Меню Рубрики

Что такое ремиссия при раке молочной железы

Удаление груди — нередко болезненный вопрос для женщины с раком молочной железы. Однако избавляться от пораженного органа целиком нужно далеко не всегда. Иногда грудь можно сохранить, убрав только опухоль.

Не всегда нужно удалять и подмышечные лимфоузлы. Даже если вам показано удаление молочной железы, у вас есть возможность бесплатно и единовременно сделать реконструкцию — установить имплантаты по квоте.

Вместе с врачами-онкологами, резидентами Высшей школы онкологии Александром Петрачковым и Анной Ким мы сделали подробный разбор темы.

Онкологическая хирургия молочной железы делится на два вида:

  1. удаление всего органа (органоуносящая операция);
  2. удаление только части органа (органосохраняющая операция).

Мастэктомия — это удаление молочной железы целиком. Единых показаний для ее удаления нет.

Однако обычно мастэктомию проводят, если есть:

  • внутрипротоковая карцинома, которая занимает почти всю железу;
  • несколько очагов. Грубо говоря, вырезать несколько кусков ткани нецелесообразно;
  • желание пациентки (в том числе при совмещении с реконструкцией молочной железы);

Важно! Удаление опухоли или всей железы при метастатическом раке груди нецелесообразно! Это возможно только при наличии осложнений со стороны первичной опухоли.

Да. Чем ниже стадия, тем более щадящие варианты мастэктомии могут быть. Например, возможно полное сохранение всей кожи и соска, а вместо удаленной железы ставится имплантат.

При необходимости реконструкция проводится в несколько этапов — ставится временный имплантат, расширяется и заполняется водой. Затем он растягивает кожу, создавая объем для новой молочной железы. После этого хирург меняет протез на постоянный с силиконом.

Это дискуссионный вопрос. Сейчас считается, что необходимо удалять только клинически позитивные узлы или когда сигнальные лимфоузлы не обнаруживаются. Удаление лимфоузлов действительно снижает количество рецидивов, но качество жизни пациентки может сильно снизиться.

Раньше полная подмышечная лимфодиссекция была популярной операцией, когда онкология была более радикальной. Сейчас от этого подхода уходят. Многие зарубежные исследователи считают удаление лимфоузлов стадирующей операцией. Она нужна, чтобы понять, насколько распространилось заболевание, и выбрать тактику лечения.

Сейчас ее должны делать в следующих случаях:

  • при пораженных сигнальных лимфоузлах,
  • при выраженных клинических показаниях, когда до начала лечения есть пораженные лимфоузлы и они не исчезают после химиотерапии.

Вообще я о таких прецедентах слышал. Но есть правила, как обязан себя вести онколог — он должен обсуждать все возможные варианты с пациенткой. Органосохраняющая операция и мастэктомия обладают схожей эффективностью.

Выбирать, что ей будут делать, будет только пациентка. Если мы видим небольшую опухоль, то мы предлагаем оба варианта.

Женщины бывают разные. Они хотят разных вещей и по-разному относятся к своему организму, телу. Кто-то очень боится рака и настроена еще до визита к врачу все удалить, не всегда врач может переубедить.

Такие прецеденты должны уйти в прошлое, потому что сам пациент должен решать, что ему больше нужно, если врач не видит препятствий со стороны своих возможностей и онкологических познаний.

Частные клиники общего профиля также занимаются реконструкцией после удаления железы. Однако клиники эстетической медицины специализированно занимаются эстетической хирургией — подтяжкой и увеличением молочных желез.

Эстетикой с точки зрения реконструкции занимаются в основном в государственных крупных центрах. Эти операции входят в раздел государственного финансирования. Можно получить операцию по квотам, государство их оплатит.

Чаще всего имплантаты производятся в Америке. Сейчас стали появляться протезы из Кореи, Мексики, Германии и других стран. Какой имплантат достанется пациентке — зависит от того, что разыграно в тендере. Протезы пока не подвергаются импортозамещению.

Они все схожего хорошего качества, стерилизованы и запечатаны. По факту разницы между ними нет — такие же используют в частных клиниках пластической хирургии.

  1. Лимфорея (когда копится жидкость после имплантации) — необходимо пунктировать или дренировать;
  2. Кровотечения;
  3. Протрузии имплантатов (когда имплантат продавливает кожу на месте шва). От этого никто не застрахован, но наибольшие риски есть у пациенток после лучевой терапии — кожа истончается, нарушается ее кровоснабжение и риск осложнений увеличивается.
  1. липосакция, когда забирается собственная жировая ткань в шприцы и потом она пересаживается;
  2. использование лоскута из жировой ткани с сосудами.

Это разные по принципу операции и разные по результату, потому что лоскут позволяет сделать единомоментно полный объем молочной железы. Что же про липофилинг, то это, как правило, не больше 100-200 мл за один сеанс, а это редко когда позволяет полностью восстановить ткань молочной железы.

Органосохраняющие операции предполагают просто удаление опухоли из органа. Формат выполнения зависит от того, насколько большая зона удаляется и насколько женщина хочет косметически восстановить железу.

Можно ограничиться только удалением опухоли:

  • без пластики (с незначительной деформацией, не влияющей на качество жизни);
  • с пластикой лоскутами, восполняющими форму и объем (со спины, живота);
  • с онкопластикой — маскировкой операции под обычную пластическую операцию с помощью перемещения тканей. Это нужно тем, кто хочет неплохой косметический результат (если есть возможность сделать органосохранную операцию).

Если врач предлагает лоскутные пластики, то это тоже может быть исполнено в двух вариантах:

  1. если удалена кожа, то мы берем лоскут с других частей тела с кожей;
  2. если кожа не удалена, то мы можем взять только жир и эта операция часто эстетически выигрышная. Однако она технически сложная: занимает порой 7-8 часов, имеет немало осложнений и мало кто владеет навыками таких операций сейчас.

Показания для органосохраняющей операции — это ранние стадии — T1-T2 (в зависимости от вида новообразования), в том числе после предоперационной химиотерапии.

Фактически, органосохраняющую операцию можно выполнить и при большой опухоли (больше 5 см), просто от органа ничего не останется. Поэтому при больших опухолях мастэктомия целесообразнее.

Примечание: после органосохраняющей операции женщине всегда показан курс (или несколько) лучевой терапии. Теоретически, можно сделать органосохраняющую операцию и на 3-4 стадии, но это необходимо обсудить с врачом. Все зависит от того, какая опухоль у пациентки.

Когда размер опухоли 5 см и больше — в любом случае уйдет большая часть железы и называть операцию органосохраняющей будет уже неразумно. Почему назначается химиотерапия до операции?

Одна из причин — возможность прооперировать органосохранно. Чем меньше размер опухоли, тем меньший объем ткани нужно удалять и тем легче проходит операция. При органосохраняющих операциях можно сделать онкопластику — замаскировать операцию по резекции железы под пластическую операцию. Это будет выглядеть как подтяжка, хотя на самом деле у женщины удалили злокачественную опухоль.

Радикальная резекция не всегда обеспечивает лучший косметический результат по сравнению с мастэктомией.

Лучевая терапия нужна всегда, после нее может много эстетических нюансов:

  • истончение кожи
  • излишняя пигментация кожи
  • сокращение рубцов
  • деформация кожи от лучевого ожога.

К сожалению, все эти эффекты могут помешать эстетическому результату. Но это не отменяет то, что лучевая терапия всегда нужна после органосохранных операций.

Регионы и крупные города уже подтягиваются к Москве и Питеру. А столица и Петербург оперируют на том же уровне, что и западные коллеги. Сейчас общая тенденция – уменьшать объем операций, не делать сверхрадикальных вмешательств, то есть с удалением мышцы.

Если говорить о том, что происходит вне областных центров, то там до сих пор встречаются сверхрадикальные операции. Нужно понимать, что необходимость удаления всей опухоли — это столп всей онкохирургии

Обязательно сначала спросите врача: «Могу ли я сохранить грудь? Если нет, какие есть варианты реконструкции?»

Задача врача — обеспечить полной информацией. Он также должен обеспечить безопасность вмешательства — как онкологического, так и эстетического.

Пациентка приходит к своему онкологу, зная о своей стадии, желании удалить новообразование, страхах. Если она живет далеко и для нее будет проблематично наблюдаться после реконструкции, ей также нужно сказать об этом врачу. Если вы не уверены в своем враче, напишите другим врачам и уточните все.

  • На какой стадии заболевание?
  • Насколько это злокачественная опухоль, требует ли это дополнительного лечения?
  • Какой размер опухоли?
  • Перечислите симптомы: боли, втянутый сосок, гусиная кожа, покраснение и другие поражения кожи.

Все это может послужить критерием к вмешательству и стоит все это задавать своему врачу. Также стоит уточнить, возможна ли реконструкция.

Сохранить грудь — это технически даже проще, чем удалить полностью молочную железу. Однако пока не все и не везде могут делать реконструкции. Обычно происходит так, потому что немногие могут этому обучиться.

Такое бывает из-за дорогого обучения, у кого-то больница не может обеспечить оборудованием, в том числе протезами.

источник

Если у человека с онкологическим заболеванием после лечения не находят признаков рака, врачи обычно говорят о ремиссии (исчезновении симптомов), а не излечении. Почему? К сожалению, при онкологических заболеваниях никогда с уверенностью нельзя сказать, что в организме не осталось раковых клеток: на исследованиях их может быть не видно, но потом они разрастутся и нужно будет снова проходить лечение. Так бывает, например, если остались неиссеченными края опухоли или по организму распространились метастазы, которые на момент постановки диагноза ещё не были заметны. То есть рак может рецидивировать в другом месте. Поэтому после операции нередко врач назначает химиотерапию или лучевую терапию, чтобы уничтожить оставшиеся раковые клетки.

Если рак возвращается, то обычно это происходит в первые два года. Если рецидив не случился в первые пять лет, скорее всего, он уже не произойдёт. Но нужно сказать, что риск повторного развития рака выше, чем первичного, так как химиотерапия и лучевая терапия сами по себе повышают риск развития онкологических заболеваний.

Случится ли рецидив после ремиссии, зависит от разных факторов. И поведение бывшего пациента также может влиять на это.

Если рак предстательной железы (РПЖ) рецидивирует, то чаще всего это происходит в первые пять лет. Поэтому после окончания лечения важно каждые полгода проводить тесты на онкомаркер ПСА (простат-специфический антиген). Также необходимо ежегодно проводить пальцевое ректальное исследование, если во время лечения применялась лучевая терапия. Кроме того, рекомендуется через год после окончания лечения сделать биопсию простаты. Дальнейшая тактика наблюдения определяется врачом.

Нужна ли какая-то особая диета, чтобы снизить риск рецидива? По всей видимости, потребление жиров, особенно насыщенных, влияет на возвращение рака простаты. Другими словами, многие сыры, необезжиренное молоко, сливочное масло, сосиски, бекон, говядина, пицца, — это то, что стоит исключить из рациона.

Что касается физической активности, есть данные, указывающие на её помощь в снижении риска рецидива рака предстательной железы.

Известно, что ожирение при диагностике рака простаты ухудшает прогноз: в частности, обычно опухоль в этом случае более агрессивна, склонна к более широкому распространению. Однако непонятно, улучшит ли перспективы похудение после постановки диагноза и снизит ли это риск рецидива.

Риск рецидива онкологии молочной железы во многом зависит от степени поражения до начала лечения, наличия гормональных рецепторов у опухоли, возраста пациентки и т. д. При раке молочной железы есть несколько больше способов профилактики, чем при других видах онкологических заболеваний. Например, известно, что удаление молочных желёз (и поражённой, и здоровой) снижает риск рецидива. Если опухоль имеет гормональные рецепторы, женщине уже во время лечения могут назначить гормональную терапию, которая продолжится даже при ремиссии (до 5 лет). В дальнейшем рекомендуется проходить обычные для женщин этого возраста исследования (то есть УЗИ молочных желёз до 45 лет и маммографию — после), а также осмотры у врача с той частотой, с которой рекомендует доктор.

Стоит ли после выхода в ремиссию как-то менять свой образ жизни? Установлено, что умеренная физическая нагрузка (не менее 9 часов в неделю, эквивалентные по энергозатратам трём часам ходьбы в среднем темпе) способствует лучшему прогнозу. Однако рекомендаций по наиболее подходящему виду активности нет.

Если у женщины на момент обнаружения рака молочной железы диагностировано ожирение, то при последующей ремиссии риск рецидива оказывается больше. Набор веса после выздоровления также может способствовать повторному развитию заболевания. При этом остаётся неясным, можно ли снизить риск рецидива, похудев после постановки диагноза. Другими словами, при раке молочной железы помочь себе во многом можно до обнаружения РМЖ — поддержание нормального веса скажется на дальнейшем состоянии здоровья.
Что касается рациона, то неясно, влияет ли он на рецидив рака молочной железы. Но врачи рекомендуют употреблять больше фруктов и овощей.

После окончания лечения колоректального рака II или III стадии необходимо с частотой, рекомендуемой врачом, проходить медицинский осмотр, и анализы на раково-эмбриональный антиген (РЭА), а также ежегодно компьютерную томографию (КТ) и колоноскопию. Спустя 5 лет после окончания лечения можно перестать делать анализ на РЭА и КТ. Если лечение включало лучевую терапию, то возможно образование новых опухолей в области живота, хотя это бывает нечасто.

Нужно ли менять образ жизни, чтобы снизить риск рецидива колоректального рака? Серьёзных данных по вторичной профилактике (то есть профилактике рецидива) этого онкологического заболевания нет. Но врачебные ассоциации рекомендуют придерживаться тех же правил, что при первичной профилактике.

  1. Нужно быть физически активным, меньше сидеть.
  2. Необходимо ограничить потребление алкоголя до 1 порции (14 г чистого спирта) для женщин и двух порций для мужчин в день. То есть, например, женщинам не рекомендуется пить больше 150 мл вина в день, а мужчинам — 300 мл.
  3. Лучше бросить курить: курение повышает риск развития колоректального рака и ухудшает прогноз, если заболевание диагностировано.
  4. Избегать «западной» диеты: большого количества мяса, в том числе красного, различных сладостей и т. д.
  5. Возможно, стоит похудеть. Известно, что лишний вес повышает риск рецидива колоректального рака, но нет исследований, доказывающих, что похудение после постановки этого диагноза улучшает прогноз.

На основе имеющихся результатов исследований Американское онкологическое общество (The American Cancer Society) разработало рекомендации для людей, вышедших в ремиссию:

  1. Постарайтесь сохранять нормальный вес или похудейте, если имеются лишние килограммы. Здоровым считается индекс массы тела до 25 кг/м2 (то есть свой вес в килограммах нужно разделить на свой рост в метрах, возведённый в квадрат).
  2. Занимайтесь физическими упражнениями. Как минимум 30 минут в день, не меньше 5 дней в неделю.
  3. Питайтесь правильно, ешьте как минимум 5 порций фруктов и овощей в день. Сколько это? Одной порцией считается 2 мелких плода (например, 2 сливы), 1 средний плод (например, яблоко), половина большого плода (например, пол грейпфрута). Если речь идёт о приготовленных овощах, то 3 столовые ложки с горкой — это и есть одна порция. Картофель не учитывается, так как содержит очень много крахмала. Рекомендуется исключить из рациона красное мясо.
  4. Ограничьте потребление алкоголя до 1 порции в день для женщин и двух для мужчин. Одна порция — это 14 г чистого спирта, то есть 150 мл вина или 350 мл пива.

Считается также, что солнечное излучение негативно сказывается на риске рецидива. Поэтому не рекомендуется посещать солярии, а за 20 минут до выхода на яркое солнце пользоваться солнцезащитным средством.

Также важно помнить, что витамины и пищевые добавки не имеют доказанной эффективности в предотвращении рецидива, а некоторые даже небезопасны. Например, большие дозы витамина A, принимаемого в таблетках, повышают риск развития рака лёгкого у курильщиков, а витамин E увеличивает вероятность возникновения рака простаты.

Если говорить о других заблуждениях, то женщинам не стоит бояться беременеть: это никак не влияет на риск рецидива.

К сожалению, соблюдая все эти рекомендации, вы не можете точно знать, что рецидив не случится: изменение образа жизни лишь немного снижает риски. Поэтому если болезнь всё же вернулась, не стоит винить в этом себя.

источник

Лечение рака груди в современной медицине имеет хорошие результаты, и смертность от этого заболевания снижается. Однако у некоторых пациенток после выполнения мастэктомии или других вариантов операции развивается рецидив рака молочной железы — возвращение признаков опухоли после ее лечения.

Различают 3 типа такого состояния:

p, blockquote 4,0,0,0,0 —>

  • Местный

Он возникает, когда опухолевые клетки через некоторое время снова появляются на первоначальном месте злокачественного новообразования. Такое состояние рассматривается не как распространение рака, а как признак недостаточности первичного лечения. Даже после мастэктомии на груди остаются части жировой и кожной ткани, что делает возможным рецидив рака молочной железы в послеоперационном рубце, хотя это случается редко.

Более высокий риск рецидивирования имеют женщины, которым были проведены органосохраняющие операции, например, лампэктомия, или только облучение.

p, blockquote 6,0,0,0,0 —>

  • Региональный

Это более тяжелое состояние, указывающее на распространение опухолевых клеток по лимфатическим путям через подмышечные лимфоузлы в грудные мышцы, ткани под ребрами и грудиной, во внутригрудные, шейные и надключичные лимфатические узлы. Последние две из указанных локализаций вновь возникшего патологического процесса, как правило, указывают на более агрессивную форму злокачественного процесса.

Частота рецидивов, проявляющихся региональным распространением опухолевых клеток, довольно велика и составляет от 2 до 5% случаев злокачественных образований молочной железы.

p, blockquote 8,0,0,0,0 —>

  • Отдаленный

Под этим термином подразумевается появление метастазов в других органах. При этом вероятность излечения значительно снижается.

Из опухолевого очага раковые клетки попадают в подмышечные лимфоузлы. В 65-75% случаев отдаленного рецидивирования они распространяются из лимфоузлов в кости. В более редких случаях возникают метастазы в легкие, печень, мозг или другие органы.

В некоторых случаях спустя долгое время после излечения первичного очага рак груди возникает снова, но в другой железе. При этом он имеет иное гистологическое строение и другие характеристики. Такие пациентки рассматриваются как впервые заболевшие.

В первые 5 лет, прошедших после мастэктомии без использования дополнительных методов лечения лишь у 60% женщин не появляется новых признаков заболевания. Если проведена только операция, вероятность рецидива рака молочной железы максимальна в первые 2 года после нее и составляет почти 10%.

Исследователи изучили данные историй болезни почти 37000 пациенток и выяснили, что чаще всего развиваются рецидивы при 1 стадии онкозаболевания, так как в этом случае нередко не применяется радикальная операция, а также последующее лечение гормональными средствами.

Общая частота рецидивирования и смертность продолжает оставаться на высоком уровне в течение 10 лет, причем значительный процент случаев происходит в первые 5 лет после лечения. Если у пациентки не были вовлечены подмышечные лимфоузлы (1-я стадия), но она не получала гормональную терапию, вероятность возвращения болезни в течение 10 лет после операции составляет 32%. При поражении лимфоузлов (2-я стадия) этот риск увеличивается уже до 50% при условии только хирургического лечения.

В отличие от других форм рака, злокачественная опухоль молочных желез не считается вылеченной, если в течение ближайших 5-ти лет не появилось новых признаков патологического процесса. Рецидив может возникнуть и через 10, и через 20 лет после первоначального диагноза, однако такая вероятность со временем снижается.

Рецидивирующее течение при новообразованиях груди возникает в том случае, если клетки первичной опухоли сохраняются в этой области или других участках тела. Позднее они вновь начинают делиться и образуют злокачественный очаг.

Химиотерапия, облучение или гормональные препараты, применяемые после первичной диагностики рака, используются для уничтожения возможно оставшихся после операции злокачественных клеток. Однако в некоторых случаях такое лечение оказывается неэффективным.

Иногда оставшиеся раковые клетки годами находятся в неактивном состоянии. Затем они начинают вновь расти и распространяться.

Причины рецидива рака молочной железы неясны, но замечена связь такого состояния с различными характеристиками опухоли. Выявлен ряд общих факторов, которые могут помочь предсказать вероятность возобновления заболевания.

p, blockquote 23,0,0,0,0 —>

  • Вовлечение лимфатических узлов

Распространение опухоли в подмышечные и иные лимфоузлы при первичном диагнозе, большое количество пораженных лимфатических узлов. Если лимфоузлы не были вовлечены, это означает благоприятный исход для пациентки.

p, blockquote 24,0,0,0,0 —>

  • Размер опухоли

Чем больше размер исходного новообразования, тем выше риск рецидивирования. Особенно часто в таких случаях возникает рецидив после частичного удаления железы и связанных с ней лимфоузлов.

p, blockquote 25,0,0,0,0 —>

  • Степень дифференцировки

Это оценка опухолевых клеток под микроскопом. Имеется 3 основных характеристики, определяющих злокачественность рака груди: скорость деления клеток, их гистологический тип (протоковая карцинома более агрессивна, чем тубулярная опухоль), изменение размера и формы клеток. Если образование отнесено к III классу (низкодифференцированный рак), частота рецидивирования выше, чем при дифференцированном новообразовании.

p, blockquote 26,0,0,0,0 —>

  • Статус HER2/neu

Этот ген контролирует образование белка, способствующего росту раковых клеток. При обнаружении такого протеина необходим более тщательный контроль после операции для раннего выявления предраковых изменений в оставшихся клетках и своевременного лечения.

Пациенткам с высоким уровнем HER2/neu требуется иммунотерапия препаратом трастузумаб (Герцептин), часто в сочетании с дополнительной химиотерапией. Герцептин назначается также при неэффективности химиопрепаратов или гормональных средств.

p, blockquote 28,0,0,0,0 —>

  • Сосудистая инвазия

Наличие опухолевых клеток в сосудах опухоли повышает риск рецидивирования.

p, blockquote 29,0,0,0,0 —>

  • Статус гормональных рецепторов

Если опухоль имеет рецепторы к эстрогену (ER+) или прогестерону (PgR+), риск рецидивирования на фоне дополнительной терапии ниже.

p, blockquote 30,0,0,0,0 —>

  • Индекс пролиферации

Это важный прогностический фактор. Белок Ki-67 образуется при делении клеток. Повышение его концентрации ассоциировано с более высокой частотой рецидивирования и сокращением продолжительности жизни.

Эксперты международной группы по изучению рака груди установили, что при положительном ER- или PgR-статусе пациентка может быть отнесена к группе низкого риска по рецидивированию при соблюдении следующих условий:

p, blockquote 34,0,0,0,0 —>

  • рак не распространился на лимфоузлы;
  • опухоль меньше 2 см в диаметре;
  • ядра раковых клеток небольшого размера, мало изменены по цвету и другим характеристикам по сравнению с нормальными (высокодифференцированные опухоли);
  • отсутствует инвазия опухоли в кровеносные сосуды;
  • отсутствует ген Her2/neu.

Даже для небольших опухолей, отнесенных к категории самого низкого риска, при отсутствии дополнительной терапии 10-летний риск рецидивирования составляет 12%.

Эксперты предлагают относить пациенток к таким категориям риска:

Полностью обезопасить пациентку от этого современная медицина не в состоянии.

Тем не менее, многие исследования показали, что профилактика рецидива может осуществляться с помощью дополнительной гормональной терапии. Она уменьшает вероятность возвращения заболевания по крайней мере на 30% и существенно повышает показатели долгосрочной выживаемости.

Для дополнительной (адъювантной) гормонотерапии используются антиэстрогены (Тамоксифен) и ингибиторы ароматазы (летрозол, анастрозол и экземестан). Преимущество отдается последней группе препаратов. Они назначаются после операции.

Чтобы не допустить повторного развития онкозаболевания, после хирургического вмешательства также должна быть проведена современная химиотерапия.

Любая пациентка, перенесшая операцию по поводу злокачественного образования груди, должна знать, как проявляется рецидив, и вовремя обращаться в таком случае к онкологу. Нужно помнить, что его симптомы могут возникнуть через много лет, когда женщина уже снята с диспансерного учета.

Признаки рецидива зависят от типа рака молочной железы.

Местный рецидив

Опухоль появляется в той же области, что и первоначально. Если была проведена лампэктомия, злокачественные клетки могут распространиться в оставшейся ткани железы. После мастэктомии новообразование может появиться в области рубца.

p, blockquote 49,0,0,0,0 —>

  • неравномерная плотность железы или образование в ней «шишек»;
  • изменения кожи на груди, ее воспаление, покраснение;
  • выделения из соска;
  • появление одного или нескольких безболезненных узелков под кожей в области рубца;
  • возникновение области утолщенной кожи рядом с рубцом после мастэктомии.

Региональный рецидив

При этом раковые клетки размножаются в ближайших лимфатических узлах. Проявляется это как образование уплотнения («шишки») или отека в области под мышкой, над ключицей или на шее.

Отдаленные метастазы

Раковые клетки развиваются в других органах – костях, легких, печени, мозге. Наиболее частые признаки:

p, blockquote 53,0,0,0,0 —>

  • упорная постоянная не поддающаяся лечению боль в костях, спине;
  • постоянный кашель;
  • одышка, затрудненное дыхание;
  • потеря аппетита, снижение веса;
  • сильная головная боль;
  • судорожные припадки и другие.

Врач может заподозрить рецидивирование на основании клинических симптомов, данных физического обследования или маммографии. При этом дополнительно назначаются такие исследования:

p, blockquote 56,0,0,0,0 —>

  1. Визуализирующие, то есть позволяющие «увидеть» опухоль или метастазы: магнитно-резонансная, компьютерная, позитронно-эмиссионная томография, рентгенография, радиоизотопное сканирование.
  2. Биопсия с последующим гистологическим анализом: она необходима для определения, является ли новая опухоль рецидивом или другим случаем заболевания, а также для выявления чувствительности к гормональной или таргетной терапии.

Его варианты зависят от многих факторов, включающих размер опухоли, ее гормональный статус, ранее перенесенные вмешательства, общее состояние организма, а также цели лечения и предпочтения пациентки.

При местном рецидивировании требуется хирургическое лечение. Так как оно обычно возникает после органосохраняющей операции, пациентке выполняется удаление всей железы. После ранее выполненной мастэктомии проводится удаление опухоли с частью окружающих здоровых тканей. Также иссекаются подмышечные лимфоузлы.

Облучение рекомендуется лишь в том случае, если оно не проводилась ранее. Назначается химио- и гормональная терапия.

Лечение регионального рецидивирования комбинированное. Оно включает удаление опухолевого очага, пораженных лимфоузлов, облучение, химиотерапию, использование гормональных препаратов.

При лечении отдаленных метастазов хирургические операции обычно не используются, так как опухолевые очаги появляются сразу в нескольких органах. Используется химиотерапия, облучение или гормонотерапия. Цель такого вмешательства – продлить жизнь пациентке и ослабить проявления болезни.

На этой стадии рекомендуется часто оценивать эффективность лечения и влияние его на качество жизни женщины. В это время пациентка должна больше заботиться о себе:

p, blockquote 63,0,0,0,0 —>

  • правильно питаться;
  • достаточно отдыхать;
  • получать эмоциональную поддержку от близких;
  • спланировать действия в случае ухудшения здоровья.

В какой-то момент врач может рекомендовать пребывание в хосписе. Цель этого – сделать жизнь пациентки как можно более комфортной, а медицинский уход за ней – наиболее квалифицированным.

Новое направление в лечении рецидивирования рака груди – таргетная терапия. Она может применяться при любой распространенности опухолевого процесса и хорошо комбинируется с химиопрепаратами. Таргетные средства направлены только против опухолевых клеток, не повреждая здоровые. Научные достижения привели к появлению нескольких видов таргетных препаратов.

Препарат Герцептин применяемый при таргентной терапии рака молочной железы

От 20 до 30% всех случаев новообразований груди сопровождаются присутствием гена HER2, обеспечивающим быстрый рост злокачественных клеток. Поэтому были разработаны специальные препараты, направленные против этого механизма опухолевого роста:

p, blockquote 66,0,0,0,0 —>

  • Герцептин (трастузумаб) – препарат, который распознает и связывается с HER2-позитивными (раковыми) клетками. Его эффекты включают подавление клеточного роста и их гибель. При рецидивирующем течении рака Герцептин может быть использован как монопрепарат или в комбинации с химиотерапией даже при отдаленных метастазах. Даже в виде монотерапии он позволяет излечить до 15% рецидивов HER2-положительных опухолей.
  • Тайкерб (лапатиниб) применяется в комплексной терапии и профилактике HER2-положительного метастатического рака груди. В сочетании с химиотерапевтическим препаратом Кселода (капецитабин) он увеличивает время до развития рецидива опухоли.
  • Авастин (бевацизумаб) – препарат нового типа, подавляющий образование в опухоли новых кровеносных сосудов. Злокачественные клетки перестают получать нужное количество кислорода и питательных веществ и погибают. Доказан положительный эффект этого препарата при любом типе рецидивирования рака груди при сочетании его с химиотерапевтическими средствами. Плюсом этого средства является возможность его применения при HER2-негативных опухолях.

Перечисленные ниже способы терапии рецидивирующего рака груди пока проходят стадию клинических испытаний. Активно идут исследования в таких направлениях:

p, blockquote 67,0,0,0,0 —>

  • действие ингибиторов эпидермального фактора роста (аналогов Герцептина);
  • новые химиотерапевтические препараты;
  • фотодинамическая терапия.

Предсказать исход заболевания довольно сложно. Он зависит как от характеристик вновь образовавшегося очага, так и от состояния организма, возраста пациентки, сопутствующих заболеваний и многих других факторов.

Наиболее благоприятен для пациенток прогноз при локальном рецидиве рака молочной железы. При полноценной терапии и отсутствии поражения лимфоузлов в течение ближайших 5-ти лет после повторной операции живут как минимум 60% больных.

Выживаемость при рецидиве рака молочной железы с отдаленными метастазами обычно составляет не более 3 лет.

Этот калькулятор риска рецидивирующего течения определяет его вероятность на основе степени злокачественности опухоли и вовлечения лимфатических узлов.

Степень злокачественности:

p, blockquote 74,0,0,0,0 —>

  • I – 6 баллов;
  • II – 12 баллов;
  • III – 18 баллов.

Вовлечение лимфоузлов:

p, blockquote 75,0,0,0,0 —>

  • Нет – 6 баллов;
  • Есть – 12 баллов.

Инвазия в кровеносные или лимфатические сосуды:

p, blockquote 76,0,0,0,0 —>

  • Нет – 4 балла;
  • Есть – 8 баллов.

При сложении полученных баллов получается условная величина, которая позволяет определить примерный риск:

Разумеется, подобный подсчет не является абсолютно точным. Однако он помогает убедиться в необходимости тщательного наблюдения у онколога даже после проведенного лечения по поводу первичной опухоли.

О возможностях ранней диагностики и выявления предрасположенности к раку груди, читайте в статье: «Онкомаркеры рака молочной железы».

p, blockquote 80,0,0,0,0 —> p, blockquote 81,0,0,0,1 —>

источник

Что такое ремиссия при раке молочной железы. Рецидив рака молочной железы. Ремиссия и альтернативная терапия рака

Что такое ремиссия при раке молочной железы. Рецидив рака молочной железы. Ремиссия и альтернативная терапия рака

Джейн Е. Хенни, Винсент Т. ДеВита ( Jane Е. Henney , Vincent Т. DeVita , Jr .)

Фиброцистоз . С каждым менструальным циклом в организме женщины рецидивирует двухфазная гормональная стимуляция. В первую фазу ткань молочных желез пролиферирует под воздействием эстрогенов, а во второй фазе прогестероны активизируют альвеолярную секрецию, вслед за которой наступает период инволюции. У большинства женщин эти изменения настолько незначительны, что не вызывают какой-либо симптоматики. Однако у некоторых женщин каждой менструации предшествуют воспалительные реакции, проявляющиеся в уплотнении молочных желез, застойных явлениях в них и болезненности. Эти изменения более типичны для нерожавших женщин и могут стихать после рождения ребенка в период лактации.

При подозрении на кисту молочной железы необходимо в амбулаторных условиях под местной анестезией получить ее аспират, но в некоторых случаях приходится прибегать к помощи экстренной биопсии. Ее проводят в том случае, если: 1) невозможно получить жидкость; 2) в отделяемом кисты содержится большое количество крови; 3) после аспирации жидкости из кисты опухоль исчезает не полностью; 4) после аспирации в течение последующих дней накапливается жидкость. Цитологическое исследование аспирата в диагностическом плане малоинформативно.

В последние годы репродуктивного периода жизни продолжающиеся в течение каждого менструального цикла стимуляция и инволюция молочных желез могут привести к развитию в них диффузного и узелкового фиброза и образованию разнообразных по размеру кист, что называют хроническим кистозным маститом. Это состояние железы может симулировать карциному, но его отличительным признаком служат непостоянные боли, несколько стихающие после менструации. Тем не менее на этом фоне может развиться и карцинома, которая маскируется диффузной узелковостью, свойственной кистозному маститу. Более того, карцинома чаще развивается у женщин с хроническим фиброкистозом, в связи с чем не следует откладывать биопсию подозрительных участков в надежде на то, что узлы исчезнут в конце следующего менструального цикла.

Местное лечение при раке молочной железы (I и II стадии). Основные принципы. Еще лет 10 тому назад считали, что единственным методом лечения при раке молочной железы служит радикальная мастэктомия, при которой удаляли молочную железу, большую и малую грудные мышцы, ипсилатеральные подмышечные лимфатические узлы, а при центральной локализации опухоли — и цепочку ипсилатеральных надключичных и медиастинальных лимфатических узлов. Этот метод обосновывался тем, что раковая опухоль, начиная развиваться из единственного очага, спустя значительный период времени обязательно метастазирует в подмышечные лимфатические узлы, а из них распространяется далее гемато- и лимфогенным путем. Исходя из этого и считали необходимым не допустить распространения опухоли, удалив первичный очаг и окружающие ткани.

Результаты многочисленных исследований позволили кардинально изменить концептуальные основы этого подхода. Согласно современной концепции, раковая опухоль локализуется в самой молочной железе в течение очень непродолжительного периода и вскоре диссеминирует по кровеносным и лимфатическим сосудам. В свете современных представлений основным методом лечения служат удаление первичного опухолевого очага при минимальном изменении формы железы и обеспечении возможности контролировать ее состояние хирургическим методом и проведение рентгенотерапии, а также возможность контроля за отдаленными микроочагами опухоли путем проведения адъювантной системной терапии. В настоящее время нет какого-то универсального и оптимального метода лечения, который можно было бы рекомендовать всем больным. По статистическим данным, в США ежегодно примерно у 50 000 женщин выявляют раковую опухоль размером до 4 см в диаметре, всем им можно рекомендовать органосохраняющее лечение.

Выбор хирургического метода. Радикальная мастэктомия, о которой уже упоминалось, не только не приносит пользу и не увеличивает срок жизни больной, но часто из-за удаления малой грудной мышцы сопровождается отеком руки и рубцовой деформацией и сморщиванием грудной клетки, вследствие чего затрудняются подбор и установка косметического протеза молочной железы. При других хирургических подходах получают сходные результаты в отношении выживаемости больных, но при этом достигается более приемлемый косметический эффект. Радикальная мастэктомия иногда бывает показана больным с локальной инфильтративной опухолью молочной железы.

После удаления молочной железы женщинам могут быть предложены разные формы наружных протезов, но часто они бывают очень грубыми и неудобными. Значительно более эффективна в этом отношении реконструктивная операция. Время ее проведения и косметический результат должны удовлетворять всем пожеланиям больной.

В США наиболее распространена модифицированная радикальная мастэктомия. От радикальной мастэктомии она отличается тем, что при ней, помимо молочной железы, удаляют цепочку подмышечных лимфатических узлов, сохраняя грудные мышцы. Небольшие по размеру молочные железы целесообразно полностью удалить с последующей ее субэквентной реконструкцией, поскольку количество удаленной ткани даже при более щадящей операции, например при квадрантэктомии или сегментарной резекции, может привести к деформации молочной железы.

Тотальная, или простая, мастэктомия представляет собой операцию, при которой удаляется молочная железа, но сохраняются большая и малая грудные мышцы, а цепочка подмышечных лимфатических узлов иссекается при отдельном доступе к ним. При сравнительных клинических испытаниях было установлено, что выживаемость больных после этой операции сравнима с таковой после радикальной мастэктомии. Тотальная, или простая, мастэктомия без иссечения подмышечных лимфатических узлов обычно не рекомендуется, так как врач, не получивший информации об их состоянии, не может правильно провести адъювантную терапию.

Сегментарная мастэктомия (люмпэктомия) и тилектомия заключаются в удалении первичной опухоли и минимального количества окружающих тканей. Обе эти операции имеют целью сохранить большую часть молочной железы. Их рекомендуется производить женщинам, у которых опухоль не достигает 2 см в диаметре, локализуется в периферических отделах железы, а остающейся после операции ткани железы вполне достаточно для достижения эстетического эффекта. Оценить результаты сегментарной мастэктомии можно только при проведении перспектированных рандомизированных исследований. Больных произвольно разделили на три группы. Женщинам первой группы производили сегментарную мастэктомию, второй группы — сегментарную мастэктомию с последующим облучением, а третьей группы — тотальную мастэктомию. У женщин всех групп были удалены подмышечные лимфатические узлы, а тем, у которых в них были обнаружены метастазы, была проведена противоопухолевая химиотерапия. При обследовании больных через 5 лет было выявлено, что сегментарная мастэктомия с последующим облучением, а также дополнительная адъювантная химиотерапия, проведенная больным с метастазами в подмышечные лимфатические узлы, представляют собой наиболее оптимальный метод лечения женщин, размер первичной опухоли у которых не превышает 4 см, а края резецированной ткани не содержат опухолевых клеток. Отдаленные результаты лечения показали, что в этой группе больных уровень выживаемости выше по сравнению с женщинами, которым произвели только тотальную мастэктомию.

Читайте также:  Какие боли при начальной стадии рака груди

При квадрантэктомии удаляют квадрант молочной железы, в котором локализуется первичный опухолевый очаг с поверхностным кожным лоскутом и фасцией большой грудной мышцы. При этом не было выявлено различий в выживаемости в течение 9 лет среди двух групп, одним из которых была произведена только тотальная мастэктомия, а другим — квадрантэктомия с удалением подмышечных лимфатических узлов и последующим облучением. По эффективности операции не отличаются от исключительно травмирующей радикальной мастэктомии, а при локальных рецидивах раковой опухоли эффективным становится последующая операция или облучение.

Лучевая терапия. Другим неоперативным способом осуществления местного регионарного контроля за развитием опухоли служит облучение, к помощи которого с этой целью прибегают в течение уже более 50 лет. Специалисты США оценивали результаты облучения женщин, больных раком молочной железы I и II стадий. В эту группу входили 357 женщин, леченных путем внешнего местного тангенциального и центрального облучения в дозах 44-50 Гр (ежедневно по 2 Гр 4-5 раз в течение недели) с дополнительными 10-20 Гр от каждого внешнего луча имплантированного радия. Было выявлено, что через 6 лет после облучения его эффект был сходен с таковым после обширной операции.

Однако при этом была выделена подгруппа больных повышенного риска местного рецидива. К гистологическим признакам относятся слабая дифференциация ядер клеток, интенсивный клеточный митоз и внутрипротоковая карцинома в первичном опухолевом очаге и прилегающих тканях. Несмотря на то что молочная железа после первичного курса облучения остается интактной, оно может спровоцировать фиброз и уплотнение облученной железы, а также ее уменьшение, что у женщин с небольшими по размеру молочными железами может обусловить косметический дефект. Это лечение несколько повышает риск злокачественного перерождения в облучаемой области, однако результаты длительного наблюдения за больными, прошедшими курс послеоперационного облучения, свидетельствуют о том, что этот риск невелик. Об излечении больной первичным раком молочной железы после операции или облучения судят по результатам исследования ипсилатеральных подмышечных лимфатических узлов. Выявление хотя бы в одном из них признаков раковой опухоли служит прямым показанием для проведения дальнейшего лечения.

Дополнительные методы лечения. Основные положения. Поскольку только 80 % женщин в I стадии и 65 % во II стадии болезни выживали в течение 5 лет после операции, клиницисты начали поиск других методов повышения эффективности лечения болезни. К ним относятся послеоперационная лучевая терапия и разные способы и виды гормонального лечения. Облучение имело целью удлинение продолжительности жизни больного путем местного регионарного контроля за опухолью, тогда как гормональное лечение в виде профилактического удаления яичников ставило перед собой задачу влиять на раковую опухоль уже при свершившемся ее системном диссеминировании. Ни один из этих методов не увеличивает продолжительности жизни больного. Облучение неэффективно, поскольку воздействует только на местный очаг. Гормонотерапия не сопровождается эффектом, вероятно, потому что она не проводится избирательно только по отношению к больным, положительным по эстрогеновым рецепторам, и не всегда доступна. Результаты экспериментов на животных позволили предположить, что химиопрепараты при системном введении могут оказаться эффективными при микрометастазах рака молочной железы.

Выбор химиопрепарата. Было проведено два рандомизированных исследования эффективности химиопрепаратов в послеоперационном периоде, одно из которых было начато в 1972 г. специалистами NSABP , а второе — сотрудниками ракового института Милана в 1973 г. Первая группа исследователей изучала действие мелфалана ( L -фенилаланин горчицы, или L -ФАГ), по сравнению с плацебо, а вторая — комбинированное действие циклофосфамида, метотрексата и 5-фторурацила (ЦМФ). Примерно через 10 лет наблюдений было отмечено, что продолжительность жизни без рецидивов достоверно увеличилась у больных обеих групп, особенно у женщин, у которых в процесс были вовлечены один-три лимфатических узла. Дополнительное лечение химиопрепаратами оказалось малоэффективным в отношении предупреждения появления отдаленных метастазов, а их местное действие сравнимо с таковым, оказываемым облучением в послеоперационном периоде.

В дальнейшем группа американских специалистов из NSABP изучала действие мелфалана в сочетании с 5-фторурацилом (5-ФУ) в сравнении с действием только мелфалана. Мелфалан в сочетании с 5-ФУ оказался более эффективным у женщин в возрасте не только до 50 лет, но и старше, у которых в процесс было вовлечено четыре лимфатических узла или более; уровень смертности в течение 5 лет после операции среди них снизился на 40 %. В третьей группе больных изучали действие мелфалана в сочетании с 5-ФУ по сравнению с действием мелфалана в сочетании с 5-ФУ и метотрексатом. При этом не было выявлено каких-либо преимуществ действия трех препаратов перед действием двух препаратов. У больных четвертой группы в трехкомпонентной комбинации химиопрепаратов метотрексат был заменен на тамоксифен (антиэстроген), что сопровождалось удлинением как периодов, в течение которых рецидивы не наступали, так и общей продолжительности жизни больных. При этом значительно улучшалось и состояние женщин в возрасте старше 50 лет, у которых в процесс было вовлечено четыре лимфатических узла или более. Пять других дополнительных методов лечения еще находятся в стадии разработки.

Целый ряд других исследователей также провели многочисленные клинические испытания. Так, например, в конце 1985 г. в Британском подкомитете по изучению рака молочной железы были проведены сравнительные исследования (примерно 100 наблюдений) эффективности либо антиэстрогенов, либо цитотоксических препаратов (контролем служили нелеченые больные). Результаты этих наблюдений свидетельствуют о снижении уровня смертности среди леченных тем или другим методом женщин, однако наиболее результативным было лечение женщин, находившихся в предклимактерическом периоде и получавших цитотоксические препараты по классической сочетанной схеме (ЦМФ) или же в незначительной ее модификации. Дополнительное системное лечение химиопрепаратами способствует значительному снижению уровня ранней смертности среди женщин в возрасте до 50 лет и эффективно при раке молочной железы у женщин в постклимактерическом периоде; у последних уровень ранней смертности снижается при лечении только антиэстрогенами. На расширенной конференции по проблемам рака молочной железы в Национальном институте здоровья пришли к единому мнению о том, что все женщины, у которых в процесс вовлечены лимфатические узлы, должны дополнительно получать химиопрепараты, из которых наиболее подходящий в отношении оптимального лечения конкретной больной может быть подобран в условиях клиники. Еще одним доказательством эффективности дополнительной химиотерапии при раке молочной железы служит снижение уровня смертности среди женщин разных возрастных групп, представительниц европеоидной популяции, проживающих в США. Так, например, в течение 1976-1981 гг. он снизился на 20 % среди больных женщин в возрасте до 50 лет. Уровень смертности при раке молочной железы значительно выше у нерожавших женщин в возрасте старше 25 лет по сравнению с нерожавшими в возрасте 20-25 лет. Поскольку в начале 60-х годов в США отмечалась тенденция к поздней рождаемости детей (женщины пользовались для этого контрацептивами), естественно было бы предположить повышение уровня смертности от рака молочной железы среди этих женщин в 1976-1981 гг. Однако этот прогноз не подтвердился, что, вне всякого сомнения, связано с широким использованием для их лечения дополнительных химиопрепаратов, что позволяет ежегодно сохранить жизнь примерно 5000 больных раком молочной железы.

Сотрудники института рака в Милане считают, что у женщин в постклимактерическом периоде исход заболевания во многом предопределяется количеством получаемых химиопрепаратов. В течение 5 лет без рецидивов выживали 77 % женщин, получивших 85 % от необходимой (запланированная) дозы препаратов. Число выживших в течение 5 лет без рецидивов уменьшалось до 48 % при получении ими 65 % от требуемой дозы химиопрепаратов. Число подобных больных соответствовало числу больных раком молочной железы, не получавших дополнительной химиотерапии. Анализ результатов дополнительной адъювантной терапии с использованием значительных доз тех или иных химиопрепаратов свидетельствует о корреляции между количеством принимаемых препаратов и ремиссией в течение 3 лет без рецидива у женщин, прошедших курс интенсивной химиотерапии. Это свидетельствует о необходимости раннего начала дополнительной терапии и ее эффективности в отношении прогноза. Кратковременные курсы химиотерапии могут быть так же эффективными, как и длительные, и легче переносятся больными. Как свидетельствуют данные миланской группы исследователей, 6-месячный курс лечения эффективен так же, как и курс, проводимый в течение 12 мес.

Выбор метода дополнительного лечения. Классическое лечение в течение 6-12 мес с помощью циклофосфамида, метотрексата и 5-ФУ (ЦМФ) наиболее апробировано и, вероятно, относится к наиболее распространенной схеме лечения при раке молочной железы. Несмотря на то что при нем эффективны сочетания химиопрепаратов, наибольшие надежды при лечении женщин в постклимактерическом периоде связывают с сочетанием циклофосфамида с метотрексатом, 5-ФУ, винкристином и преднизолоном (ЦМФВП). Несмотря на то что тот или иной набор препаратов следует подбирать индивидуально в зависимости от состояния больной, все же сочетание ЦМФВП можно рекомендовать женщинам со II стадией рака молочной железы (с вовлечением в процесс лимфатических узлов), находящимся в периоде предменопаузы, а также в периоде постменопаузы, но отрицательным в отношении эстрогеновых и прогестероновых рецепторов. Дополнительная химиотерапия обычно не показана больным с I стадией (без вовлечения в процесс лимфатических узлов) болезни, однако они нуждаются во всестороннем клиническом обследовании. Одним из основных прогностических признаков служит степень дифференцирования ядер клеток раковой опухоли. Она имеет даже большее прогностическое значение, нежели другие признаки, например стадия болезни, статус больной в отношении менструального цикла или уровень эстрогеновых рецепторов, позволяющих определить степень злокачественности (агрессивность) опухоли, по которой можно прогнозировать как продолжительность ремиссии, так и общий прогноз. Последующие исследования должны, по-видимому, показать целесообразность использования этого теста для выбора оптимального лечения больных.

Побочные реакции при лечении химиопрепаратами. К наиболее распространенным побочным реакциям относятся чувство недомогания и слабость, тошнота и рвота. Тошнота и рвота часто могут быть купированы приемом фенотиазина как до начала лечения, так и во время него. Алопецию можно предупредить или уменьшить ее проявления путем охлаждения волосистой части головы с помощью предназначенного для этой цели чепца, надеваемого за 30 мин до приема химиопрепаратов и снимаемого через 30 мин после их приема. Отдаленные побочные реакции в настоящее время полностью не определены, но они, по-видимому, неопасны для больной. Так, по данным сотрудников NSABP , из 8483 женщин, находящихся под наблюдением, только у 36 (0,4 %) впоследствии развился лейкоз, а у 7 (0,1 %) -миелопролиферативный синдром. Суммарный риск лейкоза до развития метастатических процессов или после него или до появления второй первичной опухоли или после него составил 0,27 % через 10 лет. Необходимо определить кардиотоксичность препаратов антрациклинового ряда. Несомненно, катамнестические наблюдения должны быть продолжены для того, чтобы определить соотношение терапевтического эффекта и степени риска при проведении любой схемы химиотерапии.

Дополнительное облучение. Широко распространенная в прошлом радиотерапия, проводимая в послеоперационном периоде, эффективна только в отношении снижения числа регионарных рецидивов раковой опухоли. Если у больной в процесс вовлекается четыре лимфатических узла или более, то частота местных рецидивов составляет 15-25 %. При вовлечении в процесс одного-трех лимфатических узлов их частота достигает 5-10 %, а если метастазы в узлах не определяются, она не достигает 2-8 %. При послеоперационном облучении частота регионарных рецидивов может быть менее 5 %, но оно не влияет на продолжительность жизни больных. Частота местных рецидивов у женщин, леченных после операции химиопрепаратами, та же, что и у женщин после курса местной радиотерапии, но у первых увеличивается и срок жизни. Облучение целесообразно проводить при регионарных рецидивах после курса химиотерапии, поскольку оно в 60-70 % случаев тормозит развитие повторной раковой опухоли.

Облучение непосредственно после операции целесообразно проводить лишь в том случае, если определяются остатки опухоли, размер первичной опухоли превышал 5 см или в случае недифференцированной и «воспалительной» формы опухоли.

Дополнительная гормонотерапия. Предыдущие попытки применения гормонов в качестве дополнительных препаратов без предварительного определения эстрогеновых рецепторов не увенчались успехом. Однако в одном из исследований были получены положительные результаты. Через 10 лет наблюдений было отмечено, что продолжительность жизни была больше у женщин в периоде пременопаузы со II стадией рака молочной железы, у которых в результате облучения (по 20 Гр в течение 5 дней) были разрушены яичники и которые после операции получали преднизолон в дозе 7,5 мг/сут на фоне регионарного облучения. Выживаемость в этой группе женщин составила 77 % в отличие от 61 % среди женщин, которым после операции был проведен лишь курс рентгенотерапии. Эффективность антиэстрогенов, например тамоксифена, в качестве дополнительных средств до настоящего времени недостаточно изучена. Однако анализ мировых данных, проведенный в 1985 г. в Бетезде (шт. Мэриленд), убедительно свидетельствует о снижении уровня смертности больных женщин в периоде постменопаузы, получавших в качестве дополнительного лечения тамоксифен. Снижение уровня смертности среди женщин в периоде постменопаузы было еще более заметным, если им проводили адъювантную комбинированную химиотерапию. Лечение антиэстрогенами в дополнение к химиотерапии наиболее эффективно у женщин в периоде постменопаузы, положительных по эстрогеновым рецепторам, и у женщин с осложненными опухолями, т. е. с первичным очагом более 3 см в диаметре и/или вовлечением в процесс четырех лимфатических узлов и более. В настоящее время еще обсуждаются вопросы о том, какое конкретно сочетание химиопрепаратов должно быть использовано в дополнение к антиэстрогенам, а также какова должна быть продолжительность лечения антиэстрогенами (постоянно или же в течение 1-2 лет). Несмотря на это, в настоящее время лечение ими в течение по крайней мере 2 лет можно считать методом выбора.

Лечение при диссеминированном раке молочной железы. Несмотря на то что число женщин с IV стадией рака молочной железы не достигает 10 %, примерно у 1/3-1/2 из всех больных, которым была либо произведена операция, либо проведено облучение, болезнь, как правило, рецидивирует. В связи с этим для определения прогноза и выбора соответствующего метода лечения при метастазировании опухоли необходимо учитывать ее объем и локализацию, статус больной по эстрогеновым рецепторам и скорость прогрессирования болезни. Почти половина больных с метастазами опухоли реагируют на химиотерапию, причем у 1/3 из них наступает полная ремиссия. Несмотря на удлинение в целом продолжительности их жизни, период ремиссии обычно ограничивается 6-12 мес.

Рецепторы гормонов и гормональное лечение. Общепринятые методы гормональной терапии при раке молочной железы ставят своей целью подавление активности эстрогенов или их предшественников. У большинства больных первоначальный уровень эстрогеновых рецепторов (ЭР) остается неизменным, а их уровни в первичном и метастатическом очаге сходны. У женщин в периоде менопаузы уровень этих рецепторов может измениться в ту или другую сторону, т. е. они становятся либо положительными, либо отрицательными по ЭР. Несмотря на то что, согласно статистике, положительные по ЭР женщины более чувствительны к снижению уровня эстрогенов в организме, все же положительный или отрицательный в этом отношении статус в целом не должен влиять на выбор лечения. Больные женщины, у которых ЭР не определяются, могут реагировать на препараты, снижающие активность эстрогенов, а женщины с ЭР могут не реагировать на них. Если во время рецидива не была получена ткань для определения ЭР, план лечения должен основываться на предыдущих результатах исследования ткани молочной железы. Даже если уровень ЭР остается невыясненным, то в 30 % случаев удается добиться улучшения состояния больных, которое обычно продолжается в течение 12-18 мес после проведения гормональной либо подавляющей, либо, наоборот, активизирующей эстрогенную активность терапии. При отсутствии данных об ЭР к клиническим признакам, позволяющим прогнозировать эффективность гормонотерапии, относятся состояние постменопаузы, ремиссии без развития рецидивов в течение более 2 лет, метастазы в мягкие ткани или кости и эффективность гормонов при проведенном до этого лечении. Обычно реакция на гормонотерапию наступает не сразу: в 90 % случаев примерно через 8 нед. Во время лечения может развиться гиперкальциемия, свидетельствующая о его эффективности. На рентгенограмме появляются изменения в костях, соответствующие гормонотерапии, т. е. заживления остеобластических очагов, которые часто ошибочно принимают за прогрессирующую опухоль.

Антиэстрогены. Эти аналоги эстрогена представляют собой препараты выбора при раке молочной железы. Они связывают ЭР, подобно эстрогенам транслоцируются вместе с рецептором в ядро опухолевой клетки, блокируя действие эстрогенов. Тамоксифен в дозе 10 мг дважды в день считается антиэстрогеном выбора. Несмотря на то что 60 % больных, у которых определяются ЭР, реагируют на антиэстрогены, они малоэффективны при лечении больных с метастазами во внутренние органы, особенно в печень. К обычным побочным реакциям на тамоксифен относятся незначительная тошнота, рвота, а в редких случаях — резкое повышение температуры тела. Исключительно редко обычные дозы тамоксифена вызывают помутнение роговой оболочки и дегенерацию сетчатки.

Медикаментозная адреналэктомия (влияние аминоглютетимида). Женщинам в периоде постменопаузы с целью уменьшения выработки эстрогенов рекомендуется лечение аминоглютетими-дом. Он эффективен примерно у половины женщин, ранее высокочувствительных к гормональному лечению. Медикаментозная адреналэктомия с помощью аминоглютетимида (АГ) служит альтернативой хирургической адреналэктомии и угнетает функцию надпочечников, снижая продукцию эстрогенов путем подавления в них синтеза андрогенов и истощения субстратов для ароматизации эстрогенов. Несмотря на то что при медикаментозной адреналэктомии достигается тот же эффект, что и при хирургической (в настоящее время к помощи последней прибегают очень редко), АГ может быть отменен в случае его неэффективности без развития у больной перманентного гипоадреналового статуса. Рекомендуемая доза АГ составляет 250 мг каждые 6 ч. Гидрокортизон в дозе 20-40 мг/сут назначают с целью имитировать действие глюкокортикоида и подавить рефлекторное повышение активности АКТГ. Гидрокортизон более предпочтителен по сравнению с дексаметазоном, поскольку метаболизм этого препарата усиливается под влиянием АГ, в результате чего снижается терапевтическая ценность стероида. К побочным реакциям на АГ относятся повышенная сонливость, высыпания на коже, преходящая атаксия и головокружение, которые чаще бывают внезапными и быстро регрессируют.

Эстрогены. В тех случаях, когда больная прекращает реагировать на тамоксифен или АГ, то единственно возможным вариантом гормонального лечения становятся эстрогены. Такие эстрогены, как диэтилстильбэстрол в дозе 15 мг/сут и этинилэстрадиол в дозе по 3 мг/сут, особенно эффективны при лечении женщин в периоде постменопаузы с метастазами в мягкие ткани и медленно прогрессирующими метастазами во внутренних органах. Остро развившиеся побочные эффекты эстрогенов, например тошнота, рвота и гематурия, купируются циклическим приемом прогестерона.

Андрогены. Некоторым женщинам в периоде пременопаузы можно назначать андрогены, но чаще их используют для лечения женщин в периоде постменопаузы с метастазами в кости.

Хирургические подходы. После внедрения в клиническую практику антиэстрогенов и аминоглютетимида стали реже прибегать к помощи хирургического лечения, в том числе овари-, адренал- и гипофизэктомии.

Овари- и орхэктомия. Женщины в периоде пременопаузы, у которых после проведенного лечения тамоксифеном или другими гормональными препаратами развился рецидив, но без признаков метастазов в печени или распространения по лимфатическим путям в легкие, могут стать кандидатами на овариэктомию. Она эффективна у 50 % положительных по ЭР женщин, тогда как орхэктомия эффективна всего у 20 % мужчин. В среднем продолжительность реакции на этот вид лечения составляет 15-18 мес.

Адренал- и гипофизэктомия. Если после проведенного курса лечения антиэстрогенами и/или овариэктомии у женщин в периоде пременопаузы опухоль рецидивировала, в некоторых случаях прибегают к помощи гипофизэктомии. Хирургическую адреналэктомию производят крайне редко только больным с непереносимостью препаратов, используемых для медикаментозной адреналэктомии.

Химиотерапия. Больным, у которых гормоны оказались неэффективными, или истощенным, или отрицательным по ЭР, а также тем, у которых быстро прогрессирует метастазирование во внутренние органы, назначают химиотерапию. После лечения только одним из химиопрепаратов, например 5-фторурацилом, метотрексатом, доксорубицином или циклофосфамидом, наступает частичный эффект всего у 20-40 % больных. Несмотря на то что наиболее выраженный терапевтический эффект наступает после лечения доксорубицина гидрохлоридом и циклофосфамидом, может быть использовано сочетание цитостатиков, обеспечивающих лишь частичный эффект. Полный терапевтический эффект при лечении чаще всего используемыми сочетаниями препаратов регистрируется У 50-70 % больных, а у 15-20 % достигается полная ремиссия. Таким образом, комбинированная химиотерапия представляет собой метод выбора при метастазах раковой опухоли молочной железы. При лечении по схеме Купера, включающей сочетанное применение (ЦМФВП), эффект достигался у 90 % больных, при этом почти у всех из них он был полным. Однако результаты многочисленных клинических исследований, в которых использовали те же самые препараты в разных сочетаниях, свидетельствуют о том, что терапевтический эффект получают у 40 % больных и только у 10-20 % наступает полная ремиссия. Анализ оказывающих терапевтическое действие доз этих сочетаний препаратов в сравнении с используемыми в классической схеме Купера свидетельствует о тесной корреляции между снижением дозы и уменьшением числа больных, реагирующих на нее. Эта корреляция одинакова при всех сочетаниях химиопрепаратов. Средняя продолжительность ремиссии составляла примерно 1 год, а частичной регрессии опухоли — 6-9 мес. Повторные курсы лечения после начального, вызвавшего кратковременный эффект, могут на очень непродолжительный срок облегчить состояние лишь у 25-40 % больных. Большая частота рецидивов и снижение переносимости лекарственных веществ при повторном введении свидетельствуют о приобретенном или врожденном снижении клеточной резистентности. В этих случаях необходимо тщательное тестирование состояния клеточного иммунитета с помощью моноклональных антител. В некоторых онкологических центрах при применении больших доз химиопрепаратов и проведении аутотрансплантации костного мозга удается добиться длительной ремиссии у большинства больных.

К клиническим признакам эффективности химиопрепаратов относится ремиссия в течение более 2 лет у женщин в периоде пре- и постменопаузы. Результаты химиотерапии во многом зависят от локализации метастазов: она наиболее эффективна при метастазах в мягкие ткани, например в кожу и лимфатические узлы, менее эффективна при метастазах во внутренние органы и почти неэффективна при метастазах в кости, хотя боли при этом нередко уменьшаются.

Выбор того или другого сочетания препаратов зависит от двух факторов: переносимости разных препаратов, а также анамнестических данных, свидетельствующих о противопоказаниях к использованию любого из них, входящих в схему лечения. У больных с метастазами рака, получавших в качестве вспомогательного средства лечения мелфалан, последний может впоследствии перекрестно реагировать с другими лекарственными веществами, такими как доксорубицин или входящими в схему ЦМФ. В то же время больные, ранее лечившиеся сочетанием ЦМФ, поддаются лечению другими сочетаниями препаратов, в состав которых входит доксорубицин. Но маловероятно, что они будут реагировать на стандартные дозы одного препарата после неудачи комбинированного лечения. Эти схемы лечения можно рекомендовать больным с застойной сердечной недостаточностью в анамнезе, но лишь в том случае, если они не реагируют на сочетание химиопрепаратов, не содержащих антрациклин. Максимальная общая доза доксорубицина должна составлять 550 мг/м.

Лечение больных с осложнениями. Кости скелета. У больных с далеко зашедшим раком молочной железы часто появляются боли в костях, в которых выявляют деструктивные процессы. Сканирование костей представляет собой наиболее чувствительный тест, позволяющий выявить ранние признаки метастазов в них, но не отличается результативностью при бессимптомном процессе. Как только у больной начинают нарастать клинические проявления костной патологии, соответствующий участок кости подвергают рентгенологическому исследованию. И только в том случае, если при нем не выявляют патологии костей, проводят их сканирование.

Облучение ограниченного участка кости сопровождается уменьшением болей. По мере прогрессирования болезни, перед тем как назначить облучение, рассматривают вопрос о целесообразности введения наркотиков и оценивают общее состояние больной. С целью предупреждения возможных переломов длинных трубчатых костей можно также проводить облучение их соответствующих участков. Общая доза радиации при этом составляет 20-40 Гр в течение 3-4 нед. Если размер деструктивных очагов в длинных трубчатых костях составляет примерно 2,5 см и более, необходимо провести их внутреннюю фиксацию, а иногда прибегают к помощи операции по замещению головки бедренной кости.

При жалобах больной на боли в спине необходимо провести тщательное неврологическое обследование. При подозрении на метастаз рака в позвоночник проводят компьютерную томографию, а иногда и миелографию для того, чтобы исключить компрессию спинного мозга в результате перелома позвонка или метастазов рака в твердую мозговую оболочку. Паралич предпочтительнее предупреждать, нежели лечить больную после его развития.

Гиперкальциемия. Уровень кальция в крови при раке молочной железы повышается по многим причинам. Метастазы в кости скелета, обусловливающие их деструкцию, могут стать причиной гиперкальциемии, но ее выраженность не обязательно коррелирует со степенью разрушения костной ткани. Реакция организма на гормонотерапию, его дегидратация и иммобилизация больной из-за усиленной реабсорбции кальция из костной ткани, как и продолжительное лечение преднизолоном, также могут обусловить гиперкальциемию при раке молочной железы.

Выраженность симптоматики вынуждает безотлагательно определить оптимальные методы коррекции гиперкальциемии. Наиболее часто встречающиеся симптомы (тошнота, рвота, отсутствие аппетита, сонливость, спутанность сознания, ступор и наконец, кома) можно ошибочно принять за побочные реакции лечения или терминальную стадию рака. Больным с незначительным повышением уровня кальция и вялой клинической симптоматикой может быть достаточным обильное питье и/или введение диуретиков, например фуросемида, и препаратов, повышающих их активность. Если гиперкальциемия обусловлена приемом используемых в качестве дополнительных средств гормональных препаратов, то рекомендуется лечение глюкокортикоидами (дробно 40-100 мг преднизолона или его аналогов) У больных с явлениями гиперкальциемии медикаментозные средства, содержащие кальции, тиазиды и антациды, а также литий, повышающий уровень кальция в сыворотке, должны быть незамедлительно заменены. В этих случаях следует откорригировать также дозы таких препаратов, как дигоксин, действие которых зависит от содержания кальция. Необходимо отметить, что эффективность лечения при раке молочной железы, как и при других злокачественных опухолях, во многом зависит от того, насколько налажен терапевтический контроль за осложнениями в частности за гиперкальциемией. Поскольку при упомянутых подходах к снижению уровня кальция в крови эффект наступает только через несколько дней или недель, то при выраженной гиперкальциемии больным вводят быстро внутривенно пликамицин (митрамицин) из расчета 25 мкг/кг. Этот препарат снижает уровень кальция в сыворотке в течение 48 ч, этот эффект продолжается в течение недели и более. Однако, если за этот период желаемый эффект не был достигнут, препарат вводят повторно в тех же дозах (но не более двух вливаний в неделю). Пликамицин в этих дозах редко вызывает побочные реакции.

Центральная нервная система. Изменения поведения больной или же признаки неврологической патологии центрального или периферического генеза должны вызывать подозрение о вовлечении в процесс головного или спинного мозга. В этом случае необходимо провести полное неврологическое обследование больной, включая компьютерную томографию и спинномозговую пункцию. При выявленных очагах методом выбора при лечении становится облучение всего объема головного мозга. При единичных метастатических очагах следует рассмотреть возможность их хирургического удаления с последующим облучением головного мозга в этих случаях необходимо провести цитологическое и бактериологическое (с целью выявления оппортунистической инфекции) исследование спинномозговой жидкости. При локализации раковых метастазов в мягких мозговых оболочках рекомендуется введение метотрексата в спинномозговой канал.

Орган зрения. Рак молочной железы довольно часто метастазирует в интра- и ретроорбитальные ткани. Видимые изменения с проптозом или без него у больной, страдающей раком молочной железы, служат показанием для выяснения их причины. Параорбитальные метастазы могут быть выявлены при тщательном обследовании глазного дна, тогда как ретроорбитальные — только с помощью компьютерной томографии.

T.P. Harrison. Principles of internal medicine. Перевод д.м.н. А. В. Сучкова, к.м.н. Н. Н. Заваденко, к.м.н. Д. Г. Катковского

Злокачественное формирование в груди развивается из одной патологической клетки. Если раньше этот диагноз ставился людям после 40 лет, то сегодня болезнь часто выявляется у девушек после 25 лет.

В группу риска входит большое число женщин, но среди заболевших много и тех, кто не имеет видимых причин для развития заболевания.

От развития рака груди не застрахована ни одна женщина. Не имеет значение ее социальный статус, финансовые возможности, место проживания.

Хотя специалисты все же смогли обобщить некоторые сведения о факторах, провоцирующих перерождение клеток в молочной железе:

  • Семейная предрасположенность – женщины, которые имеют ближайших родственниц с раком молочной железы, могут носить в себе ген рака в хромосомах под номером 13 и 17. Наличие этого гена повышает риск развития патологии до 10%.
  • Дети и лактация – практика показывает, что отсутствие детей до 30 лет повышает риск поражения онкологией груди. Женский организм создан природой для рождения детей и выкармливания их грудным молоком. Нарушение этого естественного процесса приводит к сбою в организме.
  • Аборты – искусственное прерывание беременности является резким вмешательством в гормональный фон. Организм еще какое-то время продолжает вырабатывать большое количество гормонов, в результате их резкого превышения в молочной железе и яичниках могут образовываться опухоли.
  • Оральные контрацептивы – их влияние на формирование опухоли сильно преувеличено. Исследователи пришли к выводу, что препараты повышают шанс развития патологии на 1%, да и то только в период их использования.
  • Мастопатия – заболеванию подвержены 80% женщин. Оно связано с нарушением гормонального статуса. Многие специалисты относят доброкачественную патологию груди к предраковому состоянию.
  • Возраст – несмотря на то, что злокачественные формирования в груди стали чаще диагностироваться у молодых девушек, заболевание все же характерно для женщин 45-55 лет.
  • Злоупотребление алкоголем и табакокурением – алкоголь и никотин являются сильными канцерогенами, они негативно влияют на способность организма бороться с патологическими процессами.

Большое значение для развития рака молочной железы имеет низкая физическая активность. Современные женщины, живущие в городах, проводят большую часть времени сидя на работе, в транспорте, у телевизора. Если к этому добавить позднее материнство, нежелание кормить ребенка грудью, то риск развития онкоформирования увеличивается во много раз.

Есть пациентки, которые ведут видео-дневники о борьбе с раком. Они записывают ролики, в которых рассказывают о том, как узнали о болезни, какие симптомы ощущали, описывают процесс лечения и дают советы по борьбе с раком.

Кристина, 1990 г.р., рак молочной железы 2 степени. Находится в ремиссии:

Дженни, 1984 г.р., рак молочной железы 3 степени. Находится в ремиссии:

Следующие известные личности столкнулись со злокачественной опухолью молочной железы:

  • американская певица Анастейша лечит вернувшийся спустя много лет рак;
  • не менее известная исполнительница Кайли Мионуг полностью излечилась от болезни;
  • актриса Кристина Эпплгейт избавилась от рака, сделав двойную мастэктомию;
  • звезда сериала Зачарованные Шеннен Доэрти находится в ремиссии с 2016 года;
  • американская рок-звезда Мелисса Этеридж победила болезнь и продолжает свою творческую деятельность.

Важно понять, что нет на 100% действенных методов, которые бы защитили от развития рака груди. Но существует ряд мер, которые способны минимизировать появление и дальнейшее развитие онкоформирования.

Прежде всего, женщина должна регулярно обследовать свои молочные железы. Для этого необходимо раз в месяц осматривать и прощупывать их на наличие уплотнений, неровностей, несимметричности, шероховатости, утрате эластичности.

Для самообследования подходит первая неделя менструального цикла. Обнаружение любых изменений в области груди является поводом для обращения к гинекологу либо маммологу.

Если женщина относится к группе риска, ей необходимо обследовать грудь раз в год с помощью УЗИ или маммографа.

Необходимо следить за здоровьем всего организма, своевременно лечить заболевания женской половой системы. В выработке гормонов принимают непосредственное участие яичники, которые необходимо поддерживать в здоровом состоянии.

Женщина должна вести активный образ жизни. Он подразумевает умеренные физические нагрузки в виде утренней пробежки или продолжительной прогулки. Также важно следить за своим питанием, отдавая предпочтение овощам, зерновым культурам. Необходимо исключить или минимизировать вредные привычки.

Важным событием в жизни женщины должны быть дети, точнее их наличие до 30 лет. Грудное вскармливание минимум двоих детей существенно уменьшает риск развития онкологии груди.

Радикальными мерами профилактики является удаление молочных желез путем мастэткомии. Метод применяется, если у пациента существует высокий шанс развития патологии. Однако он несет за собой возможные послеоперационные осложнения и продолжительный период восстановления в физическом и психологическом плане.

Онколагами и маммологами рак груди был классифицирован на 4 стадии. Основой для разделения на стадии служит размер онкоформирования, его инвазивность, поражение лимфатических узлов, наличие вторичных очагов в организме.

Описание стадий онкологии груди:

  • 1 стадия – новообразование имеет размер около 20 мм, прорастает в ткани железы, не распространяет метастаз;
  • 2 стадия – формирование имеет размер 20-50 мм, лимфатические узлы подмышечной впадины могут быть затронуты или нет;
  • 3 стадия – новообразование может быть любого размера, узлы лимфатической системы спаяны между собой или с жировой клетчаткой, они сформированы в конгломераты;
  • 4 стадия – онкоформирование любого размера, в организме присутствуют вторичные очаги.

При метастазировании онкологический процесс чаще переходит на кости скелета, печень, легкие. Реже поражается кожа, головной мозг, надпочечники.

Выявление рака груди на первых стадиях позволяет успешно с ним бороться. Для этого женщина должна следить за своим организмом.

Признаки, которые могут свидетельствовать о наличии онкоформирования в груди:

  • Уплотнение – оно прощупывается при самостоятельном обследовании, бывает любого размера, подвижным или неподвижным, безболезненным. За уплотнение может быть принят увеличенный лимфоузел в подмышечной впадине. Это также должно насторожить.
  • Изменение формы – резкое беспричинное увеличение железы либо изменение ее формы связаны с ростом образования. Особенно должно насторожить изменение только одной из желез.
  • Выделения из сосков – при надавливании на сосок из него может выделяться слизь, кровянистая жидкость. В целях самодиагностики следует постоянно просматривать внутреннюю сторону бюстгальтера на наличие пятен. В период беременности допускаются беловатые выделения.
  • Изменение кожи – наличие отеков, покраснений, втяжек, которые не связаны с тесным бельем, являются признаками онкологического процесса.
  • Изменение соска – наличие в области соска кровоточивой раны, его втянутость свидетельствует о наличии патологии.
Читайте также:  Какие боли бывают при раке груди

Отсутствие уплотнения вовсе не означает, что онкологического процесса в груди нет. Опухоль с диффузным ростом без плотной части выявить можно только при инструментальном обследовании. Поэтому так важно проходить его раз в год.

При обнаружении того или иного признака не стоит паниковать. Но и надеяться на то, что проблема пройдет сама также не следует. Лучшим решением будет посещение гинеколога или маммолога.

При подозрении на онкологию груди следует незамедлительно обратиться к гинекологу. Он сможет внимательней осмотреть молочные железы и направить на дополнительную диагностику.

Основные виды обследования груди:

  • Консультация маммолога – специалист проводит осмотр желез как при самообследовании, обращая внимание на симметричность груди, состояние кожных покровов, наличие уплотнений, увеличенных лимфоузлов, выделений из соска.
  • Маммография – основной диагностический метод, подразумевает рентгенографию желез. Специалист может обнаружить уплотнение, определить его размер и форму.
  • УЗИ – наиболее доступный метод. Он позволяет получить изображение новообразования, выявить поражение узлов лимфатической системы.
  • Биопсия – забор ткани проводится из увеличенного лимфоузла, чтобы определить степень его поражения. Биоматериал исследуется на наличие онкологических частиц и степень их изменения. Возможно исследование биоматериала из самой опухоли.

Осмотр у специалиста и маммография относятся к ранним формам диагностики. УЗИ и биопсия назначается только при обнаружении уплотнения.

Терапия рака груди может быть радикальной, условно радикальной и паллиативной. Цель радикального метода в полном излечении, а паллиативного – в продлении жизни и избавлении от страданий.

  • Хирургическое вмешательство – цель метода в полном удалении новообразования и соседних тканей. При необходимости удаляются региональные лимфоузлы. Железа может быть иссечена полностью или частично.
  • Химиотерапия – метод состоит из приема специальных препаратов, которые негативно влияют на онкологические частицы. Они выпускаются в виде растворов и таблеток.
  • Лучевая терапия – метод, при котором пораженная часть груди подвергается радиационному облучению. Его относят к вспомогательной терапии, поскольку он помогает исключить рецидивы после хирургического вмешательства.
  • Гормонотерапия – метод призван уменьшить выработку эстрогена, который влияет на рост многих онкоформирований.
  • Народные средства – метод основан на увеличении сопротивляемости организма раковым образованиям за счет повышения иммунитета. Для этого используются такие натуральные компоненты как оливковое масло, пчелиные продукты и прочие.

Онкологи часто используют несколько методов. Так перед оперативным вмешательством может быть проведена гормонотерапия, а после удаления новообразования пациенту назначают химиотерапию. Все действия специалистов направлены на полное избавление организма от злокачественных частиц, чтобы минимизировать рецидив.

Наиболее высокий прогноз ожидает пациентов, которые начали лечение на 1 стадии патологии. Он составляет около 90%. Женщина достаточно быстро восстанавливается.

Пятилетняя выживаемость при 2 стадии болезни составляет 80-85%. Если в течение нескольких лет онкологический процесс не рецидивировал, то в дальнейшем этого не случится.

Наименее благоприятный прогноз пятилетней выживаемости при патологии 4 стадии, он составляет всего 10%. Однако за каждый год стоит бороться, тем более что медицина постоянно развивается в этом направлении.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter .

Long-term tumor remission under trastuzumab treatment for HER2 positive metastatic breast cancer – results from the HER-OS patient registry
Источник: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4230522/

В этом исследовании мы исследовали пациентов с прогрессирующим заболеванием в течение как минимум 2 лет после диагностики неоперабельного локального рецидивного или метастатического рака молочной железы при непрерывном лечении трастузумабом. Наша основная цель состояла в том, чтобы оценить долгосрочный результат пациентов с долговременным ответом на трастузумаб.

268 пациентов с HER2-положительным неоперабельным локально рекуррентным или метастатическим раком молочной железы и не прогрессирующим заболеванием в течение по меньшей мере 2 лет при лечении трастузумабом были задокументированы ретроспективно или перспективно в реестре HER-OS, инструментах онлайн-документации, в период с декабря 2006 года по сентябрь 2010 года 71 Немецкие онкологические центры. Конечной точкой исследования было время прогрессирования опухоли.

В целом, 47,1% пациентов (95% доверительный интервал (ДИ): 39,9-54,1%) оставались в состоянии ремиссии более 5 лет, а среднее время до прогрессирования составляло 4,5 года (95% ДИ: 4,0-6,6 года). Более низкий возраст (менее 50 лет) и хорошее состояние работоспособности (ECOG 0) во время начала лечения трастузумабом, а также полная ремиссия после первоначального лечения трастузумабом были связаны с более длительным периодом прогрессирования. Прерывание терапии трастузумабом коррелировало с более коротким временем прогрессирования.

HER2-положительные пациенты, которые первоначально реагируют на паллиативное лечение трастузумабом, могут достичь долговременной ремиссии опухолей в течение нескольких лет.

Хотя большинство больных раком молочной железы можно излечить от их заболевания, до 20% будет развиваться метастатический рак молочной железы (MBC). Рецептор фактора роста эпидермиса человека 2 (HER2) сверхэкспрессируется или усиливается в 15% опухолей молочной железы и связан с более агрессивным поведением опухоли, более короткой безболезненной и общей выживаемостью . Показано, что Trastuzumab (Herceptin®), моноклональное антитело, направленное против HER2, улучшает выживаемость в сочетании с химиотерапией по сравнению с лечением, не основанным на трастузумабе . Поэтому он стал стандартным лечением при адъюванте и метастатическом HER2-положительном раке молочной железы. Хотя большинство пациентов с МВС, получавших схемы на основе трастузумаба, развиваются в течение одного года , у немногих пациентов наблюдается длительная ремиссия . Ограниченные данные были опубликованы в отношении долгосрочной ремиссии при лечении трастузумабом и обычно основаны на сообщениях о случаях заболевания или небольших числах пациентов . Аспекты, такие как клинические прогнозные факторы долгосрочного ответа на трастузумаб или оптимальная продолжительность терапии трастузумабом у пациентов с МВС, получающих стабильный ответ, еще не сообщаются. Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы оценить долгосрочный результат пациентов с долговременным ответом на трастузумаб. Кроме того, факторы, которые могут быть связаны с долгосрочной ремиссией опухолей при трастузумабе, были идентифицированы в исследовательском анализе.

Пациенты с HER2-положительным неоперабельным локально рекуррентным или метастатическим раком молочной железы и прогрессирующим заболеванием в течение не менее 2 лет при непрерывной терапии трастузумабом (полный или частичный ответ или стабильное заболевание) отвечали критериям включения, которые должны быть задокументированы в базе данных HER-OS. Положительный статус HER2 определяли как окрашивание иммуногистохимическим (IHC) окрашиванием 3+ или иммуногистохимическим окрашиванием 2+ и положительной флуоресцентной гибридизацией in situ (соотношение FISH, HER2 / CEP17> 2,2). В период с декабря 2006 года по сентябрь 2010 года 447 пациентов, получавших лечение трастузумабом, были зарегистрированы в 71 немецком медицинском центре в базе данных HER-OS, онлайн-платформе документации для пациентов с прогрессирующим раком молочной железы HER2. База данных для реестра была создана комиссией по обзору (см. Вклад авторов) в виде сборника отчетов о случаях. Проект выполнил критерии неинтервального исследования в соответствии с законодательством Европейского сообщества и Германии и поэтому не требовал голосования этического комитета . Пациенты дали информированное согласие на проверку их медицинской документации в соответствии с руководящими принципами обзорной комиссии. В общедоступной базе данных HER-OS (владелец Roche Pharma AG, Германия) была включена документация по демографическим данным, клинико-патологические данные первичной опухоли, стратегии лечения и сопутствующие заболевания. Лечение трастузумабом, дальнейшая противоопухолевая терапия и статус опухоли регистрировались каждые 6 месяцев после начала лечения трастузумабом. Допускается ретроспективная, а также частичная ретроспективная документация. Данные пациентов были анонимизированы.

Конечной точкой исследования было время прогрессирования опухоли (ТТП). База данных HER-OS была закрыта в сентябре 2010 года. Период наблюдения до прогрессирования заболевания или окончания исследования составил 41,2 месяца (медиана, диапазон: 24,3-117,1 месяца).

Только 268 из 447 пациентов (60,0%) имели полную документацию по предшествующим методам лечения, отвечали критериям включения, не прогрессировали в течение по меньшей мере 2 лет после начала лечения трастузумабом и поэтому считались пригодными для дальнейшего анализа.

Поскольку это исследование было неинтерактивным, пациентов лечили по выбору врача. Медики выбрали интервалы и дозы лечения трастузумабом, а также комбинацию трастузумаба с другими химиотерапевтическими или эндокринными лечениями. Врач также определил интервалы наблюдения за сердцем, которые в основном выполнялись через 6-месячные интервалы.

Статистический анализ был сфокусирован на сводном и подробном описании данных. Если не указано иное, проценты отображались как скорректированные значения, так что пациенты с отсутствующими данными не принимались во внимание.

Первичная переменная результата исследования была временем прогрессирования опухоли (ТТП). Непараметрические оценки выживших функций вычислялись методом Каплана-Мейера. Различия в распределении времени анализировали с использованием теста лоренгета Peto. При многовариантном анализе, включающем все параметры одномерного анализа, прямой выбор выполнялся с входом 0,25 и пребыванием 0,15. Результаты считались статистически значимыми при p-значении ≤0.10. Анализы в подгруппах были сделаны post-hoc и должны рассматриваться как поисковые. Статистический анализ выполнялся с помощью программы SAS ™ версии 9.2.

Медианный возраст при диагностике рака молочной железы составлял 53,8 года (диапазон 29-86 лет). 27,2% пациентов (n = 64) имели метастазы при первом диагнозе рака молочной железы. 37,5% пациентов (n = 94) были отрицательными гормональными рецепторами. Из этих пациентов с неметастатическим заболеванием при диагнозе 76,6% (n = 131) получали химиотерапию в адъювантной установке, 42,7% (n = 73) — схему, содержащую таксаны. 50,9% (n = 87) получали адъювантную эндокринную терапию, 8,2% (n = 14) адъювантное лечение трастузумабом. Медиана безрецидивной выживаемости для 131 пациента с неметастатическим заболеванием при диагнозе составила 3,3 года (диапазон: 1 месяц — 15,5 года).

Во время рецидива заболевания или возникновения метастатического заболевания 15,3% (n = 41) из 268 женщин страдали от неоперабельного локального рецидивирующего заболевания, 52,2% (n = 140) от отдаленных метастазов и 32,5% (n = 87) от обоих, Метастазы были преимущественно обнаружены в кости (n = 102, 38,1%), печени (n = 88, 32,8%) и легких (n = 75; 28,0%). Метастазы головного мозга присутствовали только у 2,2% зарегистрированных пациентов (n = 6).

В целом, пациенты имели хороший статус работы в начале терапии трастузумабом. 49,8% (n = 115) имели статус работоспособности Восточной кооперативной онкологической группы (ЭКОГ) 0. 42,2% (n = 108) пациентов имели нормальный вес, а 51,6% (n = 132) имели избыточный вес или ожирение, а 6,3% (n = 16) были недостаточными.

Почти каждый пятый пациент (19,4%) имел соответствующие сопутствующие заболевания, которые были преимущественно гипертонией (10,1% всех пациентов) или сердечной аритмией (2,6% всех пациентов).

В таблицах 1 и 2 представлены подробные характеристики пациентов во время диагностики рака молочной железы и в начале лечения паллиативным трастузумабом. Таблица 1
Характеристики пациента при диагностике рака молочной железы

Состояние заболевания до начала лечения трастузумабом

Хотя введение трастузумаба в виде недельного и трехнедельного вливаний было сбалансировано в начале паллиативного лечения, большинство пациентов переходили на трехнедельные интервалы во время терапии (84,0%).

У 78,4% женщин трастузумаб был начат в сочетании с химиотерапией (n = 169, 63,1%) или с эндокринным лечением (n = 92, 34,3%). Наиболее часто применяемыми химиотерапевтическими агентами были таксаны (40,3%, 20,9% паклитаксел, 19,4% доцетаксела), винорелбин (22,4%) и антиметаболиты (17,2%, 12,7% капецитабина, 2,6% гемцитабина, 1,9% фторурацила). Антрациклины также сочетались с трастузумабом у 2,6% женщин (2,2% доксорубицина, 0,4% эпирубицина). В случае эндокринной терапии в сочетании с трастузумабом пациенты получали в основном ингибитор ароматазы или тамоксифен. У 21,6% женщин (n = 58) трастузумаб использовали в качестве одного агента.

17 пациентов (6,4%) получали более низкие дозы трастузумаба из-за прерывания терапии, в основном из-за других заболеваний. Наиболее частыми причинами прерывания терапии трастузумабом были желание пациента (1,5%) или сердечное неблагоприятное событие (1,1%). Пациенты, перенесшие прогрессирование в течение 6 месяцев после прерывания трастузумабом (n = 3), были исключены из дальнейшего анализа.

Для включения в исследование потребовался клинический ответ на лечение трастузумабом. 38,7% пациентов (n = 103) имели полную ремиссию, 32,0% (n = 85) частичную ремиссию и 29,3% (n = 78) стабильное заболевание как лучший ответ на лечение трастузумабом. Ремиссия (полная или частичная) была зарегистрирована после медианного времени в 7,3 месяца с начала лечения.

До конца исследования 126 пациентов (47,0%) имели прогрессирующее заболевание при непрерывном лечении трастузумабом с предполагаемым средним временем прогрессирования (ТТП) 4,5 года (95% ДИ: 4,0-6,6 года). По оценкам, 47,1% пациентов (95% ДИ: 39,9-54,1%) сохраняли ремиссию более 5 лет, 40,5% (95% ДИ: 32,1-48,7%) в течение более 7 лет и 29,2% (95 % CI: 15,1-44,8%) более 9 лет (таблица 3, рисунок 1). Таблица 3
Время прогрессирования опухоли в конце каждого года во время наблюдения

Вероятность прогрессирования при паллиативном лечении трастузумабом.

Пациенты, которые были моложе (возраст

В многофакторном анализе прерывание лечения трастузумабом оказывалось связанным с более коротким ТТП (р = 0,0015, данные не показаны).

В нашей группе пациентов, которые ответили, по меньшей мере, на 2 года на лечение трастузумабом на неоперабельный локальный рецидивирующий или метастатический рак молочной железы, может быть достигнута долгосрочная ремиссия опухолей в течение нескольких лет. Среднее время прогрессирования в нашей группе исследований составляло 4,5 года. Мы могли бы определить, что младший возраст (в возрасте до 50 лет) и хорошее состояние работоспособности (ECOG 0) при начале лечения трастузумабом были связаны с более длительным ТТП. Прерывание лечения трастузумабом коррелировало с более коротким ТТП при одномерном и многомерном анализе.

У терапии Трастузумаба повышенная частота ответов и время выживания в метастатической обстановке . Мы можем сообщить о полной ремиссии 38,7% у пациентов с HER2-положительным, получающих лечение трастузумабом для лечения рака молочной железы. Насколько нам известно, мы первыми описали клиническую когорту пациентов с распространенным заболеванием рака молочной железы, которые в течение нескольких лет получают лечение трастузумабом.

Длительное наблюдение после 3-5 лет является исключительным в метастатической литературе о раке молочной железы, так как средний диапазон выживаемости составляет от 2 до 4 лет. В то время как большинство пациентов с метастатическим раком молочной железы временно реагируют на обычные методы лечения, большинство из них развивают признаки прогрессирующего заболевания в течение 12-24 месяцев терапии первой линии . Тем не менее, некоторые пациенты, которые достигают полной ремиссии после химиотерапии, остаются в этом состоянии в течение продолжительных периодов времени, а некоторые даже за 20 лет . Tomiak et al. сообщили, что 20% пациентов с метастатическим раком молочной железы, достигших полной ремиссии с химиотерапией, были живы и без прогрессирования заболевания более 5 лет . В другом ретроспективном анализе 147 женщин в пременопаузе с метастатическим раком молочной железы, получавших химиотерапию, 28% пациентов, как сообщается, были живы после периода наблюдения 5 лет . В группе из 1581 пациентов с метастатическим раком молочной железы, получавших терапию антрациклином в течение максимум 2 лет в 1970-х и 1980-х годах, были описаны полные показатели ремиссии 16,6%. 3% пациентов оставались в полной ремиссии более 5 лет . Долгосрочные выжившие, описанные в этих исследованиях, обычно были молодыми, имели превосходный статус работы и ограниченную метастатическую болезнь. В соответствии с этими результатами мы смогли показать, что из всех клинико-патологических параметров, возраст начала лечения трастузумабом (в возрасте до 50 лет), хорошего состояния работоспособности (ECOG 0) и первоначального ответа на лечение трастузумабом (полная ремиссия) были связаны с более длительным ТТП. Однако у пациентов с только частичным или стабильным заболеванием была длительная опухоль. Интересно отметить, что в нашей группе пациентов сайт рецидива заболевания не ассоциировался с ТТП (неработоспособное рецидивирование локуориального заболевания по сравнению с метастазами в кости против висцеральных метастазов).

Поскольку наша база данных была задокументирована в нескольких учреждениях, она отражает реальность медицинского обслуживания пациентов с положительным MBC HER2 в период с 2006 по 2010 год. Большинство пациентов получили трастузумаб в сочетании с химиотерапией или эндокринной терапией, тогда как 20% пациентов получали только трастузумаб как монотерапия. Согласно опубликованным данным, трастузумаб в качестве одноагентной терапии первой линии в МВЦ показал эффективность. 57% ответивших пациентов имели стабильное заболевание более 12 месяцев . Сообщалось, что у HER2 положительных пациентов с MBC, которые прогрессировали по крайней мере в одном цитотоксическом режиме, сообщалось о частоте ответа 48% (19% полной или частичной ремиссии, 29% стабильной болезни) с монотерапией трастузумабом . В этом исследовании одна треть пациентов жила более трех лет с монотерапией трастузумабом.

Мы смогли продемонстрировать, что прекращение терапии или прерывание следует избегать, поскольку это связано с более коротким ТТП в нашей группе пациентов. Непрерывное подавление пути HER2 может быть важным и уже было продемонстрировано преимуществом применения трастузумаба вне прогрессии . Наши данные подтверждаются ретроспективной когорты из 84 пациентов, получавших трастузумаб для MBC в двух разных учреждениях. Одно из учреждений прекратило лечение трастузумабом после двух лет ответа, в этом учреждении длительные показатели ответа были ниже, чем в учреждении, которое продолжало лечение трастузумабом после двух лет ответа (длительные показатели ответа 6 против 11%) . Хотя может быть и польза от более длительного лечения трастузумабом в метастатической обстановке, продолжительность лечения трастузумабом пока неясна.

Исследование было разработано, чтобы найти новые гипотезы относительно долгосрочной ремиссии. Поэтому уровень значимости p

Хотя доля метастатических больных раком молочной железы с длительной ремиссией опухолей мала, мы подтверждаем, что положительные пациенты с HER2, которые первоначально реагируют на паллиативное лечение трастузумабом, могут достичь долговременной ремиссии опухолей в течение нескольких лет.

FJ получил гонорары спикеров, В. М. получил финансирование исследований и вознаграждение от Roche. AS и WA участвуют в Консультативном совете от Roche. Все остальные авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

IW анализировал и интерпретировал данные и составлял рукопись, ВМ участвовала в интерпретации данных, а составление рукописи, WM, WS, AS, MK и FJ представляло обзорную комиссию, помогало в сборе данных и критически пересматривало рукопись. Все авторы дали окончательное одобрение версии для публикации.

Эта работа была поддержана неограниченным исследовательским грантом от Roche Pharma AG, Гренцах, Германия. Статистический анализ проводили Anfomed GmbH, Möhrendorf, Германия.

Думаю, что каждый из нас, кто прошел лечение онкологического заболевания , хотя бы раз задумывался о том, что можно и нужно сделать для того, чтобы избежать рецидива рака . Лично у меня до сих пор проходит холодок по спине, когда я иду на очередной контроль или проверяю свою грудь после душа.

Я этого не скрываю. Да, я Светлана Догусой, автор «Рак не приговор» и человек, который заявляет, что здорова после лечения рака, я боюсь, что болезнь снова вернется ко мне. Так же как я боюсь того, что у меня может быть кариес, что мне, не дай Бог, конечно, упадет какой-нибудь предмет на голову на улице, задавит машина или случится что-нибудь еще, что может привести к летальному исходу.

Похоже, что я со своими страхами совсем не одна. К примеру, вот одно из писем, которое я получила не так давно от Галины:

Здравствуйте, Светлана! Я подписана на Вашу рассылку. Получаю рекомендации, что нужно делать, чтобы не было рецидива.
Я не злоупотребляла алкоголем, не курила, вела здоровый образ жизни (как и мои соседки по палате, когда я лежала в онкодиспансере с диагнозом РМЖ 1-я стадия).
Прошло 3 года после операции… Стала практически веганом, думаю, летом перейду на сыроедение (сейчас очень трудно и в финансовом плане тоже-овощи-фрукты очень дорогие).
Ищу причину болезни — бесполезно…Уже 3 года читаю, читаю… Ничего не могу понять. Очень боюсь рецидива.

Галина, спасибо Вам большое за Ваше письмо и Ваш вопрос. Прежде всего, хочу пожелать Вам здоровья и сказать, что делаете Вы все правильно. Редко кто сможет вот так самостоятельно собраться с силами и кардинально пересмотреть свой образ жизни и питания.

Что касается поисков причины болезни, к сожалению, на ее поиск можно потратить слишком много времени и так никогда и не найти ее. Ведь Вы же сами пишите, что всегда вели правильный образ жизни, а рак все равно настиг Вас. К тому же есть люди, кто и курит, и злоупотребляет алкоголем, а им хоть бы что!

Можно, конечно, попробовать определить , но это может быть и плохая генетика, и экология. К слову сказать, генетические анализы становятся с каждым днем все более доступными. Людям с высоким риском возникновения онкологии можно предпринимать профилактические меры заранее или просто «быть на чеку».
Не смотря на все это, никто на 100% не сможет сказать Вам, что именно послужило причиной болезни.

Вернемся всё же к страху рецидива. К сожалению, даже если человек начинает вести здоровый образ жизни и пересматривает свое отношение к жизни, страх рецидива и страх смерти всё равно может преследовать.

«И что же теперь делать?» — спросите Вы. Ну, если хотите, могу предложить: а давайте бояться ВМЕСТЕ?! 🙂

Смешно, правда? Только будет ли это выходом из положения?

Нужно понимать, что БОЯТЬСЯ — это совершенно НОРМАЛЬНО! Это инстинкт самосохранения. Страх помогает нам выживать, заставляет нас заботиться о себе, следить за собой и за своим здоровьем.

Задумайтесь, что Вы делаете для того, чтобы у Вас не было кариеса? Да, вы чистите зубы каждый день!

А что Вы делаете для того, чтобы Вам не упала, скажем, тающая сосулька на голову? Да, Вы не ходите весной в теплый день под крышами домов!

А что Вы делаете для того, чтобы Вас, не дай Бог, не задавила машина? Да, Вы внимательно переходите дорогу и только на зеленый свет!

А теперь скажите, может ли все это ГАРАНТИРОВАТЬ то, что у Вас никогда не будет кариеса, Вам никогда не упадет сосулька на голову или Вы никогда не попадете в аварию?

Так каких же гарантий по поводу невозврата болезни Вы хотите получить от врачей или кого-либо еще?

Гарантий нет никаких, но это не значит, что все так плохо, и мы ничего не можем сделать для того, чтобы у нас не было повторения болезни.

Вряд ли это будет секретом, что слово «БОЯТЬСЯ» несет в себе два заряда: и положительный, и отрицательный, смотря как на него посмотреть.

Положительный — мы боимся, и это нам дает силы и стимул для того, чтобы заботиться о своем здоровье. К примеру, когда человек узнает о своем диагнозе, то сразу бросает курить, употреблять алкоголь или что-то еще вредное для здоровья, на что у него не хватало силы воли до того, как было испытано сильное чувство страха за свою жизнь.

Отрицательное влияние, когда страх мешает нам жить, парализует, неся деструктивный характер.

Следовательно, нужно сделать так, чтобы страх превратился из деструктивного в конструктивный. Что для этого можно сделать?

Вы просто должны быть готовы и «вооружены»!
К примеру, что делают люди, которые живут в сейсмоопасной зоне? У них есть четкий план действий. Этому учат со школьной скамьи.
К сожалению, нас не учили, что делать при онкологических заболеваниях. Но этому у Вас есть возможность научиться сейчас.
У Вас тоже должен быть четкий план действий на случай рецидива или на случай постановки не очень веселого диагноза… Как на этой картинке: четкий план действий как себя вести.

Будут ли гарантировать эти действия то, что Вам удастся выжить при землетрясении? Конечно же нет! Но то, что эти действия могут помочь выжить при землетрясении — это точно!

Так давайте же вместо того, чтобы бояться лучше выберем ВМЕСТЕ сделать все для того, чтобы болезнь не повторилась.

Медики говорят, что следующие мероприятия, которые Вы сможете провести уже сегодня, снизят риск рецидива на очень значительную цифру:

  1. Правильное питание — Вы найдете множество информации про антираковые диеты;
  2. Отказ от курения и чрезмерного употребления алкоголя;
  3. Регулярные физические нагрузки — занимайтесь спортом!;
  4. Переехать, если возможно, в экологически благополучную зону. По возможности сделать все, чтобы минимизировать влияние плохой экологии (пить очищенную воду, использовать в жилище только экологически чистые продукты и т.д.);
  5. По возможности, стараться минимизировать влияние стрессов;
  6. Ежегодный и обращение к врачу немедленно при возникновении каких-либо необычных, нехарактерных, подозрительных симптомах;
  7. и заботиться о своем здоровье;
  8. Проанализировать дерево своей семьи на наличие «плохих» генов. В случае необходимости сделать генетический анализ мутации генов, отвечающих за защиту организма от развития онкологии. В случае выявления мутации, провести профилактические действия.

И в заключении я хочу опубликовать письмо Ольги. Я очень благодарна ей, потому что она очень помогает мне, да и всем читателем проекта «Рак не приговор», отвечая на Ваши вопросы в комментариях, в поиске полезной информации для повышения качества жизни людям, столкнувшимся с диагнозом рак.

Антираковая тарелка от Давид Серван-Шрейбер, автора книги «Антирак» Вам в помощь.

Недавно Ольга увидела на Фэйсбуке ролик австралийки Мишель Харрис с призывами сделать все возможное, чтобы рак не вернулся и не стал метастатическим. Она выложила его на свою страницу в Фэйсбук. На сегодняшний день у этого видео уже 106 тысяч просмотров. Я думаю, что оно будет очень полезным для просмотра.
(К сожалению, по техническим причинам я не могу выложить видео на сайт. Вы можете кликнуть на картинку для просмотра видео на сайте фэйсбук (видео откроется на новой странице)).

Перевод карточек, который выполнила Ольга специально для всех нас:

2 года назад я была продиагностирована с раком груди 3 стадии. Он распространился на 27 лимфоузлов. С операцией, химией и радиацией мне был дан 40%-й шанс на выживания в следующие 5 лет.
Мне было 42 года, моим детям было 4 и 9 лет. Мне повезло: если бы мой рак распространился куда-нибудь ещё – у меня была бы 4-я стадия. Нет лечения для 4-й стадии.
Лечение не было тяжелым. Тяжело было смотреть смерти в глаза. Тяжелы переживания, что рак может вернуться. Если он вернётся куда-нибудь, он будет 4-й стадией. Если рак в 1-й, 2-й или 3-й стадии вернётся – он будет 4-й стадией.
4-я стадия означает, что рак распространился. Каждый онкобольной стоит перед лицом такого потенциального возврата.
Доктора периодически нас проверяют. Но кроме этого мы скрещиваем пальцы на удачу и молимся. Большинство пациентов в 4-й стадии, когда им говорят, что нет лечения, пробуют что-то ещё.
Существует много методов лечения, которые можно попробовать. Такие как: Артесунат, высокие дозы витамина С + озон, гипертермия, вакцина с дендритными клетками, фотодинамическая терапия, добавки: такие как индол 3 карбинол, селен, витамин Д, грибной комплекс, цитрусовый пектин, йод, медицинская марихуанна, рыбий жир, пробиотики.
Вы можете защелачивать ваш организм.
НЕЛЬЗЯ сахар, молочные продукты, мясо (особенно красное), мучное, алкоголь!
Каждый день пейте отжатые холодные соки, преимущественно – зелёные (не больше, чем один кусочек фруктов).
Ешьте органически чистые продукты.
Занимайтесь физическими упражнениями, и успокаивающими йогой, медитацией. Смотрите комедии и смейтесь! Больные в 4-й стадии выживают!

Прочитайте книгу «Рак. Радикальная ремиссия. 9 ключевых факторов для полного выздоровления» (“Radical remission”) доктора Келли Тернер (Kelly Turner), изучайте сайты Ty Bollinger, Kris Carr, Chris beat cancer. Читайте “Shattering the cancer myth”, автор Katrina Ellis. В Австралии проверьте Ian Gawler и Laura Bond. Делайте больше, чтобы предотвратить 4-ю стадию.
Если у вас есть рак зачем скрещивать пальцы и надеяться, что у вас не будет 4-й стадии?
Мониторьте ваши циркулирующие опухолевые клетки в крови. Они растут, когда рак растёт.
Лечение для рака в 4-й стадии лечит и циркулирующие опухолевые клетки. Этот анализ позволит выяснить, какое лечение работает для вашего рака.
Разве это не стоит того, чтобы попытаться? Чтобы убедиться, что вы делаете всё, чтобы предотвратить 4-ю стадию.
Скрещивание пальцев на удачу – не самый лучший выход! Делайте больше, чтобы предупредить 4-ю стадию!»

Всего вам самого доброго, а главное — берегите себя! С уважением, Ольга.

Спасибо большое, Ирина за Ваш комментарий и за Ваши теплые слова! Я очень рада, что Вы заняли активную жизненную позицию, которой придерживаюсь и я. Здоровья Вам на долгие годы!

Светлана, а это специально для Вас, я плакала…
ОТРЫВОК ИЗ СТАТЬИ: ПАУ Д-АРКО — МИФЫ И ПРАВДА
Автор статьи: Бугаева Е.В. и Хлебников Н.К.
***
Все началось в мае 1989 года.
Жил молодой, красивый и полный надежд на будущее человек. И было ему радостно оттого, что все впереди…
Но вот однажды, в майский день ему был поставлен диагноз: рак (лимфогранулематоз Па КС).
Врачи предложили лечение. И начались месяцы борьбы, тянувшиеся как годы. Годы борьбы за жизнь!
В сознании не укладывалось, что все надежды на жизнь могут оборваться вот так, просто, в самом начале.
Человек не мог себе даже представить, что будет вставать солнце, будет земля, ветер, море, звезды. Будет все. А его не будет!
Узлы были увеличены над ключицей, в средостении, в подмышечных областях и на брыжейке. Началось облучение.
Первые пятнадцать дней на линейном ускорителе была получена доза в 40 Гц.
Но уже через пять дней ожог пищевода, бронхов, слюнных желез.
Трудно дышать, говорить и даже пить воду, а самое главное постоянная тошнота, от которой невозможно было избавиться.
Через десять дней стали выпадать волосы, и роскошная кудрявая шевелюра быстро покинула голову.
Состояние стремительно ухудшалось ожог печени, селезенки, постлучевая пневмония (ожог легких), постлучевой перикардий (ожог сердца), ожог кишечника и репродуктивных органов.
Из-за того, что была добавлена доза облучения до 90 Гц к общей сумме.
Хочу отметить, что летальная доза 100 Гц, которая вызывает смерть, через несколько часов или дней за счет повреждения центральной нервной системы!
Доза в 10-50 Гц смерть через 1-2 недели (внутренние кровоизлияния).
Доза 3-5 Гц 50% облученных умирает в течение 12 месяцев (поражение костного мозга).
Вероятная оценка на 1 Гц (стохастические эффекты): — смертность от лейкоза 2 человека на 1 000 облученных лиц. — рак щитовидной железы 10 человек на 1000; — рак молочной железы 10 человек на 1 000 и так далее.
Врачи присоединили химиотерапию (винкристин, винбластин).
Анализ крови больше напоминал воду, чем-то, что дает жизнь организму.
И человек «сломался». Он перестал вставать, ощущать мир, радоваться солнцу …, всему.
В палате, где он лежал, почти постоянно горели бактерицидные лампы. И кроме врачей туда никого не пускали.
А от сознания безысходности и одиночества, словно «вырвали из рук надежду», было жутко.
Когда открылось кровотечение, стенка напротив его кровати покрылась алыми струйками крови, хлеставшей из горла.
Усмехнувшись про себя, он подумал: «Как в Петродворце. Самсон, разрывающий пасть льву».
Сознание затуманилось и стало покидать, уже не способное бороться тело.
Врачи, кое-как уняв кровь, поспешили выписать его домой. «Домой!», звучало у человека в голове, «скорей домой!»
Передавая его на руки матери, врачи, опустив глаза, сказали: «Крепитесь. Не более трех недель».
Дома, куда так стремился попасть человек, его кровать поставили так, чтобы он мог видеть, кто приходит в квартиру.
Сил подняться, по-прежнему не было. Но надежда вернулась, хотя помочь ему в его беде уже никто не мог.
Приходили друзья, приходили родственники, и он знал, что это прощальные визиты.
Вера и надежда жила только в нем и его старенькой маме инвалиде, у которой дороже него никого не было.
Страх пережить собственного ребенка давал ей силы бороться вместе с ним.
Через несколько дней он увидел своих родственников из Прибалтики, которые приехали в траурных одеждах и с венками — они приехали его хоронить.
Однако до этого, буквально за час, ему из аэропорта привезли небольшие баночки с капсулированной травой.
Их передали ему друзья из США.
Баночки были небольшие, но человек еще не знал, какая сила скрывается за простым названием Пау Д`Арко (кора муравьиного дерева).
Увидев, что родственники в некотором замешательстве: «Неувязочка! Рано приехали», и, собрав волю в кулак, стал принимать переданные ему заветные травяные капсулки.
Принимал в таких количествах, как подсказывало ему его обожженное, но бьющееся сердце.
И стал ждать.
Первый шаг, первая прогулка на улице.
Сам! Своими ногами! Боже, как хорошо!
Первая ступенька на лестнице! Всё! Вершина покорилась!
Когда закончились отведенные врачами сроки, человек поехал в больницу для контрольного обследования.
И каково же было удивление врачей, когда они его увидели.
Ведь он был сорок первый.
Сорок своих друзей, сорок товарищей он проводил за время пребывания в больнице. В долгий и никогда не оканчивающийся путь.
Он всех помнил по именам и лицам. Самому старшему из них было тридцать три года, он еще ощутил «возраст Христа», а самому младшему шестнадцать лет.
Это с ними он делился все время частью своей надежды и тягой к жизни.
Это он, по одному, провожал их по длинному коридору больницы на железной грохочущей каталке.
Это он с ними спускался петляющими лабиринтами вниз за очередной дозой облучения.
Это он, пока у самого были силы, водил их в ближайший кинотеатр на ночной сеанс.
Это с ними, перед тем как «сломаться», будто в предчувствии, закатил вечеринку, собрав всех в одной палате! «Синий, синий иней
Лег на провода,
В небе темно-синем
Синяя звезда…»
Пела гитара и все хором. Это была последняя ночь, когда они были все вместе.
Это к ним, за два месяца приходили разводиться мужья и жены.
Это их матери кричали в коридоре:
«Бог, забери меня, вместо ребенка!», когда врачи в палате пытались в последний миг «вернуть» им жизнь…
Воспоминания об этих людях живут в нем. Они оставили его вместо себя.
Человек выжил и вернулся туда, где он был, чтобы предотвратить, чтобы предостеречь, не дать возможности развиться раковой катастрофе…
Двенадцать лет назад этим человеком была Я! Бугаева Елена Владимировна

Очень трогательный рассказ. Статья переносит нас в далёкий 1989 год. Не знаю, где лечилась автор статьи, но помню как в 1990 году я ухаживала в онкоцентре за родственником. Как-то ему стало плохо, затошнило, и я позвала на помощь. Прибежала врач и сказала: «Ну как же! Я выписывала ему лекарство от тошноты! Посмотрите!» И она показала мне список назначенных медикаментов, большинство из которых НИКОГДА ему не выдавались медсёстрами. Я была в шоке! В стране был беспорядок, и это отразилось на системе зравоохранения тоже. Может поэтому автору статьи пришлось провожать друзей «по длинному коридору больницы на железной грохочущей каталке».
Насчёт Пау Д`Арко. Меня всегда настораживает, когда восхваляется продукт, который малоизвестен и не на слуху в производящей его стране. США находится на 6-м месте в мире по количеству онкозаболеваний (Дания — на первом) , если верить ВОЗ. В то же время выживаемость там улучшается из-за прогрессивных методов лечения. В стране много онкологических исследовательских центров и клиник, проводится много клинических испытаний. Ведётся просвещение населения о раке, его профилактике и лечении. Много есть сайтов врачей — сторонников альтернативного лечения, а также людей, победивших рак. Но информация о Пау Д`Арко там замалчивается. Почему? Вот что вычитала. Pau d’arco стал известен медицинскому сообществу в 1960-х годах. В то время, доктор по имени Теодор Мейер узнал о растении от племени из тропического леса, и использовал его для лечения пациентов, страдающих от лейкоза (рака крови). Он сообщил, что растение полностью вылечило пять больных раком. Тогда в больнице в Южной Америке использовали чай из травы для лечения больных раком и сообщили, что pau d’arco снизил боли и излечил опухоли у некоторых пациентов. Эти истории попали в прессу, и Пау д ‘ Арко был расхвален как чудо лекарство от рака в мире. Pau d’arco привлек внимание американских исследователей и фармацевтических компаний, и были проведены научные исследования с ним. Ученые изолировали активный химикат, найденный в коре и назвали его лапачол. Несколько исследований показали, что лапачол был эффективным против раковой опухоли в организме крыс, это сделало его многообещающим как лекарство от рака. В 1974 году однако, Национальный институт рака пришел к выводу, что количество pau d’arco, необходимое для того, чтобы быть эффективным против рака в организме человека, приведет к токсичным побочным эффектам и перестал исследовать pau d’arco как лекарство от рака. Среди прочего это может вызвать внутреннее кровотечение. А компонент муравьиного дерева — лапахол (лапачол) способен вызывать мутации в хромосомах.
Беременные и кормящие женщины не должны использовать Пау д ‘ Арко, так как его эффекты во время беременности не были исследованы достаточно. Pau d’arco разжижает кровь, может привести к анемии когда используется в течение длительного периода времени. По этой причине pau d’arco применять не следует до операции или у пациентов с анемией или кровоточащими проблемами. Следует покупать продукт у известного производителя. В Канаде в 1987 году, химический анализ 12 коммерческих продуктов показал, что только один содержит активный ингредиент лапачол, и это в мизерных количествах. Пау д ‘ Арко, импортированный из Аргентины, как правило, считается имеет высокое качество коры.

Читайте также:  Какие бывают стадии рака груди

Здравствуйте, Ольга! Спасибо Вам за комментарий. Я думаю, что у Елены Бугаевой есть право восхвалять продукт, потому, что он помог ей выжить. Она сама врач-онколог, профессор, Кавалер ордена Пирогова. И в то время ей некогда было думать о том, признан продукт или нет в стране, где его производят. А продукт действительно достойный, мне его рекомендовала онколог-реабилитолог после курсов химиотерапии. Я покупаю Пау д’Арко у известной компании производителя, продукт имеет cтандарт GMP.К сожалению, мы сами часто ищем альтернативные методы лечения, когда врачи помочь уже не в силах. Поэтому прежде всего важна профилактика! Но увы, и ах.. когда что-то случается, тогда ищещь возможности. Я благодарна врачам за их помощь, они честно выполняют свою работу, они лечат.

Информацию о Пау д’Арко автору статьи негде было тогда получить: Интернет появился только в 1991 году. Но была вера в целебный продукт. Стандарт GMP гарантирует соблюдение особых условий при его производстве, но не гарантирует того, что препарат будет эффективным против болезни. Даже какая капсула применяется, есть ли доступ воздуха к препарату в ней, как долго он сохраняет свои свойства и не портится внутри капсулы — всё важно. В Штатах все лекарственные препараты проходят контроль со стороны Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration, FDA). Но витамины и пищевые добавки этому контролю не подвергаются, а потому принимаются населением на свой страх и риск. Именно поэтому следует внимательно изучить продукт, прежде чем принять его внутрь.

Здравствуйте, Светлана! Я снова Вам благодарна. Ваш сайт поддержал меня в самые страшные дни, а теперь живу надеждой, что не будет рецидива. Очень здорово Вы придумали «давайте бояться вместе». Вместе всё легче пережить! У меня в апреле очередное обследование. Верю-верю-верю, что всё ХОРОШО. (а в душе ведь немного страшновато…)

Елена Владимировна! Я очень, очень рада за Вас. Я представляю, что пришлось пережить, так как я видела и ощущала это, каждый раз приходя в палату к мужу. Все остается навсегда внутри, вырвать, спрятать невозможно, когда сегодня ты видишь человека, говоришь с ним, а завтра его уже нет…
Желаю Вам удачи, чтобы рядом с Вами были всегда любящие и понимающие люди

Книга «Рак. Радикальная Ремиссия» доктора Келли Тернер стала «Нью-Йорк таймс» бестселлером и является обязательной для прочтения больными раком. За многие годы исследований, Келли выяснила общие факторы, что объединяет всех выживших от рака людей. В своей книге она делится всеми действиями, основываясь на опыте этих людей, чтобы радикально изменить жизнь и здоровье, и победить рак.

Увидела, что доктор Келли Тернер предлагает свой он-лайн курс о радикальной ремиссии за 245 долларов, что является огромной суммой за книгу для простых американцев. Для сравнения: стоимость «второго мнения» независимого врача от 250 до 750 долларов. В интернете можно скачать эту книгу на русском языке бесплатно.

Самое главное — это здоровый образ жизни. Вредные привычки увеличивают риск рецидива в разы! Поэтому следите за своим образом жизни и старайтесь укреплять иммунитет.

В подтверждение этого замечательное видео «Лимфоциты и онко-клетки. Работа иммунной системы», пригодное для просмотра всей семьёй, вкратце и доступно о том как работают лимфоциты, являющиеся частью имунной системы

Инесса! Не совсем с Вами согласна. Мой муж вел и ведет здоровый образ жизни, но болезнь настигла после гриппа, который сломал хромосому. В период проведения ПХТ в клинике я видела большинство людей, которые также ничем не злоупотребляли и вели ЗОЖ, но тем не менее заболели.

Иммунная система состоит из многих органов (костный мозг, тимус, селезенка, лимфатические узлы, миндалины и лимфоидная ткань, находящаяся в большом количестве в тонком кишечнике), в которых возникают и работают иммунные клетки. Именно с них приходят главные «воины» организма, которыми являются лимфоциты. Как работают лимфоциты иммунной системы
Самым крупным скоплением имунных клеток в организме является лимфатическая ткань, находящаяся именно в стенке кишечника. Там находятся папулы, разбросанные вдоль всей толстой кишки, и лимфатические узлы. По-другому их называют «пейеровые бляшки». Наибольшее количество последних встречается в подвздошной кишке.
Поэтому для укрепления иммунитета хочу посоветовать:
1. Принимать пробиотики, потребление должно занимать 6 месяцев, чтобы восстановить бактериальную микрофлору.
2. Принимать достаточно жидкости.
3. Увеличить приём растительной клетчатки в рационе питания.
4. Регулярно опорожнять желудок.
5. Употреблять продукты с противоглистным действием: лук, чеснок, тыкву.

Лимфатическая система – один из основных элементов иммунитета человека. В отличие от кровеносной системы, лимфатическая система не имеет своего насоса (как сердце для кровеносной системы), и поступая в сосуд, лимфа движется за счёт сокращения мышц близлежащих и окружающих её тканей и органов. Главный двигатель лимфы – это сокращение диафрагмы. При глубоком дыхании не только кровь обогащается, но и лимфа разгоняется. Так же периодически нужно шевелить всеми незагруженными мышцами, чтобы лимфу разогнать.
Выживание при раке увеличивается при посильных физических нагрузках. Например ходьба хотя бы 30 минут 5 раз в неделю. Великолепным упражнением для улучшения циркуляции лимфы являются прыжки на батуте. Но их нельзя делать при тяжелых формах рака.
Важно поддержать печень, она тоже является составной частью иммунной системы. Для обеспечения эффективной работы печени важно сбалансировано питаться, принимать витамины, антиоксиданты и эссенциальные фосфолипиды. Очень рекомендуется растение расторопша пятнистая. Препараты расторопши пятнистой улучшают образование и выведение жёлчи, обладают гепатопротекторным действием.

Нужно принимать с пищей витамин Д. Он играет ключевую роль в стимулировании иммунной системы, которая без достаточного потребления витамина Д не может бороться с серьезными инфекциями в организме. Для Т – клеток чтобы обнаружить и уничтожить инфекцию необходимо сначала «сработать» и преобразоваться из обычных неактивных и безвредных иммунных клеток в клетки-убийцы. Т – клетки полагаются, в первую очередь, на витамин Д для того, чтобы активироваться. Когда Т – клетка находится в контакте с вирусом или бактерией, она превращается в сигнализирующее устройство, известное как рецептор витамина Д, которое ищет витамин по всему организму. Если Т – клетки не могут найти в организме достаточное количество витамина Д, то они даже не будут начинать борьбу. Действие витамина Д снижает вероятность заболевания раком, и повышает шанс на выживание если болезнь уже есть. Уровень витамина Д можно проверить с помощью теста 25-ОН витамин Д.
Ещё один важный тест, позволяющий определить тяжесть заболевания, называется С-реактивный белок. Это может позволить врачам поменять их тактику лечения и улучшить выживаемость по онкологическому поводу.
Надежда, очень желаю вашему мужу поправиться! Не опускайте руки. С лимфомой не сталкивалась, но читала, что даже при 4 ст. есть хорошие шансы на излечение. И ещё. Очень важно иметь хорошего врача, который вам в этой борьбе поможет.

Дорогая Светлана! Я часто вспоминаю мудрое видео «Обида» из вашей темы «Как простить обиду и зачем обиды надо прощать?». Жалко, что оно затерялось среди других тем. Стрессы способствуют возникновению рака. Поэтому важно уметь с ними справляться, если хочешь быть здоровым.

Добрый день, меня зовут Мария, 2 года назад мне тоже поставили страшный диагноз «» «Рак»»»прошла 6 курсов химиятерапии, мои близкие ничего не знают об этом, волосы не выпали, только похудела очень… Вот тоже страхи возникают, очень боюсь что это может повторится..

Хочу задать вопрос посетителям сайта: какими были ваши онкомаркёры на момент заболевания? Нормальными? Повышенными? Врачи отслеживают онкомаркёры как в процессе лечения (чтобы убедиться, что терапия эффективна), а также когда пациент в ремиссии и признаков заболевания нет. Были ли скачки и падения показателей?

С онкомаркерами на момент заболевания бывает по разному. Например, у меня при наличии РМЖ по всем показателям была абсолютная норма.
Обязательно надо проходить комплексное обследование и не полагаться только
на маркеры.

Спасибо вам за ответ. У родственницы на момент диагностирования рака молочной железы в 3-й стадии все онкомаркёры были в пределах нормы (?!). Зато когда в ремиссии, малейшее их повышение вызывает тревогу.

Первая операция в 2012 году. рак желудка. 2016 рецидив 2 операция но только сиптоматическая опухоль не смогли вырезать. 6 курсов страшной химиотерапии опухоль убрали. Через полгода увеличились лимфоузлы опять химия. ВООБЩЕ надо настроиться к рецидивам и не падать духом. Мне сейчас 60 лет но я настроен дожить до 70. на все воля БОЖЬЯ.

Главная причина рецидива — неустраненная онкодоминанта в психике, психофизиологичесий источник рака. Для полного излечения, необходимо работать с психосоматическими причинами болезни! Это доказывается в книге психоонколога В.Л. Матреницкого «Канцерогенный ум. Психосоматические механизмы рака». Читайте и сами все поймете!

Здравствуйте?! Я из Казахстана. 2года назад моему сыну ставили диагноз Острый лимфобластный лейкоз common вариант. Получили полный курс лечения… тоисть химиютерапию и луч. Уже год в ремиссии. Поддерживающая терапия закончится через 6 месяцев. Я очень очень сильно боюсь рецедива. Подскажите пожалуйста что-нибудь.

После поддерживающей трапии надо будет переходить на профилактическую,

возможно лет на пять. Пока все раковые клетки не сдохнут. А может и пожизненно или пока не найдут ученые действенно лекарство.
Я бы посоветовал пить постоянно чагу + чистка организма от скоплений онкоклеток отварами трав Полыни, чистотела, болиголова, тысячелистника.
См. методика Образцова. Всего ничего намолоть кофемолкой траву и сьедать
перед едой чайную ложку. Но! все это под наблюдением врача. Можно еще
найти хорошего фитотерапевта по рекомендации пациэнтов. Увы рак легче предупредить чем его лечить. Кстати после питья трав волосы не выпадают.
Раньше иммунку подымали укусом пчелы, применяли прополис, перо лука зеленое-свежее перо чеснока. А вообще надо искать причину возникновения
рака. Известно что рак возникает и опухоли. Опухоли возникают при поражении организма вирусами, микроорганизмами, бактериями, грибками.
Отсюда не уничтожив в организме агента причины возникновения опухоли вы
не избавитесь от воникновeния новых опухолe. Посeму neрвoначальнo надo сдать всe сooтвeтствующиe аналиzы. Биoхимию в инфeкциonкe пoлны аналиz(там дo ста и бoлee наимнoвани), gрибки в кoжвeндисnансeрe ну и у вирусoлogov микрoбиoлogov…дoрogo а чтo дeлать?
l

Да… рак это нечто! Его легче предупредить чем лечить!
Если попал то реально чем то помочь могут только хирурги а там профилактическая
терапия до конца жизни. См. метод Образцова. Правда его метод не всем может помочь но
это хоть какая то надежда на жизнь. Применять жесткую химиотерапию и облучение
я бы не стал, так как при разложении опухоли убивается сразу печень, то есть организм поражается ядами убитых злокачественных клеток. Причем жесткое облучение костей? там же кровотворящие клетки. Вот кибернож может быть полезен в некоторых случаях, ну а дальше профилактическое лечение-другого пути вроде как нет пока! Желаю всем кто сильно хочет жить выздороветь.

Ольга. Профилактическое лечение состоит из двух разных методик.
Первая предназначена абсолютно здоровому человеку. Она предполагает изменить весь образ жизни и работы под местные условия. К примеру вы переехали на дальний север. Вот живете на Новой земле к примеру. Ну вы метеоролог.
Если питаетесь как обычно то через год а может и раньше вам обеспечена цинга.
Так как у вашего организма появляется напряженка с витаминами. А вот чукчи как то выживают. Отсюда присмотревшись к ним перейдем на нерпу, свежедобытую рыбу, оленье мясо и все ОК.
Возмем другой пример. Вы попали в длительную командировку в самую онкологическую местность в Голландии или Норвегии хотите выжить? Присмотритесь к местному коренному населению что оно ест и пьет.
Увидите что там в ходу чай из чаги, травка сабельник в ходу, чистотел да и другие местные травки.
Природа так создала симбиоз флоры и фауны в этом районе чтобы все выживали. Практически там где какие то заболевания преобладают там и произрастает лекарство прямо под ногами! Надо просто увидеть и понять как это лекарство правильно принимать. Если вы эту лекарственную травку принимаете как добавку в пищевой рацион то вы сто% не заболеете.
Еще пример большое ущелье начало его с ледников. Там естественно холодные ветры туристы в нем часто простывают а так как еще и крутые подьемы то эти два фактора обеспечивают вам заболевания сердца. Однако известно что в таких ущельях полно боярышника, рябины, шиповника, диких яблок, смородины, барбариса. Из трав Солодка, Полынь, Чистотел, Болиголов и такой мощный растительный иммуномодулятор как Золотой корень. мощный яд Джунгарский или Иссыкульский корень. В березовых перелесках гриб ЧАГА. На каменных склонах дикий чеснок и лук. На южных склонах между травы РЕВЕНЬ, на альпийских лугах щавель. На северных склонах малина. Кругом витамины, и животные, тоже к примеру барсуки это целебный барсучий жир! Природа позаботилась о животном мире!
Это все относится к профилактическому лечению предупреждающему возникновению рака вообще! Именно грамотное потребление этих продуктов валяющихся между ног практически вооружает ваш организм против заболеваний. В Голландии зимой северный ветер дол..й Нордзее, влажность воздуха 99%. Где кислород? Вот вот -это всего лишь менее процента так как вот процент еще входит азот! Дышать нечем! Во время сна то мокнешь, то мерзнешь.
Ну тут и до онкологии недалеко совсем. Но там еще есть и ЧАГА в природе, малина и ежевика крупная. Я как только приехал, на второй день у меня организм запросил водку и сало с чесноком. Я естественно купил все это и организму дал что он просил, стало намного легче жить. Хотя я по жизни трезвенник и сало практически не ем. А что делать загибаться там что-ли?
Вторая методика — это профилактика от метостаз. Если вы сделали операцию
к примеру ТНМРЖ пускай и на начальной стадии это не гарантирует от метостаз в будущем! Так как перед операцией обычно»химичат». В это время отрываются злокачественные клетки и по крови или по лимфе распространяются по организму. Да их может быть мало если вам повезет мизер. НО! Вы попали на мину замедленного действия. Причем носите её с собой! стоит вам простудиться или подхватить что либо серьезное ваш иммунитет просядет тут и покажут вам свой норов микрометостазы. Ни МРТ ни ПЭТ ни ренген тем более их не видит. Не надейтесь на онкомаркеры, они тоже ничего не покажут!
Всё это может произойти за считанный месяц! Я убедился что вся Евроонкология
вам не поможет даже при диагностике после операции все их методики сплошное фуфло. Хотя надо признать операции делают нормально. Обяательно после операции должна быть адьювантное лечение. Обязательно с изменением чрз опрдлнное время препарата. Ну и самим надо подстраховаться. Если организм
будет хорошо принимать травку- Это ведь не химия с карбоплатиной!
Посему выход только один не допускать воспалительных процессов, держать иммунку на высоте, а микрометостазы и единичные онкоклетки уничтожать ЧАГОЙ, смесью трав пищевая добавка по Образцову, ну и старые принципы раз в году пирамидкой химичится иссыкульским корнем пить для поднятия иммунки Золотой корень, женьшень. Вс это я ВАМ посоветовал бы делать всю оставшуюся жизнь! Ну что Вам стоит пить вместо кофе ЧАГУ, есть в салате ревень, пожевать ложку столовую порошка из пяти трав перед едой, плевое дело!
Раз в году прохимичится иссыкулским корнем. тут правда нужно делать под присмотром врача или медсестры. Ну а 15 капель настойки золотого корня вообще мелочь. Прислушивайтесь к организму и что он просит, то надо дать.
Не расслабляйтесь даже если почувствуете себя суперотлично ведь известно что чувствуют себя очень хорошо только больные туберкулезом за неделю перед смертью. Психологическую подготовку надо в случае онкологии трактовать так
Раз во мне сидит смертельный враг я должен его знать сам, лично в лицо, повадки, что он любит кушать а что нет. Чем его можно убить и грамотно чтобы не отравить свой организм. Заведите дневник и записывайте свое самочувствие после принятия лекарства! Это ценная информация! Анализируйте свое состояние! Особенно по утрам! Держите врага в кольце лекарств и не давайте ему передышку.
Если есть возможность следите за биохимией. уровень билирубина, лейкоцитов, состояние носоглотки, кишечника, мочи. Не переохлаждайтесь и не перегревайтесь. Это война! Или Вы убьете врага или он ВАС. Не надейтесь на врачей, ренген и лабораторию. Врач может ошибиться, техника дать сбой и вы труп!
Это война и на кону ваша драгоценная жизнь! Не забывайте вы нужны обществу и мы надеемся что Вы победите своего врага!

Главный приоритет у вас должен быть » Я уничтожу тебя рак, чтобы мне это не стоило!» Все остальное вторично! Семья, дети, муж! Муж поймет потом и дети
тоже! Вот если умрете кто будет воспитывать ваших детей и как?
Ну а улыбаться можно будет только лет через 15 и то сплевывая через плечо.

Х имиотерапия и гормонотерапия играют существенную роль в комплексном лечении рака молочной железы практически при всех стадиях заболевания. Это объясняется особенностями данной опухоли — даже на ранних стадиях заболевания велик риск существования отдаленных микрометастазов, особенно при наличии факторов риска (поражении подмышечных лимфоузлов, отрицательных рецепторах эстрадиола и прогестерона, гиперэкспрессии Неr-2/neu и т.д.). Применение адъювантной химио- и гормонотерапии значительно улучшило результаты лечения операбельного рака молочной железы. При запущенном раке молочной железы химиотерапия и гормонотерапия являются основными методами лечения, позволяющими значительно продлить жизнь больного и улучшить ее качество. У 10-25% женщин с диссеминированным раком молочной железы возможно достижение полной регрессии опухоли с длительным безрецидивным периодом.

Адъювантная терапия рака молочной железы сегодня представляет собой систему стандартов, эффективность которых доказана в большом числе клинических исследований .

До настоящего времени остается четыре независимых прогностических фактора при резектабельном раке молочной железы: поражение регионарных лимфатических узлов, размер первичной опухоли, степень дифференцировки и содержание рецепторов к стероидным гормонам (к эстрогенам — РЭ и к прогестерону — РП).

Стандартами химиотерапии и эндокринной терапии являются: 4 цикла химиотерапии в режиме АЦ (адриамицин + циклофосфан) или АЦФ (адриамицин + циклофосфан + фторурацил) или 6 циклов химиотерапии по схеме ЦМФ (циклофосфан + метотрексат + фторурацил), а также тамоксифен 20 мг в день в течение 5 лет.

Первый фактор, положенный в основу назначения адъювантной терапии — поражение регионарных лимфатических узлов, разделяет всех больных на две группы.

Рак молочной железы без метастазов в регионарные лимфоузлы

Для назначения адъювантной терапии в этой группе необходимо определение групп повышенного риска. Граница для назначения адъювантной лекарственной терапии, что означает группу повышенного риска — снижение пятилетней выживаемости до 95% и менее (табл. 1).

Только в группе низкого риска пятилетняя выживаемость больных составляет более 95%. Во всех остальных группах проведение адъювантной лекарственной терапии улучшает результаты хирургического лечения.

Больным в пременопаузе с умеренным или высоким риском и положительным уровнем эстрогенных рецепторов показана химиотерапия с последующим назначением тамоксифена. При гормононезависимых опухолях показано назначение только химиотерапии.

Больным в постменопаузе с умеренным или высоким риском и положительным уровнем эстрогеновых рецепторов показан прием тамоксифена, а в группе высокого риска — комбинация химиотерапии с тамоксифеном. При отрицательном уровне рецепторов к эстрогенам показано применение только химиотерапии.

Всем пожилым больным (старше 70 лет) показан прием тамоксифена, а в группе высокого риска возможно дополнительное назначение химиотерапии. С уче- том возраста больных дополнительное назначение химиотерапии должно быть индивидуально обоснованным.

Рак молочной железы с метастазами в регионарные лимфоузлы

У всех больных раком молочной железы с метастазами в регионарные лимфатические узлы применение адъювантной лекарственной терапии улучшает результаты лечения.

При положительном уровне рецепторов к эстрогенам вне зависимости от менструальной функции показана комбинированная адъювантная терапия — химиотерапия и эндокринная терапия тамоксифеном.

При гормононезависимых опухолях показано применение только химиотерапии.

Всем пожилым больным (старше 70 лет) показан прием тамоксифена вне зависимости от уровня эстрогеновых рецепторов. Если уровень рецепторов к эстрогенам отрицательный, возможно дополнительное назначение химиотерапии. С учетом возраста больных дополнительное назначение химиотерапии должно быть индивидуальным.

При всей внешней простоте и схематичности назначения адъювантного лечения лишь методы, доказавшие свою эффективность в результате длительных клинических исследований, применяются для лечения больных. Оптимальная тактика адъювантной терапии постоянно совершенствуется. Совсем недавно химиотерапия рекомендовалась только больным в пременопаузе с метастазами в регионарные лимфатические узлы. В настоящее время только больным с низким риском и пожилым больным с положительными эстрогеновыми рецепторами не показано проведение химиотерапии.

При проведении адъювантной химиотерапии необходимо строго придерживаться оптимального режима (стандартных доз и интервалов между циклами). Неоправданные модификации режимов химиотерапии, несомненно, ухудшают результаты лечения.

Сегодня продолжаются исследования роли выключения функции яичников и рутинное применение данного метода адъювантного лечения нецелесообразно.

Появились данные об эффективности таксанов, как дополнительной химиотерапии к антрациклин-содержащим комбинациям у больных с неблагоприятным про- гнозом.

В связи с широкими исследованиями роли гиперэкспрессии рецептора Her2/neu наметились новые тенденции в оценке прогноза и лечения больных. Однако пока необходимо дополнительное число исследований для изменения практических рекомендаций.

Исследования по адъювантной терапии рака молочной железы интенсивно продолжаются, и можно надеяться, что в ближайшее время все больше и больше женщин будут излечиваться от рака молочной железы.

Неоадъювантная терапия — системное лечение, которое проводится до начала локального лечения (хирургического вмешательства или лучевой терапии).

Задачи неоадъювантной терапии:

  • уменьшение размеров первичной опухоли и регионарных метастазов
  • уменьшение объема оперативного вмешательства (радикальная резекция вместо радикальной мастэктомии)
  • определение чувствительности опухоли к цитостатикам, выявление резистентных случаев с целью использования альтернативных режимов для адъювант- ной химиотерапии
  • увеличение общей и безрецидивной выживаемости
  • оценка новых режимов лечения по частоте полной клинической и морфологической ремиссии.

Стандартом неоадъювантной химиотерапии по результатам многоцентрового исследования NSABP B-18 признана схема АЦ , при применении которой объективный эффект составил 80%, полная морфологическая ремиссия отмечена у 15% больных.

Предполагалось, что раннее воздействие противоопухолевых лекарств на микрометастазы приведет к увеличению общей и безрецидивной выживаемости. Однако анализ 7 крупных рандомизированных исследований, в том числе NSABP B-18, включившего 1500 женщин с операбельным раком молочной железы, проведенный Wolff , не подтвердил эту гипотезу. Продолжительность жизни может быть увеличена только за счет рационального подхода к лечению — использования альтернативных режимов для адъювантной химиотерапии в случае низкой эффективности неоадъювантного лечения.

Продолжается поиск наиболее эффективного режима неоадъювантной химиотерапии. Особенно важным показателем является достижение полной морфологической регрессии опухоли, так как именно этот показатель статистически достоверно коррелирует с ростом общей выживаемости. С этой целью исследуются комбинации, включающие наиболее эффективные препараты, входящие в режимы неоадъювантной химиотерапии в последние годы — цисплатин, навельбин, таксаны. Некоторые авторы показали преимущество комбинаций антрациклинов и таксанов по сравнению со стандартным режимом АС. Разрабатываются новые режимы, включающие препараты, недавно вошедшие в практику химиотерапии, например, кселода и герцептин. Исследуются интенсивные режимы химиотерапии, однако пока не получено достоверных доказательств влияния интенсификации неоадъювантной химиотерапии на отдаленные результаты лечения.

Обсуждается количество курсов неоадъювантной химиотерапии. Признано, что эффект химиотерапии и частота полных регрессий опухоли зависят от количест- ва курсов лечения. Поэтому целесообразно проводить не менее 4 курсов, что безопасно для больных при условии регулярного контроля за динамикой заболевания.

У больных в менопаузе с положительными РЭ и/или РП применяется неоадъювантная гормонотерапия. Объективный эффект гормонотерапии достигает 50-70%. Для неоадъювантной гормонотерапии могут быть рекомендованы тамоксифен, анастразол, летрозол, экземестан.

Диссеминированный рак молочной железы

Для выбора метода лечения перед началом терапии необходимо оценить ряд прогностических факторов, определяющих возможный ответ заболевания на проводимое лечение. Длительный период, прошедший после лечения первичной опухоли до появления отдаленных метастазов, поражение только мягких тканей и костной системы или единичные отграниченные очаги в легких, медленный рост опухоли, удовлетворительное общее состояние больной, пожилой возраст и постменопауза, положительный уровень рецептов эстрадиола и/или прогестерона свидетельствуют о вероятно высокой чувствительности опухоли к гормонотерапии. В случае раннего появления отдаленных метастазов после лечения первичной опухоли, быстрого прогрессирования заболевания, молодого возраста больной, при множественных висцеральных метастазах, наличии лимфангоита кожи или легких лечение необходимо начинать с химиотерапии.

Эффективность гормонотерапии при положительном уровне РЭ и РП достигает 50-70%, снижается при положительных рецепторах одного вида (33%). При отрицательных РЭ и РП существует небольшой процент больных (5-10%), отвечающих на гормонотерапию. Традиционными препаратами, рекомендованными для первой линии гормонотерапии у больных в менопаузе, являются антиэстрогены — тамоксифен и торемифен. В настоящее время в I линии эндокринотерапии альтернативой тамоксифену являются антиароматазные препараты — анастрозол и летрозол. Во II линии эндокринотерапии больных раком молочной железы в менопаузе (при использовании тамоксифена в I линии) в настоящее время вместо прогестинов используются антиароматазные препараты (анастрозол, летрозол, экземестан). Применять прогестины во II линии гормонотерапии считается неэтичным.

У больных в пременопаузе гормонотерапию можно начинать с выключения функции яичников с помощью агониста гонадотропин-рилизинг гормона гипофиза — гозерелина (золадекса), а также хирургическим или лучевым методами.

Эффект гормонотерапии оценивается через 6-8 нед после начала лечения. Положительным ответом считается не только полная или частичная регрессия опухоли, но и длительная стабилизация заболевания (>=6 месяцев). Лечение продолжается до прогрессирования болезни. В случае быстрого прогрессирования болезни после гормонотерапии первой линии следует начать химиотерапию. При прогрессировании после длительного положительного эффекта на фоне первой линии гормонотерапии, а также кратковременной полной или частичной регрессии опухоли начинают гормонотерапию второй линии — ингибиторы (инактиваторы) ароматазы.

Наиболее известные ингибиторы ароматазы — аминоглютетемид (ориметен, мамомит), ингибитор ароматазы первого поколения, стероидный инактиватор ароматазы — экземестан (аромазин) и препараты третьего поколения — летрозол (фемара), анастрозол (аримидекс). Экземестан, летрозол и анастрозол менее токсичны и не требуют заместительной кортикостероидной терапии. Они эффективны и у больных, принимавших ранее аминоглютетемид: если лечение аминоглютетемидом было эффективным, частота ответа составляет 25-33%, если неэффективным — 6-12%. У пременопаузальных больных ингибиторы ароматазы назначаются только после выключения функции яичников, чтобы избежать активизации синтеза эстрогенов в функционирующих яичниках по принципу «обратной связи».

Третья линия гормонотерапии — прогестины — медроксипрогестерона ацетат (фарлутал, провера) и мегестрола ацетат (мегейс). Достаточно редко в наше время в III линии гормонотерапии используются андрогены и у женщин в постменопаузе — эстрогены.

Стандартами I линии химиотерапии рака молочной железы являются схемы: ЦМФ (циклофосфан 100 мг/м 2 внутрь ежедневно дни 1-14, метотрексат 40 мг/м 2 в/в дни 1,8, фторурацил 600 мг/м 2 в/в дни 1,8, интервал 4 нед), ЦАФ (циклофосфан 100 мг/м 2 внутрь ежедневно дни 1-14, доксорубицин 30 мг/м 2 в/в дни 1,8, фторурацил 500 мг/м 2 в/в дни 1, 8, интервал 4 недели), АЦФ (фторура- цил 500 мг/м 2 , доксорубицин 50 мг/м 2 , циклофосфан 500 мг/м 2 каждые 3 нед), ЕЦФ (фторурацил 500 мг/м 2 , эпирубицин 100 мг/м 2 , циклофосфан 500 мг/м 2 каждые 3 нед), АЦ (доксорубицин 60 мг/м 2 , циклофосфан 600 мг/м 2 каждые 3 нед).

Большинство исследователей отдают предпочтение антрациклиновым комбинациям, учитывая более высокий противоопухолевый эффект этих комбинаций по сравнению с ЦMФ. Комбинация ЦМФ чаще используется у пожилых больных, при противопоказаниях к применению антрациклинов.

Высокую эффективность показали комбинации антрациклинов и таксанов — АТ (доксорубицин 50-60 мг/м 2 , паклитаксел 175 мг/м 2 , интервал 3 нед), ЕД (эпирубицин 100 мг/м 2 , доцетаксел 75 мг/м 2 , интервал 3 нед).

Длительность химиотерапии обычно определяется ответом опухоли: после достижения максимального эффекта проводится дополнительно 2 курса ПХТ. Затем предпочтение может быть отдано наблюдению за больным до прогрессирования. При продолжении лечения до прогрессирования увеличивается время до прогресси- рования, однако общая выживаемость не меняется, при этом снижается качество жизни больных.

Ведется поиск эффективных комбинаций для первой линии лечения диссеминированного рака молочной железы, включающих новые препараты, в частности, капецитабин (кселода). Показано, что капецитабин имеет лечебную активность, сходную с ЦМФ.

У больных, имевших прогрессирование после химиотерапии антрациклинсодержащими комбинациями, стандартом дальнейшего лечения являются таксаны (паклитаксел 175 мг/м 2 в/в со стандартной премедикацией 1 раз в 3 нед, доцетаксел 100 мг/м 2 в/в со стандартной премедикацией 1 раз в 3 нед). В монотерапии у резистентных к антрациклинам больных объективный эффект составляет 41%. В последнее время все более популярным становится еженедельное введение таксанов, при этом увеличивается интенсивность лечения без увеличения токсичности. Эффективны комбинации таксанов с другими препаратами: навельбин 20 мг/м 2 в/в дни 1, 5-й + доцетаксел 75 мг/м 2 в/в со стандартной премедикацией день 1-й, интервал 3 нед; паклитаксел 175 мг/м 2 в/в со стандартной премедикацией день 1-й + фторурацил 1 г/м 2 /день в/в кап. 72-часовая инфузия дни 1, 2, 3-й, интервал 3 нед; кселода 1650 мг/м 2 дни 1-14 + паклитаксел 175 мг/м 2 (или доцетаксел 75 мг/м 2)1 раз в 3 нед; гемцитабин 1 г/м 2 дни 1, 15-й + паклитаксел 135 мг/м 2 дни 1, 15-й, интервал 4 нед.

Для третьей и последующих линий лечения четких стандартов не разработано. Применяются комбинации препаратов, включающие навельбин, препараты платины (цисплатин, оксалиплатин), антиметаболиты (длительные инфузии фторурацила, гемцитабин, томудекс, кселода). Следует отметить высокую эффективность кселоды у больных во II (объективный ответ у 36% больных) и III (20%) линиях химиотерапии. Препарат может быть рекомендован, как альтернатива таксанам во II линии химиотерапии.

Некоторые режимы, эффективные во II-III линии лечения диссеминированного рака молочной железы: МММ — митомицин 8 мг/м 2 в/в день 1 + митоксантрон 8 мг/м 2 в/в день 1 + метотрексат 30 мг/м 2 в/в день 1; МЕП — митомицин 10 мг/м 2 в/в день 1 + цисплатин 40 мг/м 2 в/в дни 2, 7 + вепезид 100 мг/м 2 в/в дни 3 ,4, 5, интервал 4 нед; цисплатин 80 мг/м 2 в/в день 1 + кселода 2000 мг/м 2 внутрь ежедневно дни 1-14; навельбин 25 мг/м 2 в/в дни 1, 8 + митомицин 7 мг/м 2 в/в день 1, интервал 4 недели; навельбин 20 мг/м 2 в/в дни 1, 15 + цисплатин 80 мг/м 2 в/в день 1, интервал 4 нед; циклофосфан 600 мг/м 2 в/в день 1 + лейковорин 500 мг/м 2 в/в кап. в течение 2 часов + фторурацил 1,5 г/м 2 в/в постоянная 24-часовая инфузия, дни 1, 15, интервал 4 нед; навельбин 25 мг/м 2 в/в дни 1, 8 + томудекс 1 мг/м 2 в/в дни 1, 8, интервал 3 нед.

В 25-30% случаев в опухоли молочной железы отмечается гиперэкспрессия Неr-2/neu , коррелирующая с плохим прогнозом заболевания. У таких больных эф- фективен Герцептин — препарат принципиально нового механизма действия — рекомбинантные гуманизированные моноклональные антитела, связывающиеся с рецептором Неr-2/neu. Герцептин применяется еженедельно, первое введение — 4 мг/кг в/в, последующие — 2 мг/кг. Лечение продолжается до прогрессирования заболевания. Герцептин рекомендуется к применению у больных с гиперэкспрессией Неr-2/neu в комбинации с гормонотерапией и химиотерапией. Добавление герцептина к комбинации АС повысило частоту объективных эффектов с 42 до 60%. При резистентности к антрациклинам комбинация герцептина с таксолом была эффективна у 49% больных (при монотерапии таксолом эффект составил 17%). Изучаются комбинации герцептина с другими цитостатиками, например, с кселодой, навельбином .

1. Материалы шестой конференции по адъювантной терапии рака молочной железы, Сан-Галлен Швейцария, 1998 год.

2. A.C.Wolff, N.E. Davidson: Primary systemic therapy in operable breast cancer. J Clin Oncol 18:1558-1569, 2000.

3. C.А. Тюляндин: Химиотерапия диссеминированного рака молочной железы. Практическая онкология, 2, 2000.

источник