Меню Рубрики

Дуктальная карцинома in situ молочной железы

Карцинома молочной железы in situ является наиболее распространенным типом неинвазивного рака груди.

Опухоль может развиться в любом месте груди, но чаще всего появляется либо в дольках, либо в протоках. Из долек состоит округлая часть молочной железы, а протоки — это подсоединенные к долькам каналы, через которые из долек в сосок поступает молоко, когда женщина кормит ребенка. В обычный, не лактационный период, протоки должны находиться в нормальном, не активном состоянии.

Соответственно, карцинома грудной железы in situ разделяется на два вида: протоковая и дольковая.

Протоковая карцинома грудной железы in situ определяется как опухолевое образование, которое образуется в пределах молочного протока и не выходит за его стенки. Общепризнанное медицинское международное сокращение этого заболевания — DCIS. Неинвазивной формой этот рак называется потому, что без дополнительных условий не распространяется за пределы протока и может сосуществовать с нормальной тканью молочной железы.

DCIS не угрожает жизни женщины, но её наличие повышает риск инвазивных форм рака на 60%. Большинство случаев развития «неподвижной» опухоли в инвазивную происходит в течение 5-10 лет после постановки первоначального диагноза.

Рисунок 1. Протоковая карцинома

Вероятность наступления рецидива после успешного лечения составляет около 30%.

В настоящее время частота случаев карциномы груди in situ увеличилась по двум причинам:

  • повысилась продолжительность жизни;
  • стала широкодоступной такая процедура диагностики, как маммография, следовательно, увеличилось число диагностируемых случаев.

Факторы риска образования протоковой карциномы груди

Факторы, которые могут увеличить риск протоковой карциномы груди:

  • пожилой возраст;
  • личная история доброкачественных заболеваний молочной железы, например, атипичная гиперплазия;
  • семейная история рака молочной железы;
  • первая беременность после 30 лет;
  • прием препаратов, содержащих эстроген и прогестин, особенно, если продолжительность гормональной терапии более 3-5 лет после менопаузы;
  • генетические мутации, такие как мутации генов BRCA1 и BRCA2;
  • ожирение.

Симптомы протоковой карциномы

Хотя протоковая карцинома не является опасной для жизни, она требует лечения, поскольку в перспективе грозит появлением опасной опухоли другого характера. Самые эффективные способы предотвращения инвазии это:

Определить, что с молочной железой что-то не в порядке, можно по нескольким признакам, в частности:

  1. Выделение крови из соска.
  2. Боль в груди.
  3. Припухлость и отечность.

Обнаруживается карцинома на маммографии и представляет собой небольшие кластеры неправильной формы и разных размеров.

Рисунок 2. Дольковая карцинома

Дольковая карцинома in situ (LCIS) технически так же не является раком, однако выступает в качестве маркера развития всех видов инвазивных (проникающих в соседние ткани) и неинвазивных (стационарных) раковых заболеваний груди.

Дольковая карцинома появляется в результате присутствия аномальных клеток в долевых участках груди. Эти клетки редко распространяются за пределы долек или в другие части тела.

Большинство женщин с диагнозом дольковая карцинома чаще всего не вошли в менопаузу. В каждом втором случае затрагивается больше одной дольки. Примерно в трети случаев дольковая карцинома поражает обе молочные железы. При наличии этого заболевания при сопутствующих условиях рак инвазивной формы может появиться в течение 15 лет с момента постановки первичного диагноза.

Симптомы дольковой карциномы

У дольковой карциномы симптомы выражены крайне слабо, изредка бывает так, что её не устанавливает даже маммография. Это происходит потому, что в отличие от других видов рака, она не приводит к образованию отложений кальция в клетках молочной железы.

Чаще всего это заболевание диагностируется после биопсии. Как правило, биопсия делается для оценки какой-либо другой аномалии, обнаруженной при профилактическом осмотре или маммографии.

Лечение дольковой карциномы

Большинство женщин с дольковой карциномой не нуждаются в немедленном лечении, операции или лекарственных препаратах. Необходимо прежде всего проводить регулярно диагностику и следить, не перешла ли опухоль в инвазивную форму.

При определенных обстоятельствах врач может посоветовать использование лекарственных препаратов, например, Тамоксифена, Ралоксифена (Evista), Экземестана (Aromasin) или Анастрозола (Arimidex). Эти препараты часто применяются для лечения женщин с семейной историей рака молочной железы, имеющих повышенный риск заболевания. Препараты могут уменьшить вероятность инвазивного рака груди.

Некоторые женщины предпочитают пройти профилактическую хирургию. Такого рода операция называется профилактической мастэктомией. В свое время голливудская актриса Анжелина Джоли так же прошла мастэктомию, удалив обе груди из-за генетической предрасположенности к этому виду рака.

Процедура значительно снижает риск рака молочной железы, а современное протезирование позволяет выбрать любую форму молочной железы и заменить натуральный орган имплантами. Подобная процедура рекомендуется в основном уже рожавшим и выкормившим ребенка женщинам.

Диагностируются аналогично: при проведении маммографии или биопсии.

Встречаются такие виды карциномы in situ, кроме дольковой и протоковой:

— тубулярная;
образуется в жировой ткани, для нее характерны небольшие размеры и очень медленный рост.

— болезнь Педжета;
по симптомам похожа на внутрипротоковую, однако проявляется в виде язв на соске;

— инфильтрирующая (предшествует инфильтративной);

— инфильтративная (самая неблагоприятная форма, опухоль быстро растет и в скором времени выходит за пределы молочного канала и даже груди).

Причины появления карциномы in situ молочной железы до сих пор точно не установлены. Ученые утверждают, что основная вероятность появления этого заболевания вызвана именно генетическими мутациями ДНК клеток протоков молочной железы.

Генетические мутации вызывают появление таких клеток, которые не могут выйти наружу из протока и формируют там карциному.

Исследователи не знают точно, что вызывает аномальный рост клеток. Вполне вероятно, что определенное значение имеет и образ жизни, и наследственность, и качество питания.

Когда необходимо обращаться к врачу?

При обнаружении в груди каких-либо уплотнений, а также при появлении на её поверхности сморщенной кожи, утолщений, изменений формы соска и других, несвойственных для нормального состояния факторов, следует в срочном порядке записаться на прием к хирургу, маммологу. Дополнительно необходимо провести тест-скрининг на диагностику рака молочной железы.

источник

Микроскопический, но прогностически опасный. DCIS – это протоковый микроинвазивный рак: всего лишь небольшая группа злокачественных клеток, набирающих силу для роста, размножения и распространения по организму.

Начальная форма опухоли, имеющая все признаки карциномы. DCIS (ductal carcinoma in situ) – это появление группы клеток злокачественного новообразования внутри млечных протоков. Размер может быть небольшим, опухолевые клетки сгруппированы внутри и не проникают через базальную мембрану протока, ни о каком метастазировании нет и речи, но – это самая настоящая карцинома, обладающая типичными иммуногистохимическими признаками злокачественности (рецепторы к эстрогенам и прогестерону, позитив или негатив her2, митотическая активность).

Имеющаяся склонность к инвазии относительна – не всегда DCIS переходит в 1 стадию рака молочной железы, но надеяться на такой подарок судьбы не стоит: обнаружив протоковый рак in situ, необходимо использовать все возможности комплексной терапии для борьбы с опухолью.

Хотим получить 100% гарантию выживаемости и отсутствия рецидива? Тогда только мастэктомия, даже если кажется, что все складывается благоприятно и опухоль выявлена на самой ранней почти предраковой стадии. Порой проблема в гиподиагностике – вроде заключение одного гистолога указывает на микроскопические предраковые изменения, а при пересмотре биопсии у другого специалиста-патоморфолога обнаруживается инвазивный рак молочной железы. Оптимально при выборе операции на фоне DCIS учитывать следующие факторы риска:

· Возраст (чем моложе, тем риск выше, поэтому если менее 50 лет, то лучше выбирать радикальную операцию);

· Степень злокачественности (только при G1 можно подумать об органосохранении, при средней и низкой степени необходимо соглашаться на мастэктомию);

· Неблагоприятные иммуногистохимические результаты (нет рецепторов к гормонам, her2+, Ki-67 более 14%);

· Размер первичного очага (при 10 мм и более шансы на благоприятный исход снижаются, поэтому лучше выбирать радикальность);

· Множественность очагов вне зависимости от размеров;

· Величина молочной железы и возможность отступить от края опухоли на 1 см и более (чем больше отступ от края опухоли, тем ниже риск рецидива) – при этом крайне важна гистологическая оценка краев резекции после операции на предмет выявления опухолевых клеток.

У каждой пациентки свой вариант опухолевого роста. Необходимо прислушаться к мнению онколога. Да, выбор объема операции всегда согласовывается с женщиной, но в стремлении сохранить грудь многие выбирают органосохраняющие методики, недопонимая и недооценивая высокого риска рецидива и метастазирования.

Опухоль микроскопическая, но – никаких иллюзий: DCIS – это карцинома, обладающая всеми качествами агрессивного злокачественного новообразования. Оптимально использовать следующие принципы лечебно-диагностической тактики:

· Желательно, чтобы биопсийные блоки посмотрели не менее 2-х гистологов, один из которых должен быть из онкодиспансера или крупного онкоцентра;

· Необходимо проводить иммуногистохимию для оценки степени злокачественности;

· Размер первичного очага надо оценить визуально и микроскопически;

· Важно в полном объеме выявить все прогностические факторы риска перед выбором объема операции;

· Удаление всех региональных лимфоузлов проводится только при обнаружении раковых клеток в сторожевом узле ;

· Если после органосохраняющей операции гистолог находит в крае резекции элементы карциномы, то не стоит ждать чуда – рецидив будет обязательно (поэтому надо сразу делать радикальную операцию);

· Лучевая терапия и гормонотерапия проводится по показаниям.

Необходимо понимать, что любой вариант органосохраняющей операции при DCIS – это реальный шанс для рецидива опухоли , особенно у женщин с выявленной карциномой молочной железы высокой степени злокачественности в возрасте от 30 до 50 лет. Поэтому при протоковом варианте Cis только мастэктомия может дать 100% гарантию излечения.

источник

Карцинома молочной железы — одно из названий рака, в это понятие включено большое число разных морфологических — клеточных вариантов злокачественного процесса, к которым применимы общие лечебные подходы. Ежегодно заболевание диагностируется у 65–65 тысяч россиянок, и вопреки сложившемуся мнению, это болезнь зрелых женщин — средний возраст больных чуть старше 61 года.

Скорость роста опухолевой ткани очень индивидуальна, но в среднем до объёма в кубический сантиметр опухоль может расти почти десятилетие. На протяжении своей жизни раковая опухоль постоянно изменяется, стремясь максимально защититься от лечебных «посягательств».

В процессе самосовершенствования злокачественные клетки синтезируют молекулы, облегчающие распространение метастазов, и приобретают новые способности по внедрению в окружающие ткани. Этот процесс называется «инвазия». Инвазия начинается с момента прорыва базальной мембраны, разделяющей эпителий от подлежащих тканей.

По степени внедрения в окружающие ткани карцинома молочной железы может быть:

  • Неинвазивной — это рак in situ, то есть на одном месте, когда клетки располагаются в поверхностном слое слизистой оболочки, но не внедряются вглубь.
  • Микроинвазивной — внедрившиеся в глубину не более 1 мм, и это максимально, но уже случилось главное — пробита базальная мембрана, когда клеточная колония превысит 1 мм — это 1 стадия рака.
  • Инвазивной — раковые комплексы разрушили базальную мембрану слизистой и расползаются в окружающие ткани.

Инвазивная карцинома способна разрушать и метастазировать, карцинома in situ тоже растёт, но инвазия в другие ткани на этом этапе жизни невозможна. Неизвестно, способен ли рак «на месте» стать «настоящим» инвазивным, но такая возможность не исключается, как и одновременное или последовательное развитие в молочной железе неинвазивной и инвазивной опухоли.

  • Рак in situ может появиться в протоке или дольке железы, отсюда его разделение на внутрипротоковый и дольковый варианты, каждый имеет отличительные особенности и лечатся они неодинаково.
  • Рак in situ не обязательно микроскопический, иногда встречаются узлы по несколько сантиметров в диаметре, а некоторые опухоли имеют обещающую много неприятностей агрессивность. Недавно открылась и способность неинвазивной карциномы к формированию метастазов, правда, чрезвычайно редко — в 1–3% случаев.

Внутрипротоковый или дуктальный рак in situ в специальной литературе обозначается аббревиатурой DCIS. В каждом третьем случае он развивается сразу в нескольких очагах — мультицентрично. Такая форма не опасна для жизни, хоть выделяют высоко агрессивный вид — низкодифференцированная in situ через несколько лет существования без лечения вполне может обрести способности к инвазии в окружающие ткани.

Как правило, DCIS проявляется симптомами — кровянистыми выделениями из соска, есть специальный термин — «кровоточащая молочная железа», отражающий её основной, но не обязательный клинический признак. Могут беспокоить боли и припухлость. При размере больше сантиметра DCIS можно прощупать. При маммографии патологию визуализируют по глыбкам кальция и уплотнению тканей.

Лечение серьёзное, как при «настоящем» инвазивном раке, то есть обязательна операция. Возможна и небольшая резекция, и удаление сектора — лампэктомия, и полное удаление — мастэктомия. Во время хирургического вмешательства лимфатические узлы должны обследоваться на наличие раковых эмболов. Главная неприятность — 30% вероятность рецидива, поэтому небольшая операция дополняется лучевой терапией, после мастэктомии облучение не требуется.

При наличии позитивных рецепторов половых гормонов возможна профилактическая гормональная терапия, поскольку вероятность развития в будущем «обычного» рака у таких женщин выше. Гормональная терапия, как предполагают, снижает эту возможность.

Прогноз очень благоприятный, этот вид ракового поражения не угрожает женщине смертью.

Читайте также:  Метапластическая карцинома молочной железы лечение

Дольковая или лобулярная карцинома in situ (LCIS) возникает уже не в протоке, а в железистой дольке, из которых состоит молочная железа. У половины женщин атипические новообразования одновременно возникают в нескольких дольках, в каждом третьем случае — в обеих железах. Это заболевание молодых женщин, большинство пациенток 45-летние.

LCIS чаще никак не проявляется, не прощупывается и плохо видна на маммограмме, потому что в её сосудах не откладывается кальций, что характерно для злокачественных процессов. До внедрения в практику МРТ молочных желез, дольковый in situ находили почти случайно, когда делали биопсию железы по поводу фиброзно-кистозной мастопатии или других заболеваний груди.

Лечение LCIS — операция секторальная резекция, но чаще прибегают к удалению всей груди, при очагах in situ с обеих сторон выполняют двухстороннюю подкожную мастэктомию. Вероятность последующего развития инвазивного рака у женщины на порядок выше, примечательно, что у 73% возникают не дольковые, а протоковые раки и не обязательно в той же груди.

Раковые комплексы находят в лимфоузлах у 1–2% женщин, поэтому во время операции анализируется состояние «сигнального» лимфоузла, если он поражён — удаляют весь коллектор. При чувствительности к гормонам не исключена гормональная терапия, преимущественно для возможности развития инвазивного рака.

Подавляющее большинство злокачественных процессов в молочной железе относится к инвазивному раку, то есть обладающему способностями к распространению вглубь тканей и в крови и лимфе по всему организму, обычно их называют инфильтрирующим раком. Выделяются почти два десятка клеточных вариантов: железистый, медуллярный, тубулярный, аденокистозный и прочие. Нередко невозможно разобрать клеточную структуру, что обозначают как неклассифицированная карцинома, она же неспецифическая, скирозный рак и ещё несколько названий.

Морфологическая классификация громоздка, из практических соображений все гистологические типы разделяют по чувствительности к лечению, а конкретно — реагирующие на гормональные препараты или не чувствительные к ним. Так медуллярный тип устойчив к гормональным препаратам, а криброзный наоборот.

В клинике часто используется классификация с выделением узловой формы и воспалительной или маститоподобной, она же инфильтративно-отёчная, при которой изначально сомнительна возможность радикальной операции, поэтому на первом этапе проводится химиотерапия.

Злокачественный процесс возникает либо в дольке, либо в протоке, в части случаев при микроскопии это удаётся установить, тогда в гистологическом анализе указывается внутрипротоковая/дуктальная или лобулярная/дольковая инфильтрирующая карцинома.

Большее значение для прогноза и выбора лечения имеет степень дифференциации раковых клеток, то есть их агрессивность.

Известно, чем больше раковые клетки отличаются по своему строению от нормальной клетки молочной железы, тем агрессивнее их поведение.

Очень похожие на нормальную ткань злокачественные новообразования называют высокодифференцированными и обозначают их литерой «G1», соответственно низкодифференцированный тип — «G3», а промежуточный — умеренно дифференцированный «G2». Совсем утратившую структурную и функциональную связь с нормальной тканью обозначают как недифференцированная опухоль и литерой «G4», а невозможность определения — «Gх».

Каждый клиницист знает, что протоковая инвазивная карцинома G3 или инфильтрирующая дольковая карцинома G4 обещают быструю прогрессию процесса при высокой чувствительности к лекарствам и скором формировании устойчивости к ним, поэтому целесообразна активная химиотерапия. Пациентки с G1 или G2 имеют лучший прогноз после операции и вероятна хорошая реакция на гормональное воздействие.

Совершенствование лечебных подходов и новые лекарственные препараты изменяют запросы к морфологическому исследованию, так в последнее десятилетие выбор лечебной тактики ориентирован на биологический подтип рака, учитывающий дифференцировку, ген изначальной устойчивости к лекарствам HER2, гормональные рецепторы и другие клеточные прогностические маркёры, выделяя: А и В люминальные, нелюминальный и базальноподобный типы. Для оптимального подбора химиотерапии опухоль подвергают анализу на 21 ген.

Не исключено, что через некоторое время будут найдены дополнительные и более важные маркеры ответа на лечение, сегодня главное, чтобы специалисты онкологической клиники были в курсе инноваций и имели весь спектр лекарственных средств для проведения оптимальной и индивидуальной терапии рака молочной железы.

источник

Удаление груди — нередко болезненный вопрос для женщины с раком молочной железы. Однако избавляться от пораженного органа целиком нужно далеко не всегда. Иногда грудь можно сохранить, убрав только опухоль.

Не всегда нужно удалять и подмышечные лимфоузлы. Даже если вам показано удаление молочной железы, у вас есть возможность бесплатно и единовременно сделать реконструкцию — установить имплантаты по квоте.

Вместе с врачами-онкологами, резидентами Высшей школы онкологии Александром Петрачковым и Анной Ким мы сделали подробный разбор темы.

Онкологическая хирургия молочной железы делится на два вида:

  1. удаление всего органа (органоуносящая операция);
  2. удаление только части органа (органосохраняющая операция).

Мастэктомия — это удаление молочной железы целиком. Единых показаний для ее удаления нет.

Однако обычно мастэктомию проводят, если есть:

  • внутрипротоковая карцинома, которая занимает почти всю железу;
  • несколько очагов. Грубо говоря, вырезать несколько кусков ткани нецелесообразно;
  • желание пациентки (в том числе при совмещении с реконструкцией молочной железы);

Важно! Удаление опухоли или всей железы при метастатическом раке груди нецелесообразно! Это возможно только при наличии осложнений со стороны первичной опухоли.

Да. Чем ниже стадия, тем более щадящие варианты мастэктомии могут быть. Например, возможно полное сохранение всей кожи и соска, а вместо удаленной железы ставится имплантат.

При необходимости реконструкция проводится в несколько этапов — ставится временный имплантат, расширяется и заполняется водой. Затем он растягивает кожу, создавая объем для новой молочной железы. После этого хирург меняет протез на постоянный с силиконом.

Это дискуссионный вопрос. Сейчас считается, что необходимо удалять только клинически позитивные узлы или когда сигнальные лимфоузлы не обнаруживаются. Удаление лимфоузлов действительно снижает количество рецидивов, но качество жизни пациентки может сильно снизиться.

Раньше полная подмышечная лимфодиссекция была популярной операцией, когда онкология была более радикальной. Сейчас от этого подхода уходят. Многие зарубежные исследователи считают удаление лимфоузлов стадирующей операцией. Она нужна, чтобы понять, насколько распространилось заболевание, и выбрать тактику лечения.

Сейчас ее должны делать в следующих случаях:

  • при пораженных сигнальных лимфоузлах,
  • при выраженных клинических показаниях, когда до начала лечения есть пораженные лимфоузлы и они не исчезают после химиотерапии.

Вообще я о таких прецедентах слышал. Но есть правила, как обязан себя вести онколог — он должен обсуждать все возможные варианты с пациенткой. Органосохраняющая операция и мастэктомия обладают схожей эффективностью.

Выбирать, что ей будут делать, будет только пациентка. Если мы видим небольшую опухоль, то мы предлагаем оба варианта.

Женщины бывают разные. Они хотят разных вещей и по-разному относятся к своему организму, телу. Кто-то очень боится рака и настроена еще до визита к врачу все удалить, не всегда врач может переубедить.

Такие прецеденты должны уйти в прошлое, потому что сам пациент должен решать, что ему больше нужно, если врач не видит препятствий со стороны своих возможностей и онкологических познаний.

Частные клиники общего профиля также занимаются реконструкцией после удаления железы. Однако клиники эстетической медицины специализированно занимаются эстетической хирургией — подтяжкой и увеличением молочных желез.

Эстетикой с точки зрения реконструкции занимаются в основном в государственных крупных центрах. Эти операции входят в раздел государственного финансирования. Можно получить операцию по квотам, государство их оплатит.

Чаще всего имплантаты производятся в Америке. Сейчас стали появляться протезы из Кореи, Мексики, Германии и других стран. Какой имплантат достанется пациентке — зависит от того, что разыграно в тендере. Протезы пока не подвергаются импортозамещению.

Они все схожего хорошего качества, стерилизованы и запечатаны. По факту разницы между ними нет — такие же используют в частных клиниках пластической хирургии.

  1. Лимфорея (когда копится жидкость после имплантации) — необходимо пунктировать или дренировать;
  2. Кровотечения;
  3. Протрузии имплантатов (когда имплантат продавливает кожу на месте шва). От этого никто не застрахован, но наибольшие риски есть у пациенток после лучевой терапии — кожа истончается, нарушается ее кровоснабжение и риск осложнений увеличивается.
  1. липосакция, когда забирается собственная жировая ткань в шприцы и потом она пересаживается;
  2. использование лоскута из жировой ткани с сосудами.

Это разные по принципу операции и разные по результату, потому что лоскут позволяет сделать единомоментно полный объем молочной железы. Что же про липофилинг, то это, как правило, не больше 100-200 мл за один сеанс, а это редко когда позволяет полностью восстановить ткань молочной железы.

Органосохраняющие операции предполагают просто удаление опухоли из органа. Формат выполнения зависит от того, насколько большая зона удаляется и насколько женщина хочет косметически восстановить железу.

Можно ограничиться только удалением опухоли:

  • без пластики (с незначительной деформацией, не влияющей на качество жизни);
  • с пластикой лоскутами, восполняющими форму и объем (со спины, живота);
  • с онкопластикой — маскировкой операции под обычную пластическую операцию с помощью перемещения тканей. Это нужно тем, кто хочет неплохой косметический результат (если есть возможность сделать органосохранную операцию).

Если врач предлагает лоскутные пластики, то это тоже может быть исполнено в двух вариантах:

  1. если удалена кожа, то мы берем лоскут с других частей тела с кожей;
  2. если кожа не удалена, то мы можем взять только жир и эта операция часто эстетически выигрышная. Однако она технически сложная: занимает порой 7-8 часов, имеет немало осложнений и мало кто владеет навыками таких операций сейчас.

Показания для органосохраняющей операции — это ранние стадии — T1-T2 (в зависимости от вида новообразования), в том числе после предоперационной химиотерапии.

Фактически, органосохраняющую операцию можно выполнить и при большой опухоли (больше 5 см), просто от органа ничего не останется. Поэтому при больших опухолях мастэктомия целесообразнее.

Примечание: после органосохраняющей операции женщине всегда показан курс (или несколько) лучевой терапии. Теоретически, можно сделать органосохраняющую операцию и на 3-4 стадии, но это необходимо обсудить с врачом. Все зависит от того, какая опухоль у пациентки.

Когда размер опухоли 5 см и больше — в любом случае уйдет большая часть железы и называть операцию органосохраняющей будет уже неразумно. Почему назначается химиотерапия до операции?

Одна из причин — возможность прооперировать органосохранно. Чем меньше размер опухоли, тем меньший объем ткани нужно удалять и тем легче проходит операция. При органосохраняющих операциях можно сделать онкопластику — замаскировать операцию по резекции железы под пластическую операцию. Это будет выглядеть как подтяжка, хотя на самом деле у женщины удалили злокачественную опухоль.

Радикальная резекция не всегда обеспечивает лучший косметический результат по сравнению с мастэктомией.

Лучевая терапия нужна всегда, после нее может много эстетических нюансов:

  • истончение кожи
  • излишняя пигментация кожи
  • сокращение рубцов
  • деформация кожи от лучевого ожога.

К сожалению, все эти эффекты могут помешать эстетическому результату. Но это не отменяет то, что лучевая терапия всегда нужна после органосохранных операций.

Регионы и крупные города уже подтягиваются к Москве и Питеру. А столица и Петербург оперируют на том же уровне, что и западные коллеги. Сейчас общая тенденция – уменьшать объем операций, не делать сверхрадикальных вмешательств, то есть с удалением мышцы.

Если говорить о том, что происходит вне областных центров, то там до сих пор встречаются сверхрадикальные операции. Нужно понимать, что необходимость удаления всей опухоли — это столп всей онкохирургии

Обязательно сначала спросите врача: «Могу ли я сохранить грудь? Если нет, какие есть варианты реконструкции?»

Задача врача — обеспечить полной информацией. Он также должен обеспечить безопасность вмешательства — как онкологического, так и эстетического.

Пациентка приходит к своему онкологу, зная о своей стадии, желании удалить новообразование, страхах. Если она живет далеко и для нее будет проблематично наблюдаться после реконструкции, ей также нужно сказать об этом врачу. Если вы не уверены в своем враче, напишите другим врачам и уточните все.

  • На какой стадии заболевание?
  • Насколько это злокачественная опухоль, требует ли это дополнительного лечения?
  • Какой размер опухоли?
  • Перечислите симптомы: боли, втянутый сосок, гусиная кожа, покраснение и другие поражения кожи.

Все это может послужить критерием к вмешательству и стоит все это задавать своему врачу. Также стоит уточнить, возможна ли реконструкция.

Сохранить грудь — это технически даже проще, чем удалить полностью молочную железу. Однако пока не все и не везде могут делать реконструкции. Обычно происходит так, потому что немногие могут этому обучиться.

Такое бывает из-за дорогого обучения, у кого-то больница не может обеспечить оборудованием, в том числе протезами.

источник

Принадлежность рака груди к одному из типов устанавливается по результатам микроскопического исследования. Большинство злокачественных новообразований молочной железы являются карциномами – опухолями, зарождающимися в эпителиальных клетках, выстилающих внутренние органы и ткани. Среди карцином, в свою очередь, чаще всего встречаются аденокарциномы – новообразования, развивающиеся в железистом эпителии молочной железы.

Другой тип рака груди – саркома, которая поражает мышечную, жировую или соединительную ткань. В ряде случаев единичная опухоль может сочетать в себе признаки аденокарциномы и саркомы.
Классификация аденокарцином молочной железы:

  • дуктальная карцинома (in situ и инвазивная)
  • лобулярная карцинома (in situ и инвазивная)
  • комбинированная дуктально-лобулярная карцинома;
  • специфические редко встречающиеся виды карцином (аденокистозная, аденосквамозная, медуллярная, муцинозная, папиллярная, тубулярная)
Читайте также:  Метастазы при протоковой карциноме молочной железы

Дуктальная (протоковая) карцинома in situ считается неинвазивным или предраковым состоянием, при котором клетки, выстилающие протоки молочных желез, претерпевают определенные изменения и начинают выглядеть как раковые клетки.

Однако они не покидают границ своей изначальной локализации и не проявляют склонность к метастазированию в другие органы и ткани – этим дуктальная карцинома in situ отличается от инвазивного рака. При этом предсказать вероятность малигнизации данного состояния, т.е. обретения им злокачественного статуса, не представляется возможным. Патологический рост и пролиферацию клеток можно увидеть на маммограмме. Каждый пятый случай рака молочной железы – дуктальная аденокарцинома молочной железы in situ.

Диагностирование заболевания на данной стадии практически гарантирует положительный результат лечения. Прогноз будет зависеть от наличия опухолевых маркеров (рецепторов к эстрогену и прогестерону, HER2/neu), размера опухоли и ее склонности к малигнизации.

Методом выбора при лечении дуктальной карциномы in situ является:

  • органосохраняющее хирургическое вмешательство (лампэктомия)
  • реже – мастэктомия

В первом случае хирург удаляет опухоль и небольшой участок окружающей ее нормальной ткани с сигнальным (сторожевым) лимфоузлом или без него. За лампэктомией, как правило, следует курс лучевой терапии: это снижает риск рецидивирования рака. При низкой степени злокачественности опухоли и ее успешном удалении (с низкой позитивностью хирургического края) от лучевой терапии можно отказаться.

При большом размере опухоли или наличии нескольких опухолевых участков прибегают к простой мастэктомии с последующей хирургической реконструкцией молочной железы. Многие хирурги вместе с мастэктомией выполняют также биопсию сторожевого лимфоузла: если она подтвердит инвазивность рака, то проводится полная подмышечная лимфаденэктомия.
Если опухоль эстроген- или прогестерон-позитивна, то проводят адъювантную терапию с использованием тамоксифена (у женщин любого возраста) или ингибиторов ароматазы (у пациенток в постменопаузальном периоде). Продолжительность такого лечения – 5 лет после операции.

Лобулярная (дольковая) карцинома in situ или лобулярная неоплазия – предраковое состояние, при котором видоизменяются клетки долек молочной железы. Чаще всего ее выявляют случайно: обычно это происходит при биопсии, выполняемой с иными целями. Это состояние считается своеобразным сигналом тревоги и в ряде источников классифицируется как стадия 0 рака молочной железы, однако в большинстве случаев оно, в отличие от дуктальной карциномы in situ, не требует лечения.

Врач онкоцентра Ихилов изучит биологический материал пациентки, оценит все сопутствующие факторы, в т.ч. наличие других очагов микрокальцификации и примет решение о необходимости проведения терапевтических мероприятий.
Лобулярная аденокарцинома молочной железы in situ сама по себе не обладает инвазивным потенциалом, однако она может служить индикатором развития полноценной опухоли, в т.ч. и во второй, непораженной груди. В ряде источников приводятся результаты исследований, касающихся приема тамоксифена и ингибиторов ароматазы в качестве средств профилактики инвазивного рака, согласно которым эти препараты снижают вероятность развития опухоли. Однако при принятии решения о приеме тамоксифена необходимо оценить отношение польза/риск, т.к. длительный прием препарата чреват побочными эффектами.

Инвазивная аденокарцинома молочной железы означает, что опухолевые клетки проникли сквозь стенки ее долек или млечных протоков и получили возможность распространяться в дистанционные органы и ткани. И если ранее опухоль была локализирована на ограниченном участке, то теперь она угрожает всему организму. На этой стадии рака уже не достаточно лишь локального терапевтического воздействия (в данном случае – хирургического вмешательства): инвазивная карцинома требует системного лечения:

  • антигормональной терапии
  • химиотерапии
  • таргетной терапии

Самым распространенным типом рака молочной железы ( 80% от всех случаев ) является инвазивная дуктальная карцинома. На долю инвазивной лобулярной карциномы приходится 10% . Остальные 10% – это специфические виды карцином (аденокистозная, аденосквамозная, медуллярная, муцинозная, папиллярная, тубулярная).

Дуктальная инвазивная аденокарцинома молочной железы встречается в равной степени в пре- и постменопаузальном периоде. К моменту постановки диагноза она достигает, как правило, 20-30 мм в диаметре и представляет собой плотное новообразование неправильной формы. Характерными признаками инвазивной карциномы является втягивание соска и т.н. «эффект апельсиновой корки».
Лобулярная инвазивная карцинома имеет свои особенности. Чаще всего она встречается у женщин в постменопаузальном периоде. Может быть мультицентрической (мультифокальной) и билатеральной (двусторонней). Инфильтрация окружающих тканей раковыми клетками происходит узкими цепочками из 3-4 клеток. Дефицит E-кадгерина (ключевого белка клеточной адгезии) обусловливает способность опухоли метастазировать, в т.ч. в несвойственные для дуктальной карциномы места.
Условия для неблагоприятного прогноза аденокарциномы молочной железы:

  • большой размер опухоли;
  • метастазирование в лимфоузлы;
  • высокая степень злокачественности;
  • рецепторная негативность к эстрогену;
  • низкая степень экспрессии гена HER2-neu (ограничивает использование таргетной терапии).

Высокодифференцированная гормон-позитивная и некрупная аденокарцинома с высокой экспрессией гена HER2-neu имеет наиболее благоприятный прогноз.

Лечение инвазивной лобулярной аденокарциномы молочной железы связано с рядом трудностей.

В первую очередь, ее сложно обнаружить на маммограмме, т.к. консистенция опухоли не имеет видимых отличий от нормальной ткани. В этой связи лобулярная карцинома диагностируется, как правило, позже, нежели дуктальная.

Вторым осложняющим фактором является устойчивость лобулярной карциномы к химиотерапии. В то же время, опухоли подобного типа обычно хорошо реагируют на антигормональную терапию, которая в данном случае будет предпочтительнее химиотерапии в качестве адъювантного (дополнительного) или паллиативного (поддерживающего) лечения. Антигормональная терапия предполагает прием тамоксифена или ингибиторов ароматазы (анастрозола, экземестана, летрозола), а также внутримышечные инъекции фазлодекса.

В окологической практике встречаются случаи, когда в одной груди развивается сразу два типа рака – дуктальная и лобулярная аденокарцинома молочной железы. Это становится возможным, если источником зарождения опухоли является терминальная дуктальная лобулярная единица – основная функциональная единица молочной железы. В таких случаях в онкоцентре Ихилов проводят углубленную диагностику, включающую физикальный осмотр, маммографию, УЗИ молочной железы и МРТ (в диагностике лобулярной карциномы особенно важен последний метод).

Столь обширная диагностическая программа позволяет подобрать оптимальную стратегию лечения. Фундаментальных отличий в лечении смешанной карциномы и классических карцином нет. Удаление опухоли проводится с помощью лампэктомии или мастэктомии с последующей реконструкцией молочной железы. Протоколы неоадъювантной и адъювантной терапии также не имеют принципиальных отличий. В онкоцентре Ихилов успешно лечат аденокарциномы молочной железы независимо от их типа и этиологических и патогенетических особенностей.

В сентябре 2015 года я почувствовала комок в левой груди. Я не паникер, но я знала, что это может значить. У меня была назначена встреча через месяц с моим акушером-гинекологом, поэтому сначала я подумала, что подожду и поговорю об этом со своим врачом.

У меня была маммография всего шесть месяцев назад. Но после изучения информации в интернете, я поняла, что для безопасности нужно встретиться с врачом раньше.

За пять лет до того, как мне поставили диагноз, я тренировалась четыре раза в неделю и была в отличной форме. Друзья заметили, что я сильно похудела, но я просто думала, что это связано с моим активным образом жизни. В это время у меня постоянно были проблемы с желудком. Мои врачи рекомендовали безрецептурные препараты.

В течение месяца у меня также была постоянная диарея. Мои врачи не нашли ничего плохого.

В начале 2016 года я воспользовалась советом врача и сделала колоноскопию. Я никогда этого не делала до этого. Мой доктор показал мужу, и мне изображение толстой кишки. На изображении были видны два полипа. Врач указал на первое место на моей толстой кишке, заверив нас, что беспокоиться не о чем. Затем он указал на другое место и сказал нам, что, по его мнению, есть подозрение на рак. Во время процедуры он сделал биопсию, и ткань была проанализирована.

В 2011 году у меня начался кислотный рефлюкс. Это было неудобно и тревожно, поэтому я пошел к нашему семейному врачу для обследования. Во время визита он спросил меня, когда я в последний раз проверял свой антиген пса, рутинный тест, который многие мужчины делают, чтобы проверить возможные признаки рака простаты. Прошло около трех лет с тех пор, как я делал этот тест, поэтому он добавил его к моему визиту в тот день.

Моя история начинается с онемения. Однажды в 2012 году три пальца на моей левой руке внезапно потеряли чувствительность. Я сразу же записался на прием к врачу. К тому времени, когда врач меня смог принять, уже все прошло, но жена убедила меня все-таки пойти на консультацию. У меня был рентген, чтобы увидеть, есть ли какие-либо признаки повреждения позвоночника, возможно, от вождения грузовика. Когда на пленке появились какие-то.

Зимой 2010 года, когда мне было 30 лет, я почувствовала внезапную боль в правом боку. Боль была резкой и началась без предупреждения. Я сразу же отправилась в ближайшую больницу.

Врач получил результаты моего анализа крови, и он увидел, что мой уровень лейкоцитов был чрезвычайно повышен. Врач и другие, кто видел эти результаты, были встревожены и попросили гинеколога по вызову приехать ко мне сразу же.

Около трех лет я боролся с прерывистым кашлем. Он появлялся зимой и исчезал к весне, а потом я забывал о нем. Но осенью 2014 года это произошло раньше. В октябре моя жена позвонила местному пульмонологу. Первая встреча, которую нам назначили, была через три месяца. И мы стали ждать.

Сроки прохождения лечения в Ихилов рака молочной железы в амбулаторном режиме – 3-4 рабочих дня .

Цены лечения рака, установленные министерством здравоохранения Израиля в онкологическом центре Ихилов:

Процедуры лечения рака груди Стоимость
Осмотр ведущего онколога онкоцентра 512$
Маммография 246$
ПЭТ-КТ 1488$
УЗИ молочных желез 408$
Курс химиотерапии 1270$
Сегментарная мастэктомия 5308$
Секторальная мастэктомия 13211$
Двусторонняя мастэктомия 10231$
Мастэктомия односторонняя 7750$
Лучевая терапия 17007$

Первый шаг к выздоровлению вы можете сделать прямо сейчас. Для этого заполните заявку – и в течение 2 часов с вами свяжется один из наших врачей.

Либо позвоните по телефону:+972-3-376-03-58 в Израиле и +7-495-777-6953 в России.

источник

Обнаружить и вылечить. Карцинома in situ молочной железы – это тот случай, когда врачу и пациентке следует радоваться выявлению опухоли: нулевую стадию рака можно гарантировано победить с помощью стандартных методов терапии онкологии.

При маммографии можно обнаружить микроинвазинвый рак

Еще совсем недавно (лет 30 назад) нулевая стадия (Tis) или carcinoma in situ (CIS) выявлялась случайно и не чаще, чем в 5% случаев от всех вновь обнаруженных раков груди. Сейчас на фоне появления цифровой маммографии шансы найти нулевую стадию рака значительно возросли – во всем мире карцинома in situ молочной железы обнаруживается в 20-40% случаев. Выделяют 2 варианта:

  • DCIS (ductal carcinoma in situ) – протоковая;
  • LCIS (lobular carcinoma in situ) – дольковая.

Типичными критериями начальной формы онкологии груди являются следующие признаки:

  • Небольшие размеры очага;
  • Ограниченность распространения опухоли;
  • Необходимость микроскопического исследования для постановки точного диагноза.

Обнаружить онкологическое заболевание на этой стадии развития – это большая удача. При правильном выборе лечебной тактики можно избавить пациентку от прогрессирующего рака молочной железы со 100% гарантией.

Варианты опухолевого роста в протоках молочной железы

Чаще всего подозрение на опухоль в молочной железе возникает при проведении стандартных скрининговых обследований (осмотр врача в сочетании с цифровой маммографией). В подавляющем большинстве случаев при обычном осмотре карцинома in situ молочной железы не определяется, но в редких ситуациях доктор при пальпаторном исследовании может обратить внимание на наличие узла в железистой ткани и выделения из соска. При маммографии важно правильно оценить следующие признаки:

  • Наличие большого количества сгруппированных в очаги микрокальцинатов – более 15 на 1 квадратный см (важный признак DCIS);
  • Повышенная плотность железистой ткани.

Никаких универсальных и точных маммографических критериев (особенно при LCIS) нет. Руки врача, рентгеновские снимки и онконастороженность – при возникновении подозрения на рак необходимо выполнить биопсию молочной железы.

Выявленная карцинома in situ молочной железы – это всегда результат гистологического исследования: полученный при аспирационной биопсии материал исследуется под микроскопом. Для выбора лечебной тактики и определения прогноза для выздоровления важно оценить степень злокачественности. Выделяют 3 варианта морфологических заключений CIS:

  • Низкой степени злокачественности;
  • Промежуточной;
  • Высокой.

Для каждой пациентки выбор терапии индивидуален. Доктор будет учитывать массу факторов при выборе лечебной тактики.

Основа успешного избавления от рака – хирургическое удаление. При любом варианте CIS мастэктомия гарантирует излечение практически на 100%. У значительной части женщин с микроинвазивным раком можно использовать органосохраняющие методики операции (широкая секторальная резекция). Но – в этом случае возникает риск рецидива рака молочной железы. Критериями выбора органосохраняющих хирургических методик являются:

  • Низкая или промежуточная степень злокачественности;
  • Малый размер опухоли;
  • Техническая возможность выполнения операции (отступ от края опухолевого очага минимум на 10 мм);
  • Сохранение эстетичности молочной железы (если это невозможно, то лучше мастэктомия и маммопластика).
Читайте также:  Методы лечения карциномы молочной железы

Дополнительные методы лечения (облучение и химиотерапия) используются в индивидуальном порядке. Карцинома in situ молочной железы является прогностически благоприятным видом онкологии, но требует последующего пожизненного наблюдения у врача-онколога.

источник

Протоковая карцинома in situ – это наиболее частая форма неинвазивного рака молочной железы.

В США ежегодно регистрируется до 60 тысяч случаев ПКИС.

Протоковая карцинома in situ — термин состоит из трех частей:

«протоковая» – это значит, что опухоль начинает свой рост в просвете молочных протоков.

«карцинома» – раковая опухоль, исходящая из кожи либо из тканей (в том числе, из ткани молочных желез), покрывающих или выстилающих внутренние органы.

«in situ» — означает «на своем месте». Это значит, что этот рак неинвазивный, то есть он не распространяется на нормальные ткани молочной железы.

Риск развития протоковой карциномы in situ у женщин такой же, как и риск развития инвазивного рака.

если женщина никогда не была беременна,

поздняя беременность, то есть после 30 лет,

раннее начало менструаций,

позднее наступление менопаузы,

случай рака молочной железы у родственниц первой степени (матери, сестер, дочери), длительный период (более 5 лет) проведения заместительной гормональной терапии, особенно при комбинированной терапии эстрогенами с прогестеронами,

наличие аномальных генов, отвечающих за развитие рака молочной железы (BRCA1 или BRCA2).

Диагноз протоковой карциномы in situ не опасен для жизни женщины. Это неинвазивная форма рака и она представляет собой самую раннюю его стадию – стадию 0, которую иногда даже называют «предрак».

Да, это рак, это неконтролируемый рост клеток, однако этот рост отмечается лишь в просвете молочных протоков и не выходит за их пределы. Хотя эта форма рака и является неинвазивной, всегда есть риск того, что в последующем она перерастет в инвазивный рак – то есть такой, который распространяется на нормальные ткани молочной железы. От 25 до 50% женщин, перенесших по поводу протоковой карциномы in situ хирургическое лечение (без лучевой терапии) имеют шанс в будущем «заработать» инвазивный рак груди. В большинстве случаев эти рецидивы встречаются через 5 – 10 лет после выявления протоковой карциномы in situ .

Новый рак молочной железы может развиться даже позже – через 25 лет! Обычно он возникает в том же месте, где была протоковая карцинома in situ . Этот новый рак может быть как неинвазивным, так и инвазивным. Поэтому основной целью лечения протоковой карциномы in situ является снижение риска развития рака в будущем.

СТЕПЕНИ ПРОТОКОВОЙ КАРЦИНОМЫ IN SITU :

Низкая и средняя степень дифференцировки

Эта степень означает, что клетки протоковой карциномы in situ очень похожи на нормальные клетки протоков молочных желез либо сходи с атипичной протоковой гиперплазией.

Средняя степень дифференцировки иногда обозначается как умеренная.

Эти две степени отличаются тенденцией к низкой скорости роста клеток.

У женщин с низкой или средней степенью дифференцировки протоковой карциномы in situ отмечается высокий риск развития инвазивного рака молочной железы в будущем (через 5 лет), по сравнению с женщинами, не страдающими протоковой карциномой in situ. По сравнению с женщинами с высокой степенью дифференцировки протоковой карциномы in situ , у них первых риск развития нового рака или его рецидива намного меньше.

Низкая степень дифференцировки может проявляться несколькими видами структур:

Солидная (сплошная) структура – раковые клетки полностью заполняют просвет молочного протока.

Решетчатая структура – между скоплениями раковых клеток имеются промежутки (наподобие дырочек в швейцарском сыре).

Сосочковая структура – клетки в протоке расположены в виде листа папоротника.

Высокая степень дифференцировки

Протоковая карцинома in situ высокой степени дифференцировки отличается быстрым ростом клеток.

Женщины с протоковой карциномой in situ с высокой степенью дифференцировки имеют очень высокий риск развития инвазивного рака молочной железы либо во время обнаружения протоковой карциномы in situ , либо в будущем. У таких пациенток повышен риск раннего рецидивирования опухоли (в течение 5 лет).

Иногда протоковая карцинома in situ с высокой степенью дифференцировки называется «комедо» (угорь) из-за внешнего вида. Они представляют собой омертвевшие раковые клетки, которые образуются внутри опухоли. Причина этого — быстрый рост опухоли, в результате чего некоторые клетки «недополучают» питательные вещества.

ДИАГНОСТИКА ПРОТОКОВОЙ КАРЦИНОМЫ IN SITU

Обычно, протоковая карцинома in situ никак не проявляется и не выявляется при физикальном исследовании.

Однако у небольшого числа женщин может отмечаться опухолевидное образование либо какие-то выделения из соска.

Чаще всего протоковая карцинома in situ выявляется на маммографии. Дело в том, что «старые» раковые клетки, отмирая, не успевают полностью утилизироваться. В результате этого эта область пропитывается солями кальция (так называемое обызвествление) – образуются микрокальцинаты. Эти микрокальцинаты как раз и выявляются на маммограмме.

В случае если полученные результаты маммографии врач считает подозрительными на рак, проводится следующий этап диагностики – биопсия.

В случае протоковой карциномы in situ выполняется два малоинвазивных вида биопсии (более инвазивные методы при протоковой карциноме in situ не выполняются):

Тонкоигольная аспирационная биопсия – при этом в толщу подозрительной на рак области ткани молочной железы вводится тонкая длинная игла и шприцем проводится как бы «откачивание» (аспирация) небольшого количества ткани. После такой процедуры не остается никаких рубцов.

Толстоигольная биопсия – при этом вводится игла большего диаметра и берется больше ткани из подозрительных участков. Перед тем как вводить толстую иглу на коде молочной железы обычно делается маленький разрез. Конечно, после него остается маленький рубчик, который через несколько недель практически не виден.

После получения образцов тканей они изучаются под микроскопом. Обычно того количества ткани, что берется при биопсии, достаточно для проведения проб на наличие гормональных рецепторов или определения статуса HER2.

Процедура биопсии проводится с целью диагностики, а не для удаления раковой опухоли. Для этого необходим больший объем оперативного вмешательства.

ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ПРОТОКОВОЙ КАРЦИНОМЫ IN SITU

Чаще всего лечение протоковой карциномы in situ заключается в выполнении операции лампэктомии – удалении опухоли молочной железы с последующим курсом лучевой терапии.

Могут применяться и другие методы лечения, такие как лампэктомия без лучевой терапии либо мастэктомия, которые могут быть либо недостаточными, либо слишком агрессивными методами. Все, конечно, зависит от индивидуальных особенностей.

Среди хирургических вмешательств при протоковой карциноме in situ обычно проводятся:

Лампэктомия – относится к органосохраняющей операции и заключается в удалении всей области протоковой карциномы in situ в молочной железе. Даже если в этой области обнаружены раковые клетки, но нет опухоли, удаляется вся область, где они найдены.

Повторная резекция (иссечение) – этот вид хирургического вмешательства применяется в случае, когда после лампэктомии обнаружены раковые клетки в краях иссеченной ткани.

В некоторых случаях протоковая карцинома in situ может выявляться только с помощью маммографии или УЗИ, но при этом не прощупываться. В таких случаях перед операцией проводится «локализация» опухоли. Для этого под контролем рентгена или УЗИ в подозрительную область вводится игла, по которой и проводится иссечение ткани. Иногда для подобной локализации может потребоваться и МРИ.

Полное удаление молочной железы

При полном удалении молочной железы выполняется операция мастэктомия.

Мастэктомия рекомендуется в случае:

больших размеров протоковой карциномы,

в случае выраженной семейной предрасположенности к раку молочной железы,

в случае выявления аномальных генов, ответственных за возникновение рака молочной железы.

В этих случаях применяется мастэктомия, которая снижает риск развития в будущем инвазивного рака груди.

Возможно ли проведение органосохраняющей операции зависит от таких факторов, как размер протоковой карциномы in situ , сколько областей молочной железы поражено протоковой карциномой in situ , а также от «чистоты» краев иссечения.

Если у Вас обнаружено несколько областей молочной железы, пораженных протоковой карциномой in situ , некоторые врачи автоматически рекомендуют проведение мастэктомии. Причина этого в том, что пока что нет никаких исследований, которые подтверждали бы в таких случаях такую же эффективность органосохраняющих операций, как и мастэктомии. Дело в том, что такие исследования провести не так уж и просто. Нельзя взять группу пациенток с подобной ситуацией, и половине из них предложить органосохраняющую операцию, а другой половине – полное удаление молочной железы и далее сравнить результаты. Однако, если протоковая карцинома in situ выявлена в нескольких областях молочной железы, это еще не означает, что выход только один – мастэктомия. Если Вы очень хотите сохранить грудь, то необходимо поговорить с врачом.

Когда органосохраняющая операция может быть лучше, чем мастэктомия:

У женщины обнаружено две протоковые карциномы in situ небольших размеров, которые расположены очень близко друг от друга в одной из областей молочной железы, и удалены с «чистыми» краями. В этом случае возможно применение органосохраняющей операции – лампэктомии с последующей лучевой терапией. Маммография после операции может подтвердить, что область рака удалена полностью.

У женщины обнаружено две протоковые карциномы in situ небольших размеров в различных областях молочной железы, при этом не отмечается каких-либо других признаков (на основании высококачественной маммографии и МРИ). В этом случае так же может быть применена органосохраняющая операция. При этом выполняется две операции лампэктомии, и иногда может потребоваться повторное иссечение тканей. Маммография после операции может подтвердить, что область рака удалена полностью. После операции проводится курс лучевой терапии, при этом выполняется только полное облучение молочной железы.

Когда выбор не так очевиден и требуется дальнейшая оценка выбора операции:

Размеры протоковой карциномы in situ небольшие, однако отмечается множество позитивных краев иссечения (то есть обнаружение раковых клеток в краях). В этом случае проводится повторное иссечение краев. Если края иссеченных тканей все равно не «чистые» (позитивные), то проводится еще одно повторное иссечение.

Размеры протоковой карциномы in situ средние и при этом после лампэктомии или повторного иссечения отмечается множество позитивных краев иссечения. В этом случае необходима дальнейшее исследование прежде чем решить, какой вид операции подходит Вам в данной ситуации.

Когда мастэктомия может быть лучше, чем органосохраняющая операция:

Протоковая карцинома in situ поражает всю молочную железу либо занимает обширную область либо несколько областей молочной железы.

У женщины выявлен аномальный ген, отвечающий за рак молочной железы (BRCA1 или BRCA2) с сопутствующей протоковой карциномой in situ. В таком случае, даже если опухоль маленького размера, операция выбора – это мастэктомия.

При патологическом исследовании выявлена протоковая карцинома in situ , занимающая обширную область молочной железы, а также позитивные края иссеченной ткани, даже если на маммографии выявляется лишь опухоль средних размеров. Кроме того, на маммографии могут выявляться микрокальцинаты по всей ткани молочной железы.

На МРИ выявляется обширная зона поражения, выходящая за пределы протоковой карциномы in situ , которая выявлена на биопсии. Это означает, что перед проведением МРИ в вены было введено красящее вещество, которое скопилось в определенной области.

С помощью биопсии и лучевых методов диагностик выявлено патологических зон молочной железы.

У женщины удалена ткань от среднего до большого размеров, при этом выявлена протоковая карцинома in situ высокой степени дифференцировки.

У женщины удалена ткань от среднего до большого размера, при этом отмечается множество позитивных краев иссечения. в такой ситуации проведение повторных иссечений нереально.

Во всех перечисленных ситуациях, протоковая карцинома in situ занимала довольно большую часть молочной железы. Поэтому необходимо удаление всей области, для того, чтобы убедиться в том, что удалена вся протоковая карцинома in situ . Однако, в результате простого удаления этой области у женщины остается очень малый объем ткани груди. В этом случае мастэктомия значительно повышает шанс того, что опухоль удалена полностью. А реконструктивная операция после мастэктомии может вернуть женщине форму ее груди.

Есть женщины, которые после мастэктомии даже не хотят реконструктивной операции.

Добавление к лечению протоковой карциномы in situ антиэстрогенной и лучевой терапии может несколько улучшить исходы хирургического лечения.

Тамоксифен: проведено несколько исследований по применению тамоксифена вместо лучевой терапии после хирургического вмешательства на гормонально-зависимых опухолях. Тамоксифен блокирует эстрогеновые рецепторов на клетках раковой опухоли, в результате их рост замедляется. Исследования показали, что женщины, принимавшие тамоксифен, могут снизить риск развития инвазивного рака либо рецидива неинвазивного рака в будущем.

Ингибиторы ароматазы: к ним относятся такие препараты, как аримидекс, фемара и аромaзин.

источник