсечения были определены на гистограмме распределения отношения мРНК на наших опухолях. Мы показали четкое бимодальное распределение в все наши образцы, используя модель смеси двух гауссовских распределений с оптимальным отсечением при пересечении функций плотности вероятности [9]. Мы определили уровень экспрессии ERBB2 (HER2) с помощью qRT-PCR, как описано ранее [10]. Мы также проанализировали статус TP53 по функциональному анализу у дрожжей (FASAY), как первоначально описано в [11,12], и как описано в [13].

После экстракции ДНК с использованием метода фенол / хлороформ мы проанализировали мутационный статус PIK3CA (горячие точки: E542K, E545K и H1047R) с помощью аллелической дискриминации на циклере LC480 (Roche Diagnostics, Meylan, France) [14].

Мы провели следующие иммуногистохимические окраски: ER (клон 6F11, разбавление 1/50, Novocastra Laboratories, Neucastle Upon Tyne, UK), PR (клон 312, разбавление 1/75, Novocastra), HER2 (клон CB11, разбавление 1/250, Novocastra), Ki-67 (клон Mib 1, разбавление 1/100, Dako-France Les Ulis, Франция), CK5 / 6 (клон D5 / 16 B4, разбавление 1/50, Dako), CK17 (клон E3, разведение 1 / 75, Dako), EGFR (клон Dak-H1-WT, разбавление 1/20, Dako), AR (клон AR441, разбавление 1/20, Dako), FOXA1 (клон 2F83, разбавление 1/500, Abcam, paris, Франция) и GCDFP15 (клон 23А3, разбавление 1/50, Дако). Оценка иммунного окрашивания HER2 оценивали согласно рекомендациям ASCO [15, 16]. Двойная гибридизация на основе серебра in situ (Roche Ventana, Tucson Arizona, USA) использовалась в 4 HER2 (2+) случаях, а поликлональное антитело против HER2 (Dako) использовалось в другом случае HER2 (2+). Цитоплазматические иммуноокраски для GCDFP15 и для базальных цитокератинов считались положительными, если по крайней мере 5% опухолевых клеток были положительными. Все другие иммуноокраски были ядерными пятнами (ER, PR, FOXA1, AR) и считались положительными, если по крайней мере 10% опухолевых клеток были положительными. Для иммуноокрашивания Ki67 отмечалось процентное содержание положительных ядер.

Иммуногистохимический белок и экспрессию мРНК сравнивали между двумя группами опухолей с использованием точных тестов Фишера. Выполнение иммуногистохимических сигнатур для распознавания апокринных и базальноподобных опухолей было выражено с точки зрения чувствительности, специфичности и площади под кривой рабочих характеристик приемника (AUC). Данные о выживаемости, общей выживаемости (OS) и выживаемости без заболевания (DFS) оценивались с использованием оценки предела продукта Kaplan-Meier.

источник

БИФАЗНАЯ) КАРЦИНОМА

СМЕШАННАЯ ПРОТОКОВАЯ И ДОЛЬКОВАЯ

Такие карциномы характеризуются частично микроскопичес­кими признаками инфильтрирующей дольковой карциномы, час­тично — инфильтрирующей протоковой. Она выявляется доста­точно редко и ее необходимо отличать от случаев, когда две отдельные опухоли различного микроскопического строения су­ществуют рядом в одной и той же молочной железе.

Иногда в опухолевом узле или в ткани молочной железы вне карциномы обнаруживаются структуры, по форме соответству­ющие долькам, альвеолы которых построены из атипических полиморфных раковых клеток. Такие формации не следует рас­сматривать как элементы долькового рака. Принято считать, что они не что иное, как результат интраканаликулярного распрос­транения в альвеолы инфильтрирующего или неинфильтрирующего рака, и обозначаются как «канцеризация долек» (рис. 32).

Слизистый рак (муцинозный, коллоидный, желатинозный) обычно выявляется у женщин в менопаузальном периоде. Мак­роскопически опухолевый узел хорошо очерчен, крепитирует при пальпации. На разрезе имеет желеобразную консистенцию, тон­кие фиброзные прослойки, часто видны мелкие очаги кровоиз­лияний. При микроскопическом исследовании видны обширные скопления слизи с «плавающими» в ней опухолевыми клетками (рис. 33). Последние, как правило, мономорфные, мелкие, фор­мируют солидные или железистые структуры. Соотношение муцинозного и эпителиального компонентов может быть различ­ным.

Иногда слизистый рак почти целиком состоит из муцина и тогда в препарате необходимо тщательно искать опухолевые, клетки. Слизь в таких случаях внеклеточная и представляет собой один из продуктов распада коллагеновых волокон.

Иногда в одном и том же опухолевом узле выявляются мик­роскопические структуры слизистого и обычного протокового инфильтрирующего рака. В этой связи выделяют, так называе­мые, «чистые» муцинозные карциномы и «нечистые», или «сме­шанные», слизистые раки, в которых сочетаются признаки того и другого микроскопических типов. Такое подразделение обусловлено различиями прогностического характера. «Чистые» слизистые раки отличаются более благоприятным прогнозом, чем протоковые инфильтрирующие карциномы. Это проявляется очень низкой частотой регионарного метастазирования «чистых» слизистых раков, которая при опухолях менее 5 см в диаметре не превышает 2-4%. В то же время необходимо помнить, что у части больных «чистым» слизистым раком отдаленные гематогенные метастазы могут быть обнаружены через 15 лет и более после начала лечения. Это свидетельствует о необходимости постоянного наблюдения за больными слизистым раком молочной железы. Больные «смешанным» слизистым раком имеют такой же прогноз, как и при инфильтрирующем протоковом раке.

Медуллярный рак обычно выявляется у женщин моложе 50 лет. При макроскопическом исследовании определяется четко очерченный опухолевой узел с ровными контурами, плотно связанный с окружающими тканями молочной железы. На разрезе узел серого цвета, часто с мелкими кровоизлияниями и очажками некроза. Консистенция опухоли мягкая, похожая на ткань мозга (старое название — «мозговик»). Микроскопическая структура опухоли представлена обширными полями крупных полиморфных клеток с большим количеством митозов. Опухоль практи­чески не имеет соединительнотканных прослоек (рис. 34).

Постоянным микроскопическим компонентом является вы­раженная лимфоцитарная инфильтрация периферии опухоли. Иногда значительное количество лимфоцитов проникает вглубь опухоли, располагаясь между раковыми клетками.

Прогноз при медуллярной карциноме лучше, чем при обычном инвазивном раке. 10-летняя выживаемость при медуллярной кар­циноме составляет 84%, по сравнению с 63% при обычных протоковых раках. Метастазы в подмышечных лимфатических узлах выявляются часто, но обычно поражаются единичные лим­фатические узлы и их локализация ограничена нижней аксиллярной группой. Прогноз особенно благоприятен при медулляр­ной карциноме менее 3 см в диаметре и сохраняется лучшим, чем для протоковой инфильтрирующей карциномы, даже когда имеются метастазы в регионарных лимфатических узлах.

Диагноз медуллярная карцинома должен ставиться лишь в тех случаях, когда имеются все признаки, ее характеризующие (ровные контуры опухолевого узла, массивные поля полиморфных опухолевых клеток, скудные соединительнотканные прослойки и выраженная лимфоплазмоцитарная инфильтрация). Опухоли, лишенные хотя бы одной из этих черт, следует расценивать как обычные инфильтрирующие протоковые карциномы высокой степени злокачественности.

Папиллярный инвазивный рак встречается очень редко, пре­имущественно у женщин в период менопаузы. При макроско­пическом исследовании определяется четко очерченный деревя­нистой плотности серого цвета опухолевый узел, плотно спаян­ный с тканью молочной железы. Микроскопическое исследование показывает, что среди грубоволокнистой соединительной ткани располагаются неправильной формы и разной величины желе­зистые полости, сформированные раковыми клетками. В про­светы полостей выступают истинные сосочки, покрытые опухо­левым эпителием.

Метастазирует папиллярная инвазивная карцинома редко и в метастазах в регионарные лимфатические узлы, обычно, сохра­няет папиллярное строение. Прогноз инвазивного папиллярного рака значительно благоп­риятнее, чем при обычной протоковой инфильтрирующей карциноме. Иногда в одном и том же опухолевом узле выявляются стpyктуры инвазивного папиллярного рака и обычной протоковой карциномы (скиррозные, солидные и прочие структуры). Такие опухоли следует относить к инфильтративным протоковым раковым опухолям, так как прогноз в этих случаях не отличается от аналогичного показателя при банальной протоковой карциноме.

Редко инфильтрирующая папиллярная карцинома бывает представлена расположенными в строме железистыми полостями, имеющими правильную округлую или овальную форму и содер­жащими истинные сосочковые структуры, эпителий которых не имеет выраженного полиморфизма. Такие опухоли при микрос­копическом исследовании бывает трудно отличить от папилляр­ного протокового рака in situ. Главным критерием в пользу инвазивного рака является наличие определяемого при макроскопическом исследовании плотного четко очерченного опухоле­вого узла.

Тубулярный рак — редкий гистологический вариант карцино­мы молочной железы, выявляющийся у женщин как в репро­дуктивном возрасте, так и менопаузальном периоде. Средний возраст таких больных около 50 лет.

Макроскопически новообразование представляет собой опу­холевый узел твердой консистенции, неподвижный по отноше­нию к окружающим тканям молочной железы. Нередко опухоль имеет звездчатую конфигурацию и похожа на протоковый ин­фильтрирующий рак скиррозного строения. Характерной осо­бенностью опухолевого узла служат его небольшие размеры (1,5-2,5 см), что связано с медленным ростом карциномы.

Читайте также:  Базальная карцинома молочной железы

Микроскопическая картина тубулярного рака представлена мелкими железами, расположенными на значительном расстоя­нии друг от друга в обильной строме. Железы не ветвятся и не анастомозируют друг с другом. Значительная часть желез имеет угловатую форму. Эпителий желез кубический или низкий цилиндрический, располагается в один ряд. Многие клетки на апикальной поверхности имеют реснички (апокриновый тип сек­реции). Клеточные элементы, формирующие железы, мономорфны, митотические фигуры не обнаруживаются.

Миоэпителиальные клетки не определяются; базальная мем­брана отсутствует или обнаруживается в виде небольших ее фрагментов, что хорошо демонстрируется при использовании ШИК-реакции.

В просветах большинства желез не содержится продуктов секреции. В некоторых железистых структурах имеются клеточ­ные мостики, соединяющие противоположные стенки железы (рис. 35).

В значительной части (более 2/3) тубулярных карцином в опухолевом узле или вне его определяются очаги внутридолькового или внутрипротокового рака, как правило, микропапилляр­ного или криброзного типа (рис. 36).

Строма опухоли обычно богата клеточными элементами. Микрокальцификаты выявляются, примерно, в половине случаев ту­булярного рака. Количество их может быть разным, локализа­ция — как в просветах железистых структур, так и в строме опухоли.

Метастазирует тубулярная карцинома редко. Метастазы, как правило, обнаруживаются лишь в подмышечных лимфатических узлах (рис. 37) и их частота не превышает 10% от числа всех оперированных по поводу этого варианта рака. При этом наличие регионарных метастазов не является фактором, отягощающим прогноз. Тубулярный рак молочной железы характеризуется до­статочно благоприятным прогнозом. Частота рецидивирования и гематогенного метастазирования не превышает 4%. Иногда в тубулярном раке наблюдается сочетание со структурами обычной инфильтрирующей протоковой карциномы. Прогноз таких «сме­шанных» раков в значительной степени хуже, чем при чисто тубулярной карциноме. При этом преобладание тубулярного ком­понента делает прогноз лучше, чем при обычном, инвазивном протоковом раке.

Тубулярный рак иногда имитирует доброкачественное пора­жение молочной железы и, прежде всего, мелкожелезистый аденоз. Дифференциально-диагностические критерии этих процес­сов изложены в разделе, посвященном фиброкистозной болезни.

Аденокистозный рак (криброзный, цистаденоидный, цилиндрома) — редкая форма карциномы молочной железы, характе­ризующаяся очень благоприятным прогнозом. Макроскопически представляет собой опухолевый узел, не отличающийся от других форм инфильтрирующих опухолей. Как следует из названия, микроскопическое строение этой формы рака представлено кистозными формациями, заполненными криброзными («кружев­ными», солидными с круглыми отверстиями) разрастаниями из раковых клеток. Кисты, как правило, имеют неправильную форму. Они часто сочетаются с тубулярными структурами. Иногда кистозные формации имеют правильную округлую или овальную форму, а клетки, их образующие, мономорфны. Нередко на апикальных отделах клеток определяются реснички (рис. 38). В этом случае необходимо проводить дифференциальную диаг­ностику между инвазивным аденокистозным раком и неинфильтрирующей протоковой карциномой криброзного строения. На­личие макроскопически определяемого плотного узла опухоли и микроскопические проявления инвазии в жировую клетчатку свидетельствуют в пользу аденокистозного рака.

Секреторный (ювенильный) рак — редкая форма карциномы молочной железы, встречающаяся, главным образом, у девочек. Крайне редко может возникать у взрослых женщин в репродук­тивном периоде. При макроскопическом исследовании опреде­ляется четко очерченный опухолевый узел, обычно малых раз­меров. Микроскопическая картина достаточно характерна и пред­ставлена железистыми и солидными структурами, состоящими из крупных клеток с хорошо выраженной вакуолизированной цитоплазмой (рис. 39а). Значительная часть клеток имеет опти­чески пустую цитоплазму («гипернефроидного» вида). Просветы железистых структур заполнены эозинофильным ШИК-положительным секретом. Ядра, в основном, нормохромные с выра­женными ядрышками. Нередко центральная часть узла опухоли представлена гиалинизированной стромой без раковых клеток.

Прогноз благоприятный. Регионарное и отдаленное метастазирование выявляется редко.

Апокринный рак — крайне редкая форма, образованная эпи­телием апокринового типа. Опухолевые клетки крупные, имеют хорошо выраженную обильную, ШИК-положительную цитоп­лазму, содержащую эозинофильную зернистость. Ядра светлые, с хорошо выраженными ядрышками. Опухолевые клетки фор­мируют железисто-солидные или выстилают кистозные структу­ры. На апикальных концах раковых клеток нередко видны булавовидные выпячивания цитоплазмы (рис. 39б). Некоторые опу­холи представляют собой пристеночный узел в пределах кисты, выстланной доброкачественным эпителием апокринового типа. В связи с редкостью наблюдений апокринного рака достоверных сведений о его прогнозе не имеется.

Рак с метаплазией представляет собой инфильтрирующий протоковый рак, при котором наблюдаются различные варианты метапластических изменений. К их числу относится эпидермоидная карцинома — исключительно редкая опухоль молочной железы, выявляемая у женщин пожилого возраста. Мак­роскопически не отличается от обычного протокового инфильт­рирующего рака. В отдельных случаях в опухолевом узле можно увидеть центрально расположенную кисту, выполненную рого­выми массами. Микроскопически опухоль представляет собой протоковый инфильтрирующий рак с очагами плоскоклеточного строения, величина которых может варьировать в широких пре­делах. Иногда наряду с очагами высокодифференцированного плоскоклеточного рака можно наблюдать веретеноклеточные плоскоклеточные участки, непосредственно переходящие друг в друга.

В редких случаях в низкодифференцированном протоковом раке выявляются очаги хондроидного, остеоидного и даже гигантоклеточного остеокластоподобного строения.

Судить о прогнозе метапластических карцином молочной же­лезы не представляется возможным из-за малого количества наблюдений.

Липидсекретирующий рак также относится к числу редких гистологических вариантов карцином молочной железы. Он представлен солидными комплексами из крупных клеток с обильной вакуолизированной цитоплазмой, содержащей большое количество липидов (рис. 40), наличие которых следует подтвердить с помощью специальных методов окраски.

Описана, так называемая, карциноидная опухоль молочной железы (инвазивный протоковый рак с эндокринной дифференцировкой). Клиническая и макроскопическая картина при этой гистологической форме рака не отличается от таковой при обыч­ных инфильтрирующих карциномах. Карциноидный синдром не отмечается даже при распространенных формах заболевания. При микроскопическом исследовании определяются солидные гнезда мелких мономорфных клеток, разделенные фиброзными про­слойками, лентовидные и розеткоподобные структуры (рис. 41). Клетки этой формы рака содержат аргирофильные гранулы.

Воспалительный рак характеризуется клинической картиной мастита — болезненность, гиперемия, отек кожи молочной же­лезы. При макроскопическом исследовании выявляется протоко­вый инфильтрирующий рак с выраженным распространенным карциноматозом дермальных лимфатических сосудов (рис. 42). В отдельных случаях клинически определяемая воспалительная карцинома не сопровождается проникновением опухолевых кле­ток в дермальные лимфатические сосуды. И, наоборот, при распространенном карциноматозе лимфатических сосудов может не быть клинических признаков воспалительной карциномы (так называемая скрытая, «оккультная» — воспалительная карцинома). Выявление комплексов раковых клеток в лимфатических сосудах дермы, вне зависимости от наличия или отсутствия воспали­тельной реакции, является признаком, значительно ухудшающим прогноз.

Болезнь Педжета соска наиболее часто выявляется у пожилых женшин. Средний возраст больных около 50 лет, т.е. такой же, как и при других формах рака молочной железы. Болезнь Педжета характеризуется экземоподобным пораже­нием соска и протоковым раком молочной железы.

Первым клиническим проявлением болезни служат изменения кожи соска: отек, покраснение, мокнутие; могут появляться ко­рочки или чешуйки, иногда поверхностное изъязвление. В даль­нейшем эти изменения могут распространиться на ареолу и даже изредка на окружающую ее кожу. В отличие от экземы, которая протекает волнообразно, с обострениями и ремиссиями, при болезни Педжета ее проявления неуклонно прогрессируют и не реагируют на местное лечение.

При микроскопическом исследовании в эпидермисе соска или ареолы определяются крупные (значительно крупнее эпителия эпидермиса) клетки с выраженной эозинофильной светлой цитоплазмой (клетки Педжета). Ядра таких клеток полиморфны, иногда пикнотизированы. Эти клетки чаше располагаются в глубоких слоях эпидермиса, но могут лежать на разных его уровнях. Клетки Педжета могут лежать отдельно друг от друга, располагаться изолировано или в виде небольших скоплений (рис. 43). Они никогда не проникают в дерму. Такие клетки могут быть обнаружены в выводных протоках и придатках кожи. Иногда в цитоплазме клеток Педжета выявляются гранулы ме­ланина — признак, который может привести к ошибочной ди­агностике меланомы. Вероятно, меланин перемешается в опухо­левые клетки Педжета из близлежащих меланоцитов путем цитокринии.

Иммуногистохимически опухолевые клетки Педжета экспрессируют ЕМА, мембранный антиген глобул молочного жира, СЕА (при использовании поликлональных антител), кератин низко­молекулярной массы и инволюкрин.

В начальной стадии болезни эпидермис представляется мало дезорганизованным и сохраняет типичное подразделение на слои (стратификацию). В дальнейшем эпидермис расширяется, появ­ляются акантотические тяжи. Часто возникают нарушения стра­тификации разной степени, вплоть до картины, соответствующей тяжелой дисплазии. Иногда появляется клеточный и ядерный полиморфизм, что в сочетании с выраженным нарушением стра­тификации напоминает карциному in situ.

Зависимости между количеством клеток Педжета и степенью дезорганизации эпидермиса не выявляется. Число клеток Пед­жета при нарастании дезорганизации эпидермиса в одних случаях может уменьшаться, в других увеличиваться.

Иногда в акантотических тяжах могут возникать полости, ограниченные одним слоем эпителиальных клеток (рис. 44), в результате чего возникают железистоподобные форма­ции.

По мере развития болезни в дерме усиливается лимфоцитарная и плазмоклеточная инфильтрация.

Болезнь Педжета соска почти всегда сочетается с протоковым инфильтрирующим раком молочной железы.

Последний может локализоваться в любом квадранте молоч­ной железы, исходить из средних и даже мелких протоков и не иметь видимой связи с соском или ареолой. Имеются сведения о малочисленных случаях возникновения долькового рака при болезни Педжета соска.

Столь частое сочетание болезни Педжета соска и рака мо­лочной железы дает основание ряду авторов говорить о сущес­твовании болезни Педжета молочных желез. При этом выявляемые в эпидермисе клетки Педжета, не будучи раковыми, служат маркером расположенной в глубине ткани молочной железы карциномы. В связи с этим, при обнаружении в эпи­дермисе соска клеток Педжета необходима мастэктомия, даже если карцинома в молочной железе не выявляется при клини­ческом обследовании.

В описании макропрепарата и гистологическом заключении должна быть подробно охарактеризована карцинома молочной железы, что является основанием для дальнейшего выбора ра­ционального метода комплексной и комбинированной терапии.

Дата добавления: 2015-05-09 ; Просмотров: 7308 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

источник

При апокриновом раке более 90% опухолевой массы составляют клетки с признаками апокринизации.

Нужно отметить, что данная форма не имеет практического значения, а только теоретический интерес.

Апокриновый рак не имеет особенностей клинического течения и прогноза.

Частота выявления рака зависит от метода исследования. При использовании световой микроскопии колеблется в пределах 0,3-4%, при электронном микроскопическом исследовании — 0,4%. При использовании иммуногистохимического маркера анти-GCDFP-15 частота выявления составляет 12-72%.

Апокриновый рак может быть представлен двумя типами клеток: А и В. Клетки типа А — крупные, с выраженной монотонной эозинофильной цитоплазмой, их ядра крупные, светлые, похожие на клетки зернисто-клеточной опухоли.

Клетки типа В подобны клеткам гистиоцитарно-макрофагального происхождения и клеткам сального (sebaceous) рака. Отличие клеток от рака последнего типа заключается в отсутствии мелких светлых вакуолей липидов, цитоплазма апокринового рака монотонно светлая.

Представляет большой интерес иммунопрофиль апокринового рака. Позитивная реакция с антителом GCDFP-15 сочетается с отсутствием рецепторов эстрогена и прогестерона. Хотя ER мРНК в избытке содержится в ядрах опухолевых клеток, сам белок в большинстве случаев не продуцируется. Апокринный рак в 97% случаев имеет рецепторы андрогенов.

Под термином «метапластический рак» объединяют гетерогенную группу опухолей, для которых характерно наличие участков опухоли различного строения: аденокарциномы, плоскоклеточной карциномы, опухоли из веретеновидной клетки, участков мезенхимальной дифференцировки.

Метапластические карциномы составляют менее 1% всех инвазивных раков молочной железы (РМЖ). По имеющимся данным средний возраст больных 55 лет.

Клинические признаки данной опухоли не отличаются от инвазивной протоковой карциномы. В большинстве случаев отмечают хорошо отграниченную опухоль размером 3-4 см, однако существуют образования более 20 см, которые могут смещать сосок и изъязвлять кожу. На маммограмме большинство случаев рака метапластического типа выглядит в виде четко очерченного узла, иногда с микрокальцинатами.

Опухоль плотная на ощупь, хорошо отграничена от окружающей ткани. Зоны с плоскоклеточной или хондроидной дифференцировкой на поверхности разреза серого цвета, блестящие. В толще больших плоскоклеточных опухолей может находиться одна большая киста или несколько мелких (фото 80).


Фото 80. Внешний вид злокачественной листовидной опухоли, содержащей малигнизированный эпителиальный и стромальный компоненты

В зависимости от морфологического строения метаплacтические карциномы разделяют на подтипы: плоскоклеточный рак, аденокарпинома с веретеноклеточной метаплазией, аденосквамозная (железисто-плоскоклеточная) карцинома, смешанная эпителиально/мезенхимальная метапластическая карцинома, высокодифференцированная железисто-плоскоклеточная карцинома и другие.

Метапластическая плоскоклеточная карцинома молочной железы полностью построена из малигнизированного плоского эпителия с признаками ороговения или без них. Как и в других органах, плоскоклеточный рак может быть представлен веретенообразными клетками (фото 77, 78). Однако для установления диагноза необходимо исключить рак кожи или метастаз плоскоклеточного рака.


Фото 77. Метапластический рак. Видны очаги плоскоклеточной метаплазии с ороговением. Гематоксилин-эозин, х 100


Фото 78. Метапластический рак. Опухоль из веретенообразных клеток с очагами плоскоклеточной метаплазии. Гематоксилин-эозин, х 100

Плоскоклеточный рак молочной железы делят на фенотипы: крупноклеточный ороговевающий, неороговевающий, веретеноклеточный и акантотический. Возможны комбинации этих типов. Наиболее высокодифференцированные клетки часто ограничивают кистозные полости, в ходе распространения опухолевых клеток в окружающую строму эти клетки принимают всретеновидную форму и теряют черты, характерные для плоского эпителия.

В участках веретеноклеточной карциномы нередко отмечают пролиферацию стромальных клеточных элементов. Степень дифференцировки плоскоклеточной карциномы молочной железы зависит в основном от ядерной атипии.

При веретеноклеточном и акантотическом вариантах рака необходимо иммуногистохимическое подтверждение их эпителиальной природы. Эпителиальные опухолевые клетки дают позитивную реакцию с высокомолекулярными цитокератинами (СК5 и CK34betaE12), но негативную с маркерами сарком. Практически во всех метапластических карциномах молочной железы не выявляют рецепторов эстрогена и прогестерона (фото 77-79).

Аденокарцинома с веретеноклеточной метаплазией — это инвазивная карцинома с выраженной веретеноклеточной трансформацией (фото 79). Веретеновидныс клетки скорее всего образуются из железистого эпителия. Эту опухоль диагностируют главным образом у жен-шин в постменопаузальный период.


Фото 79. Метапластический рак. Опухоль из веретенообразных клеток. Гематоксилин-эозин, х 100

Опухоль состоит из тубулярных структур аденокарциномы, смешанных с опухолевыми веретеновидными клетками. Всретеновидные клетки имеют позитивную реакцию с эпителиальными маркерами, в том числе с цитокератином 7, но не с цитокератинами 5 и 6 или другими маркерами плоскоклеточной и миоэпителиальной дифференцировки.

Аденосквамозная (железисто-плоскоклеточная) карцинома — инвазивная карцинома с зонами хорошо развитых трубчато-железистых образований и широко распространенными солидными гнездами плоского эпителия.

Участки плоскоклеточной дифференцировки отмечали в 3,7% случаев инвазивной протоковой карциномы молочной железы, однако большая доля плоскоклеточной карциномы в опухолевой массе отмечается редко. Плоскоклеточный компонент, как правило, ороговевающий, однако зоны с выраженным ороговением могут соседствовать с участками неороговевающего рака.

Читайте также:  Андрогенозависимая карцинома молочной железы у мужчин

Плоскоклеточный компонент дает отрицательную реакцию с антителами, выявляющими рецепторы эстрогена и прогестерона, в то время как протоковый компонент этих опухолей чаще позитивную.

Высокодифференцированная железисто-плоскоклеточная карцинома — это вариант метапластической карциномы, морфологическое строение которой похоже на аденосквамозную карциному кожи. Поэтому этот тип рака некоторые авторы классифицировали как сирингоматозную плоскоклеточную опухоль. Другие авторы обозначали ее как инфильтративную сирингоаденому с часто рецидивирующим после локального иссечения течением.

Возрастной диапазон заболевания широк. Опухоль, как правило, выявляют в виде небольшой пальпируемой массы размером от 5 до 80 мм.

Данный тип опухолей состоит из мелких железистых и солидных структур эпителиальных клеток, расположенных в веретеноклеточном стромальном компоненте. Соотношение всех этих компонентов отличается от случая к случаю. Солидные гнезда клеток могут содержать плоские клетки, роговые «жемчужины» или кистозные образования из плоских клеток.

Строма построена из бледных веретеновидных клеток. Стромальный компонент может содержать значительное количество коллагена, быть гиалинизированным, иметь клеточное строение, изредка выявляют фокусы хрящевой и костной ткани.

Высокодифференцированную железисто-плоскоклеточную карциному могут диагностировать в ассоциации с центральной склерозирующей пролиферацией (типа радиального рубца), склерозирующими папиллярными поражениями или склерозирующим аденозом.

Частота протоковой аденокарциномы in situ, ассоциированной с высокодифференцированной железисто-плоскоклеточной карциномой, вариабельна. Эти опухоли редко экспрессируют рецепторы эстрогена.

Аденосквамозный рак, как правило, имеет очень хороший прогноз, но в ряде случаев может давать рецидивы, что связано с неадекватностью локального иссечения. Метастатическое поражение лимфатических узлов отмечают редко.

Смешанные эпителиально-мезенхимальные метапластические карциномы (карцинома с остеоидной метаплазией, карцинома с хондроидной метаплазией, карциносаркома)

Это большая группа опухолей, для которых характерна смесь инфильтративной карциномы с гетерологическими мезенхимальными элементами в виде участков хрящеобразования, а также с костной мышечной, жировой, фиброзной дифференцировкой. Термин «карциносаркома» используют в случаях озлокачествления мезенхимального компонента. Определение степени злокачественности базируется на ядерных признаках и в меньшей степени на признаках цитоплазмы (фото 80-84).


Фото 81. Смешанная эпителиально-мезенхимальная опухоль с участком рабдоидной дифференцировки. Гематоксилин-эозин, х 100


Фото 82. Смешанная эпителиально-мезенхимальная опухоль, рабдоидная дифференцировка. Экспрессия Myogenina (клон F5D, производство DAKO). Иммуногистохимическое окрашивание, система визуализации EnVision, хромоген DAB. Отмечается позитивное окрашивание ядра опухолевых клеток, что характерно для РМЖ, х 200


Фото 83. Смешанная эпителиально-мезенхимальная опухоль, участок с остеогенной дифференцировкой. Гематоксилин-эозин, х 100


Фото 84. Карциносаркома молочной железы. Гематоксилин-эозин, х 100

Верстеноклеточные элементы часто экспрессируют цитокератины, хондроидные элементы белок S-100, однако могут отмечать коэкспрессию цитокератинов. Гладкомышечный актин в этих опухолях не выявляют. Как правило, рецепторы эстрогена и прогестерона как в участках аденокарциномы, так и мезенхимальной дифференцировки отсутствуют.

В случаях низкой дифференцировки карциносарком мезенхимальный компонент теряет любую иммунореактивность.

Дифференциальную диагностику между различными вариантами сарком и карциносаркомой проводят с помощью иммуногистохимических исследований.

Ангиосаркома по морфологическому строению похожа на веретеноклеточную плоскоклеточную карциному, однако наличие участков сквамозной дифференцировки облегчает диагностику. Наличие участков эпителиальной опухоли подтверждает негативная реакция с сосудистыми эндотелиальными маркерами (CD34, CD31) и позитивная — с цитокератинами.

Плоскоклеточную и железисто-плоскоклеточную карциному следует отличать от плеоморфной карциномы, для которой характерна смесь любого вида роста с большим количеством причудливых гигантских клеток; это важно, так как плеоморфная карцинома более агрессивна, чем любая разновидность плоскоклеточной или железисто-плоскоклеточной карциномы молочной железы.

Аденокарциному с хондроидной дифференцировкой нужно отличать от плеоморфной аденомы. Последняя неизменно имеет миоэпителиальный компонент (который иногда может доминировать), растущий вокруг пространств, ограниченных доброкачественными эпителиальными клетками. Миоэпителиальные клетки не определяют в аденокарциномах с хондроидной дифференцировкой.

Большинство известных метапластических карцином имели размер более 3-4 см. Метастазы в регионарных лимфатических узлах выявляли относительно редко. В подмышечные лимфатические узлы метастазируют приблизительно 10-15% опухоли с плоскоклеточной метаплазией, около 19-25% с костно-хрящевой. Отдаленные метастазы отмечены в 21 % случаев смешанной эпителиально-мезенхимальной метапластической карциномы.

Метапластические карциномы в лимфатических узлах сохраняют кроме участков рака и очаги метаплазии, как и в первичной опухоли.

Карциносаркомы очень агрессивные опухоли. При этом эпителиальный и мезенхимальный компоненты опухоли могут метастазировать как совместно, так и поодиночке.

5-летняя выживаемость больных карциносаркомами с костно-хряшевой дифференцировкой составляет 28-68%. Выживаемость больных с верстеноклеточной или плоскоклеточной карциномой составляет 5 лет в 63% случаев. Вовлечение лимфатических узлов в опухолевый процесс всегда связано с более агрессивным клиническим течением.

Среди плоскоклеточных карцином акантотический вариант является самым агрессивным.
На сегодня существует недостаточно информации об эффективности лечения метапластических карцином.

Л.М. Захарцева, М.В. Дятел, А.В. Григорук

источник

Диагноз рака апокринных потовых желез устанавливается на основании результатов гистологического исследования. Основные трудности гистологической диагностики заключаются в различии между раком апокринных и раком ккринных потовых желез, при этом следует учитывать локализацию, гистологические и иммуногистохимические характеристики опухолей, особенности их течения, тип секреции и т.д. В то же время следует помнить, что некоторые новообразования потовых желез имеют промежуточные признаки или являются недифференцированными, что осложняет их четкое разделение на группы апокринного и эккринного происхождения. Примерами смешанных опухолей являются себокринная аденома, себоциома и поромаподобная аденома придатков кожи. Классификации отдельных опухолей помогают данные энзимной гистохимии, иммуногистохимии и электронной микроскопии. В частности, рак апокринных потовых желез часто содержит неопластические клетки с обильной зернистой эозинофильной цитоплазмой; почти в 30% случаев он позитивно окрашивается на железо. Эккринные раки никогда не окрашиваются положительно на железо, однако содержат ШИКположительные диастазорезистентные гранулы. Опухолевые клетки при эккринных раках, в отличие от рака апокринных потовых желез, имеют значительно меньшие размеры, они слабоэозинофильные, а клетки протоков — слабобазофильные .

Дифференциальный диагноз рака апокринных потовых желез также проводится с келоидом, гемангиомой, меланомой, эпидермоидной кистой, дерматофибромой, лимфомой, плоскоклеточным раком кожи, базалиомой, нейроэндокринным раком, саркомой Капоши, метастазами рака внутренних органов. Например, дуктальный рак потовой железы с локальной миоэпителиальной дифференцировкой может иметь сходство с раком носоглотки, а папиллярный рак потовой железы — с кожными метастазами рака яичников. Перстневидноклеточный рак гистологически сходен с метастазами рака молочной железы, желудка или кишечника. Дифференциальный диагноз во всех перечисленных случаях проводится с использованием иммуногистохимических и электронно-микроскопических исследований. Для дифференциальной диагностики с раком молочной железы, метастазировавшим в подмышечную область, используют маммографию и окрашивание биоптата на рецепторы к эстрогенам и прогестерону.

Течение апокринной аденокарциномы. Около 30-50% дуктопапиллярных раков апокриновых потовых желез метастазируют, в первую очередь лимфогенно, а в 48-50% случаев — гематогенно. Наиболее часто метастазируют дуктопапиллярные раки век, что обусловлено хорошей васкуляризацией этого региона. Метастазирование обычно происходит в региональные лимфатические узлы, а из них — во внутренние органы, в первую очередь в легкие, реже в печень, кости и мышцы.

Местные рецидивы после хирургического лечения рака апокринных потовых желез встречаются часто, в 80% случаев. Для снижения риска их развития необходим контроль операционного края.

Прогноз при раке апокринных потовых желез не анализировался отдельно от других раков потовых желез, при которых регионарные метастазы имели место в 85% случаев, отдаленные метастазы — в 31%. Десятилетняя продолжительность безрецидивного течения при отсутствии метастазов в лимфатические узлы составляла 56%, а при их наличии — только 9%. Риск метастазирования и летального исхода зависит от гистологических особенностей опухоли: 5-летняя выживаемость отмечена почти у 70% пациентов с высокодифференцированным раком и ни в одном случае — у пациентов с низко- и недифференцированным.

Лечение апокринной аденокарциномы — хирургическое удаление опухоли в широких пределах, нередко с последующей пластикой. При опухолях в области век, губ, носа, кончиков пальцев используют микрографическую операцию по Mohs. В профилактических целях показано удаление региональных лимфатических узлов. Химиотерапия (циклофосфамид, доксорубицин, флуороурацил, цисгшатин, блеомицин) недостаточно эффективна. Большинство опухолей радиорезистентно.

— Вернуться в оглавление раздела «Дерматология»

источник

Удаление груди — нередко болезненный вопрос для женщины с раком молочной железы. Однако избавляться от пораженного органа целиком нужно далеко не всегда. Иногда грудь можно сохранить, убрав только опухоль.

Не всегда нужно удалять и подмышечные лимфоузлы. Даже если вам показано удаление молочной железы, у вас есть возможность бесплатно и единовременно сделать реконструкцию — установить имплантаты по квоте.

Вместе с врачами-онкологами, резидентами Высшей школы онкологии Александром Петрачковым и Анной Ким мы сделали подробный разбор темы.

Онкологическая хирургия молочной железы делится на два вида:

  1. удаление всего органа (органоуносящая операция);
  2. удаление только части органа (органосохраняющая операция).

Мастэктомия — это удаление молочной железы целиком. Единых показаний для ее удаления нет.

Однако обычно мастэктомию проводят, если есть:

  • внутрипротоковая карцинома, которая занимает почти всю железу;
  • несколько очагов. Грубо говоря, вырезать несколько кусков ткани нецелесообразно;
  • желание пациентки (в том числе при совмещении с реконструкцией молочной железы);

Важно! Удаление опухоли или всей железы при метастатическом раке груди нецелесообразно! Это возможно только при наличии осложнений со стороны первичной опухоли.

Да. Чем ниже стадия, тем более щадящие варианты мастэктомии могут быть. Например, возможно полное сохранение всей кожи и соска, а вместо удаленной железы ставится имплантат.

При необходимости реконструкция проводится в несколько этапов — ставится временный имплантат, расширяется и заполняется водой. Затем он растягивает кожу, создавая объем для новой молочной железы. После этого хирург меняет протез на постоянный с силиконом.

Это дискуссионный вопрос. Сейчас считается, что необходимо удалять только клинически позитивные узлы или когда сигнальные лимфоузлы не обнаруживаются. Удаление лимфоузлов действительно снижает количество рецидивов, но качество жизни пациентки может сильно снизиться.

Раньше полная подмышечная лимфодиссекция была популярной операцией, когда онкология была более радикальной. Сейчас от этого подхода уходят. Многие зарубежные исследователи считают удаление лимфоузлов стадирующей операцией. Она нужна, чтобы понять, насколько распространилось заболевание, и выбрать тактику лечения.

Сейчас ее должны делать в следующих случаях:

  • при пораженных сигнальных лимфоузлах,
  • при выраженных клинических показаниях, когда до начала лечения есть пораженные лимфоузлы и они не исчезают после химиотерапии.

Вообще я о таких прецедентах слышал. Но есть правила, как обязан себя вести онколог — он должен обсуждать все возможные варианты с пациенткой. Органосохраняющая операция и мастэктомия обладают схожей эффективностью.

Выбирать, что ей будут делать, будет только пациентка. Если мы видим небольшую опухоль, то мы предлагаем оба варианта.

Женщины бывают разные. Они хотят разных вещей и по-разному относятся к своему организму, телу. Кто-то очень боится рака и настроена еще до визита к врачу все удалить, не всегда врач может переубедить.

Такие прецеденты должны уйти в прошлое, потому что сам пациент должен решать, что ему больше нужно, если врач не видит препятствий со стороны своих возможностей и онкологических познаний.

Частные клиники общего профиля также занимаются реконструкцией после удаления железы. Однако клиники эстетической медицины специализированно занимаются эстетической хирургией — подтяжкой и увеличением молочных желез.

Эстетикой с точки зрения реконструкции занимаются в основном в государственных крупных центрах. Эти операции входят в раздел государственного финансирования. Можно получить операцию по квотам, государство их оплатит.

Чаще всего имплантаты производятся в Америке. Сейчас стали появляться протезы из Кореи, Мексики, Германии и других стран. Какой имплантат достанется пациентке — зависит от того, что разыграно в тендере. Протезы пока не подвергаются импортозамещению.

Они все схожего хорошего качества, стерилизованы и запечатаны. По факту разницы между ними нет — такие же используют в частных клиниках пластической хирургии.

  1. Лимфорея (когда копится жидкость после имплантации) — необходимо пунктировать или дренировать;
  2. Кровотечения;
  3. Протрузии имплантатов (когда имплантат продавливает кожу на месте шва). От этого никто не застрахован, но наибольшие риски есть у пациенток после лучевой терапии — кожа истончается, нарушается ее кровоснабжение и риск осложнений увеличивается.
  1. липосакция, когда забирается собственная жировая ткань в шприцы и потом она пересаживается;
  2. использование лоскута из жировой ткани с сосудами.

Это разные по принципу операции и разные по результату, потому что лоскут позволяет сделать единомоментно полный объем молочной железы. Что же про липофилинг, то это, как правило, не больше 100-200 мл за один сеанс, а это редко когда позволяет полностью восстановить ткань молочной железы.

Органосохраняющие операции предполагают просто удаление опухоли из органа. Формат выполнения зависит от того, насколько большая зона удаляется и насколько женщина хочет косметически восстановить железу.

Можно ограничиться только удалением опухоли:

  • без пластики (с незначительной деформацией, не влияющей на качество жизни);
  • с пластикой лоскутами, восполняющими форму и объем (со спины, живота);
  • с онкопластикой — маскировкой операции под обычную пластическую операцию с помощью перемещения тканей. Это нужно тем, кто хочет неплохой косметический результат (если есть возможность сделать органосохранную операцию).

Если врач предлагает лоскутные пластики, то это тоже может быть исполнено в двух вариантах:

  1. если удалена кожа, то мы берем лоскут с других частей тела с кожей;
  2. если кожа не удалена, то мы можем взять только жир и эта операция часто эстетически выигрышная. Однако она технически сложная: занимает порой 7-8 часов, имеет немало осложнений и мало кто владеет навыками таких операций сейчас.

Показания для органосохраняющей операции — это ранние стадии — T1-T2 (в зависимости от вида новообразования), в том числе после предоперационной химиотерапии.

Фактически, органосохраняющую операцию можно выполнить и при большой опухоли (больше 5 см), просто от органа ничего не останется. Поэтому при больших опухолях мастэктомия целесообразнее.

Примечание: после органосохраняющей операции женщине всегда показан курс (или несколько) лучевой терапии. Теоретически, можно сделать органосохраняющую операцию и на 3-4 стадии, но это необходимо обсудить с врачом. Все зависит от того, какая опухоль у пациентки.

Когда размер опухоли 5 см и больше — в любом случае уйдет большая часть железы и называть операцию органосохраняющей будет уже неразумно. Почему назначается химиотерапия до операции?

Одна из причин — возможность прооперировать органосохранно. Чем меньше размер опухоли, тем меньший объем ткани нужно удалять и тем легче проходит операция. При органосохраняющих операциях можно сделать онкопластику — замаскировать операцию по резекции железы под пластическую операцию. Это будет выглядеть как подтяжка, хотя на самом деле у женщины удалили злокачественную опухоль.

Читайте также:  Чем лечить карциному молочной железы

Радикальная резекция не всегда обеспечивает лучший косметический результат по сравнению с мастэктомией.

Лучевая терапия нужна всегда, после нее может много эстетических нюансов:

  • истончение кожи
  • излишняя пигментация кожи
  • сокращение рубцов
  • деформация кожи от лучевого ожога.

К сожалению, все эти эффекты могут помешать эстетическому результату. Но это не отменяет то, что лучевая терапия всегда нужна после органосохранных операций.

Регионы и крупные города уже подтягиваются к Москве и Питеру. А столица и Петербург оперируют на том же уровне, что и западные коллеги. Сейчас общая тенденция – уменьшать объем операций, не делать сверхрадикальных вмешательств, то есть с удалением мышцы.

Если говорить о том, что происходит вне областных центров, то там до сих пор встречаются сверхрадикальные операции. Нужно понимать, что необходимость удаления всей опухоли — это столп всей онкохирургии

Обязательно сначала спросите врача: «Могу ли я сохранить грудь? Если нет, какие есть варианты реконструкции?»

Задача врача — обеспечить полной информацией. Он также должен обеспечить безопасность вмешательства — как онкологического, так и эстетического.

Пациентка приходит к своему онкологу, зная о своей стадии, желании удалить новообразование, страхах. Если она живет далеко и для нее будет проблематично наблюдаться после реконструкции, ей также нужно сказать об этом врачу. Если вы не уверены в своем враче, напишите другим врачам и уточните все.

  • На какой стадии заболевание?
  • Насколько это злокачественная опухоль, требует ли это дополнительного лечения?
  • Какой размер опухоли?
  • Перечислите симптомы: боли, втянутый сосок, гусиная кожа, покраснение и другие поражения кожи.

Все это может послужить критерием к вмешательству и стоит все это задавать своему врачу. Также стоит уточнить, возможна ли реконструкция.

Сохранить грудь — это технически даже проще, чем удалить полностью молочную железу. Однако пока не все и не везде могут делать реконструкции. Обычно происходит так, потому что немногие могут этому обучиться.

Такое бывает из-за дорогого обучения, у кого-то больница не может обеспечить оборудованием, в том числе протезами.

источник

Новообразование молочной железы, характеризующееся изменением данного органа на уровне клеток и имеющее высокую степень злокачественности, называется карцинома молочной железы. Происходящие изменения в молочной железе ведут к неконтролируемому размножению и почти абсолютному бессмертию клеток, которые выстилают протоки железы и их дольки.

Молочная железа состоит из около 20 долей, располагающихся секторально. Форму груди создает жировая ткань, которая покрывает эти доли. В каждой большой доле имеется множество более мелких долек, оканчивающихся железами, секретирующими молоко при стимуляции гормонами. Клетки, из которых состоит грудь, упорядоченно размножаются – на смену погибшим клеткам образуются новые.

При развитии рака это размножение происходит бесконтрольно, старые клетки не отмирают, клеток становится в разы больше нормы. Кроме этого, в процессе данной жизнедеятельности они выделяют повышенное количество патогенных веществ, которые негативно сказываются на общем состоянии всего организма. Клетки рака начинают формировать метастазы в других органах, где также образуются очаги карциномы с подобным микроскопическим строением.

Местом начала карциномы груди обычно становится молочная долька (дольковая карцинома) или проток, путь вывода молока (протоковая карцинома). Также может развиться бифазная карцинома груди, когда микроскопические свойства объединяют протоковую и дольковую инвазивные формы.

От других форм рака карциному груди отличает агрессивное протекание патологии, быстрый рост опухоли и очень раннее метастазирование, часто поражающее важнейшие системы жизнедеятельности организма (к примеру, головной мозг). Заболевание чаще поражает женщин среднего и старшего возраста. Данная патология имеет предрасположенность к быстрому распаду конгломерата – это способствует появлению целого ряда болезней.

Карцинома груди (код по МКБ 10 – С50) делится на основные подтипы в зависимости от генетических нарушений:

  • люминальная А. Этот тип наиболее часто встречающийся, относится к менее агрессивным, имеет благоприятный прогноз. Хорошо реагирует на лечение гормонами. Риск возникновения повышается с возрастом;
  • люминальная B — схожа с подтипом A, но не с таким благоприятным прогнозом;
  • базальная. Считается агрессивным подтипом, имеет высокую частоту деления клеток, возникает обычно после 40 лет;
  • ЭФР 2-положительная. Встречается довольно редко, очень агрессивная, чаще возникает до 40 лет.

Карцинома груди также делится на следующие виды:

  • инвазивная протоковая (дуктальная). Эта опухоль склонна к мигрированию по лимфопутям. Чаще всего диагностируется в 40-50 лет;
  • инфильтративная дольковая (лобулярная) — диагностируется в 15% случаев распространяющейся опухоли;
  • муцинозная. Этот вид встречается менее чем в 5% случаев патологии;
  • медуллярная (аденогенная). Этот вид чаще встречается у молодых пациенток, диагностируется в 5% случаев;
  • болезнь Педжета. Этот вид карцином неспецифического типа появляется обычно после 60 лет и встречается в 4% всех случаев;
  • папиллярная и микропапиллярная формы карцином — обнаруживаются чаще после 60 лет и составляют 1-2% случаев.
  • тубулярная. Она возникает в 1-2% случаев всех злокачественных новообразований груди;
  • метапластическая. Диагностируется редко, чаще после 60 лет и больше присуща представительницам негроидной расы.

Разница карцином инвазивных и неинвазивных заключается в том, что в первом варианте раковые клетки проникают за границы долек или протоков в близлежащие ткани. Они способны попадать в лимфатические узлы и распространяться по всему организму, формируя метастазы.

Инвазивную (инфильтративную) форму называют маститоподобной онкологией. У нее нет выраженных, правильных границ, увеличение ее размера происходит хаотично, и она делится на следующие подвиды: протоковая, дольковая, тубулярная, рак Педжета.

При неинвазивной карциноме распространение на окружающие ткани еще не произошло, эту форму называют раком in situ («на месте»). После распространения она переходит в инвазивную форму рака.

Для оценивания степени агрессивности существует гистологическая классификация, где применяется обозначение g (Х-4). Здесь gX значит, что структура клеток определяется сложно, g1 — опухоль высокодифференцированная, g2 – умеренно дифференцированная, g3 — низкодифференцированная, g4 – опухоль не дифференцируется.

* Только при условии получения данных о заболевании пациента, представитель клиники сможет рассчитать точную цену на лечение.

Выделяют пять стадий протекания заболевания. Из-за скоротечности процесса часто стерта грань перехода одной стадии в другую:

  • 0 стадия — представляет собой начальный этап развития опухоли. Симптоматика совершенно отсутствуют, постановка диагноза возможна лишь при глубоком обследовании пациентки;
  • 1 стадия — размер опухоли – не больше 1,5 см, новообразование неподвижно, имеет границы. Внешние признаки патологии отсутствуют, метастазы не наблюдаются;
  • 2 стадия — новообразование увеличивается в размерах в несколько раз. Опухолевые клетки поражают подмышечные лимфоузлы, вероятно появление метастазов. Симптоматика ярко выраженная.
  • 3 стадия — опухоль прорастает в опоясывающие ткани, процесс метастазирования идет очень активно и практически неконтролируем. Лечить карциному на этой стадии малоэффективно, возможны рецидивы заболевания. Происходит сильное воспаление лимфоузлов, иммунитет сильно снижен.
  • 4 стадия — является завершающей, в этом случае любой вид лечения малоэффективен и способен только увеличить продолжительность жизни пациентки. На данном этапе опухолью поражен весь орган, симптоматика тяжелая, метастазы прорастают во все значимые органы и системы организма.

На появление данной карциномы могут повлиять следующие факторы:

  • пол и возраст. Пик появления инвазивной карциномы приходится на два возраста – 50 и 70 лет. Низкодифференцированная карцинома возникает у более молодых женщин. Опухоли, имеющие высокую чувствительность к гормонам, развиваются медленно и диагностируются в старшем возрасте.
  • наследственный фактор. При наличии такой опухоли у кровных родственников риск появлении опухоли у женщины возрастает в разы.
  • раннее менархе (первая менструация) и раннее окончание менструаций;
  • отсутствие детей или первая беременность после 30 лет;
  • высокий уровень женских гормонов (к примеру, эстрадиола);
  • применение оральных контрацептивов;
  • использование заместительной гормонотерапии в постменопаузе. Риск возрастает при продолжительном употреблении препаратов. Наиболее высок он для следующих форм – смешанная, дольковая, протоковая (дуктальная) карциномы. А использование эстрогенов в постменопаузе после удаления матки способствует незначительному снижению риска;
  • заболевания молочной железы. В случае перенесенной инвазивной карциномы неспецифического типа возрастает риск возникновения опухоли в другой железе;
  • неправильное питание;
  • гиподинамия, отсюда — лишний вес, неправильный образ жизни в целом;
  • вредные привычки (курение – активное и пассивное, употребление алкоголя);
  • воздействие на организм пестицидов, пищевых эстрогенов, ионизирующей радиации;
  • лечение методом лучевой терапии других опухолей;
  • стрессовые ситуации, вследствие чего возможно снижение иммунитета;
  • различные травмы (удары, ожоги, переохлаждение).

Видео по теме:

Первоначальным признаком появления карциномы молочной железы считается уплотнение в груди.

Среди начальных признаков карциномы присутствуют следующие:

  • наличие плотного узла в железе;
  • подвижность узла ограничена, а при сдвигании кожи наблюдается ее втяжение под новообразованием;
  • в подмышечной впадине наблюдаются округлые образования;
  • болезненные ощущения в зоне груди или подмышкой, не имеющие отношения к менструальному циклу;
  • сильное покраснение кожи, вид «апельсиновой корочки», изъязвление;
  • в околососковой зоне возможны высыпания;
  • появляется ощущение утолщения тканей груди;
  • выделения из соска, иногда кровянистые;
  • нарушение формы области соска, его втяжение;
  • изменение формы груди и ее размера;
  • шелушение кожного покрова ареолы и железы.

Клинические проявления выражаются присутствием за соском плотного образования, рано прорастающего сквозь кожный покров и способного изъязвляться. В качестве методов терапии применяют хирургическую операцию, облучение, метод химиотерапии.

При обнаружении во время самоосмотра одного из признаков заболевания, женщине следует обратиться к врачу для более детального обследования. Для постановки диагноза проводятся следующие процедуры:

  • личный осмотр специалистом;
  • маммография (рентгенологическое исследование) применяется для скрининга карциномы пациенткам в возрасте от 40 лет. Также проводят дуктографическое исследование — еще один из вариантов маммографического обследования, который определяет расположение очага патологии, ее форму и границы;
  • МРТ. Она способна определить стадию болезни и уровень поражение лимфоузлов и органов;
  • УЗИ. До 40 лет у женщин оно более информативно, способно отличить карциному от прочих новообразований, к примеру, кисты;
  • биопсия. Для увеличения точности диагностики берут образцы ткани из нескольких зон опухоли;
  • анализ крови. С его помощью определяется вид карциномы, ее стадия и степень поражения главных систем жизнедеятельности;
  • анализ мочи;
  • анализ на онкомаркеры.

* Только при условии получения данных о заболевании пациента, представитель клиники сможет рассчитать точную смету на лечение.

При выборе метода терапии принимают во внимание такие факторы:

  • вид карциномы;
  • стадия развития опухоли (ее распространенность и наличие метастазов);
  • чувствительность опухолевых клеток к гормонам;
  • общее состояние здоровья и возраст пациентки.

Среди методов терапии карциномы молочной железы наличествуют такие виды:

  • хирургическое вмешательство;
  • химиотерапия;
  • биотерапия (таргетные медикаментозные препараты целенаправленного действия);
  • лучевое лечение (радиотерапия);
  • гормонотерапия.

Хирургическое вмешательство бывает следующих видов:

  • лампэктомия — иссечение опухоли и некоторого участка здоровой ткани около новообразования. Этот метод применяется при небольшом размере опухоли. Подобное хирургическое вмешательство считается органосохраняющей операцией;
  • мастэктомия — эта операция предполагает удаление груди. При простой форме хирургического вмешательства происходит также иссечение долей и протоков, некоторых участков жира, части соска и кожного покрова. При расширенном хирургическом вмешательстве удаляют также подмышечные лимфоузлы и часть мышц;
  • биопсия узла — это хирургическое иссечение одного из лимфоузлов и диагностирование в нем раковых клеток. При их диагностировании возможно выполнение подмышечной лимфодиссекции (удалении всех лимфоузлов подмышечной области);
  • реконструктивная хирургия груди — это несколько операций, которые направлены на реконструкцию первоначальной формы груди, возможно проведение одновременно с мастэктомией с применением имплантов.

Диффузные формы рака (панцирная, маститоподобная, отечно-инфильтративная) относятся к неоперабельным формам карциномы молочной железы. В этом случае применяют радиотерапию (лучевую терапию). Также метод лучевой терапии применяется после хирургического вмешательства для уничтожения оставшихся злокачественных клеток.

Облучение бывает нескольких типов:

  • воздействие на оставшуюся ткань железы после частичного иссечения железы;
  • воздействие на грудную стенку после полного удаления железы;
  • облучение лимфоузлов подмышками.

Побочными эффектами радиотерапии считаются лимфедема, потемнение, раздражение кожи груди, слабость.

Для уничтожения опухолевых клеток применяют цитостатики. Адъювантная химиотерапия применяется при большом риске появления рецидива рака или его распространения в прочих частях организма. При наличии опухоли большого размера применение химиотерапии обусловлено желанием уменьшить размер очага новообразования. Также химиотерапию применяют при наличии метастазов, для уменьшения симптоматики, для прекращения выработки эстрогенов.

Побочными эффектами химиотерапии являются: тошнота, рвота, снижение аппетита, общая слабость, выпадение волос, рост восприимчивости организма к заболеваниям инфекционного характера. Возможен ранний климакс.

Гормональная терапия чаще назначается после операции, но может применяться для уменьшения величины опухоли. При невозможности применения хирургического вмешательства, лучевой и химиотерапии, гормональная терапия может стать единственным возможным методом лечения.

Биологическая терапия (таргетная терапия) заключается в применении целевых (таргетных) препаратов. Среди них можно отметить: «Трастузумаб» (Герцептин), «Лапатиниб», «Бевацизумаб» («Авастин»).

Профилактика заболевания заключается в следовании несложным правилам:

  • отказ от алкоголя и курения;
  • сохранение веса в пределах нормы (физические упражнения);
  • грудное вскармливание ребенка до полугода;
  • диета при профилактике карциномы заключается в отказе от жирных и жареных блюд, присутствии в рационе жирной морской рыбы не меньше раза в неделю;
  • ежегодный медосмотр и проведение профилактической маммографии у женщин старше 40 лет.

Видео по теме:

Прогноз заболевания зависит от различных факторов. Вовлеченность подмышечных лимфоузлов в опухолевый процесс — показатель степени распространенности в соседние органы. При отсутствии поражения лимфоузлов, 10-летняя выживаемость составляет 70%. При вовлечении лимфоузлов в онкологический процесс риск возникновения 5-летнего рецидива таков:

  • 1-3 узла – 30-40%;
  • 4-9 узлов – 44-70%;
  • свыше 9 – 72-82%.

При муцинозной и трубчатой карциноме прогноз благоприятный: 10-летняя выживаемость — 80%.

Медуллярная (аденогенная) карцинома и атипичный медуллярный рак имеют обычно неблагоприятный прогноз из-за высокой степени злокачественности.

Кистозно-папиллярный рак имеет хороший шанс на излечение. Прогноз становится хуже при микропапиллярной инвазивной дольковой карциноме, из-за ее способности метастазировать в лимфоузлы.

При метапластическом раке 3-летняя выживаемость без рецидива равна 15-60%.

Заболеваемость мужчин карциномой груди меньше в 100 раз, чем женщин. Рак способен развиться на фоне роста желез (гинекомастии), но это не является обязательным условием. Микроскопические характеристики опухоли такие же, как у женщин. Вероятность развития подобного заболевания возрастает за счет внешнего влияния на организм препаратов и пищи, содержащих женские половые гормоны.

источник