Меню Рубрики

Her эстрогены при раке груди

Рак молочной железы — это один из самых распространенных видов онкологических заболеваний среди женщин репродуктивного возраста. Примерно в 70-80 % случаях злокачественная опухоль является гормонозависимой. Данный факт вызывает тревогу относительно того, что повышенная подверженность гормону эстроген может способствовать развитию и распространению онкологических образований.

Гормон эстроген обычно ассоциируется с репродуктивными функциями у женщин, однако он играет важную роль в здоровье костной ткани, сердца и кровеносной системы, регулирует эмоциональное состояние и поведение, способствует сжиганию жира и т. д.

Эстроген является жизненно важным гормоном, но его чрезмерное количество в организме может существенно повысить риск развития различных заболеваний, в том числе онкологических.
К группе риска относятся женщины с ранним наступлением первой менструации и поздней менопаузой, забеременевшие первый раз в позднем возрасте, не кормящие грудью. Все они имеют переизбыток данного гормона в организме на протяжении многих лет. У всех этих женщин риск заболеть раком груди значительно выше, чем у остальной части населения женского пола.

Эстроген производится в яичниках на протяжении всего репродуктивного периода, затем, с наступлением менопаузы, источником его секреции становятся жировая ткань и надпочечники. Уменьшить уровень эстрогена можно путем снижения функционирования органов, которые его производят (например, яичников), или блокировки чувствительных к нему рецепторов. По данному принципу построено лечение гормонозависимых опухолей молочной железы, то есть когда опухоль содержит большое количество рецепторов к эстрогену. В таких случаях применяют препараты, препятствующие контакту гормона с данными рецепторами, и таким образом происходит подавление развития новообразования.

Повышению уровня эстрогена могут способствовать прием противозачаточных препаратов, заместительная гормональная терапия (после наступления менопаузы) и лечение бесплодия. Кроме того, гормон может поступать в организм через пищу, чистящие средства и даже косметику — в них могут содержаться молекулы, очень похожие на эстроген, которые выполняют в организме его функции.

В последние годы обнаружен еще один возможный источник повышенного содержания эстрогена, а именно — способ, с помощью которого избыток гормона выводится из организма.

После завершения своей функции гормон распадается и выводится из организма. Основную роль здесь играет печень, в которой происходит его метаболизм. Существует три способа метаболизма эстрогена в организме, при каждом из них образуются разные продукты распада.

Первый способ — OH 2 — является самым безопасным, он связан с низкой эстрогенной активностью и канцерогенным действием.

Два других способа — OH 4 и OH 16 — менее желательны, так как при них происходит доминантное действие эстрогена, что повышает риск развития онкологических заболеваний.

У женщин с диагнозом «рак молочной железы» практически всегда преобладают последние способы переработки эстрогена, что можно наблюдать в анализах мочи. Таким образом, важно, чтобы большей частью метаболизм данного гормона происходил первым способом. Женщины, у которых преобладает первый путь метаболизма эстрогена, имеют на 40% меньший риск заболеть раком молочной железы.

К счастью, во многих случаях изменение питания и образа жизни, а также употребление лекарственных трав и пищевых добавок может значительно повлиять на путь метаболизма эстрогена. По результатам последних исследований, у женщин, употреблявших в течение всего одного месяца соответствующие лекарственные травы и фитовещества, которые были выделены из брокколи, преобладал первый путь вывода эстрогена из организма!

Продукты, богатые пищевыми волокнами, которые находятся в овощах, фруктах, крупах и цельных бобовых. Они способствуют лучшей работе кишечника, который также играет важную роль в выводе эстрогена.

Овощи из семейства крестоцветных, такие как брокколи, капуста и цветная капуста. Кроме пищевых волокон, они содержат индолы — фитовещества, способствующие лучшему распаду эстрогена. Так как они очень чувствительны к высоким температурам, овощи рекомендуется готовить на пару. С целью достижения лучшего клинического эффекта можно использовать индолы в виде пищевых добавок (I3C и DIM), влияние которых на рак молочной железы научно доказано.

Семена свежего молотого льна. Рекомендуется добавлять 1-2 столовых ложек молотых семян льна в воду, йогурт или другие негорячие блюда. В семенах льна содержится омега-3, которая катализирует энзим, ответственный за лучшую переработку эстрогена.

Зерна сои, тофу и соевые продукты также способствуют правильному выводу эстрогена. Ранее считалось, что данные продукты противопоказаны женщинам, страдающим раком молочной железы из-за фитоэстрогенов — растительных эстрогенов, похожих по своей структуре на эстрогены, содержащиеся в организме человека. Результаты многочисленных исследований последних лет показали, что регулярное употребление сои снижает риск рецидива заболеваний. Обратите внимание, что речь идет о сое, а не о соевых переработанных продуктах, таких как шницели, от потребления которых следует воздержаться.

Лекарственные травы. Розмарин, куркум, чертополох, пожитник также полезны для стимуляции правильного метаболизма эстрогена. Их можно использовать при приготовлении пищи, добавлять в чай или готовить травяные растворы. Однако перед их употреблением следует сначала обратиться за консультацией к специалисту, который объяснит, как, в каких количествах и по какой схеме лучше всего использовать данные лекарственные растения в качестве травяных добавок.

Необходимо избегать избыточного употребления сладкого, продуктов, содержащих животные жиры, а также алкоголь в больших количествах. Малоподвижный образ жизни и избыточный вес признаны факторами, способствующими повышению риска развития рака молочной железы, не исключающими его рецидив.

Таким образом, здоровый образ жизни, полноценное, сбалансированное питание и правильно подобранные пищевые добавки могут значительно снизить риск заболеть раком молочной железы.

источник

НА ВОПРОСЫ ОТВЕЧАЕТ СКВОРЦОВ ВИТАЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, кмн, маммолог, пластический хирург, врач-онколог ГКОД

ВОПРОС: Уважаемый Виталий Александрович, прокомментируйте пожалуйста результаты иммуногистохимии: ER 0 баллов, PR 6 баллов, ki 67 30%, her2neu+. Стадия 2в, G3. Я так понимаю, что опухоль агрессивная. Правильно? Это очень плохо когда эстрогены 0 баллов? И какое лечение вы бы назначили. Мастэктомия по Маддену справа 4 недели назад. Огромное спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Да считается, что она агрессивная и ее надо лечит химиотерапией 4 АС(доксорубицин и циклофосфамид) +4Т(доцетаксел ), потом назначить тамоксифен 20 мг, так как прогестерона 6 баллов — это тоже считается чувствительностью к эндокринотерапии.

ВОПРОС: Виталий Александрович, у меня по результатом иммуногистохимии her2neu=0. Что это означает? Это хорошо или плохо? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Это означает, что Вам не показана таргетная терапия трастузумабом и это хорошо!

ВОПРОС: Виталий Александрович, здравствуйте! По результатам трепан биопсии получено заключение:Инвазивный рак неспецифического типа (протоковый) G3, люминальный тип В, негативный HER2. Иммуногистохимия: ER=PS5+IS2=7 PR=PS1+IS1=2 по Allred. Ki67 6%, HER2 neo 0. 68 лет. Стадия t2n1m0.Только гормональная терапия и операция? Какой может быть прогноз?

ОТВЕТ: Здравствуйте! У вас не люминальный тип В, у Вас тип А, который обычно лечится операцией и тамоксифеном ,но у вас G 3 и метастазы в лимфоузлах,поэтому вам нужна операция, химия и тамоксифен .

ВОПРОС: Виталий Александрович, почему при более высоких показателях ki 67 опухоль лучше отвечает на химиотерапевтическое лечение?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Да, есть такое утверждение, но оно не всегда правильное и не всегда опухоль отвечает на лечение!

ВОПРОС: Виталий Александрович, добрый вечер! Результат ИГХ: PR 0 баллов, ER 0 баллов, her2neu +, ki67=50%. Это триждынегативный рак?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Да, это так, показана химиотерапия таксанами !

ВОПРОС: Виталий Александрович, что такое баллы по Allred?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Для вас простым языком — это шкала балов экспрессии рецепторов эстрогена и прогестерона, вернее градация низкоэкспрессирующая рецепторы, средне и высокоэкспрессируюшая. Она служит для определения назначения эндокринотерапии при раке молочной железы.

ВОПРОС: Виталий Александрович, какими исследованиями определяют наличие рецепторов ER/PR при раке молочной железы?

ОТВЕТ: Здравствуйте! В нашем арсенале есть стандартное исследование — иммуногистохимия, именно с помощью нее мы можем определись экспрессию эстрогенов и прогестерона, а также другие показатели .

ВОПРОС: Виталий Александрович, какие шансы на долгую ремиссию при индексе пролиферации клеток ki 67=90%? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте !При чем тут шансы? Зачем думать об этом, Скажу Вам, что не только Ki 67 здесь определяет ремиссию, но и последующее лечение! Шансы на ремиссию хорошие, надо просто хорошо подлечиться после операции!

ВОПРОС: Здравствуйте, Виталий Александрович! У меня вопрос: считается ли гормонпозитиной опухоль при показателях ИГХ: ER 3 б, PR 0, HER2 0 ki 67 = 12%. И лечится ли такое ингибиторами ароматозы? Или только химией? T2N0M0 G2

ОТВЕТ: Здравствуйте! Да она считается гормонозависимой опухолью и это люминальный тип А. Ингибиторы ароматазы назначаются в данном случае, но надо учитывать и другие факторы, например, менопауза есть или нет!

ВОПРОС: Добрый день! У мамы РМЖ, Т2N1M0. Помогите расшифровать морфологию — PR: 5 (PS) + 2 (IS) = 7 баллов, (TS) ER: 5 (PS) + 3 (IS) = 8 баллов, Ki-67 = 45%.
HER/2-neu=1+. Какой это вид рака, что значит показатель Ki, о чем говорит его значение? И какие прогнозы, если это возможно сказать. Заранее огромное спасибо!

ОТВЕТ: Здравствуйте! Этот тип рака — люминальный В, надо проводить химиотерапию и потом пить тамоксифен! Прогноз при таком молекулярном типе раке может быть разным и зависеть от многих факторов. Самое главное — позитивный настрой, живите и наслаждайтесь жизнью!
Вот здесь Вы можете прочитать о ki 67, который является пролиферативным индексом: http://www.skvorsov.ru/ki_67

ВОПРОС: Добрый день! Виталий Александрович, я сдала свои стекла и блоки после операции по поводу рака молочной железы на перепроверку по настоятельной просьбе своей подруги. И не знаю, что теперь делать. Делать еще одну перепроверку? Потому что по одной иммуногистохимии у меня высокие баллы гормонов, а по другой они вообще отсутствуют. Не понимаю, как такое возможно?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Есть смысл пересмотрить в третьем месте и спросите у своего онколога какому анализу верить, хотя бывает, что и третий анализ может быть другим, потому что опухоль сама по себе неоднородна и антитела для определения игх разные в разных клиниках, поэтому результаты бывают разными!

ВОПРОС: Виталий Александрович, на сколько я права в своем утверждении, что результат ki 67=0 , бывает только при нулевой стадии рака? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! При нулевой стадии его можно совсем не смотреть! Такое бывает (ki 67-0) очень редко, в любом случае это очень хорошо для пациента!

ВОПРОС: Добрый вечер! Помогите пожалуйста расшифровать игх исследовние — er o,
pr o, her2+++ ki 67 50%. Что это означает и какое будет лечение. Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Этот подтип опухоли говорит, что она агрессивная и требует химиотерапии и таргетной терапии: чаще всего назначают доксорубицин и тасканы с последующим введением трастузумаба.

ВОПРОС: Виталий Александрович, что означает her 2 негативный статус? Спасибо.

ОТВЕТ: Это означает, что опухоль не требует таргетного лечения и опухоль менее агрессивная, если, конечно, это не триплнегативный рак молочной железы.

ВОПРОС: Виталий Александрович, здравствуйте! Что означает когда her 2 neu не амплифицирован? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Это означает, что у Вас этот ген не определяется, и опухоли не требуется воздействие таргетной терапии!

ВОПРОС: Виталий Александрович, какой прогноз при ki 67=90%? Были ли в Вашей практике при таком высоком ki 67 длительные ремиссии? Спасибо!

ОТВЕТ: Здравствуйте! Это плохой результат в плане прогноза, этот Ki 67 несомненно требует проведение химиотерапии! Длительные ремиссии при таком ki 67 в моей практике, конечно, были.

ВОПРОС: Виталий Александрович, по результатам иммуногистохимии у моей мамы триплнегативный рак молочной железы. Есть ли смысл переделать в другой лаборатории игх? Вы часто сталкиваетесь с ошибками в своей практике? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте, иногда есть смысл, но в данном случае думаю нет, так как все три рецептора отрицательные!

ВОПРОС: Виталий Александрович, по результатам иммуногистохимического исследования у меня ER (эстроген) 7 баллов. Это много или мало? Если перефразировать вопрос — это хорошо или плохо? А в процентом соотношении это сколько? Спасибо за ответ!

ОТВЕТ: Здравствуйте! По какой системе подсчета эти баллы? Если это allred, это примерно 80% и это хорошо! Ваша опухоль гормонозависимая и требует лечения тамоксифеном!

ВОПРОС: Виталий Александрович, что такое er статус позитивный 8 по allred. Что это означает? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Это означает, что Ваша опухоль гормонозависимая и Вам назначат эндокринотерапию тамоксифеном !

ВОПРОС: Виталий Александрович, какое значение в игх исследовании опухоли рака молочной железы имеет белок р53? Есть ли связь между гиперэкспрессией р53 и реакцией опухоли на лечение? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте, этот белок не входит в стандарт исследования игх! Он смотрится до лечения и после лечения лекарствами и если его экспрессия снижается, то значит лечение эффективно, но это пока на уровне исследований!

Читайте также:  Заключение узи при раке молочных желез

ВОПРОС: Виталий Александрович, помогите, пожалуйста, нужна расшифровка ki 67. По игх ki 67=25%. Это хорошо или плохо? О чем говорит эта цифра?

ОТВЕТ: Здравствуйте, эта цифра говорит о том, что Вам нужна химиотерапия, так как КI 67 больше 20 %!

ВОПРОС: Виталий Александрович, иммуногистохимическое исследование her2neu отрицательный что это значит? Как это скажется на прогнозе?

ОТВЕТ: Здравствуйте, это значит, что у Вас нет этого рецептора и Вам не показана таргетная терапия, и это хорошо!

ВОПРОС: Виталий Александрович, что означает что her2 neu амплифицирован! Как это влияет на лечение? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте, это значит, что у Вас Her 2 neu рак молочной железы и в лечении будет добавлен трастузумаб!

ВОПРОС: Виталий Александрович, добрый день. Помогите расшифровать результат игх и гистологии: несцецифированная протоковая карцинома, без поражения лимфоузлов, G2, ki 67 10%, her2 neu 0, er 7 баллов pr 6 баллов, стадия 1А. Возраст 56 лет. Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Это люминальный тип А и Вам показан только тамоксифен 20 мг!

источник

Женщины, у которых диагностирован рак молочной железы (РМЖ), сталкиваются с большим количеством противоречивых рекомендаций, особенно если они находятся в пременопаузе. Их просят детально описать семейный анамнез для выяснения возможного характера генетической предрасположенности к РМЖ, обусловленного экспрессией гена BRCA1 или BRCA2, определяющих риск семейного РМЖ и рака яичников (РЯ).

Затем может быть рекомендовано генетическое консультирование и тестирование с целью более тщательного обследования пациентки и членов ее семьи на предмет возможных положительных эффектов и рисков профилактической мастэктомии и двусторонней аднексэктомии. Это ставит пациенток с выявленным в пременопаузе РМЖ в щепетильное положение, когда им предлагают выполнить двустороннюю овариэктомию с целью предотвращения РЯ, а затем сообщают, что им противопоказана ЗГТ эстрогенами или тестостероном по поводу симптомов постменопаузы, которые у них закономерно возникнут после этой операции. Это мнение высказывают онкологи.

Но его перевешивают личные пожелания пациентки об эмоциональном благополучии в тот момент, когда она сталкивается с угрожающим ее жизни заболеванием, новыми симптомами постменопаузы, нарушением половых функций и потенциальными проблемами с замужеством. Преимущества двусторонней аднексэктомии у носительниц мутаций гена BRCA1 или BRCA2 заключаются в возможности уменьшения риска рецидива РМЖ, а также снижении риска РЯ на 90 %. Если бы после операции возможен был контроль за симптомами постменопаузы, это было бы большим ее преимуществом. Однако недостаточность эстрогенов и андрогенов ведет к снижению либидо, увеличению сухости во влагалище, появлению приливов жара, бессонницы, депрессии.

Поэтому некоторые женщины считают, что положительные эффекты операции не оправдывают ее возможных рисков. Поэтому возраст, в котором следует планировать выполнение профилактической овариэктомии у носительниц генетических мутаций, не установлен и должен определяться индивидуально. Некоторые врачи на ограниченный период времени назначают инъекционный Depo-Lupron® (ТАР Pharmaceuticals Inc.), который вызывает обратимую менопаузу, что помогает пациентке принять решение.

Лечение рака молочной железы (РМЖ) включает тамоксифен, ингибиторы ароматазы, местную лучевую и химиотерапию (XT). Некоторые утверждают, что цель XT заключается в подавлении функции яичников. Овариэктомия могла бы заменить этот положительный эффект XT, но к настоящему времени не проведено адекватного научного сравнения этих двух методов. Кроме того, женщинам в постменопаузе можно назначать терапию ингибиторами ароматазы, о чем свидетельствует снижение частоты рецидивов РМЖ на 43 % через 5 лет применения тамоксифена.

Растет беспокойство в отношении показателей смертности в отдаленный период после проведения стандартной терапии рака молочной железы (РМЖ), которые недостаточно учитываются в клинических исследованиях. После XT у женщин снижаются когнитивные функции, повышается утомляемость, развивается остеопороз, увеличивается масса тела и нарушается половая функция. Требуются дальнейшие исследования для внедрения более эффективной симптоматической терапии, включающей препараты кальция и витаминные добавки, бисфосфонаты; необходимы также мониторинг плотности костной ткани и профилактика когнитивной и половой дисфункций.

Применение тамоксифена с целью профилактики рака молочной железы (РМЖ) сопровождается определенными осложнениями, включая тромбоэмболии, инсульты и рак эндометрия (РЭ). Прогнозируемый ежегодный показатель заболеваемости РЭ среди больных РМЖ составляет 1 случай на 1000 женщин. Для пациенток, принимающих тамоксифен, повышение риска составляет 2 случая на 1000 женщин, или общий риск 3 на 1000 в год. Исследования, целью которых было изучить целесообразность тщательного наблюдения за женщинами, принимающими тамоксифен, показали, что ежегодные трансвагинальное УЗИ и обязательная биопсия эндометрия сами по себе увеличивают риск РЭ.

Если перефразировать известную фразу, можно сказать «не навреди» этим пациенткам проведением ежегодных гинекологических обследований с цитологическими исследованиями и постоянными расспросами о наличии таких симптомов, как кровотечение или выделения из половых путей.

Исторически укрепилось авторитетное мнение, что женщины с раком молочной железы (РМЖ) в анамнезе ни при каких условиях не должны получать заместительную терапию эстрогенами. Учитывая, что не существует источников литературы, подтверждающих это предостережение, а также положительные эффекты эстрогенов, некоторые специалисты убеждены в необходимости отмены этого запрета. Принимая во внимание отсутствие проспективного исследования влияния ЗГТ на пациенток после лечения РМЖ, Wile и DiSaia в 1989 г. предложили проанализировать ситуации, при которых эти женщины, возможно уже имевшие раковые клетки в молочных железах, подвергались воздействию эстрогенов в крови в высоких концентрациях. К таким ситуациям отнесли беременность в сочетании с РМЖ, беременность, наступившую после лечения РМЖ, случаи заболевания у женщин, получавших пероральные контрацептивы ранее или применяющих их в настоящее время, а также случаи развития РМЖ на фоне ЗГТ.

После тщательного анализа подобных ситуаций выяснилось, что исследуемая взаимосвязь незначительна, если вообще имеет место. В настоящее время в США ежегодно диагностируют 185 000 новых случаев РМЖ. Долгосрочная выживаемость у женщин, завершивших лечение РМЖ, все время растет; по некоторым прогнозам, она может превысить 90 %. В связи с этим увеличится количество женщин, перенесших РМЖ, которые доживут до пожилого возраста. Вот почему нам необходимо обратить внимание на целесообразность ЗГТ у данной категории пациенток.

По данным некоторых авторов, заместительная терапия эстрогенами у больных РМЖ безвредна. Мы должны помнить, что в прошлые времена, до применения цитостатиков, женщины в постменопаузе, страдающие метастатическим или рецидивным РМЖ, получали эстрогены в качестве терапии первой линии. Сейчас мы понимаем, что эффективность гормональной терапии в известной мере зависит от рецепторного статуса опухоли. По крайней мере в 7 проспективных рандомизированных двойных слепых исследованиях сравнивали эффективность эстрогенов и тамоксифена у пациенток с рецидивирующим или метастатическим РМЖ. Частота ответов на эстрогены и тамоксифен оказалась одинаковой. В проспективных рандомизированных исследованиях, сравнивавших эстрогены и тамоксифен в качестве адъювантной терапии, процент рецидивирования заболевания в обеих терапевтических группах не отличался. Однако мы обладаем весьма небольшим объемом клинических данных, посвященных этому вопросу.

Оценка эффективности заместительной гормональной терапии (ЗГТ) у женщин с раком молочной железы (РМЖ) проводилась как минимум в 6 ретроспективных исследованиях. Перед приемом эстрогенов у пациенток не было признаков рецидива заболевания. ЗГТ была назначена с целью уменьшить вазомоторные симптомы или для профилактики хронических заболеваний сердечно-сосудистой системы, остеопороза и рака ободочной кишки. В данной группе, насчитывающей более 500 пациенток, было выявлено 30 (6 %) случаев рецидива опухоли и всего 7(1%) летальных исходов.

В проведенном авторами этой главы исследовании, включавшем 145 пациенток с раком in situ и I—IV стадии, рецидив заболевания выявлен у 13 (9 %) больных. Терапию эстрогенами получали пациентки и с метастатическими, и интактными лимфоузлами. Из 96 больных с интактными лимфоузлами рецидивы развились у 11, а в группе с пораженными лимфоузлами к настоящему времени рецидив опухоли выявлен только у 1 из 34. В группе пациенток, которым гистологическая оценка лимфоузлов не проводилась, рецидив выявлен у 1 из 15.

Кроме этого обнаружено, что рецепторный статус опухоли у больных, которым его определяли, никаким образом не влиял на частоту возникновения рецидивов в зависимости от приема эстрогенов. Данные о показателях рецидивирования у больных РМЖ, получавших ЗГТ, и летальных исходах представлены в таблице.

На сегодня в 3 исследованиях типа «случай-контроль» и 3 когортных исследованиях количество рецидивов и летальных исходов в группе женщин, получавших ЗГТ эстрогенами, и в группе контроля было одинаковым. В одном из когортных исследований 125 пациенткам после лечения РМЖ назначили ЗГТ, группу контроля составили 362 женщины. Пациенток обеих групп отбирали в соответствии со стадией заболевания, возрастом и годом постановки диагноза. В исследование включили больных со всеми стадиями, но у 78 % были I и II стадии и рак in situ (14 %).

В группе получавших заместительную гормональную терапию (ЗГТ) наблюдалось преимущество по выживаемости, отношение шансов составило 0,28 (ДИ 0,11-0,71), однако впоследствии диагностировано 6 случаев рака эндометрия (РЭ). В 1994 г. эксперты ACOG сделали заключение: «Таким образом, данные об увеличении риска рецидива РМЖ у женщин в постменопаузе, получающих заместительную терапию эстрогенами, отсутствуют. Ни одной женщине нельзя гарантировать защиту от рецидива. ЗГТ эстрогенами можно рекомендовать женщинам в постменопаузе, которые ранее получили лечение по поводу РМЖ, но назначать ее следует с особой осторожностью». Другими словами, женщина должна подписать информированное согласие. Ей необходимо предоставить информацию, на основании которой она сможет принять осмысленное решение.

Уклонение от обсуждения с больной возможности заместительной терапии можно рассматривать как прямое нарушение ее интересов. В ближайшем будущем в США РМЖ заболеет более 36 000 женщин в возрасте моложе 50 лет. Большинство, если не все, получат цитотоксическую XT, у многих наступит аменорея, несмотря на возраст моложе 35 лет. К сожалению, при возникновении аменореи, обусловленной XT, в подавляющем большинстве случаев разовьется яичниковая недостаточность. Частота последней даже среди очень молодых женщин (моложе 40 лет) составит 86 %. Поэтому мы будем наблюдать увеличение количества молодых женщин с индуцированной XT преждевременной менопаузой.

У многих больных раком молочной железы (РМЖ) наступит выздоровление, но преждевременная менопауза станет причиной вазомоторных нарушений, по интенсивности превышающихтаковые при естественной менопаузе. Поэтому положительные эффекты ЗГТ при преждевременной менопаузе могут быть более выраженными. Для того чтобы принять грамотное решение, женщины должны осознавать смысл этой терапии, т. е. взвесить пользу от лечения и риск. Больные РМЖ — идеальные кандидаты для применения влагалищных колец с медленным высвобождением эстрадиола. Estring® содержит небольшую дозу эстрадиола, но достаточную и эффективную для лечения атрофии слизистой оболочки влагалища. При использовании этого кольца содержание эстрадиола в плазме повышается только на 10 % от той дозы, которая возникает при применении пластыря 0,05 Estraderm®. Если же симптомы, связанные с менопаузой, сохраняются, используют Eemring® с более высокой дозой эстрадиола (0,05 мг/сут), что также позволяет облегчить выраженность вазомоторных проявлений.

— Вернуться в оглавление раздела «Онкология»

источник

Более двух десятилетий назад, Doll и Peto (The causes of cancer: quantitative estimates of avoidable risks of cancer in the United States today) показали, что 35% всех случаев смерти от рака в Соединенных Штатах и Европе может быть предотвращено с помощью изменений в диете, это на 5% больше, чем для табака и на 25% больше, чем для инфекций.

Это говорит о том, что питание, являющееся неотъемлемой частью нашей жизни, важно не только для нашей фигуры, здоровья сердечно-сосудистой системы и интеллектуального долголетия, но и для защиты от онкологической патологии.

Остановимся подробнее на отдельных составляющих нашего привычного рациона, для этого заглянем в настольную книгу современного онколога Devita, Hellman, and Rosenberg’s cancer: principles & practice of oncology.

Наиболее важное влияние диеты на риск развития рака опосредовано массой тела. Избыточный вес, ожирение и пассивный образ жизни являются основными факторами риска развития рака.

В большом исследовании Американского онкологического общества, тучные люди имели значительно более высокую смертность от всех видов рака и, в частности, от колоректального рака, рака молочной железы в постменопаузе, рака тела матки, рака шейки матки, рака поджелудочной железы и рака желчного пузыря, чем у их сверстников с нормальной массой тела.

Ожирение и, в частности, окружность талии являются предикторами заболеваемости раком толстой кишки у женщин и мужчин. Увеличение веса на 10 кг или более связано со значительным увеличением в постменопаузе заболеваемости рака молочной железы среди женщин, которые никогда не использовали заместительную гормональную терапию, в то время как потеря веса после менопаузы существенно уменьшает риск рак молочной железы. Избыточный вес тесно связан с эндогенным уровнем эстрогена, который, вероятно, способствует избыточному росту эндометрия и риску рака молочной железы в постменопаузе.

Читайте также:  Закон об инвалидности при раке молочной железы

Причины возникновения других видов рака менее ясна, но избыточный вес тела также связан с более высоким уровнем циркулирующего инсулина, инсулиноподобного фактора роста (IGF) -1, и С-пептида (маркер секреции инсулина), низким уровнем связывания белков с половыми гормонами и IGF-1, а также с более высокими уровнями различных воспалительных факторов, все из которых могут гипотетические быть связаны с риском развития различных видов рака.

Международным агентством по изучению рака алкоголь классифицируется как канцероген. Потребление алкоголя увеличивает риск многочисленных видов рака, в том числе печени, пищевода, глотки, полости рта, гортани, молочной железы и колоректального рака в зависимости от дозы.Фактические данные доказывают, что чрезмерное потребление алкоголя увеличивает риск первичного рака печени, возможно, через цирроз и алкогольный гепатит.

Механизмы могут включать в себя прямое повреждение клеток в верхних отделах желудочно-кишечного тракта; модуляцию метилирования ДНК, который влияет на восприимчивость ДНК к мутациям; и увеличению количества ацетальдегида, основного метаболита спирта, который усиливает пролиферацию эпителиальных клеток, образуют агенты, повреждающие ДНК, и является признанным канцерогеном.

Связь между потреблением алкоголя и раком молочной железы примечательна тем, что небольшой, но значительный риск был обнаружен даже при потреблении одного напитка в день. Механизмы могут включать в себя взаимодействие с фолиевой кислотой, увеличение уровня эндогенных эстрогенов, и повышение концентрации ацетальдегида.

Интерес к пищевому жиру в качестве причины раки начался в первой половине 20-го века, когда исследования “Танненбаум” показали, что диета с высоким содержанием жира может способствовать росту опухоли у животных. Особенно сильные корреляции были замечены с риском развития рака молочной железы, толстой кишки, простаты и эндометрия, которые являются наиболее важными видами рака не по причине курения в развитых странах.

Эти корреляции были характерны для животного жира (особенно для красного мяса), но не для растительного жира.

Фрукты и овощи гипотетически должны вносить существенный вклад в профилактику рака, потому что они богаты веществами, обладающими потенциально противораковыми свойствами. Фрукты и овощи содержат антиоксиданты и минералы и являются хорошими источниками клетчатки, калия,каротиноидов, витамина С, фолиевой кислоты и других витаминов.

Несмотря на то, что фрукты и овощи составляют менее 5% от общего калоража в большинстве стран по всему миру, концентрация микроэлементов в этих продуктах больше, чем в большинстве других.

Связь между потреблением фруктов и овощей и заболеваемостью раком толстой или прямой кишки рассматривалась по крайней мере в шести крупных исследованиях. В некоторых из этих проспективных исследований наблюдалась обратная зависимость для отдельных продуктов или подгруппы фруктов или овощей.

Результаты крупнейшего исследования среди медсестер “Health Study”и среди медицинских работников “Follow-Up Study” не показывают никакой важной связи между потреблением фруктов и овощей и уменьшением количества случаев рака толстой или прямой кишки во время 1,743,645 наблюдений. В этих двух больших популяциях диета постоянна анализировалась в течение периода наблюдения с помощью подробного анкетирования участников об их каждодневном рационе.

Аналогичным образом, в проспективном исследовании “Pooling Project”, включающем 14 исследований, 756217 участников и 5838 случаев рака толстой кишки, никакой связи с общим риском развития рака толстой кишки не было найдено.

Анализ исследований Health Study и Follow-Up Study, включающих более 9000 случаев заболевания раком, не выявил существенной пользы потребления фруктов и овощей для общей заболеваемости раком. Несмотря на то, что обильное потребление овощей и фруктов не может снизить риск развития опухолей, тем не менее есть существенная польза для защиты организма от сердечно-сосудистых заболеваний.

Под термином “пищевые волокна” с 1976 года понимается “совокупность всех полисахаридов растений и лигнин, которые устойчивы к гидролизу пищеварительными ферментами человека”. Волокна, как растворимые, так и нерастворимые, ферментируются просветными бактериями толстой кишки.

Среди всех свойств волокон, важным для профилактики рака являются их эффект «набухания», что сокращает время прохождения химуса по ободочной кишке и позволяет связывать потенциально канцерогенные химические вещества. Волокна могут также помогать просветным бактериям в производстве жирных кислот с короткой цепью, которые могут непосредственно обладать антиканцерогенными свойствами.

Некоторые исследователи считают, что пищевые волокна могут снизить риск развития рака молочной железы за счет снижения кишечной абсорбции эстрогенов и прохождения их через билиарную систему.

Регулярное потребление молока связано с незначительным снижением риска развития колоректального рака, что было показано в крупном мета-анализе когортных исследований, возможно из-за содержания в нём кальция. По результатам нескольких рандомизированных исследований, добавление кальция в рацион снижает риск развития колоректального рака и аденом.

С другой стороны, в нескольких исследованиях высокое потребление кальция или молочных продуктов было ассоциировано с повышенным риском рака простаты, в частности, со смертельным исходом рака простаты. Употребление трех или более порций молочных продуктов продуктов в день было связано с раком эндометрия у женщин в постменопаузе, не использующих гормональную терапию.

Высокое потребление лактозы из молочных продуктов также было связано с умеренно высоким риском развития рака яичников.

В 1980 году Гарленд выдвинул гипотезу, что солнечный свет и витамин D может снизить риск развития рака толстой кишки. С тех пор, существенное количество исследований было проведено по поводу обратной связи между циркулирующим 25-гидроксивитамином D(25 [OH] D) и риском колоректального рака. Было показано, что уровень витамина D может, в частности влиять на прогноз колоректального рака; смертность от колоректального рака составила на 72% ниже среди лиц с концентрацией 25 (OH) D 80 нмоль / л или выше.

Высокая плазменная концентрация витамина D связаны с уменьшением риска развития некоторых других видов рака, включая рак молочной железы, простаты, особенно со смертельным исходом, и яичника.

Вышеизложенные факты доказывают, что в мире онкологии вопрос о рациональном и профилактическом питании остаётся открытым. Однако, на основании уже имеющихся данных мы можем сформулировать некоторые рекомендации, сформулированные Американским Обществом против рака:

  1. Не пренебрегайте регулярными физическими нагрузками. Физическая активность является основным способом контроля веса, а это, как мы уже выяснили, снижает риск развития некоторых видов рака, особенно рака толстой кишки.
  2. Избегайте избыточного веса. Положительный энергетический баланс приводит к избыточному отложению жира в организме, что является одним из наиболее важных факторов риска развития рака.
  3. Ограничьте потребление алкоголя. Это способствует уменьшению риска развития многих видов рака, а также уменьшает смертность (в том числе и онкологических больных) от несчастных случаев.
  4. Потребляйте много фруктов и овощей. Частое потребление фруктов и овощей во взрослой жизни, вероятно, не играет существенной роли в заболеваемости раком, но уменьшает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний.
  5. Потребляйте цельное зерно и избегайте рафинированных углеводов и сахаров. Регулярное потребление цельного зерна вместо продуктов из рафинированной муки и низкое потребление рафинированного сахара снижает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета.
  6. Замените красное мясо рыбой, орехами и бобовыми, ограничьте потребление молочных продуктов. Потребление красного мяса увеличивает риск развития колоректального рака, диабета и ишемической болезни сердца, и должно быть в значительной степени снижено. Частое потребление молочных продуктов может увеличить риск развития рака простаты. Рыба, орехи и бобовые являются отличными источниками моно- и полиненасыщенных жиров и растительных белков и может способствовать снижению темпов развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета.
  7. Рассмотрите вопрос о потреблении добавок с витамином D. Значительная часть населения, особенно тех, кто живет в более высоких широтах, испытывают дефицит витамина D. Большинство взрослых людей могут извлечь пользу от принятия 1000 МЕ витамина D3 в день в течение месяца при низкой интенсивности солнечного света. Витамин D будет, как минимум, снижать частоту переломов костей, и, вероятно, частоту рака ободочной и прямой кишки.

Подробнее с этими и многими другими рекомендациями можно ознакомиться в оригинальной статье American Cancer Society Guidelines on nutrition and physical activity for cancer prevention: reducing the risk of cancer with healthy food choices and physical activity.

1) Devita, Hellman, and Rosenberg’s cancer : principles & practice of oncology / editors, Vincent T. DeVita, Jr.,Theodore S. Lawrence, Steven A. Rosenberg ; with 404 contributing authors.—10th edition.

2) Doll R, Peto R. The causes of cancer: quantitative estimates of avoidable risks of cancer in the United States today. J Natl Cancer Inst 1981

3) Kushi LH, Doyle C, McCullough M, et al. American Cancer Society Guidelines on nutrition and physical activity for cancer prevention: reducing the risk of cancer with healthy food choices and physical activity. CA Cancer J Clin 2012.

источник

Герцептин — первый таргетный препарат, разработанный для лечения больных раком молочной железы (РМЖ) более 10 лет назад.

Процесс производства герцептина начинается с иммунизации мышей фрагментом HER-2-белка, отбора антителопродуцирующих В-лимфоцитов мышей и слияния последних с бессмертными клетками миеломы.

В результате образуются клеточные гибриды, которые могут бесконечно пассироваться в условиях лаборатории и служить неограниченным, хорошо воспроизводимым источником выработки антител.

При введении человеку такие моноклональные антитела (МКАт) вызывают реакцию иммунного отторжения. Для предотвращения иммунологической реакции методом генной инженерии наиболее активную часть мышиного антитела «вырезают» и встраивают в каркас человеческого антитела, в результате получается химерный гибрид с содержанием специфического мышиного фрагмента не более 5%, что позволяет исключить реакцию отторжения (рис. 5).


Рис. 5. Строение гуманизированного МКАт к HER-2 — герцептина.

В результате введения герцептина блокируется путь HER-зависимого сигнального каскада, приводящего к инициации клеточного деления, поддержанию жизнеспособности клеток, инвазии, метастазированию и клеточному делению. Кроме того, препарат обладает антиангиогенной активностью, ингибирует синтез TGF-p, ангиопоэтина-1, ингибитора активатора плазминогена-1 (PAI-1) и, возможно, VEGF. Кроме того, описана индукция герцептином синтеза тромбоспондина-1 (ингибитор ангиогенеза).

В 1998 г. герцептин был зарегистрирован в качестве противоопухолевого препарата для лечения HER-позитивного метастатического РМЖ, сначала во 2-3-й линии лечения метастатического рака молочной железы, затем как компонент 1-й линии терапии в комбинации с паклитакселом (исследования HO648g и HO649g).

Следующим важным этапом стала регистрация в 2006 г. герцептина в качестве первого таргетного прапарата, одобренного для использования в адъювантном режиме у больных РМЖ. В основу регистрации препарата легли результаты исследования HERA (с включением 5081 больного) и исследований NSABP B-31 и NCCTG N9831 (3500 пациенток).

В исследование HERA, проводившееся c декабря 2001 по март 2005 г. в различных центрах мира, была включена 5081 пациентка с ранними стадиями рака молочной железы и гиперэкспрессией HER-2; все пациентки до начала исследования полностью завершили стандартное неоадъювантное или адъювантное лечение: операция ± лучевая терапия; как минимум 4 курса химиотерапии: антрациклины (максимальная кумулятивная доза не более 360 мг/м2 для доксорубицина или не более 720 мг/м2 для эпирубицина) и/или таксаны или CMF.

При наличии положительного рецепторного статуса больным назначали эндокринотерапию в течение 5 лет. Больные были рандомизированы на 3 группы: 1694 пациентки получали герцептин в течение 1 года, 1694 — герцептин в течение 2 лет и 1693 пациентки составили группу контроля (рис. 6).


Рис. 6. Дизайн исследования HERA.

Средний возраст пациенток 49 лет, 2/3 больных имели метастазы в подмышечных лимфатических узлах, у 48% женщин обнаружены негативные в отношении гормональных рецепторов опухоли. Обязательным условием включения больных в исследование HERA было сохранение фракции выброса левого желудочка на уровне 45% и более (по данным эхокардиографии или MUGA).

В группе терапии герцептином было зафиксировано 127 неблагоприятных исходов против 220 в группе наблюдения (табл. 7).

Таблица 7. Исследование HERA: частота неблагоприятных исходов

Группа больных

рак в контралате-ральной молочной железе

метахронный рак (не в молочной железе)

Первый рецидив РМЖ, число больных (%) Конкурирующие события, число больных (%)
локальный регионарный отдаленный летальный исход не вследствие прогрессирования
Л (1546 больных) 12 (0,77) 7 (0,45) 112 (7,2) 18 (1,6) 64 (4,1) 35 (2,3)
Т->Л (1548 больных) 14 (0,9) 2 (0,12) 130 (8,4) 19 (1,2) 65 (4,2) 25 (1,6)
Л->Т (1540 больных) 17 (1,1) 6 (0,39) 105 (6,8) 16 (1,0) 59 (3,8) 33 (2,1)


Примечание: Л — летрозол, Т — тамоксифен.

В рамках проведенного анализа было выявлено преимущество летрозола по сравнению с терапией тамоксифеном в снижении доли ранних рецидивов (в течение 2 лет после рандомизации): 2,5% против 4,1%, причем разница в доле ранних рецидивов более выражена у больных с N(+)-статусом лимфатических узлов.

Преимущества в терапии летрозолом имеют пациентки с крупными опухолями и наличием сосудистой инвазии. Согласно данным BIG 1-98, результаты последовательного режима летрозол — тамоксифен соответствовали результатам монотерапии летрозолом, что может быть объяснено переносимой пользой первоначальной терапии препаратом.

Этот факт указывает на возможность переключения на тамоксифен после 2 лет адъювантной терапии летрозолом в случае необходимости с целью завершения 5-летней эндокринной терапии.

Исследование BIG 1-98 показало, что профиль токсичности тамоксифена, летрозола и их комбинированных режимов различен: при приеме тамоксифена чаще отмечены тромбоэмболические осложнения, вагинальные кровотечения, приливы и ночное потоотделение, в то время как при применении летрозола преобладали гиперхолестеринемия, артралгия, миалгия и переломы костей.

В целом во всех группах лечения отсутствовали какие-либо непредвиденные угрожающие жизни нежелательные явления, что делает проведение эндокринной терапии у больных РМЖ в постменопаузе многообещающим.

Таким образом, многочисленные исследования по адъювантной эндокринной терапии гормоночувствительного рака молочной железы показали, что тамоксифен остается эффективным препаратом, снижающим риск рецидива болезни и риск смерти от ее прогрессирования. Применение ИА существенно расширяет возможности адъювантной эндокринотерапии.

Оптимальной стратегией является переход на прием ингибиторов ароматазы после 2-3 лет приема тамоксифена. В качестве ранней адъювантной гормонотерапии ИА могут иметь преимущество перед тамоксифеном у пациенток с высоким риском рецидива, а также при противопоказаниях к приему тамоксифена (гиперпластические процессы в эндометрии, гиперкоагуляция, тромбоэмболии и тромбофлебит в анамнезе и др.).

Необходимо отметить, что даже через 5 лет после адъювантной эндокринной терапии у женщин с ранними стадиями РЭ- и ПЭ-положительного рака молочной железы продолжают развиваться рецидивы болезни. Очевидно, дальнейшие исследования (SOLE; NCT00553410) определят оптимальный срок эндокринной терапии, обеспечивающий максимальный срок жизни больных без признаков заболевания.

И.В. Поддубная, Д.В. Комов, И.В. Колядина

источник

Гормонозависимый рак молочной железы не однороден, в группу входят очень разные клеточные варианты карциномы, ответ на эндокринное воздействие разнообразен и не гарантирован на 100%. Так что же объединяет столь непохожие заболевания молочной железы?

В 2018 году у 64 544 россиянок был диагностирован рак молочной железы, причём у 46% опухоль выявили только при обследовании, то есть сама женщина не знала о существовании рака в своей груди. Больше 5 лет на учете состоит 421 738 россиянок, успешно прошедших первичное лечение. Средний возраст первичных пациенток — чуть больше 61 года. Рак молочной железы считают болезнью зрелых и пожилых, как будто менопауза исключает молодость женщины.

Считается, что из всех заболевших РМЖ гормонозависимая карцинома развивается у 65% переживших менопаузу. Официальная статистика не учитывает виды карциномы, но можно предположить, что из 50 тысяч заболевших раком молочной железы россиянок старше 50 лет — среднего возраста последней менструации, гормонозависимый рак железы имеют чуть больше 32 тысяч, то есть каждая вторая из всех.

При наследственном раке молочной железы, как правило, проявляющемся в молодом возрасте, вероятность развития гормонозависимой карциномы на фоне гена BRCA2 выше, чем при наличии BRCA1.

Рак молочной железы в онкологии занимает особое место вследствие разнообразия разработанных лечебных мер, позволяющих на долгие годы сохранить жизнь и работоспособность пациенток. Первым РМЖ начали разделять по типам гормональных рецепторов в клетке, а затем провели его молекулярно-биологическое типирование и теперь доступен индивидуальный подбор лекарств по генетическому коду.

Гормональная зависимость карциномы определяется по наличию в клетках рецепторов эстрогенов (ЭР), прогестероновые рецепторы (ПР) не обязательны, но способствуют повышению эффективности терапии и улучшают прогноз. Для признания гормональной зависимости рака достаточно найти 10% клеток с ЭР или ПР.

В реальной жизни 45% пациенток с ЭР совсем не реагируют на гормональную терапию. При очень высоком уровне ЭР каждая десятая женщина не отвечает на эндокринное воздействие, а при сочетании высоких ЭР с такими же ПР — каждая пятая. Фактически рак у этих пациенток не имеет гормональной зависимости, хоть всех их относят к люминальному типу, но лечение должно проводиться по другому стандарту — как независимых от гормонов. В подобной ситуации удобнее разделять злокачественный процесс по реальной чувствительности.

Классификация рака молочной железы по биологическим типам предполагает обязательность ЭР при люминальной карциноме и отсутствие при трижды-негативном и базальном раке, тем не менее каждую третью больную раком молочной железы невозможно отнести ни к одному из известных типов, но неизвестные типы тоже возможны.

Морфологическая классификация содержит десятки клеточных вариантов, при этом лечение одного и того же вида будет опираться на чувствительность к гормонам, поэтому отнесение опухоли к гормонозависимым и гормон-рецептор-негативным не утратило практического значения.

До размера новообразования в один сантиметр раковые клетки проходят 109 делений — это две трети всей жизни опухоли, причём только последняя треть проходит на виду и под контролем. Если от момента обнаружения рака до смерти пациентки всего пять лет (гипотетически), то от первой злокачественной клетки до сантиметрового образования проходит целое десятилетие. В 2018 году у каждой четвёртой россиянки обнаружили 1 стадию, у каждой пятой — 3 стадию, а каждая 13-я имела метастазы. Статистика умалчивает сколько среди них было гормонозависимых опухолей.

Пациентам хочется точно знать, на какой стадии был выявлен рак, но стадия учитывает только состояние на момент обнаружения, без учёта рецепторного статуса и других морфологических характеристик, и стадия никогда не изменяется, чтобы дальше не случилось в жизни больного.

При гормонозависимой карциноме стадирование ничем не отличается от других вариантов рака молочной железы, также и разделение по клиническим группам, где за основу взято лечение:

  • всё, что можно сразу удалить, начиная с 0 стадии и до 3A (T3N1M0), без учёта дальнейшей профилактической химиотерапии и облучения — резектабельный или операбельный процесс;
  • изначально не удаляемый из-за большой распространенности в груди, но с возможностью перевода в операбельный после химиотерапии и облучения — местно-распространенный процесс, то есть 3В и 3С стадии;
  • наличие отделенных метастазов при первичной диагностике и прогрессирование процесса после лечения — метастатический рак или рецидив.

Никто точно не знает, будет ли у женщины рак в молочной железе, но в развитых странах каждая десятая имеет риск, как правило, после 65-летия вероятность злокачественного процесса в 150 раз выше, чем была до 30 лет.

Факторы риска карциномы молочной железы известны, и их можно разделить на две группы:

  1. Наследственные — носительство генов, преимущественно, BRCA, которое составляет менее 5% от всех больных РМЖ.
  2. Поведенческие, то есть начало и завершение менструации, аборты и роды с кормлением грудью, низкая активность и ожирение, гинекологические заболевания и сахарный диабет, курение и злоупотребление алкоголем.

Первую группу нельзя исправить, но вторая практически целиком зависит от самой женщины, хоть совсем неочевидно, что нездоровый образ жизни станет причиной развития новообразования.

Часто у женщины с гормонозависимым раком имеются указания на гормональные проблемы и болезни половых органов. Некоторые заболевания яичников, в частности, склеро-кистозную трансформацию невозможно предотвратить, поскольку она генетически детерминирована, но воспалительные процессы и половые инфекции можно избежать или вылечить. Неочевидно, но вероятно и не надо забывать, что 95% карцином вызывается случайными мутациями, которые можно было не подталкивать образом жизни.

Симптомы гормонально зависимой карциномы принципиально не отличаются от другого варианта болезни, поскольку клинические проявления определяются своевременностью обнаружения. Как правило, гормонозависимые новообразования хорошо дифференцированные, то есть строение раковой клетки не далеко ушло от нормального, как правило, это медленно растущие опухоли.

При отрицательной по ПР карциноме чаще выявляют метастазы в лимфоузлах, опухолевый узел в груди крупнее, чаще в ДНК содержится ген HER-2, обещающий устойчивость к лекарствам. Такой вариант гормональной зависимости более характерен для пожилых.

При невысокой стадии до операции не обязательно определять рецепторный статус, но сегодня уровень диагностики такой высокий, что кор-биопсия при первичном обследовании позволяет установить молекулярно-биологический тип уже до начала радикального лечения.

После операции РЭ и РП обязательно определяются и в метастатических лимфоузлах, очень полезно для планирования оптимального лечения знать гормональную зависимость при прогрессировании, когда появятся метастазы.

Рецидив в рубце также подлежит ИГХ-исследованию на рецепторный статус, потому что по клеточным характеристикам может радикально отличаться от материнской опухоли.

При концентрации ЭР от 1% до 9% сомнительна позитивная реакция на гормональное воздействие, поэтому такой вариант не считается гормонозависимым. Первичная опухоль и метастазы близки по рецепторному статусу, но метастазы могут не иметь рецепторов.

Оперативное лечение рака молочной железы — всегда позитивно сказывается на жизни пациентки, даже при изначально неоперабельном процессе стараются химиотерапией довести до удаления железы. Лекарственное лечение основано на рецепторном статусе и других морфологических характеристиках, при наличии эстрогеновых рецепторов и прогестероновых рецепторов метод выбора — гормональная терапия.

Объем хирургического лечения учитывает не гормональную зависимость, а техническую возможность и предпочтение женщины. Абсолютно равноценны по отдаленным результатам 5 и 10-летней выживаемости полное удаление молочной железы и частичная резекция груди с обязательным облучением. Во время операции выполняется биопсия сигнального лимфоузла, при обнаружении в нем метастазов удаляется вся подмышечная клетчатка с лимфоузлами.

Лучевая терапия на операционную рану выполняется:

  • при резекции молочной железы,
  • при метастатическом поражении более трёх лимфоузлов,
  • при большом размере опухоли в груди,
  • при неблагоприятных морфологических характеристиках.

При планировании химиотерапии, что вероятно при наличии только одних эстрогеновых рецепторов, начало облучения откладывается до завершения всех циклов профилактической химиотерапии.

При гормонозависимой опухоли всегда планируется адъювантная эндокринная терапия, но без химиотерапии она возможна только при люминальном А молекулярно-биологическом типе. Все остальные варианты после операции подлежат химиотерапии, по завершении которой проводится облучение, если таковое необходимо, и параллельно начинается гормонотерапия.

Сегодня длительность профилактической гормональной терапии дошла до 10 лет, минимально 7 лет. Для молодых женщин с сохранной менструацией рекомендуется тамоксифен, не требующий подавления функции яичников. При противопоказаниях к приему тамоксифена возможно лечение ингибитором ароматазы, но только при стойком отсутствии менструаций, чего добиваются либо удалением яичников, либо их облучением, либо «химической кастрацией» инъекциями специального препарата.

У женщин после менопаузы проводится профилактическое лечение ингибитором ароматазы.

Метастатический процесс при гормональной зависимости, как правило, сначала лечат химиотерапией, если уровень ЭР невысок и ПР менее 30%. В дальнейшем при стабилизации проводится длительная терапия тамоксифеном или ингибитором ароматазы. Принципиально одна только гормонотерапия возможна при небольшом поражении метастазами костей, без болевого синдрома, или у очень пожилых женщин со множеством хронических болезней.

Даже 1 стадия не гарантирует отсутствия метастазов в отдаленном периоде, у каждой шестой-седьмой женщины с опухолью менее 2 сантиметров и без поражения лимфоузлов в ближайшие 20 лет появятся метастазы. При высокой гормональной зависимости рак более дифференцирован и вероятность прогрессирования меньше — у каждой девятой, именно из-за этого срок профилактической гормонотерапии увеличили до 10 лет.

Женщины с позитивным статусом ЭР и ПР имеют лучшую выживаемость даже при наличии гена HER2. Наличие в клетках гена HER2 неблагоприятно сказывается на выживаемости пациенток с опухолью без ПР. Тем не менее, даже при метастатическом процессе при наличии ЭР и HER2 удается довести среднюю выживаемость до 4 лет.

Гормональная терапия менее токсична, чем химиотерапия, но небезвредна. Самое опасное осложнение тамоксифена — возможность развития рака эндометрия, пусть мизерная, но существует. По непосредственной переносимости тамоксифен менее агрессивен, чем ингибиторы ароматазы, дополнительно снижает уровень холестерина и частоту инфарктов миокарда. Побочные эффекты возникают не у всех, по степени выраженности вариабельны, если и не устранимы полностью, то есть способы снижения токсичности.

При гормонозависимой карциноме вероятность рецидива коррелирует с первичной распространенностью опухоли в груди и наличием морфологических факторов неблагоприятного прогноза. Доказано, что обнаружение в сосудах рядом с опухолью клеток рака увеличивает вероятность рецидивирования в 10 раз до 21%.

При наследственном семейном раке длительная профилактика тамоксифеном снижает вероятность развития опухоли, но повышает частоту карциномы матки, что неприемлемо.

Главная и действенная профилактика рака заключается в исключении факторов риска и регулярном обследовании у маммолога.

Не всегда опухоль видна на маммографии и УЗИ, но МРТ повышает возможности диагностики, особенно в руках отлично подготовленного и опытного специалиста. В нашей клинике имеются все возможности для качественной диагностики и лечения.

источник