Меню Рубрики

Форум для женщин с раком груди

Мне 47 лет. Несколько месяцев назад обнаружила на груди гульку, ходила и к врачам различных и к бабке. Все говорили что никакой онкологии там не видят, если это не жировик, а опухоль, то доброкачественная, но конечно же врачи отправили на рентген чтобы перестраховаться. После рентгена отправили, сделали пункцию, которая показала что это фиброаденома с предраковыми пролиферацией. Сказали что стоит делать таки операцию. Опухоль маленькая 6-7 мм.По внешнем виду долго сомневались она доброкачественная или злокачественная, а взяв ее на анализ сказали что это трижды негативный рак, надо срочно вырезать лимфоузлы. Но лимфоузлы слава Богу чистые были. Назначили лечения — 4курса химиотерапии (Эндоксан и Адреабластин) и облучения. Через неделю-две по женскому обнаружили 1 большую миому 4,7 см, несколько маленьких. Сказали обязательно принимать химию, потому что оно все связано, надо лечиться пока миомы в злокачественные опухоли не превратились.отправила ткани опухоли на анализ в немецко-украинском лабораторию в Черновцы.Результат что это очень агрессивный рак.
«Солидного строения, плохо поддающаяся дифференциации инвазивно-дуктальная карцинома молочной железы (G3, ICD-O-3: 8500/33; иммуно-гистохимически с экспрессией GATA3)
В исследованном материале не обнаружены компоненты DCIS — ductale Carcinoma in situ.
Клетки опухоли со слабой экспрессией рецептора эстрогена менее, чем в 1 % (иммунореактивный уровень: 1).
Клетки опухоли со слабой экспрессией рецептора прогестерона менее, чем в 1 % (иммунореактивный уровень: 1).
Клетки опухоли со слабой, неполной примембранной иммунной реактивностью для HER2/neu более, чем в 10% (уровень: 1+)».

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Мотивация Гармония Саморазвитие. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Гештальт-терапевт. Специалист с сайта b17.ru

Психолог, Системный расстановщик. Специалист с сайта b17.ru

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

А от нас Вы чего хотите?
Жаль конечно, поправляйтесь.

источник

Евгения113 (17 Февраль 2019 — 18:41) писал:

  • Евгения113 Воронеж
  • Пользователи
  • 481 сообщений
  • Город Воронеж

  • Ольга Москва2018 Москва
  • Пользователи
  • 41 сообщений
  • Город Москва
  • Екатрин г. Ленинград
  • Пользователи
  • 670 сообщений
  • Город г. Ленинград

Евгения113 (17 Февраль 2019 — 18:41) писал:

  • Евгения113 Воронеж
  • Пользователи
  • 481 сообщений
  • Город Воронеж

  • Евгения113 Воронеж
  • Пользователи
  • 481 сообщений
  • Город Воронеж

  • Светлана Светлая
  • Пользователи
  • 116 сообщений
  • ЕленаМ
  • Пользователи
  • 2 175 сообщений

  • Ирина Тамбов
  • Пользователи
  • 131 сообщений

Евгения113 (23 Март 2019 — 21:54) писал:

  • Екатрин г. Ленинград
  • Пользователи
  • 670 сообщений
  • Город г. Ленинград

Евгения113 (23 Март 2019 — 21:54) писал:

источник

«Болезнь пытается внедриться в мою жизнь, но у неё не получится меня сломить»

Октябрь — месяц борьбы с раком молочной железы. Мы уже рассказывали, что следует знать об этом заболевании и какие методы диагностики и профилактики самые действенные. Теперь мы решили обратиться к личному опыту и поговорили с Ириной Танаевой, которой два с половиной года назад диагностировали рак молочной железы. Ирина рассказала о том, как болезнь изменила её жизнь, о борьбе и о том, что помогает ей сохранять оптимистичный настрой. Редакция благодарит проект «Крути против рака груди» за помощь в подготовке материала.

В октябре 2013 года я неожиданно нащупала у себя в груди довольно большое уплотнение, которое появилось как будто мгновенно. Оно меня не беспокоило, не болело, но я всё равно пошла к врачу. В платной клинике, где я наблюдалась, меня осмотрела маммолог-онколог — повода не доверять ей не было. Мне сделали УЗИ, и врач сказала, что это фиброаденома. Я попросила сделать пункцию, но доктор отказала: мол, ничего страшного нет и я могу спать спокойно до следующего визита. Я всегда доверяла специалистам, мне и в голову не приходило сходить куда-то ещё, усомниться, перепроверить. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что очень халатно отнеслась к своему здоровью и к самой себе. Я не думала о плохом: раз врач так сказала, значит, всё хорошо.

На следующий осмотр я должна была прийти через три месяца. Я продолжала жить в прежнем режиме, абсолютно не сомневаясь в том, что здорова. Мы с семьёй поехали на море — это был долгожданный отдых в замечательном месте. Именно там я почувствовала боли в области груди — резкие, простреливающие — меня это сильно насторожило и напугало. С того момента эти ощущения стали регулярными. Вернувшись в Москву, я снова обратилась к врачу, но уже в специализированный маммологический центр.

Прошло уже два с половиной года, а мне до сих пор невыносимо вспоминать. 16 февраля 2014 года навсегда останется в моей памяти днём, который изменил всё в моей жизни. Тогда мне только исполнился 31 год, в кабинет врача пригласили не только меня, но и мужа — я тогда ещё не понимала, почему. «У вас, с большой вероятностью, рак», — сказал врач. Больше я ничего не слышала, в моей голове только звучали слова: «Рак — смерть, я умираю». Я очень сильно плакала, ничего не понимала, думала, как же я оставлю шестилетнего сына. Это были тяжелейшие минуты, нет слов, чтобы их описать: шок, отчаяние, ужас, страх — всё это разом, в одно мгновение навалилось на меня, и что с этим делать, я тогда не знала.

Сложно было всё — но если физическую боль можно было перетерпеть, то со своим психологическим состоянием приходилось серьёзно работать

Мы вышли из больницы и поймали такси, ехали почти молча — я плакала, а муж прижимал меня к себе. Дома нас ждали сынок и моя мама. Я не знала, что ей сказать, поэтому зашла домой и спокойно, без слёз, объявила, что у меня рак. В ответ я услышала уверенное: «Вылечим». Мама выстояла, сдержалась и никогда при мне не плакала. Я знаю, как сильно она переживает, но со мной никаких разговоров о болезни никогда не ведёт. Как отреагировал папа, я не знаю — меня оградили от всего этого, со мной не сюсюкались, не жалели, мы все продолжали жить, как и прежде. По крайней мере, старались так жить, но болезнь внесла много изменений в наши планы.

Мы стали искать хороших врачей. Тех, кому мы в итоге доверились, мы нашли не сразу, но я счастлива, что это произошло. Первым, к кому я попала на приём, был хирург-онколог Евгений Алексеевич Трошенков, работающий в Московском научно-исследовательском онкологическом институте имени П. А. Герцена. Уже через пару минут общения я поняла, что это мой врач. Евгений Алексеевич очень подробно всё рассказал, показал, осмотрел, а самое главное — успокоил меня, вселил надежду и уверенность в хорошем результате лечения. Выходя из кабинета, он сказал: «Вылечим, обязательно вылечим!» Эти слова следующие полтора года я повторяла, как «Отче наш». Мы с мужем ушли от него с улыбками на лицах, оба в один голос сказали: «Это он». Больше я ни о чём не думала: за меня всё решал мой врач, он давал чёткие указания — какие обследования пройти, что и где сделать. Мне уже было не страшно, я больше ни секунды не сомневалась в своей победе. Я набралась терпения и пошла в бой.

Мой диагноз — рак молочной железы Т4N0M0: у меня была опухоль довольно внушительного размера, но лимфоузлы не были задеты, и метастазы тоже не обнаружили. Тип рака — HER2(+++), 3B стадия. Химиотерапию я проходила в Российском онкологическом научном центре имени Н. Н. Блохина; я попала в КИ — клинические исследования, где проверяли эффективность нового препарата по сравнению с другим существующим на рынке. Лечение шло по плану, который наметила мой химиотерапевт. Мне провели восемь курсов химиотерапии: каждый 21 день мне вводили через капельницу препараты, воздействующие на опухолевые клетки. После всех курсов опухоль существенно уменьшилась.

Потом последовала радикальная кожесохранная мастэктомия с одномоментной реконструкцией тканевым экспандером (временным силиконовым имплантом, объём которого может увеличиваться за счёт заполнения его специальным раствором; позднее его заменяют на пожизненный имплант) — мне удалили левую молочную железу и 13 лимфоузлов. Далее была лучевая терапия (воздействие на опухолевые клетки ионизирующим излучением), и через полгода после мастэктомии мне сделали восстановительную пластику груди. Год после химиотерапии я получала таргетный препарат, который блокирует рост и распространение злокачественных клеток, а также применяется в профилактических целях для предупреждения рецидива.

Сложно было всё — но если физическую боль можно было перетерпеть, то со своим психологическим состоянием приходилось серьёзно работать. Я себя уговаривала, иногда жалела, плакала — делала всё, чтобы моё подавленное состояние не переходило на других. Моя болезнь практически не отражалась на моих родных и близких. Я продолжала жить, как и прежде, усиленно занималась с ребёнком, готовила его к школе. Всегда улыбалась, всегда была позитивна, порой сама утешала родных, ведь им тоже было несладко. Боль от лечения невозможно передать словами — это было очень страшно, очень тяжело, порой мне казалось, что я нахожусь на пределе своих возможностей. Я не знаю, что было тяжелее, — химиотерапия или лучевая терапия: и то и другое я переносила крайне плохо.

Легче всего мне дались две операции — на фоне химиотерапии и лучевой терапии боль от них казалась мне укусами комара. Я очень просила убрать обе груди — я желала избавиться от них, чтобы не осталось ни следа от рака. Я очень благодарна своему хирургу: он не хотел ничего слышать о полном удалении, сказал, что я молодая и что мне ещё жить дальше. Евгений Алексеевич пообещал, что сделает всё как надо, и попросил меня ни о чём не переживать — больше вопросов я не задавала. Сейчас у меня замечательная грудь, очень красивая, очень мне идёт — тем более что бонусом ко всему стало увеличение груди, о котором я сама попросила врача. Моё восприятие себя очень изменилось: я перестала видеть в себе одни недостатки, научилась воспринимать себя адекватно, не обижаться на себя, не ждать, а делать всё сейчас — ведь завтра наступит новый день и придут новые желания. Я полюбила себя — может, не до конца, но я полюбила свое тело, свою новую грудь, шрамы. Мне всё сейчас в себе нравится, несмотря на набранный вес, болезненный вид, отсутствие волос. Я люблю себя, и точка.

Сейчас я даю себе ровно пять минут на то, чтобы поплакать и пожалеть себя, — больше нет ни времени, ни желания

Во время лечения в 2014 году мне очень не хватало общения с такими же, как я. Мои родные не могли до конца понять глубину моих переживаний, интернет я принципиально не читала и как будто находилась в информационном вакууме. Однажды, в тяжёлой депрессии, я выставила в социальных сетях свою фотографию с лысой головой и написала: «Порой рак меняет нас до неузнаваемости». Долгие восемь месяцев я скрывала ото всех свою болезнь, многие даже не догадывались, куда я так внезапно пропала. Конечно, у окружающих был шок, очень многие предпочли перестать мне писать и общаться, но это их право и их выбор.

После этого на своей странице в инстаграме я начала вести онкодневник: рассказывала, что со мной происходит, как проходит лечение. Постепенно я стала находить таких же, как и я, девушек и молодых людей с онкологией. Мы поддерживали друг друга, давали советы, узнавали что-то новое о лечении. Я всегда была очень добрым человеком, мне всегда хотелось помогать, а тут я вдруг нашла применение своему большому доброму сердцу. Я действительно искренне сопереживаю всем, кто столкнулся с онкологией, отношусь к ним с большим уважением, любовью. Они для меня все герои, бойцы, победители.

Всё началось с малого. Сначала я придумала хэштег #берегисьмыбанда, благодаря которому люди с онкологией начали общаться и знакомиться. Потом стала устраивать небольшие встречи. В октябре 2015 года каждый день на своей странице в инстаграме я публиковала истории женщин с раком молочной железы. Благодаря этой моей затее очень многие поняли, что они не одни, — нас много, и что даже с таким диагнозом можно полноценно жить и радоваться каждому дню. Назвала я свою акцию #проект_Хорошиелюди. Аня Якунина так же, как и другие девушки, прислала мне свою историю — тогда меня поразили её смелость и жизнелюбие. Уже вдвоём мы начали устраивать небольшие мероприятия, мастер-классы и просто посиделки в кафе. Это были тёплые, душевные встречи, после них очень хотелось жить. Многие после общения с нами перестали стесняться своей болезни, внешности, стали открыто говорить о себе, смело ходить лысыми, не боясь косых взглядов. Многие, глядя на нас, стали понимать, что рак — это не конец жизни, а всего лишь её этап, который можно пройти.

источник

Для женщин переживших рак груди, ваши истории и советы

семейный стаж — 15 лет
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 115
Регистрация: 27.11.08

сын
сын
дочка
а пёс считается?

1) В эту тему могут писать только женщины, пережившие рак груди.

2) Эта тема дает возможность женщинам, прошедшим этот тяжелый путь, выговориться, поделиться пережитым.

3) Если у кого-то из этих мужественных женщин будет желание, они могут дать совет по поводу того, что должна делать КАЖДАЯ из нас в уходе за грудью и чего НЕ ДЕЛАТЬ, как общаться с врачами и чего требовать от них.

4) ВСЕ ПОСТЫ, НЕ СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ЭТИМ ПРАВИЛАМ, И ЛЮБЫЕ ОСКОРБИТЕЛЬНЫЕ ПОСТЫ БУДУТ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО УДАЛЯТЬСЯ АДМИНИСТРАЦИЕЙ.

Неисправимая спорщица
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 3065
Регистрация: 1.07.07
Хайфа-Рязань

Царь
Гусёнок
Зайка
Плюшка
lilu.06

Неисправимая спорщица
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 3065
Регистрация: 1.07.07
Хайфа-Рязань

Царь
Гусёнок
Зайка
Плюшка
lilu.06

Я не буду проще, и не надо ко мне тянуться!)
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 1542
Регистрация: 19.05.05
kharkov- USA-shomron


незарегистрирован *
пользователь
» обо мне «
дневник
Сообщений: 20
Регистрация: 30.06.08
Атланта, USA

Сергей 31.08.90
Анна 07.03.04
Даниил 03.01.06
Юлия 25.02.2009

Мультимаме привет и наилучшие пожелания, я писала ей, когда получила свой диагноз. Она вселила в меня дополнительную веру хороший исход. Сейчас я прошла этапы лечения, на прошлой неделе после обследования (через 6 месяцев после операции) мне заявили что все чисто, я победила эту гадость. А тогда, в сентябре, я не могла поверить, пошла на маммограмму в первый раз, и как закрутилось. Хорошо что нашли на первой стадии, когда оно не прощупывалось еще пальцами. Перенесла 2 операции люмпектомию, т.к. края раны после первой операции были нечистыми. Перенесла неплохо, страхов было больше. После врач сказала что у меня официально больше нет рака, но лечение пройти надо до конца. Конечно же, тут нечего и думать, я и на операцию просилась с первого же дня, поторапливала хирурга, и на вторую спешила, и химию сама просила. Ан не дали. Хорошо что есть такой тест oncotypeDX, который предрешил дальнейшее лечение: химию делать не стали, т.к. по результату выходит что у меня низкий шанс рецидива. Правда, этот тест не везде делают, он относительно новый. Прошла курс радио, 33 сеанса. До сих пор слабость, сплю много. Зато есть вера в то, что я смогу вырастить и воспитать моих детей сама.

Для всех важно регулярно проходить обследование. Не стоит успокаивать себя что здоровье хорошее, рожала вовремя, кормила грудью, абортов не делала, и в семействе не было никого с таким заболеванием. Все ерунда. По себе поняла. Никто не знает почему оно появляется. А уж если поставили диагноз, на всех парах лететь к врачам, делать все что советуют они. У меня есть знакомая, у которой диагностировали 1 стадию, а она пала духом, терпела, решалась, не решалась. дотянула до 2В стадии. Потом пошла лечиться. И теперь ругает себя.

А в госпитале я провела в первый раз 7 часов, включая подготовку к операции и саму операцию (операция длилась 1,5 часа), и выведение из наркоза. При второй операции и того меньше. В штатах не держат долго, если показатели хорошие и жизни ничего не угрожает.

*
Sюзер
» обо мне «
дневник
Сообщений: 332
Регистрация: 24.11.03
Maryland, USA
Рома 10.08.1999
Раян 22.06.2002

Ну вот, пришло и моё время написать о свей истории.
То что у меня будет рак — я узнала 7 лет назад, когда у меня. здесь, в Америке, обнаружили «ген Джоли» BRCA-1.
Это генетическая мутация, сейчас получившая такое название в «честь» Анджелины Джоли, которая, как всем известно, пережила две профилактические операции из-за наличия мутации.
У меня тяжелая наследственность, наличие рака у всех(!) родственников по маминой линии. У мужчин — рак желудка, у женщин — рак груди и яичников. Поэтому мне и сделали тест на наличие генетической мутации. Результат оказался положительным.

Наличие мутации BRCA-1 — 87% риск рака груди и 44% риск рака яичников у женщин.

После теста мне сразу предложили удалить яичники и оставить груди. Рак яичников НЕ диагностируется на раннних стадиях, его очень трудно «поймать». Рак груди найти на ранней стадии легче. Что и случилось со мной.

7 лет назад от превентивных операций я отказалась, хотела родить третьего ребенка, но появилась астма у младшего сына и все силы ушли на борьбу с этой болезнью.

Я регулярно проходила мед.осмотры — каждый год маммограмму и компьютерную томограмму груди, каждый год — УЗИ яичников и тест на онкомаркер. Онкомаркер в течении 7 лет скакал достаточно резко. При норме 20-25, повышался до 68 и снижался до нормы. Врачи объяснияли это подготовкой организма к менопаузе. Но продолжали уговаривать меня на операцию.

В декабре 2014 года томограмма груди показала наличие маленького образования, биопсия показала что это карцинома, нулевая стадия(когда клетки не затронули соседние ткани).

Хирург предложил 3 варианта операции. Удалить только образование, или удалить полностью грудь, или удалить обе груди, так как из-за моей мутации риск возникновения рака во второй груди был 90%. Именно на последнем варианте особенно настаивал хирург.

Я доооооолго думала, переживала и решилась делать так, как советует врач.
И это оказалось правильным.
Результат гистологии показал, что в одной груди было и вторая опухоль, и в другой груди обнаружили раковые клетки на стадии формирования.

Когда мне это сказали — я рыдала. Прям в кабинете врача разрыдалась. Потому что решение далось очень нелегко, и оказалось что я правильно сделала.

Оперировали меня в конце февраля 2015 года. Перед операцией провели радиоактивное изучение лимфатических узлов со стороны груди, в которой нашли опухоль. Это новая процедура, позволяющая определить «слабо работающие узла»(не знаю, правильно ли я выразилась), чтобы их удалить во время операции и взять на анализ.

Так как лимфоузлы оказались чистыми, опухоль оказалась негормонозависимой и медленнорастущей, очень маленькой по размеру, то мне онколог не стал назначать никакого послеоперационного лечения!

Операция длилась 3 часа, в госпитале пробыла одну ночь и на след.день выписали домой. Дома мучилась 10 дней с дренажной системой. С двух сторон груди установили дренаж и надо было регулярно сливать набравшуюся жидкость.

После операции шрамы заклеили медицинским скотчем, так что я уже на след.день могла принимать душ. Антибиотики не выписывали, болей не было. До сих пор все вокруг шрамов онемевшее. Наверно так будет навсегда. Там где убрали лимфоузлы впадина под подмышкой, но она особо не мешает.

От имплантов я отказалась, хотя мне их предлагали поставить при операции. Но я узнала, что сначала ставят экспандеры, которые в течении 3 месяцев накачивают соленой водой, чтобы растянуть кожу для установки имплантов. Потом снова операция по установке собственно импланта. Который придется менять через 10-15 лет.
Был еще вариант восстановления груди из собвсвенных тканей(мышц спины или бедра), но тогда операция увеличивается на 8 часов и восстановление тяжелее.

Я решила оказаться от всего. Сильно переживала за здоровье.

Постраховке купила силиконовые протезы. Хорошие протезы здесь стоят 300-400 долл за штуку. Я их вернула назад — они тяжеловатые и для них нужны специальные поддерживающие бюстгалтеры, которые не так уж легко подобрать.

Сейчас обхожусь поролоновыми протезами, которые купила через интернет за 25 долл за штуку и спортивными бюстгалтерами, которых есть спец.кармашки для вкладышей, поддерживающих грудь. Очень довольна.

Готовлюсь к операции по удалению яичников. Буду записываться на сентябрь. Знаю, что эта операция будет тяжелым стрессом для организма, будет резкая ранняя менопауза(мне уже почти 43 года), но жить в таком постоянном страхе уже нет сил, и надо думать о родных и близких — они не должны переживать о моем здоровье. Кстати, так же писала и Анджелина Джоли.

Моя мама удалила грудь и яичники 20 лет назад. Пережила 2 химии и радиацию, при лечении рака гортани. Слава Богу она жива.

Моя сестра решила лечить рак травами. она умерла в 2008 году.

источник

ну что за бред и «мифы»-страшилки! РМЖ лечится, и вполне успешно.
Но шансы на выздоровление зависят от стадии заболевания и наличия mts в лимфоузлах.

Все будет хорошо, держитесь!

У меня после гистероскопии было состояние такое, что хотелось лечь и не подниматься. Потому, как сказали, что «яйцеклетки единичные» и эндометрий проник не туда, куда надо (сквозь ткани, сволочь, просочился). И это в 43 года. Так что «встать и не подниматься» — это производное мозга, а не онкологии.

Самое страшное, что вам грозит — это мастооэктомия и последующая маммопластика. Ну и еще лет 35 проходить ежегодные обследования.
А гарантий нет даже когда дорогу на зеленый свет переходишь.

ну со мной девочка лежала 34 года.

Сегодня подтвердися диагноз. Злокачественное образование в груди, большая уже опухоль. Предлагают делать оперцию, но никаких гарантий врачи не дают. Еще очень молодая. Оказывается опухоль не свежая, но как. Не обследовалась, думала что еще рано, молодая. Сама обнаржила в душе, вначале думала что просто железа опухла и что рассосется, потом стала резко увеличиваться и заболела. Побежала к врачу, гинеколог дала направление в центр онкологии и маммологии на Краснопресненской. Прошла все обследования — рак. Ужасно себя чувствую. Девочки, сколько мне осталось? Только пожалуйста говорите как есть, утешать напрасно не надо. Я приговорена?

Как ваши дела я тоже получила такой же диагноз. До сих пор не верю.Понимаю надо действовать у меня сыну 12 лет.Я его должна поднять.

Если будете лечиться то проживете очень долго

у меня свекровь прожила 10 лет — но она умерла от того, что попала под машину.

К врачу и на операцию. И не падать духом.

меня сейчас, возможно, тапкми закидают, но я бы вообще не колебалась — всю и под корень! береженого бог бережет! лучше ходить без сисек, но живой! да и протезы сейчас вполне приличные.

пы.сы. скажу даже больше — если бы от меня в такой ситуации что-то зависело, я бы и «снизу» все вырезала нафиг. знаю несколько случаев, когда после удаления опухоли в груди через несколько лет начиналось то же с маткой

Это Вам может сказать только хирург-онколог

после пункции, и стекол биопсии

Органосохраняющая операция возможна на начальной стадии

Автор, соберитесь в кучу и начинайте борьбу за себя. Это очень страшно, такой диагноз (мне приходилось уже обследоваться и ждать результатов), НО у Вас еще длинная и красивая жизнь впереди. Надо сейчас бороться.

Почитайте Донцову «Я очень хочу жить».
И боритесь, не тяните!

затем что вас это беспокоит

переделайте узи через пару месяцев у другого специалиста

нет, не нащупываю, врачи вроде бы тоже. У меня вся грудь сплошной фиброз, как я понимаю. За счет чего 4й размер и стоит. Раньше я думала, что это круто, с годами поняла, что не от хорошей жизни, я могу своей грудью гвозди забивать.

Господи, когда ж я жить спокойно начну. Одно вытащила, вторым заморочилась.

Во-первых, пожелаю автору, чтобы все у него было хорошо, да Бог. Никто из нас от такого не застрахован.

Я тоже слышала мнение, что рак болит, но уже на последних стадиях. У тети был РМЖ, ничего у нее не болело, обнаружили на диспансеризации.

У меня тоже болит и уплотнения в груди, лет 11 уже диагноз мастопатия, последний раз проверялась в сентябре, вроде узлов не было, а сейчас особенно с середины цикла нагрубает и болит (

Девочки, дай нам Бог здоровья всем!

Да, про тетю, уже 5 лет прошло после операции, тьфу-тьфу все в норме.

Соседка по площадке — уже 14 лет живет после рмж. Тоже все нормально.

Автор, при онкологии половина успеха это вера в него.
Онкология это не приговор. Ее лечат и живут дальше. Долго долго живут. Но надо очень захотеть, поверить и лечиться.

Здоровья Вам. Не сдавайтесь раньше времени.

ЗЫ А где вы их находите? Как в архив лезете? Это ж жесть какая-то.

мне идиот-гинеколог назначил гормоны, не проверив маммографию. Я год их пила. В результате рмж- гормонозависимая.

а он так — ну сделайте. А там запись по направлению маммолога только. А еще к маммологу запишись. Я прифигела бегать за талонами и стоять в очередях. Да, знаю — сама виновата.
НАДО было маммографию сделать в первую очередь!

просто врачи в обычных районных поликлиниках крайне неинформированы
я всем гинеколагам всегда рассказывала — мама умерла в 44 от рака яичников!
«. ну да, Вы в группе риска. ну да, наследственный фактор. «

Хоть бы ОДИН врач пояснил — что яичники и грудь одинаково гормонозависимы!!
Хоть бы ОДИН сказал — у Вас по груди риск.
Хоть бы один — проявил внимание

а в поликлиниках они реально — боятся сложных случаев! Боятся онкологии как огня. Боятся взять хоть малейшею ответственность

вот сейчас иду на УЗИ гинекологич. Вопросы врача:
— операции были? — Да (объясняю подробно, что, как, когда)
Врач в легком шоке. Непонимание терминологии.
— Яичник удален оперативно? — Да. ДВА яичника.
— Месячные есть? — НЕТ. ( Твою ж мать, после овариоэктомии искуств. климакс)

Сую под нос ксерокопию выписки. Читает. Изучает. Опять вопросы.
И я ВМЕСТО ВРАЧА — объясняю свой анамнез. Еще и еще раз.

на что жаловаться? Гинеколог-узист, который не знает, что такое рмж?

или обычный гинеколог-пожилая тетка, которая тоже не очень понимает схему лечения?

они же не онкологи. Они обязаны просто ОСМОТРЕТЬ

не пишите чушь! Прошедшие лечение от РМЖ (включая лучевую терапию) делают маммографию на оставшуюся грудь 1 раз в год! а то и раз в полгода. А еще сцинтиграфию костей — где радиационный изотоп вводят в кровь

маммография не может вызвать рак, это бред
там рентген как и при любой диагностике — слабый

источник

В октябре по всему миру прошли информационные кампании по поводу рака молочной железы. Как болит при онкологии и нужно ли начинать скрининг, если ничего не беспокоит? «Правмир» записал реальные истории женщин о борьбе с раком груди и взял комментарий у специалиста.

“Эта бодренькая старушка сказала, что у меня рак”
Анна, 42 года, на момент постановки диагноза — 38 лет

Узнала о диагнозе я в 2014 году. До этого три года была на учете у маммолога: он наблюдал фиброзно-кистозную мастопатию. Каждые полгода я приходила к врачу — меня осматривали, делали УЗИ, говорили пропивать определенные препараты. Все рекомендации я выполняла в обязательном порядке.

Новообразование находилось в нетипичном месте — в дополнительной дольке молочной железы, почти под мышкой, за грудью. Как-то не хотели на него обращать внимание. За три месяца до того, как мне поставили диагноз – рак молочной железы IIIC стадии — я была на приеме у известного врача. Объяснила, что меня беспокоит, он посмотрел УЗИ, все обследования, сказал, что с фиброзно-кистозной мастопатией живут 95% женщин, рекомендовал пропить курс лекарств, сделать пункцию в своей поликлинике. Дообследоваться на месте не предложил.

Я ушла, а дискомфорт — как выяснилось позже, от этой опухоли размером с фасоль — нарастал, я уже не могла спать на том боку, пошла в районную поликлинику.

Маммолог, осмотрев меня, сказала:

Такое впечатление, что это что-то плохое, давай-ка сразу пункцию сделаем.

Через 10 дней эта бодренькая старушка озвучила, что у меня рак, и надо незамедлительно начинать лечение.

Из ее уст это не звучало как-то трагично. Но, провожая меня из кабинета, она добавила:

Деточка, где же ты так долго гуляла?

Я сразу пошла вставать на учет в онкодиспансер. Три недели я ждала очереди, а в регистратуре никто не подсказал, что при первичном обращении по направлению с уже установленным диагнозом я имею право получить консультацию онколога в течение пяти рабочих дней. В тот период у меня не было финансовой подушки, чтобы обследоваться платно.

Анна

Химиотерапия длилась около четырех месяцев. На нее был хороший отклик, затем сделали полную мастэктомию — удалили грудь и лимфоузлы, через пару месяцев был курс лучевой терапии. Весь цикл лечения пройден, впереди пять лет гормонотерапии. По истечении этого времени, на основании результатов лечения, химиотерапевт даст дальнейшие рекомендации.

Сейчас я живу обычной жизнью. Нахожусь в процессе реконструкции груди, причем так получилось, что реконструктивную операцию делали день в день с первой операцией. Но с интервалом в три года. Изначально, я не планировала делать восстановительную пластику, меня не смущало, что нет груди, у меня не было ограничений, я могла ходить в спортзал, заниматься танцами и йогой, нормально себя чувствовала, грудь небольшая — не было видно асимметрии. Но соблазнилась на реконструкцию, потому что многие из моего окружения начали делать такую пластику — девчонки ходили очень довольные, глаза блестели. И я пошла за компанию — была только на одной консультации у хирурга и сразу решилась.

После лучевой терапии я долго восстанавливалась — после радикальной мастэктомии осталось минимальное количество ткани, которая еще ощутимо пострадала после лучей. Я даже не представляла, что можно будет что-то с этим сделать. У меня была просто впадина на месте груди, ребра, обтянутые кожей. Но доктор как-то совершил волшебство. Уверена, результат будет лучше, чем до начала лечения!

Потом я познакомилась с программой «Женское здоровье», стала в качестве волонтера посещать больницу, вскоре меня пригласили на работу в программу и я стала координатором. Мы общаемся с женщинами, которые недавно узнали о своем заболевании и только вчера сделали операцию на груди. Не вмешиваясь в план лечения, мы делимся своим опытом, отвечаем на вопросы, на которые может ответить только тот, кто пережил рак груди.

Личная жизнь? Мой семейный статус не изменился, но я думаю, что все впереди. Поклонники есть, но близких отношений нет, и это не зависит от того, была ли операция. Вовсе нет. Пока нет человека, с которым в горе и в радости я буду счастлива так же, как счастлива сейчас.

Но скажу вам, за четыре года жизни с онкологическим диагнозом я многого насмотрелась и наслушалась. Несмотря на то, что на дворе 21 век, мифы по поводу рака и табуированность темы еще встречаются. Много заблуждений и непонимания этого диагноза — не только среди обычного населения, но иногда и медперсонала.

После приема у онколога первым, кого я пошла искать — был психолог
Марина, 48 лет, на момент постановки диагноза — 45 лет

У меня появилась шишка. Поначалу она то исчезала, то появлялась. Я закрутилась, заработалась, куча событий во всех сферах жизни, просто шквал какой-то, и мне стало не до этого. Потом я поняла, что я странно себя чувствую и очень сильно устаю. Знакомая гомеопат посоветовала провериться – я еще погуляла, были трудности в семье, но в конце-концов записалась на прием к маммологу.

За день сделали все базовые анализы, платно.

Результата биопсии надо было ждать неделю, но снимки доктор видел, я спросила напрямую – скажите честно, что вы думаете. Он посмотрел, говорит: молодец, что пришла, наш пациент. Биопсия все подтвердила.

Были понятные шаги – один за другим. Первой была операция, операционная гистология совпала с первичной. Расписали план лечения. Вкатили по полной программе восемь химий, лучевая терапия. С момента диагностики до того, как все закончилось, прошёл год.

Пока я сдавала анализы, я работала. После операции была на больничном месяца четыре. За это время договорилась об изменении графика — я работала удаленно, в офис приезжала, когда могла. Здесь, спасибо моему работодателю, они пошли навстречу и поддержали – посмотрели, какие сегменты я в этом состоянии могу закрывать, и так мы продолжали работать.

Сейчас я уже три года принимаю гормонотерапию — это часть моего лечения, мне пить ее еще несколько лет. Да, жизнь стала другой. Друзья — кто-то отсеялся, это стандарт, обычная история. Члены семьи есть разные, ближайшие — поддержали во всем, а кого-то я не стала информировать. Так получилось, что брак распался до диагноза. Я много всего переосмыслила, после приема у онколога первым, кого я пошла искать — был психолог.

За несколько лет до всей этой истории мне в руки попала книга Яны Франк – художницы и иллюстратора, семья которой из Узбекистана уехала в Германию. Она заболела раком — была тяжелейшая история с кишечником, она выбралась из всего этого и рассказывала о себе и лечении. В Германии в план лечения входят сессии с психологом, и если человек отказывается, его лишают страховки – потому что это значит, что он не хочет лечиться.

Работа с психологом – это серьезный, очень важный этап реабилитации, и я очень надеюсь, что это когда-нибудь будет у нас.

Я не ощущала ничего в груди, но при обследовании кишечника нашли опухоль
История 3. Ирина, будет 47 лет, на момент постановки диагноза — 42 года

В какой-то момент я почувствовала, что чем-то болею: как будто что-то со мной не так, я уставала. Я пошла к терапевту — анализы нормальные, все хорошо. И тогда я почему-то решила, что у меня рак, и пошла к онкологу за деньги.

Первый онколог сказал: расслабься, все хорошо. Второй онколог меня пощупал, в том числе и грудь, сказал, что ему не нравится мой кишечник. Вот в процессе обследования кишечника, на КТ, и нашли опухоль в молочной железе. Но я не ощущала ничего в груди.

Диагноз был поставлен в конце года, и мне сказали, что процесс получения квоты будет длительным. Начитавшись всего, я решила лечиться платно. Когда пришла гистология и иммуногистохимия, врачи решили, что рак не такой агрессивный, и начали с операции. Но когда стали пересматривать материал после операции, оказалось, что рак не такой простой.

Начали делать химию – я прошла четыре курса, до сих пор прохожу гормональную терапию. Еще мне сделали овариэктомию (операция по удалению яичников), когда анализы более-менее пришли в норм, мне стало полегче.

Я хотела второго ребенка. Врач сказал:

Тебе 42, когда ты закончишь пить таблетки и можно будет рожать, тебе будет 47, ну куда уже, зачем?

Я подумала-подумала, и правда – я согласилась на вторую операцию достаточно быстро.

Диагноз мне поставили 20 октября, операция была 17 ноября, а химию я закончила 12 февраля. Вторая операция была в конце мая. В общей сложности семь месяцев. Сейчас каждый день в определенное время я пью таблетку — делать так нужно в течение 10 лет, я пропила уже 4 года. Обследования сначала были раз в три месяца, потом — раз в полгода, сейчас — раз в год.

Жизнь стала немножко другой. Из плюсов: полностью изменилась моя профессиональная направленность, болезнь привела меня в сферу, про которую я даже не думала. До диагноза я работала заместителем директора крупной компании, а сейчас я научный сотрудник в учебном заведении. Мне это нравится, первая работа — это работа для денег, а это — работа для себя. В семье сказали: главное, чтобы тебе было лучше.

Мы с мужем почувствовали, что мы вместе и более сильные. Это испытание, но оно было нами пройдено. Наши отношения перешли на другую стадию, стали лучше.

Изменилось внутреннее ощущение себя, но произошло это не быстро. Я не скажу, что сразу была оптимисткой, я плохо себя чувствовала физически, у меня были психологические проблемы из-за переживаний, а потом в какой-то момент все изменилось, не сразу. Люди вели себя по-разному, с некоторыми знакомыми и друзьями мы стало общаться намного меньше, но появились другие.

Рассказывает врача-рентгенолог, консультант программы “Женское здоровье” Ольга Пучкова:

В области молочной железы боль может по нескольким причинам:

– Межреберная невралгия – самая распространенная ситуация. У женщины заболело справа – ныло-ныло и прошло, снова начало ныть, потом снова прошло. Это боль, связанная с позвоночником и ущемлением нервных окончаний в нем.

– Циклическая масталгия — боли предменструального характера. Боли, связанные с молочной железой циклически и функционально, всегда симметричны и касаются обеих желез, клетки одни и те же. Не бывает такого, что только в одной железе есть неприятные ощущения, а в другой нет. Начинаются после овуляции, у кого-то могут быть за две недели до менструации, у кого-то — за два дня, но всегда – после середины цикла.

– Третий вариант — боль, связанная с прорастанием опухоли в нерв. Такая боль постоянная, выраженная, не проходящая вообще. И это большие размеры опухоли, ее сложно с чем-то спутать, и уже есть определенная клиническая картина.

Есть крупные, серьезные исследования, доказывающие, что скрининг при раке молочной железы эффективен. Самые большие программы запущены в Финляндии, Швеции и Голландии и показывают результаты снижения смертности на 50%.

В Финляндии и Голландии скрининговый возраст 50-69 лет, в Швеции — 40-69 лет. В этих странах нет однозначной концепции относительно того, когда начинать скрининг и об интервале между обследованиями. В Швеции принято обследоваться раз в год с 40 до 55 лет и раз в два года, начиная с 55 лет. Они объясняют это биологией рака и возрастом — чем моложе пациентка, тем агрессивнее рост опухоли, поэтому интервал обследования короче.

В Финляндии скрининг раз в два года, в Голландии сейчас обсуждается включение в скрининг женщин с 40 лет.

Если у женщины нет никаких жалоб, ее ничего не беспокоит, то никакие обследования ей не нужны. Дело в том, что у обследования есть положительный результат — выявление рака на ранней стадии, когда он не угрожает жизни, а есть отрицательный — выявление незначительных изменений, которые требуют, тем не менее, каких-то вмешательств — вплоть до биопсии.

Врачи понимают, что до 40 лет вероятность заболеть РМЖ очень низкая, проводить скрининг не целесообразно, а вероятность ложноположительных результатов и выполнения ненужных исследований крайне высока – чего мы пытаемся избегать.

Но если есть жалобы на уплотнение, изменение цвета кожных покровов, формы железы, вытяжение соска или выделений из него – речь идет уже не о скрининге, а о диагностическом обследовании – за один его раунд женщине может быть сделана и маммография, и УЗИ, и биопсия, чтобы подтвердить или исключить проблемы.

Если есть отягощенная наследственность, есть мутации в генах — этим пациенткам раз в год, начиная с 25 лет, делают МРТ с контрастом. Этот скрининг работает в США, Италии и Израиле.

Причиной мастопатии является генетический вариант строения железы, с ним ничего сделать нельзя — это бесполезно и бессмысленно. Плотный фон для рентгенолога – это как облака для пилота, он снижает чувствительность маммографии. Но из-за этого плотного фона мы не призываем чаще обследоваться, возможно лишь добавление УЗИ к маммографии для этих женщин.

Женщина же должна знать, что вариант строения ее железы – такой, он не требует приема никаких препаратов. Распространено назначение «Мастодинона», но этот препарат работает при предменструальной боли, он не рассасывает кисты, фиброзножелезистая ткань никуда не девается – это утопия.

Поэтому если женщину ничто не беспокоит и не болит, она просто живет с этим и регулярно обследуется. На мой взгляд, лучше раз в год, хотя единого мнения на этот счет нет.

источник

У 40-летней Лиз О’Риордан, врача онкопластической хирургии в Суффолке, Великобритания, обнаружили рак груди третьей степени в 2013 году. После химиотерапии, последующей за ней ампутации молочной железы и лучевой терапии Лиз смогла даже вернуться к работе, пока у нее снова не обнаружили рак на том же месте. И снова после лечения она вернулась к жизни и написала в соавторстве с другой женщиной, пережившей рак, книгу, которая должна помочь другим людям в этой же ситуации.

«Я никогда не думала, что это произойдет со мной. Когда мне поставили диагноз, мне было 40 лет и я никогда не чувствовала себя лучше. Ни у кого в моей семье не было рака. К тому же я всегда сидела по ту сторону от пациента — как консультант-хирург онкопластической хирургии. Я была тем человеком, который сообщал страшные новости и рассказывал об операции, назначал химиотерапию. А не той плачущей и одновременно озлобленной женщиной».

— Dr Miss Dr Mrs Liz O’Riordan (@Liz_ORiordan) 8 сентября 2018 г.

У меня и раньше бывали кисты в груди, так что, когда я заметила новую, то не особо волновалась. Да и проверять ее пошла только по настоянию мамы, которая работала медсестрой. Результаты маммограммы были нормальными, а вот рентген — нет. Мы с рентгенологом сидели и смотрели на экран вместе, когда увидели большую и черную массу: рак. Последующая биопсия показала, что это смешанный протоковый и лобулярный рак, сильно разросшийся и агрессивный.

В одну секунду у меня перед глазами пролетело то, что меня ожидает: мастэктомия, химиотерапия, опустошение и разрушение, которое ляжет на мою семью, брак, тело и карьеру. Наконец я узнала, что значит иметь рак, а не просто быть экспертом по этой болезни.

Цель нашей книги — рассказать женщинам все то, что мы бы хотели знать с самого начала. Все эти вещи я теперь рассказываю своим пациентам, потому что знаю, каково это — оказаться по ту сторону стола. В мае во время стандартного осмотра у меня снова нашли рак. Я, конечно, в шоке и напугана, но все равно это можно вылечить. По крайней мере в этот раз я знаю гораздо больше, чем в первый.

Итак, вот 11 вещей, которые должна знать каждая женщина.

Не храбритесь

Мы с мужем все еще думали над вопросом, заводить ли детей, когда мне поставили диагноз. У молодых женщин химиотерапия вызывает раннюю менопаузу, а с ней и бесплодие. Когда до меня это дошло, я сломалась, горюя о ребенке, которого у нас никогда не будет. В другой раз я была так расстроена, выезжая из клиники, где работала консультантом-хирургом, пытаясь попасть на прием по поводу собственного лечения, что меня чуть не вырвало в машине.

Вам не нужно храбриться и делать вид, что все в порядке, лучше справляться с негативными эмоциями в открытую. Чувствовать себя опустошенным, злым, испуганным или просто жалеть себя вовсе не означает, что это как-то повлияет на ваше выздоровление. Однако если эти чувства полностью поглощают вас, то лучше обратиться за помощью к врачу. То же касается физической боли — просите все необходимое, чтобы уменьшить ее.

Вы можете сохранить фигуру

В наши дни большинству женщин с раком груди не удаляют полностью грудь. Вместо этого хирурги могут сделать лампэктомию, удаляя лишь одну пятую груди и потом убирая последствия с помощью косметической хирургии. Очень большой размер груди, кстати, тоже могут уменьшить. У женщин есть выбор. Вы будете снова хорошо выглядеть обнаженной или в нижнем белье.

Если же вам нужна мастэктомия, как и мне, то вам полностью удалят грудь, а затем проведут реконструкцию, используя имплант и вашу собственную кожу. Я решила, что мне нужна реконструкция. Я не хотела менять то, как я одевалась. А поскольку я худая и у меня не могли взять кожу и жир с другой части тела, то я выбрала имплант.

Эти операции я делала сама регулярно, и, восхищаясь аккуратной работой, которую я проделывала, я говорила пациенткам, как хорошо все заживает. Однако сейчас я знаю об этом гораздо больше. Кожа на груди немеет, а вставленный имплант холодный. Большинство женщин это устраивает, но если вас — нет, то стоит рассказать об этом врачу.

Мне пришлось удалить имплант, когда рак вернулся. Сейчас у меня вместо одной груди плоская поверхность. И ничто не подготовит вас к тому, как вы будете выглядеть без одной груди. Я все еще привыкаю.

Вам может и не понадобиться химиотерапия

Лишь трети людей с раком груди нужна химиотерапия. Ее делают, если вы молоды или рак так разросся, что достиг лимфатических узлов. Многим женщинам делают только операцию по удалению опухоли и, возможно, лучевую терапию. Если же рак чувствителен к эстрогену, то им будут давать антиэстрогенные препараты. Мы знаем, что химиотерапия никак не повлияет на шансы выздоровления и возможный рецидив, так что какой смысл ее проводить.

Но вы все равно справитесь, даже если назначат химиотерапию

Химиотерапию проводят курсами от одной до трех недель, в целом это занимает пять месяцев. В больнице вы проводите всего несколько часов.

Мне делали химиотерапию из-за моего возраста и размера рака. Если вы лишитесь волос, то побалуйте себя и сходите в турецкий барбер-шоп или посмотрите на YouTube крутые способы, как носить головной платок. Поначалу я ненавидела ходить лысой и не хотела носить парики. Тогда я купила необычные очки в надежде, что люди будут смотреть на них.

Вам нужно пить много воды. Она будет ужасна на вкус, так что пейте лучше сквош (напиток из цитрусовых соков и газированной воды). Мажьте вазелином внутри носа, потому что слизистая там высохнет.

Если вас будет мучить бессонница — побочный эффект от стероидных препаратов, присоединяйтесь к онлайн-форумам, там всегда будет с кем поговорить в три часа ночи.

То, что вам не скажет ни один врач: лобковые волосы выпадут в первую очередь, так что вот вам и бесплатная бразильская эпиляция.

Доктор Гугл может быть полезным

Раньше я говорила своим пациентам не гуглить «рак груди». Я наивно полагала, что даю им всю информацию, которая нужна. Но первым же делом, получив результаты своей биопсии, я полезла в гугл. Да, многое, что вы найдете по запросу, будет пугающим и неверным. Однако мы живем в цифровом веке, и игнорировать это невозможно. Ищите безопасные сайты и приложения, которые одобряют большинство крупных благотворительных организаций.

Не отказывайтесь от интимной жизни

Многие женщины реагируют на диагноз, думая, что мужья разведутся с ними, чтобы найти кого-нибудь здорового. Я так думала. Это чувство вины, которое вы испытываете за то, что мужьям приходится все это проходить с вами.

Вам и так придется справляться с изменениями в теле и менопаузой, не позволяйте раку разрушить вашу физическую связь. Лечение приведет к понижению уровня эстрогена, который является природной смазкой, без него все пересыхает. На этот случай существует множество продуктов, как, например, лубриканты. Вашему партнеру тоже может понадобиться помощь, поговорите с ним об этом.

Не будьте как одна моя знакомая, которая спрашивала, можно ли ей заниматься сексом с мужем во время курса химиотерапии, потому что она боялась отравить его.

Игнорируйте шарлатанские снадобья

Будучи врачом, я и не подозревала, насколько огромна индустрия, которая кормится за счет страхов и уязвимости раковых больных. А в качестве пациента узрела. Подумайте сами: если бы куркума и щелочные диеты действительно помогали выздороветь, то вам бы их назначал врач. Бесплатно.

А вот доказательства того, что физические упражнения помогают при усталости и снижают побочные эффекты химиотерапии, существуют. Так что старайтесь каждый день ходить или заниматься немного йогой. Это даст вам силы вновь поверить в свое тело. Я вернулась к тренировкам по триатлону сразу же как смогла.

Рак может вернуться

Многие люди не осознают, что рак может вернуться даже 20 лет спустя. И вот когда он возвращается, он, скорее всего, неизлечим. Я этого избежала — у меня локальный рецидив моего первого рака, он не распространился дальше. Никто не знает, каковы будут симптомы вторичного рака, когда он вернется в ваш мозг, легкие или печень.

Так что, если у вас появился новый симптом — например, кашель, ломота в костях, головная боль или рвота, — и это длится больше месяца, обращайтесь к врачу.

Надейтесь на лучшее.

Но приготовьтесь к худшему. Слава богу, большинство женщин с диагнозом «рак груди» проживут долгую и здоровую жизнь и умрут от чего-то другого. Но мы не должны забывать, что в Великобритании каждый день от этого умирают 30 женщин. Если лечение не срабатывает, вы должны решить, где бы вы хотели умереть, дома или в хосписе. Спланируйте свои похороны и приведите дела в порядок.

Одна из самых сложных вещей, которые мне доводилось делать, — это писать завещание и обсуждать свои похороны с мужем. Рецидив заставил нас столкнуться с этим. Но как только вы это сделаете, вам сразу станет легче и спокойнее.

Вы не просто цифра

Шансы на то, что я буду жива через десять лет, — 60 процентов. Я могу быть среди шести человек из десяти, которые выживут, а могу и попасть в четверку из десяти, кто умрет. Но эти цифры сформированы на исследованиях, которым уже по меньшей мере 10 лет. Все время разрабатываются новые методы лечения. Вы не можете проживать каждый день так, как будто он последний.

Заведите «банку радости»

Эта идея принадлежит доктору Кейт Грейнджер, которая умерла от рака в 2016 году. Каждый раз, когда с вами происходит что-то хорошее, запишите это на карточке и положите в банку. Если у вас плохой день, достаньте из банки радости пару карточек и прочитайте их. Это сработает, обещаю.

Источник: Daily Mail

Понравилось? Жми лайк!

источник

Читайте также:  Кто выжил при раке груди