Меню Рубрики

Химиотерапия при раке молочной железы курс лечения

Правда ли, что химиотерапия «устарела»? Потому что больше вредит, чем помогает? А в прогрессивных клиниках рак давно лечат без «химии»? Комментирует резидент Высшей школы онкологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Катерина Коробейникова.

В поддержку этого мнения ссылаются на цитируемое в интернете исследование профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса, якобы опубликованное в «Scientific American» и в «Журнале клинической онкологии» в 2004 году, о том, что на самом деле химиотерапия помогает лишь 2,3-5% случаев (комментарий об источнике см. в конце нашего материала). Зато именно «химия» вызывает «сопротивление опухоли, которое выражается в метастазах».

Есть нейробластома у детей или хорионкарцинома матки. Их можно полностью излечить именно с помощью химиотерапии. Излечение означает, что у человека нет рецидивов в течении 5 лет.

Есть опухоли, высокочувствительные к химиотерапии – саркома Юинга, рак предстательной железы, рак мочевого пузыря. С помощью химиотерапии они поддаются контролю — возможно излечение, как минимум, можно добиться длительной ремиссии.

Есть промежуточная группа – рак желудка, рак почки, остеогенная саркома, при которых уменьшение опухоли от химиотерапии происходит в 75-50% случаев.

А есть рак печени, поджелудочной железы. Эти опухоли малочувительны к лекарственной терапии, но к ним сейчас применяют другие методы лечения – оперируют или облучают. И еще есть рак крови – понятие, которым пациенты называют острые лейкозы и лимфомы. Они вообще развиваются по другим законам.

Даже при запущенной стадии рака с метастазами, прогноз очень сильно зависит от того, какой у вас конкретно подтип опухоли. Например, гормоночувствительный подтип рака молочной железы даже с метастазами контролю поддается очень хорошо. Поэтому делать какие-то выводы о «химиотерапии при раке в целом» — некорректно.

В интернете рассказывается, что это доказали некие доктор медицинских наук Алан Левин и профессор Шарль Матье. Якобы на самом деле большинство пациентов, получающих химиотерапию, умирает именно от химии, а не от рака.

Я не нашла подтверждающей информации, что врачи с такими именами (они есть, но они не онкологи) высказали такое мнение.

Сегодня Россия, как Европа и США, переходит к стандартам доказательной медицины. В этой системе все доказательства оцениваются по определенной шкале. И меньше всего доверия — аргументам из серии «профессор Иванов (или профессор Смит) сказал». Более серьезный уровень аргументов – метаанализы, то есть объединение нескольких, уже проведенных маленьких исследований в одно, когда их результаты складывают и считают вместе.

Химиотерапия – это лечение. И, как у всякого лечения, у нее бывают побочные эффекты. Они бывают от любых лекарств, они бывают после хирургических операций. Сама химиотерапия тоже бывает разной в зависимости от цели. Предоперационную химиотерапию применяют до хирургической операции, чтобы максимально уменьшить размер опухоли и сделать хирургическое вмешательство максимально щадящим.

Цель постоперационной «химии» – убрать отдельные опухолевые клетки, которые еще могут циркулировать в организме.

А бывает химиотерапия паллиативная. Ее применяют, когда опухоль запущена, со множественными метастазами, и вылечить больного невозможно, но возможно затормозить дальнейшее прогрессирование и попытаться контролировать опухоль. В этом случае химиотерапия призвана подарить пациенту время, но, как правило, она сопровождает его до конца. И тогда может создаться впечатление, что пациент умер не от рака, а от «химии», хотя это не так.

Кроме того, при предоперационной или послеоперационной «химии» часто врачи наблюдают пациента не только в тот момент, когда он получает капельницы с препаратами, но и между курсами. Поэтому смертельные случаи от побочных эффектов редки.

Главный механизм действия химиопрепаратов – воздействие на механизм деления клетки. Клетки раковых опухолей очень быстро делятся, поэтому, воздействуя на деление клеток, мы останавливаем рост опухоли.

Но, помимо опухоли, в организме много других быстро делящихся клеток. Они есть во всех системах, которые активно обновляются, — в крови, в слизистых. Те химиопрепараты, которые воздействуют не выборочно, действуют и на эти клетки.

  • падение показателей крови
  • поражения печени
  • изъязвление слизистых и связанные с этим тошнота и понос
  • выпадение и ломкость ногтей.

Такой эффект объясняется тем, что цитостатическая химиотерапия действует не только на клетки опухоли, но на все быстроделящиеся клетки организма.Также у отдельных препаратов, которые оказывают на организм токсичное действие, бывают специфические осложнения. (Часть препаратов химиотерапии сделана на основе платины – это тяжелый металл).

Токсичные препараты химиотерапии могут вызвать ряд неврологических симптомов – головные боли, бессонницу или сонливость, тошноту, депрессию, спутанность сознания. Иногда возникает ощущение онемения конечностей, «мурашки». Эти симптомы проходят после прекращения действия препарата.

После химиотерапии у пациента ожидаемо падают показатели крови. Обычно пик падения приходится на седьмой-четырнадцатый день, потому что «химия» как раз подействовала на все клетки, которые были в периферической крови, а новые костный мозг выработать еще не успел. Падение происходит в зависимости от препарата, который применялся; одни из них действует преимущественно на тромбоциты, другие – на лейкоциты и нейтрофилы, третьи – на эритроциты и гемоглобин.

Химиотерапевтическое лечение проходит циклами. В зависимости от схемы химиотерапии, человек может получить, например, три дня капельниц химиотерапии, а следующие будут через 21 день. Этот промежуток называется «один цикл», он дается специально, чтобы организм пациента восстановился.

Перед каждым новым сеансом химиотерапии состояние пациента контролируют, смотрят, что было с ним в этот промежуток – делают клинический и биохимический анализ крови. Пока человек не восстановился, новый цикл лечения не начинается.

Если кроме снижения показателей крови до определенного уровня в промежуток между «химиями» ничего плохого не происходило — кровь восстановится сама. Чрезмерное падение тромбоцитов создает угрозу кровотечения, пациенту с такими показателями делают переливание тромбоцитарной массы. Если упали лейкоциты, которые отвечают за иммунитет, а человек заразился какой-то инфекцией, начался кашель, насморк, поднялась температура, — сразу назначают антибиотики, чтобы инфекция не распространилась. Обычно все эти процедуры делаются амбулаторно.

В перерывах между курсами химиотерапии пациента ведет онколог из районного онкодиспансера или поликлиники.

Перед самым первым циклом химиотерапии пациенту должны объяснить все возможные осложнения, рассказать про каждый препарат и его воздействие; и пациент может проконсультироваться со своим онкологом. Взвешивание рисков – отправная точка химиотерапии. Врач и пациент выбирают между повреждением, которое может принести химиотерапия, и преимуществом, которое может за ней последовать, — а именно – продление жизни порой на десятки лет.

Это – ключевой момент в принятии решения о необходимости применения химиопрепаратов: если мы понимаем, что при назначении того или иного лекарства процент успеха будет ниже, чем побочные эффекты, применять его просто нет смысла.

Причины возникновения метастазов у разных опухолей очень разные, как именно возникают метастазы, мы пока не знаем. Единственное, что мы знаем – «стволовых клеток рака» не бывает.

Опухоль в разных своих фрагментах и клетки метастазов – это очень неоднородное образование, там все клетки разные, они быстро делятся и быстро мутируют. Но в любом случае химиотерапия воздействует на все метастазы, где бы они ни были.

Исключение – метастазы в головном мозге, куда проникают не все препараты. В этих случаях назначают особое лечение, либо особое введение препаратов – в спинномозговой канал. Бывают даже такие опухоли, у которых нельзя найти первичный очаг, — то есть, все, что мы видим в организме – это метастазы. Но лечение все равно назначают, и оно, во многих случаях, успешно проводится.

Якобы давно есть препараты эффективнее, безвреднее и дешевле, но о них не говорят, боятся обвалить фармрынок.

Этот миф существует и по поводу других заболеваний, особенно это касается ВИЧ.

«Альтернативные препараты», которые принимают онкологические пациенты, в лучшем случае оказываются безобидными травками, от которых нет заметного действия. Увы, бывает хуже. Например, иногда пациенты начинают пить чудодейственные лекарства на основе смеси разных масел, а ведь масло – это очень тяжелый продукт для печени.

В итоге пациент буквально вызывает у себя воспаление печени, и мы не можем начать цикл химиотерапии, потому что «химия» на печень тоже воздействует. И хорошо, если пациент хотя бы рассказывает нам, что он принимал, и мы можем понять, что так ухудшило ситуацию. Но лечение в итоге откладывается, эффективность его понижается.

Кроме того, ряд новых лекарств для лечения, например, рака молочной железы, сейчас основан на растительных компонентах. Например, препарат трабектедин содержит специальным образом обработанную вытяжку из морских тюльпанов. Так что иногда препараты, которые пациенты принимают в ходе официального лечения, сами по себе – «природные».

Что до «гигантских денег фарминдустрии», часть препаратов химиотерапии, например, метотрексат, — это очень старые, давно разработанные лекарства, они стоят буквально копейки. Никаким «обвалом» или «подъемом отрасли» уменьшение или увеличение их производства не грозит.

В любом случае препараты для лечения онкологических заболеваний пациенты в России получают бесплатно.

В последнее время в дополнение к цитостатикам – препаратам химиотерапии, которые действовали на весь организм целиком, появились новые препараты. Это – новое поколение препаратов химиотерапии – таргетные препараты и лекарства, основанные на принципиально ином принципе действия – иммунопрепараты.

Таргетный препарат – это лекарство, воздействующее не на весь организм, а адресно на клетки опухоли. При этом важно – молекулы конкретного таргетного препарата могут присоединиться к рецепторам клетки только определенного вида опухоли. Конкретный подтип опухоли определяется генетическим анализом во время молекулярно-генетического исследования.

Иммунопрепараты воздействуют на иммунную систему организма и иммунные механизмы опухоли в её ядре. В результате в организме активизируется собственный иммунитет, который начинает бороться с раковыми клетками.

Однако чтобы получить иммунопрепарат и таргетный препарат, у пациента должна быть опухоль с определенными характеристиками, эти препараты действуют не на все опухоли, а на их определенные мутации. Патолог и молекулярный генетик должен подробно прописать паспорт опухоли, и записать в назначении, что пациенту необходим именно этот препарат.

Сравнительно новый метод — гормонотерапия, но здесь круг показаний еще уже – опухоль должна быть гормоночувствительная. Считается, что на гормонотерапию лучше всего реагируют опухоли молочной железы и предстательной железы, хотя и здесь гормоны можно использовать только при определенных показаниях.

Кстати, с гормонотерапией связан еще один миф: чаще всего она используется в форме таблеток, и пациенты считают, что таблетки – это «не лечение» при такой болезни, как рак.

Без химиотерапии, одними гормонами иногда лечат, например, рак молочной железы. Хотя понятно, что гормоны тоже небезобидны, от них бывают свои осложнения.

Вместе с тем надо понимать: мы изобретаем новые препараты, но и раковые клетки мутируют и к ним приспосабливаются. Даже у пациента, которому раньше лечение без «химии» помогало, опухоль может спрогрессировать и стать нечувствительной к лекарствам, которые сдерживали ее рост. В этом случае химиотерапия применяется как экстренное лечение.

Например, пациентка с раком молочной железы долгое время принимает гормоны, и опухоль не растет. Внезапно она чувствует слабость, появляются метастазы в печени. В этом случае мы проводим несколько циклов химиотерапии, возвращаем организм в состояние, когда опухоль вновь начинает реагировать на гормоны, и тогда пациентка возвращается к прежней схеме лечения.

Совсем без химиотерапии на нынешнем уровне развития онкологии мы не обойдемся. Но при этом развивается «сопроводительное лечение» — вместе с химиотерапией пациент получает целый набор лекарств, ослабляющих тошноту, ускоряющих восстановление клеток крови и нормализующих стул. Так что неприятные побочные эффекты химиотерапии удается значительно ослабить.

Об исследовании «профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса», которое озвучивает миф 1: химия малоэффективна, я слышу впервые. Единственный практикующий врач по имени Джон Кернс, которого удалось найти в интернете, — это невролог-радиолог, который занимается проблемами головного мозга, а про химиотерапию вообще ничего не писал.Возможно, речь идет о британском враче Джоне Кернсе (John Cairns), с 1991 года на покое – он 1923 года рождения. Кернс — автор книг «Рак: Наука и Общество» (1978) и «Вопросы жизни и смерти: взгляды на здравоохранение, молекулярную биологию, рак и перспективы человеческого рода» (1997).

Годы работы Джона Кернса говорят о том, что он ссылался на статистику выживаемости 1970-1980-х годов, и публиковаться в научных журналах в начале 2000-х не мог.Если речь идет об этом Джоне Кернсе, то мы можем говорить лишь об устаревших исследованиях в онкологии: с 1970-х годов эффективность лекарств сильно изменилась.«Журнал клинической онкологии» в число современных авторитетных изданий не входит.

«Scientific American» — это американский научно-популярный журнал. Доверия к нему как к изданию, публикующему результаты научных исследований, никакого.Похожее скептическое исследование про химиотерапию выложил недавно портал geektimes.ru. Там сказано: «за период с 2009 по 2015 год было одобрено 48 различных противоопухолевых препаратов. Из них эффективны 10%, а 57% не дали вообще никакого эффекта».

Здесь исследователи оценивали только два параметра – 5-летнюю выживаемость и качество жизни и смешали очень разные заболевания – рак желудка, рак легкого, и рак крови. Показатели по этим локализациям опухолей разные, механизм действия препаратов – тоже, и признаком эффективности лекарства будут разные показатели выживаемости. А у исследователей получилась просто «средняя температура по больнице». Оригинал статьи опубликован на сайте Miloserdie.ru

Автор: Дарья Менделеева, Корреспондент Милосердие.ru

Читайте также:  Кто победил рак молочной железы без операции

источник

Под химиотерапией (ХТ) предполагается применение лекарственных средств, непосредственно убивающих раковые клетки, это разные виды цитостатиков, преимущественно вводимых инъекционно — внутривенно. Эти лекарства обладают высокой токсичностью, поскольку уничтожают любые клетки, но в первую очередь, злокачественные.

Гормонотерапия (ГТ) базируется на прекращении поступления в раковую клетку необходимых ей гормональных средств, в результате чего нарушаются процессы роста и деления, что приводит к её гибели. Гормональное воздействие значительно менее агрессивное, но требует постоянного многолетнего приёма таблеток для создания определённого гормонального фона, не позволяющего роста и размножения раковых клеток.

Выбор лекарственного лечения при раке молочной железы зависит:

  • от распространения опухоли на время выявления, то есть размера новообразования в молочной железе и количества раковых лимфатических узлов в подмышечной области, а также наличия метастазов в других органах;
  • чувствительности опухолевых клеток к гормональным препаратам, что определяется по наличию рецепторов гормонов, положительными считаются клетки от 1% рецепторов;
  • маркёра чувствительности рака к лекарственным препаратам, что показывает ген множественной лекарственной резистентности HER2, которого много — гиперэкспрессия или в геноме встроено множество его копий — амплификация.

Есть дополнительные факторы, показывающую высокую агрессивность рака — Ki67 и определение 21 гена, но они не используются для выбора вида лекарственного лечения: химиопрепаратов или антигормонов. Если в раковых клетках нет рецепторов гормонов, то гормональное воздействие будет безрезультатным, поэтому для терапии выбираются химиотерапевтические препараты.

Недавно стали выделять четыре биологических подтипа рака.

Если клетки содержат гормональные рецепторы, то это люминальный подтип. Вариант «А» наиболее благоприятный, при нём уровень эстрогеновых (ЭР) и прогестиновых рецепторов (ПР) достаточно высокий, при варианте «В» прогестероновых рецепторов нет. Считается, что ПР говорят о чувствительности ЭР, то есть предполагают хорошую реакцию на антигормональное воздействие. Как правило, при люминальном варианте гена HER2 не определяется, что тоже говорит об ожидаемой пользе лекарств.

К базальному подтипу относят новообразования без рецепторов и HER2, его иногда именуют трижды негативный, такой вариант однозначно не реагирует на гормональные средства, поэтому применяются цитостатики.

Биологический подтип рака без гормональных рецепторов, но с наличием гена лекарственной устойчивости HER2 относят к нелюминальному или с гиперэкспрессией HER2. Он плохо реагирует на лекарства, поэтому к химиотерапии добавляется специальный препарат, подавляющий ген HER2.

  • Практически при всех стадиях рака молочной железы, кроме самой минимальной, для уменьшения вероятности возврата болезни предполагается дополнительное послеоперационное лечение — адъювантная лекарственная терапия.
  • При значительном поражении молочной железы для улучшения результатов операции применяется дооперационное лекарственное — неоадъювантное воздействие, что позволяет уменьшить раковый узел, выявить чувствительность клеточной популяции к конкретным лекарствам и даже избежать послеоперационной профилактики.
  • При неоперабельной — генерализованной стадии процесса на первом этапе химиотерапевтическое воздействие неизбежно.

Цитостатические препараты назначаются при высокой агрессивности РМЖ и незначительной зависимости клеток от гормонов. Формально, уже 1% ЭР и ПР предполагает реакцию на эндокринное воздействие, но особо выраженного результата от ГТ ждать не приходится.

При люминальном подтипе преимущества на стороне воздействия гормонами, но при высоком пролиферативном потенциале — Ki67 больше 20% и высоком риске рецидива по анализу 21 гена, что встречается при люминальном В, показана и химиотерапия. Базальный и нелюминальный молекулярные варианта лечатся цитостатиками.

Клинический пример:

Пациентка 54 года, работает профессором высшей математики и теоретической механики в столичном ВУЗе. Во время плановой маммографии было выявлена одиночная опухоль диаметром 2,5 см. Заподозрен рак молочной железы. После биопсии диагноз был уточнен: «Тройной негативный рак молочной железы, стадия 2». Существует несколько научных школ: европейская — «давайте сначала прооперируем, потом будем проводить химиотерапию»; альтернативное мнение американской школы онкологии со ссылкой на американские guidelines «давайте сделаем химиотерапию, а потом решим оперировать ли и в каком объеме». В результате попыток на протяжении 3 месяцев самостоятельно проанализировать рекомендации клинической онкологии, посещения еще врачей, и неоднократные обследования, в результате развития опухолевого процесса рак из стадии 2 перешел в стадию 4: при сцинтиграфии выявлено поражение костей, одиночные метастазы в печень.

Комментарий и рекомендации врача-онколога, маммолога к.м.н. Д.А.Шаповалова:

Пациентка обошла в течение 3 месяцев врачей, чтобы сделать правильный выбор. Но выбора она себе не оставила. Потеряны годы жизни. Ее прогноз крайне неутешительный. Предполагаемая продолжительность жизни согласно статистическим данным — менее 2 лет, вместо 10-15, которые были бы при начале активной терапии в момент первичной диагностики.

Во всех случаях, когда предполагается использовании ХТ и гормонотерапии, начинают с цитостатиков и вместе с гормонами их не используют, поскольку эндокринное воздействие снижает чувствительность клеток к лекарствам. Лучевая терапия тоже проводится после завершения ХТ, не противопоказан параллельный прием гормональных лекарств.

Курсы лечения начинаются через 3–4 недели после операции, но при хорошем заживлении раны можно начинать ХТ и раньше, а отсрочка может неблагоприятно сказаться в дальнейшем.

Стандартно проводится не менее 4 курсов ХТ, если требуется препарат, подавляющие ген HER2, то его вводят каждые три недели целый год или 17 раз.

Дооперационное лекарственное воздействие возможно тогда, когда нет сомнений в проведении и обязательности профилактики рецидива рака, то есть при всех стадиях, кроме I и не операбельного рака молочной железы IV стадии — с метастазами.

Лечение лекарствами до операции выявит истинную чувствительность рака к выбранным лекарствам, что невозможно при адъювантном лечении. При стандартной профилактике опухоли уже нет, хоть лекарственная комбинация выбирается из оптимальных по сочетанию результата и осложнений, но индивидуальная реакция не прогнозируема. Соответственно, нечувствительность рака к лекарствам до операции позволит отказаться от лекарственной профилактики после хирургического этапа.

Если неоадъювантные циклы приведут к регрессии новообразования, то можно отказаться от мастэктомии в пользу сохраняющей молочную железу операции.

При люминальном, А варианте РМЖ неоадъювантная химиотерапия мало изменяет благоприятный прогноз болезни, поэтому не практикуется. При всех остальных подтипах уменьшение ракового узла, тем более полное его исчезновение, позитивно сказывается на дальнейшем течении заболевания.

Клинический пример:

Пациентка М., 40 лет, работает воспитателем в детском дошкольном учреждении. За неделю до обращения в клинику самостоятельно обнаружила уплотнение в молочной железы, с измененной кожей над уплотнением в виде «лимонной корки». На основе отзывов и рекомендаций записалась на прием к Шаповалову Д.А., хирургу онкологу, к.м.н., заведующему хирургическим отделением клиники «Медицина 24/7». На основании данных анамнеза и первичной диагностики, пациентке было рекомендовано проведение полихимиотерапии после проведения core-биопсии с иммуногистохимическим исследованием. Пациентка была удивлена, что врач отказал в первичном проведении операции.

Комментарий и рекомендации врача-онколога, Д.А.Шаповалова:

В данном случае имеется классический вариант отечно-инфильтративной формы рака молочной железы IIIа/b/c стадии, что согласно рекомендаций NCCN, ESMO и ASCO требует на первом этапе ОБЯЗАТЕЛЬНОГО (!) проведения лекарственного противоопухолевого лечения — комбинации полихимиотерапии и таргетной терапии. При наиболее частой форме, собственно выявленной у пациентки, люминальном B-варианте были назначены согласно «золотого стандарта» по схеме Dose-Dance препараты AC-T в количестве 4+4 курсов. Невзирая на настоятельные требования пациентки начать лечение в день обращения, начало лечение было отложено до получения результатов определения Ki67 (5 рабочих дней), составивших 75% (агрессивная быстро делящаяся опухоль). От схемы СAF отказались, учитывая молодой возраст пациентки.

Через 2 курса от начала лечения была произведена клиническая оценка результата — отечность уменьшилась, опухолевый узел уменьшился по данным УЗИ. Лечение было продолжено.

Перед операцией используются аналогичные профилактическим комбинации, при положительном гене HER2 лечение обязательно, причём не менее 9 введений.

Если из 4 стандартных курсов провели только 2, то оставшиеся 2 надо доделать после удаления железы. После операции проводится столько курсов, сколько не удалось сделать до «полного счёта».

Рак молочной железы III стадии радикально сомнительно удалим даже с мастэктомией, его считают местно-распространенным, подлежащим комбинированному подходу, то есть с участием всех методов противоопухолевого лечения: лекарственного, лучевого и хирургического. Главная задача ХТ — уменьшить размер раковых узлов.

Разумеется, в этом случае химиотерапия до операции — неизбежность, а дальнейшее зависит от результата полноценной цикловой ХТ с соблюдением межкурсовых интервалов и доз лекарств.

Уменьшение узла в молочной железе в результате стандартного числа курсов приводит к операции и облучению.

Когда новообразование не среагировало на ХТ, меняется комбинация цитостатиков и при хорошем эффекте после завершения прибегают к удалению с последующим облучением.

Если после замены лекарств результата нет, проводится лучевая и только после неё операция.

Нужна ли профилактическая ХТ после удаления молочной железы, определяется индивидуально.

источник

Химиотерапия направлена на уничтожение и разрушение структуры раковых тканей при помощи специальных лечебных средств. Процедура проводится отдельно как основное лечение либо в качестве помощника в борьбе с онкологическими патологиями у людей. Благодаря терапии существенно улучшается прогноз на выздоровление. Врач в индивидуальном порядке назначает препараты, дозировки лекарственных средств и схемы приёма с учётом самочувствия пациента и противопоказаний.

На выбор химиотерапии, расчёт сложности процедуры и продолжительность воздействий препаратами влияют этап развития опухолевого нароста в молочной железе и уровень чувствительности поражённых тканей к лекарственным веществам. Различают виды терапии:

  • Адъювантная – проводится после операции, иссечения новообразования. Препараты разрушают раковые клетки, оставшиеся в тканях. Сохранившиеся очаги способны спровоцировать появление новых злокачественных участков. Процедура назначается на усмотрение лечащего доктора, даже если после удаления исчезли симптомы онкологии. Больной не сдаёт дополнительные анализы, указывающие на наличие или отсутствие в теле атипичных клеток.
  • Неоадъювантная – химиотерапия при раке молочной железы проводится до операции. Метод помогает уменьшить величину распространившегося нароста. Благодаря процедуре удаётся спасти и сохранить значительную часть молочной железы во время дальнейшей операции. В период лечения проверяется чувствительность новообразования к воздействию цитостатических средств. В отдельных ситуациях после пройденного курса выявляется неэффективность химиотерапии. В таком случае проводят срочную операцию, так как возрастает опасность перерождения поражённых клеток в недоброкачественный тип.
  • Лечебная – назначают при распространении метастазов из груди в прочие материалы (генерализованный рак). Химиотерапия способствует предотвращению расползания метастазных клеток, усиливает лечебный эффект и увеличивает жизненную продолжительность больной.
  • Индукционная – процедура проводится при невозможном удалении опухоли из-за её крупной величины и размытого обособления между нормальными и патологическими материалами молочной железы. Опухоль после терапии уменьшается, из-за чего хирург способен полностью её удалить.
  • Таргетная – направлена на воздействие на молекулярный состав опухоли, вызывающий её увеличение и распространение на близлежащие ткани. Характерная черта процедуры – снижение влияния на нормальные органы и клетки из-за низкой токсичности медикаментов.

Для удобства пациентов терапия различается по цветам: красная – считается самой токсичной, жёлтая – является подготовкой к операции, синяя – отличается низкой токсичностью, белая – выступает дополнительным действием.

Оперативное иссечение новообразований не предупреждает и не снижает вероятность возникновения рецидива. После частичного иссечения молочной железы здоровая клетка способна вторично перерасти в раковую форму. После полного иссечения груди и соседствующих клеток рак возникает на эпидермисе либо на грудной оболочке. Остаётся высокий риск формирования отдалённых метастазных наростов, в частности у женщин до 35 лет.

Перед химиотерапией рака молочной железы доктор осуществляет ознакомительную беседу с пациентом о свойствах методики, возможностях применения процедуры и существующих возможностях указанного способа лечения. Также врач заранее создаёт описание и знакомит больного с вероятными негативными последствиями и осложнениями при отказе от процедуры. Женщина в обязательном порядке знакомится с риском получения побочных реакций. Человеку объясняют побочные эффекты от химиотерапии и отдельных препаратов повышенной токсичности.

Чтобы приступить к химиотерапии, врач осматривает пациента, изучает общее самочувствие и состояние организма. Для проверки состояния проводится коагулограмма (анализ на свёртываемость крови). Берётся общий анализ крови и биохимический на креатинин. Последнее обследование позволяет получить информацию о работе почек. Для получения окончательной картины состояния больного врач мерит артериальное давление, частоту пульса и температуру тела.

Процесс и результат химиотерапии основывается на самочувствии больного при лечении. До химиотерапии, до осуществления начального курса пациент проходит медицинское обследование для оценивания функционирования сердечно-сосудистой системы. Исследование выявляет уровень компонентов при красной и белой крови. Это позволяет в дальнейшем следить за процессом и как переносится методика терапии, а также вовремя обнаружить развитие осложнений. По объёму лекарственных веществ различаются моно- и полихимиотерапия.

Схема процедуры состоит из внутривенного введения лекарственных веществ. Процесс производится непосредственно в клинике либо на дому. Врачи активно используют и внедряют методы лечения, помогающие отказаться от каждодневного травмирования вен для создания доступа к сосуду. Больницы советуют поставить особый порт и систему для автоматического введения веществ. Также пациентам ставят периферический венозный катетер.

Химиотерапия длится на протяжении нескольких часов. У пациентов сохраняется нормальное самочувствие, отмечаются нормализованные гемодинамические данные. Нет необходимости оставаться в стационаре на весь день. После врачебного осмотра больной возвращается домой либо на работу. При появлении побочек прописывают дополнительные медикаменты, изменяется схема лечения.

При проведении пероральной процедуры лекарственные препараты пациент принимает ограниченный срок. Врач составляет график обязательных посещений клиники и прохождения обследований. Также доктор консультирует женщин о правильном рационе и рекомендуемом режиме жизни.

1 стадия – химиотерапия назначается, если онкологическая опухоль считается эндокриннечувствительной, люминальной и нелюминальной HER-2 позитивной, люминальтной HER-2 негативной. Главным показанием для курса приёма цитостатиков является возраст женщины, если она младше 35 лет. На первоначальной стадии процедура считается адъювантной. Способ нацелен на профилактическое действие в послеоперационный период. В отдельных ситуациях методика совмещается с эндокринотерапией. Схема лечения основывается на комбинации множества антрациклинов. При установленных противопоказаниях к применению лекарственных средств назначают приём других медикаментов.

Читайте также:  Кто победил рак молочной железы отзывы

2 стадия – химиотерапевтическую процедуру разделяют на неоадъювантный и послеоперационный вид. До проведения операции проходит приём химиопрепаратов, если в планах сохранить орган во время операции при размере ракового узла 4-5 см в диаметре, при онкологии со множественными опухолевыми узлами, при возрастной категории больной младше 35 лет и при наличии высокой вероятности развития рецидива на основании иммуногистохимических исследований. В послеоперационный период химиотерапия назначается для борьбы с остаточными метастазами, если отсутствует чувствительность нароста на эндокринном уровне при наличии прочих факторов опасности, указывающих, что может образоваться новая опухоль. Первое лечение проходит по истечении месяца после осуществления оперативных действий.

Для лечения назначается 4-6 курсов. Оценка результата терапии происходит после окончания третьего курса химиотерапии. В основной подоплеке схемы методик скомбинированы. Антрациклиновые вещества принимаются совместно с таксанами.

3 стадия – химиотерапия назначается для всех больных (зависимо от подстадии 3А или 3В, cr2). В обязательном порядке прописывается неоадъювантная терапия и послеоперационная. Доктор в индивидуальном порядке устанавливает длительность лечения, курсовое количество и список требуемых лекарственных медикаментов с учётом множества факторов. Главнейший критерий – характер реакции на прохождение химиотерапии перед операцией.

4 стадия – химиотерапия считается паллиативным способом. С помощью процедуры невозможно остановить развитие и распространение опухолевых клеток, однако возможно улучшить качественность жизни больных. Лучевую терапию легче перенести, если нет полиорганной недостаточности, и отсутствует токсичная онкология. Доза употребляемых лекарственных веществ снижается. Одновременно доктор старается найти балансный показатель между ожидаемым результатом и персональной непереносимостью химиотерапевтической процедуры.

Химиотерапия (масляная) отличается повышенной токсичностью. У множества больных появляются побочные реакции и осложнения. Однако степень и интенсивность выраженности варьируются в зависимости от используемых лекарственных медикаментов, дозы приёма веществ и персональных особенностей без химиотерапии. Химиотерапевтические средства негативно влияют и на раковые клетки, и на нормальные. При неудалённой операцией опухоли токсичность веществ вызывает последствия, возникающие в результате травмирования жизненно важных органов. Появляются такие осложнения после проведения химиотерапии при раке груди:

  • Тошнотные и рвотные позывы, неприятный запах и привкус в ротовой области, снижение или отсутствие аппетита, изменение вкуса.
  • Возникновение воспалительных процессов, формирование язвенных проявлений в слизистых оболочках полости рта, покраснение каймы губ.
  • Состояние лихорадки, гипертермия.
  • Дискомфортные ощущения в животе, дисфункция кишечника, приводящая к нарушению стула.
  • Нарушение эндокринной системы.
  • Выпадение волос – наблюдается частичное или полное облысение.
  • Хрупкость ногтей, изменение оттенка ногтевой пластины.
  • Болевые ощущения в голове, грудной клетке, в лимфоузлах подмышечной впадины.
  • Сыпь на кожном покрове различного вида, кожный зуд.
  • Повышается склонность к болезням, вызванным инфекциями.
  • Астения.
  • Субфебрильная или фебрильная температура тела, не вызванная инфекционной бактерией.
  • Чувство оскомины.
  • Анемия, в особенности апластического типа.
  • Увеличивает вероятность появления кровотечений (включительно в желудочно-кишечном тракте), быстрое появление подкожных гематом после получения травм, понижение уровня тромбоцитов и изменение функции свёртываемости крови.
  • Иммуносупрессия, приводящая к постоянным и продолжительным инфекционным болезням с последующими осложнениями.
  • Обратимая алопеция.
  • Сбой менструального цикла, невозможность зачать ребёнка.
  • Больной быстро утомляется, появляется чувство вялости, повышается общая усталость.
  • Токсическая миокардиопатия.
  • Токсический гепатит.
  • Угнетение функционирования яичников.
  • Когнитивное снижение.

Стойкость и дальностью расположения отличаются следующие осложнения:

  • Развитие остеопороза в результате травмирования костных тканей после проведения химиотерапии. Своевременная диагностика состояния позволяет провести лечение, устраняющее ломкость костной структуры.
  • Нарушение функционирования нервной системы, из-за чего развивается депрессия и появляется ощущение страха. Присутствует риск повредить нервные клетки в верхних и нижних конечностях. В итоге появляется слабость в мышцах, пациент жалуется на болевые ощущения в руках и ногах (нейропатия).
  • Ухудшается память, концентрация внимания, отмечаются проблемы с психическим состоянием, у пациента наблюдаются суицидальные мысли.
  • Обострение патологий сердца, появление инфаркта.
  • Развивается лейкемия из-за повреждения тканей костного мозга, возникновения раковых клеток и видоизменения состава крови.

Отдельные последствия химиотерапии в списке считаются обратимыми и проходят за незначительный срок после окончания курсовой терапии. Наблюдается быстрое отрастание волос и ногтей. С тошнотой и нарушением стула врачи борются в период применения химиопрепаратов. Однако терапия требует продолжительного восстановления.

Для облегчения состояния пациентки в период химиотерапии прописывают противорвотные препараты (Дексаметазон, Церукал, Гастросил). Особенно важно защитить печень, испытывающую во время процедуры сильнейшую нагрузку. Для защиты органа назначают гепатопротекторы (Карсил, Эссенциале). Против кровоточивости десен эффективны полоскания ротовой полости растворами антисептиков (Гексорал, Хлоргексидин).

После окончания терапии упор делают на восстановление в организме количества витаминов и полезных микроэлементов. При анемии пациенту проводится лечение с помощью железа (Космофер, Феринжект, Феррлецит). Врач назначает витамины группы В и обезболивающие препараты. Укрепить иммунную систему помогут Иммунал и Имупрет.

Если выявлены нарушения структуры крови либо осложнения – токсический гепатит, патологии сердца и сосудов (инфаркт миокарда, инсульт), восстановление проходит в стационарном режиме. Пациента госпитализируют при интоксикации почек. Проводится гемодиализ для очищения структуры крови. Показаниями к стационарному режиму и лечению являются развившиеся расстройства психики – тяжёлая депрессия, анорексия, суицидальные мысли.

Больной посещает кабинеты психолога и психиатра, проходит беседа с доктором. Для восстановления психического здоровья назначается эффективная терапия специальными психотропными веществами, недоступными для обычных людей в аптеках и магазинах. Отдельные ситуации требуют процедуры многократного переливания крови и соблюдение стерильной атмосферы пребывания пациента. Требуемые условия соблюдаются исключительно в клиниках.

Химиотерапия воздействует не только на заболевание – рак груди, но и на организм полностью. Чтобы восстановиться и облегчить состояние, женщина должна следовать рекомендации по специальной диете. При РМЖ органы истощаются, из-за чего находятся в ослабленном состоянии. Важно наполнить тело энергией, придать человеку дополнительных жизненных сил. Добавить организму больше питательных микроэлементов поможет правильная диета и сбалансированное меню. Предлагается особое питание при химиотерапии:

  • Суточная норма белков составляет примерно 25% от общего объёма калорий.
  • Дневная норма углеводов достигает 80% от количества калорий.
  • В сутки обязательно нужна сумма растительных жиров в 25%.
  • В правильное питание в обязательном порядке включаются бобовые, зерновые и злаковые, можно есть блюда из фруктов и овощей.
  • Ежедневно необходимо следить за употреблением полезных витаминов.
  • Важно ежедневно поддерживать в организме достаточное количество жидкости. Суточная норма воды 1,5-2 литра.
  • Рекомендуется отходить от привычного объёма либо уменьшить массу употребляемого сахара и животных продуктов.
  • Из рациона питания исключаются копчёные, жирные, жареные продукты и консервы.
  • Химиотерапия вызывает обезвоживание организма, поэтому рекомендуется обильное питьё.

В качестве питьевой воды подойдут минеральная вода без газов, молочные напитки, разнообразный зелёный чай, соки. Если у женщин появился заметный отёк, возникла припухлость, важно уменьшить объём потребляемой жидкости. Приём пищи рекомендуется распределить по времени по часам. Повышенная польза отмечается от частых приёмов пищи маленькими порциями. Строго запрещается употреблять спиртосодержащие жидкости, напитки повышенной газированности, крепкий чай или кофе, маринованные и выросшие в тепличных условиях продукты, блюда из печени, копчёную, острую и жареную пищу. Подобная продукция становится комом в горле и сложно перерабатывается.

После химиотерапии диета делает упор на восстановление и балансировку питательных микроэлементов – белки, жиры, углеводы. Помочь организму окрепнуть и усилить иммунитет способны белковые продукты. Важно сделать рацион более щадящим. Это уменьшит нагрузку на печень, почки и органы пищеварительного тракта.

Рекомендуется добавить в рацион нежирные вареные мясные блюда, омлет, молочные продукты, сливочное масло и морепродукты. Восполнить недостаток элементов калия, витаминов и белковых веществ помогут продукты семейства бобовых, орехи и сухофрукты. Для укрепления организма и восстановления иммунной системы рекомендуется каждый день кушать тушеные овощи, свежие фрукты и ягоды. Полезные микроэлементы продуктов усилят защиту организма, устранят авитаминоз и улучшат качество и функционирование кишечника.

Для выведения токсинов и вредоносных бактерий, а также для устранения обезвоживания требуется пить 2 л жидкости в сутки – обязательна чистая вода, травяной чай, компот, свежевыжатые соки. Рацион нужно очистить от острых, кислых, пряных и избыточно сладких блюд. Запрещены кофе, крепкие чаи, какао, алкогольные напитки и сладкие мучные продукты.

источник

При раке молочной железы химиотерапия после операции назначается для профилактики возврата болезни.

Всем нашим пациентам мы обеспечиваем возможность пройти химиотерапию у лучших специалистов Санкт-Петербурга.

Химиотерапию можно начинать через 2-3 недели после операции, но не ранее, чем через неделю после удаления дренажа (если после этого в зоне операции не копится лимфа). Если начать химиотерапию до заживления ран — процесс заживления затягивается. Перед началом химиотерапевтического лечения пациенту рекомендуется с календарём проследить даты последующих введений: чтобы они не совпадали со всенародными праздниками (новогодние и майские каникулы, прочее). Так как в эти дни государственные учреждения закрыты и сроки проведения последующих циклов химиотерапии могут сбиваться.

Назначение препаратов осуществляет химиотерапевт — в зависимости от свойств опухоли (ИГХ) и распространённости болезни (стадии).

Обычно назначают 4-6 циклов химиотерапии в адьювантном режиме. Каждое повторное введение — это новый цикл химиотерапии. Чаще начинают со схемы АС (Циклофосфан или Эндоксан и Доксорубицин или Адриамицин или Адриабластин или Фарморубицин). Иногда (при агрессивной опухоли — Ki 67 высокий, или/и были метастазы) — после схемы АС добавляют Таксаны (Паклитаксел или Доцетаксел) с введением раз в неделю или раз в 21 день.

Таксаны раз в неделю вводят чаще за рубежом, тогда как в России (из-за того, что оплата труда не зависит от объёмов выполненной работы) предпочитают вводить его раз в 21 день (меньше работы).

Для эффективности химиотерапии важно проводить её ритмично: она эффективно действует только на делящуюся раковую клетку. Именно поэтому химиотерапию проводят через каждые 3 недели (21 день). Интервал между циклами необходимо строго соблюдать: те клетки, которые не делились при предыдущем введении препаратов будут чувствительны к лечению при очередном их введении.

Увеличение интервала между введениями на 1 день уменьшает эффективность химиотерапии на 5%.

Если опухолевые клетки в родоначальной опухоли проросли в её кровеносные или лимфатические сосуды (есть признаки эмболизации сосудов опухоли при гистологическом исследовании), то с током крови они могли «улететь» в другие органы или ткани организма (до того, как опухоль была удалена при операции). Из-за своих малых размеров эти отдельные опухолевые клетки могли остаться невыявлеными при Ваших обследованиях до операции (рентгенография, КТ, МРТ, ПЭТ, УЗИ, ОСГ).

По результатам гистологического и ИГХ исследований удалённой опухоли и лимфатических узлов можно предполагать о такой вероятности. Для того, чтобы уничтожить такие опухолевые клетки, или замедлить их рост — проводится химиотерапия и гормонотерапия.

Все клетки делятся, и раковые — тоже. Одной из фаз деления клетки является удвоение генетического материала (удвоение ДНК, удвоение хромосом). В процессе удвоения ДНК происходит копирование ДНК раковой клетки. Под действием химиотерапии такое копирование происходит неправильно: снимается неполная копия или фрагменты ДНК. После такого деления получаются 2 раковые клетки с «уродливым» генетическим материалом. Такие клетки — гибнут из-за своей нежизнеспособности.

Химиотерапия действует только на делящуюся клетку.
Поэтому её не сочетают с гормонотерапией, которая делает клетку неделящейся.

Нередко организм не успевает восстановиться между курсами химиотерапии для очередного введения. В этом могут помочь препараты поддержки. Если администрация не обеспечила медиков данными препаратами, они вынуждены увеличивать сроки между циклами химиотерапии своим пациентам, что влияет на эффективность лечения, либо уменьшать дозы вводимых препаратов. Сказать пациентам что «лекарств нет» — значит спровоцировать жалобу на своего главного врача. За это увольняют.

В любом случае, не стоит боятся химиотерапии, опасаясь её токсичности и вреда: Ваш врач оценивает все риски и стремиться сделать так, чтобы Ваши шансы на выздоровление были максимальными (с учётом рисков токсичности от химиотерапии). Для уменьшения проявлений токсичности химиотерапии есть специальные препараты.

Для купирования тошноты и рвоты стандартом является Зофран (уколы, свечи, таблетки). Но он дорог, а потому пациентам в наших государственных учреждениях обычно назначают финансово-доступный Церукал и/или Эмесет. Эффективными препаратами являются Китрил и Навобан.

Некоторые наши пациенты отмечали уменьшение тошноты и кишечного дискомфорта при приёме ими препарата Энтеросгель.

Для лечения гематологической токсичности (падение лейкоцитов в контрольном анализе между циклами химиотерапии меньше 2.0) используются стимуляторы лейкопоэза (стимулирует производство лейкоцитов: Neupogen, Филграстим, Neulasta, Неуластим, Лейкостим).

При падении эритроцитов — вводят стимуляторы эритропоэза (стимулирует костный мозг к производству эритроцитов — необходимы при развитии анемии: Procrit, Эпоген, Аранесп), или переливают эритроцитарную массу.

  • ВО, 2-я линия, д. 49, телефон 8 (812) 323-57-20
  • 2-й Муринский пр-т, д. 39, телефон 8 (812) 448-63-62 и 8 (911) 958-55-61.
  • ул.Гжатская, д.22, корп.4, телефон 8 (812) 386-386-5 и
  • ул.Садовая, д.25, лит.А, телефон 8 (812) 401-61-33, сайт: www.dia-f.ru

Легально назначать Вам купленные самостоятельно лекарства врач не имеет права: это дискредитирует государственную систему закупок медикаментов.

Для контроля за показателями крови регулярно сдавайте анализы на 14 день после введения препаратов (максимальные проявления гематологической токсичности — для решения вопроса о целесообразности назначения вышеуказанных препаратов); а так же максимально приближенно к дате очередного введения (для решения вопроса о вашей готовности к очередному циклу химиотерапии).

Иногда пациентам для повышения уровня лейкоцитов в анализе назначают Преднизолон в таблетках. Преднизолон стимулирует выход лейкоцитов из ткани в кровоток, тем самым делает «нормальным» анализ не повышая общее количество лейкоцитов. Это явный признак того, что врач лимитирован в назначении пациенту необходимых стимуляторов лейкопоэза.

Читайте также:  Кто победил рак груди отзывы

Информирование врачом пациентов об отсутствии чего-либо необходимого для их лечения провоцирует жалобы (со стороны тех, кто верует, что медикам предоставлено всё необходимое для лечения пациентов). Эти жалобы дискредитируют медицинских чиновников, неспособных организовать работу. Месть таких чиновников выливается на подчинённых. Именно поэтому в государственных учреждениях медики не могут открыто рекомендовать пациентам то, что им необходимо для правильного лечения. Если Вы сомневаетесь в правдивости написанного — смотрите ЗДЕСЬ.

Введение некоторых препаратов (Доксорубицин, Адриамицин, Адриабластин, Герцептин) сопровождается их кардиотоксичностью: они могут увеличить риск инфаркта или усугубления сердечной недостаточности. Поэтому перед назначением этих препаратов показано выполнение пациентам ЭХО-сердца. Далее это обследование должно выполняться перед каждым нечётным курсом химиотерапии (перед 3, 5, 7, 9 и т.д.). В ряде случаев (пациентам с сердечной патологией) вместо Доксорубицина назначают менее кардиотоксичный препарат Фарморубицин (Эпирубицин). Из-за низкой кардиотоксичности он может назначаться в большей дозе. С той же целью (облегчение переносимости) может быть применён Эндоксан вместо препарата Циклофосфан.

Cпециалист-кардиолог, которого мы рекомендуем нашим пациентам для лечения и поддержки сопутствующей сердечно-сосудистой патологии при получении ими химиотерапии (в Санкт-Петербурге): Загатина Анжела Валентиновна (работает в частной сети), её телефон: 8(921)329-70-87.

Пациентам до 45 лет перед химиотерапией и во время её проведения (или введениями герцептина) — перед каждым нечётным курсом — бесплатно и без направления (по полису ОМС и без него, благотворительно) делают эхокардиографию (ЭХО сердца) экспертного класса: определение ФВ в 2D и 3D режиме, GLS лж и пж на ультрасовременном оборудовании. Обращаться по адресу: м. Чернышевская, ул. Кирочная 41, СЗГМУ им. Мечникова. Обращаться по тел. 8-960-280-14-06, Ковалёва Надежда Николаевна (для согласования времени визита).

Мы делаем всё возможное, чтобы наши пациенты получили качественное лечение
при раке молочной железы.

Очень важно для пациента сразу правильно подобрать схему химиотерапевтического лечения, с учётом ЕГО стадии болезни, иммуногистохимических свойств именно ЕГО опухоли и исходного состояния здоровья. Выбор схемы химиотерапии во многих медицинских учреждениях обусловлен не этими факторами, а наличием лекарств: лечат тем — что есть, или тем, чем распорядилось лечить руководство, ориентируясь на срок годности имеющихся препаратов. Именно поэтому очень важно, чтобы лечение назначал химиотерапевт, не зависящий от указаний чиновников, а мотивированный только на оказание качественной помощи. Для этого мы рекомендуем проконсультироваться у нескольких химиотерапевтов учреждений с разной подчинённостью (городские, федеральные, частные) — если их назначения совпадут — значит Вам назначили то, что Вам действительно необходимо. Ещё есть вариант Ваших дополнительных частных консультаций с Вашим же врачом вне стен государственного учреждения.

Дополнительно о химиотерапии при раке молочной железы
можете прочитать ЗДЕСЬ.

В нашей стране назначение химиотерапии происходит по стандартам. Стандарты лечения рака молочной железы (для специалистов) Вы можете посмотреть ЗДЕСЬ. Для подбора химиотерапевтического лечения в развитых странах применяется система Adjuvantonline, тест Oncotype DX или MammaPrint. В отличии от развитых стран (в которых страховые компании оплачивают эти тесты) мы можем организовать указанные обследования нашим пациентам, но платно (около 4100 USD).

Недавно В Санкт-Петербурге появилась компания Genext, которая предлагает аналогичный анализ EndoPredict (Эндо-Предикт). Принцип анализа аналогичен Oncotype DX или MammaPrint. Тест выполняется в Мюнхене, стоит — 140 т. р.

Результаты всех этих тестов позволяют в 1/3 — 1/4 случаев отказаться от традиционно запланированной химиотерапии в пользу гормонотерапии и наоборот.

Герцептин и его аналоги (Пертузумаб, Бейодайм или Пертузумаб+Трастузумаб или Перьета и Герцептин, Бевацизумаб) не являются химиопрепаратами. Лечение ими называют ещё иммунотерапией или таргетным лечением. Это моноклональные антитела к фактору Her2/neu. Он показан только тем, у кого Her2/neu «+++» или «3+» или выявлена Fish-амплификация (Фиш)! Это препарат против эпидермального фактора роста опухоли: он нарушает рост и деление опухолевых клеток, когда они обусловлены активацией таких рецепторов на опухолевых клетках. Для пациентов с Her2/neu 0, 1+, или 2+ — Герцептин и его аналоги не нужны — они будут неэффективны. Пациентам с Her2/neu 2+ показан анализ опухоли на fish, так как 2+ это промежуточное значение — не понятно: есть или нет этот фактор.

Герцептин обладает кардиотоксичностью (требует контроля ЭХО-сердца перед каждым нечётным введением). Он может сочетаться с параллельным введением другихнекардиотоксичных химиопрепаратов (например, паклитаксел или доцетаксел), гормонотерапией (анастрозол), с лучевой терапией. Курс лечения герцептином составляет 1 год. Если Вам предложили его на 6-8 месяцев — значит закупки препарата в этом учреждении для всех нуждающихся не обеспечены. Его просто нет в нужных количествах. Если Вы не можете его докупить — рассмотрите вариант переезда в тот регион, где он есть на весь курс. Если кто-то сомневается в правдивости написанного — смотрите ЗДЕСЬ.
Существуют более новые препараты, чем Герцептин для данной группы пациентов, но они ещё более дорогие (см. выше в скобках).

Проводились исследования об эффективности химиотерапии на фоне назначения пациентам герцептина. Длительность наблюдения в исследовании составила 6 мес (за эффективностью химиотерапии!). Теперь наши медицинские чиновники, не обеспечив всех нуждающихся лекарством, ссылаясь на это исследование, подменяя понятия, рекомендуют проводить таргетное лечение герцептином до 6 мес.

Если Вам планируется длительное введение химиопрепаратов (таргетных препаратов), для сохранения своих периферических вен (на руках) рассмотрите вопрос установки специального порта для химиотерапии. Подробнее о порте для химиотерапии смотрите ЗДЕСЬ. Имейте в виду, что для введения лекарств в порт необходимы иглы со специальным углом заточки (чтобы не повредить порт). Чаще всего их тоже «на всех не хватает», и Вам, возможно, придётся покупать их самим.

В процессе химиотерапии нарушается процесс нормального деления клеток волос и ногтей. Это определяет их ломкость — волосы теряют свою гибкость и элластичность и обламываются на уровне кожи. После химиотерапии процесс нормального деления клеток волос восстановится, и волосы отрастут вновь. В Германии пациентам при назначении химиотерапии по страховке просто перечисляют 200 евро на приобретение парика. У нас об этом приходится заботиться самим пациентам. Как вариант, можно приобрести готовый парик из искусственных или натуральных волос, либо под Вашу причёску могут постричь парик-заготовку и покрасить в цвет Ваших волос — чтобы полностью имитировать Вашу причёску и максимально скрыть Ваши временные проблемы. В этом вопросе Вам помогут ЗДЕСЬ.

О профилактике выпадения волос при химиотерапии можно прочитать ЗДЕСЬ. Однако на практике — все указанные в ссылке способы — лишь растягивают процесс во времени. Они не показали ожидаемой эффективности и за рубежом рутинно не применяются.

Иногда химиотерапию проводят до операции — чтобы создать более удобные условия для хирурга: например у Вас большая опухоль, которая не позволяет выполнить операцию с сохранением груди, или в подмышке имеются крупные метастатические лимфоузлы — при химиотерапии они уменьшатся и может появится шанс выполнить операцию с сохранением молочной железы, а сам факт уменьшения опухоли докажет эффективность подобранного лечения. Если Вам предлагают химиотерапию до операции — значит это оптимально для Вашего лечения: эффективность такого подхода доказана. Принципиально не важно: получите Вы часть суммарной дозы препаратов до операции и часть после, получите Вы всю химиотерапию до операции или всю после неё — суммарно Вы получите одинаковую дозу лекарств.

Если химиотерапия проводится до операции, то каждые 2 цикла (перед нечётным) проводится оценка её эффективности: маммографический или КТ — контроль размера опухоли и лимфатических узлов. Ожидается, что они будут уменьшаться. Если они увеличиваются — значит подобранная схема лечения не работает: её нужно менять.

Если химиотерапию проводят для уменьшения размеров опухоли с перспективой выполнения операции по сохранению молочной железы — до её начала необходимо маркировать опухоль (обозначить её границы). Во время проведения химиотерапии опухоль может стать незаметной, и тогда определение границ удаления будет осуществляться по маркировке (её делает Ваш хирург).

Если Вам назначена химиотерапия до операции, очень важно пройти современные обследования лёгких, печени и костей (КТ грудной клетки, УЗИ печени и остеосцинтиграфия и/или ПЭТ) до её начала. Дело в том, что если Вы проходили иные обследования с невысокой информативностью, а у Вас уже есть метастазы, то на фоне химиотерапии они могут стать незаметными. Они не исчезнут, но Ваше лечение может быть неправильным.

Подробнее о правильном обследовании
при раке молочной железы смотрите ЗДЕСЬ

Химиотерапия по протоколу (клиническое исследование) подразумевает, что Вам предлагают пройти лечение новым препаратом, либо уже известными препаратами (с доказанной эффективностью), но по новой схеме назначения. В наших условиях возможность пациенту попасть в клиническое исследование — шанс получить современное лечение или наблюдение.

Подробнее можно прочитать ЗДЕСЬ.

Наши зарубежные коллеги не прерывают химиотерапию. У нас нередко можно услышать, что химиотерапию нужно прервать для проведение лучевой терапии, а то «она будет неэффективна». Это не так. Вы получаете химиотерапевтическое лечение. Лучевую терапию следует начать через 3(4) недели после последнего введения химиопрепаратов (возможно, с одновременным получением таргетного лечения).

Важный момент лечения — используются ли оригинальные препараты для химиотерапии или дженерики. В ряде случаев пациенты лишены выбора: их лечат тем, что есть. Некоторые дженерики не отличаются по эффективности от оригинальных препаратов. Приобрести самостоятельно онкологические препараты можно, но не факт, что их будут применять для Вашего лечения в государственном учреждении: они не прошли через официальные механизмы закупок, и учреждение не всегда готово отвечать за возможные осложнения от применения «левых» препаратов. Кроме того, руководителю учреждению будет необходимо отчитаться о закупке на бюджетные средства нерасходуемых препаратов.

В 2014 году в одном государственном учреждении имели место достоверные случаи, когда его руководитель не обеспечил своевременную закупку лекарств. Для сокрытия отсутствия лекарств было прекращено разведение препаратов в процедурных отделений, а организован «кабинет централизованного разведения». При этом пациентов не предупреждали об отсутствии тех или иных химиопрепаратов в учреждении (чтобы не мешать карьере руководителя). Для проверяющих в аптеке учреждения находились купленные лично руководителем «демонстрационные» образцы лекарств. Чем лечили пациентов — . , только многие из них отмечали «необычно лёгкую переносимость» циклов химиотерапии в это время. Пациенту рекомендуется проявлять бдительность и быть уверенным в том, что ему действительно вводят назначенные препараты.

В процессе проведения химиотерапии у менструирующих женщин может сбиваться менструальный цикл, может даже наступить полная менопауза. Некоторые пациентки, озабоченные возможными проблемами (в перспективе) с беременностью до начала химиотерапии изымают и сохраняют свои яйцеклетки (как для ЭКО) — чтобы (если менструальная функция после химиотерапии не восстановится) иметь возможность иметь своих детей. В Санкт-Петербурге с этим Вам могут помочь в клинике «Мать и дитя», компании АВА-Петер, центрах ЭКО.

Ниже перечислены медицинские учреждения Санкт-Петербурга, в которых больные раком молочной железы могут получать химиотерапию:

  • ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова — Учреждение федерального подчинения – отделение химиотерапии – ул. Рентгена, 12, каб. 126: Зарембо Ирина Александровна, тел. 8 (921) 945-84-04 (оригинальные препараты)
    или ул. Льва Толстого, д.17, 7 этаж – вход под арку с ул. Рентгена. Стельмах Лилия Владимировна : ‭8 (921) 748-24-62‬ (оригинальные препараты)
  • ЛООД — Ленинградский областной онкологический диспансер — Учреждение подчиняется администрации области. СПб, Литейный пр. 37. Только в этом учреждении пациентам предоставляют герцептин на весь курс лечения по полису ОМС (для пациентов с HER2+++). Для его получения необходимо быть (стать) прописанным в Ленинградской области. Химиопрепараты в учреждении в своём большинстве неоригинальные.
  • ГКОД — Городской клинический онкологический диспансер — Учреждение городского подчинения (2 Берёзовая аллея 3/5). Лечение — по полису ОМС для жителей юга города, много неоригинальных препаратов, герцептин рутинно назначают не на весь курс лечения; лекарства персонал разводит в присутствии пациента;
  • Клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи — КНПЦСВМПО — Учреждение городского подчинения (онкоцентр в пос. Песочный, ул. Ленинградская 68а, ЛИТ.А). Лечение по полису ОМС для жителей севера города. Много неоригинальных препаратов, герцептин рутинно назначают не на весь курс лечения, препараты для химиотерапии не растворяют в присутствии пациента.
  • Частный онкологический центр «ДЕ-ВИТА» — Ул. Савушкина 14-б, тел. 8-981-864-20-27 – лечение равносильно лечению за рубежом, оригинальные препараты, препараты поддержки, европейские протоколы лечения. Иногда предлагают «лечение по протоколу» бесплатно, оригинальными препаратами.
  • Онкологический диспансер Московского района (Новоизмайловский пр., 77) — Только для жителей Московского р-на, лечение аналогично таковому в ГКОД.
  • Научно-исследовательский институт (НИИ) онкологии им. Н. Н. Петрова — Учреждение федерального подчинения (пос. Песочный, ул. Ленинградская, д.68).
  • Дорожная больница, отделение химиотерапии Васильев Александр Геннадиевич 8 (905) 215-49-18
  • ЛДЦ МИБС (пос. Песочный, ул. Карла Маркса, д.43)
  • Медсанчасть № 122
  • ЛДЦ МИБС (п. Песочный, ул. Карла Маркса, д. 43)

Если информация нашего сайта была Вам полезна — пожалуйста, оставьте свои отзывы о нём и рекомендации в интернете для других пациентов.

Автор: Чиж Игорь Александрович
заведующий, кмн, онколог высшей квалификационной категории,
хирург высшей квалификационной категории, пластический хирург

источник