Меню Рубрики

Химиотерапия при раке молочной железы цена в спб

Ежегодно на лекарственное лечение рака в мире тратится более 100 млрд долларов – борьба с онкологическими заболеваниями требует наибольших расходов в любой стране. При этом мировая наука каждый год сообщает о новых «прорывах» в создании противоопухолевых лекарств: уже рутинной становится таргетная терапия, направленная на определенные «мишени» в опухолях, и регистрируются препараты, способные – в противостоянии раку – вернуть силы иммунной системе самого больного. Но каждое новое лекарство, как правило, на несколько порядков дороже предыдущего, и подчас стоимость только одного введения препарата достигает десятков тысяч долларов.

Международная конференция Oncoday, ежегодно на один день собирающая в одном месте крупнейших экспертов в лечении рака, на этот раз прошла в нашем городе. Одно из заседаний было посвящено очень сложной проблеме – лечению метастатических форм колоректального рака. По распространенности он занимает сегодня второе место – после рака легких у мужчин и рака молочной железы у женщин.

Метастатическая форма – это, увы, уже поздняя стадия заболевания. Тем не менее за столом экспертов собрались не только химиотерапевты и молекулярные генетики, но и хирурги. Дело в том, что метастазы опухоли, например, в печени можно успешно оперировать, а уже затем назначать пациенту химиотерапию. Правда, это возможно лишь при так называемом мультидисциплинарном подходе: «После операции надо быстро подключать химиотерапию», – подчеркнул в своем докладе французский профессор и хирург Рене Адам, а его коллега из Мюнхенского университета профессор и химиотерапевт Волкер Хайнеман заметил, что очень важно понимать, с каких препаратов начинать лечение, а для этого необходимо изучить молекулярное строение опухоли и по возможности найти мутации, с чем под силу справиться хорошим генетикам.

С гордостью заметим, что в нашем городе подобные команды врачей есть, а единственный петербургский участник международного заседания экспертов профессор Евгений Имянитов как раз и возглавляет лабораторию, где делают анализы практически на все открытые сегодня онкомутации. Проблема для Петербурга, в общем-то, может свестись к одному: по мнению западных экспертов, уже в первый курс химиотерапии метастатических опухолей должны входить те самые таргетные препараты – моноклональные антитела. Стоимость же одного такого курса «мабов» может достигать сотен тысяч рублей, а выделяемые государством суммы, как мы знаем, весьма скромны. Вот откуда возникают разговоры о продаже квартиры для оплаты лечения.

Но важно понимать: даже при использовании самых современных и супердорогих препаратов при лечении метастазированного рака речь не идет о полном излечении. Онкологи продлевают жизнь пациентам когда на годы, а когда – лишь на месяцы (хотя и это уже считается большим достижением).

На состоявшемся в конце июня в Петербурге очередном заседании Отечественной Школы Онкологов, как раз посвященном мультидисциплинарному подходу к лечению рака, собравшихся удивил директор онкологической клиники из Башкортостана член Общественной палаты РФ профессор Шамиль Ганцев. Он уверенно заявил, что значимость хирургии в противоонкологическом лечении постепенно будет уступать место лекарственной терапии. Это связано, по его мнению, во-первых, с развитием IT-технологий, когда от рутинных «ручных» методов выполнения операций совершается переход к вмешательствам, которые полностью рассчитываются и выполняются роботизированной компьютерной техникой. А во-вторых, сегодня и в мире, и в нашей стране самый активный раздел научных исследований связан именно с поиском новых химических и биологических препаратов в онкологии.

Хирурги, сидевшие тогда в зале, снисходительно улыбались, слушая Ганцева, но важность лекарственной терапии никто оспаривать не стал. Другое дело, насколько ее потянет российский бюджет?

Уже на другой петербургской конференции – «Рациональная фармакотерапия в онкологии» – главный химиотерапевт города директор Санкт-Петербургского онкологического центра Владимир Моисеенко уточнил, что количество пациентов, получающих таргетную терапию, в Петербурге, несомненно, растет. Но подавляющее большинство все же «ограничены» базисной химиотерапией и недорогой гормонотерапией.

«Цена химиотерапии – проблема не только для нас, работающих в условиях ограниченного финансирования, – подчеркнул профессор Моисеенко. – Это вопрос без ответа для всего мира. Дело в том, что опухоли гетерогенны, то есть очень отличаются не только у разных пациентов с одним диагнозом. Молекулярно-генетическое изучение показало, что если взять клетки из разных участков одной и той же опухоли, они отличаются практически всегда! Как определить, что именно является мишенью для лекарства?»

Недавно мировой медицинской общественности был представлен новый препарат, который перекрывает так называемый сигнальный путь в опухолевой клетке и останавливает ее рост. Результаты, как, впрочем, и цена лекарства (более 20 тысяч евро за одно введение), поражают. Но, как показали молекулярные генетики, большинство опухолей очень «умные» и имеют несколько сигнальных путей.

Немудрено, что у многих врачей, даже у онкологов, возникает некий скепсис – мол, зачем вообще тратиться на бесполезное, но очень дорогое и токсичное лечение? «Это неверно, – уверен Владимир Моисеенко. – Конечно, мы часто упираемся в неподъемную стоимость препаратов, но прогресс несомненно есть: некоторые опухоли стали излечимы, и мы значительно продлеваем жизнь пациентов. В целом 5-летняя выживаемость увеличилась с 25% до 50%, а при некоторых опухолях мы практически приближаемся к 100%».

В Петербурге рассчитали потребность в лекарствах, исходя из европейских стандартов, поскольку российские так и не приняли. Оказалось, городу необходимо 6 млрд рублей в год, а городской бюджет смог выделить только 1,5. Конечно, Москва и Московская область могут позволить себе суммы более солидные, но большинство российских городов не имеет и того, что смог выделить на онкологию Питер.

И спасибо химиотерапевтам страны из общества RUSSKO, которые ежегодно издают рекомендации, в основе которых лежат международные стандарты, адаптированные к нашим условиям.

«Мы предлагаем базисный объем исследований и лечения, ниже которого падать уже нельзя. Если же учреждение может купить дорогие препараты, то примет решение самостоятельно», – заметил профессор Моисеенко. В Петербурге также были разработаны специальные протоколы лечения – тактика, основанная на выделенных деньгах.

«Поскольку обязательных стандартов в стране так и не было принято, у нас одних недолечивают, а других, наоборот, перелечивают. Я недавно консультировал супругу одного регионального руководителя, которая, бедная, получает то, что никакой американской пациентке не прописали бы: все неэффективно, но очень дорого. На лекарства для нее тратятся буквально все ресурсы этого региона», – печально констатировал директор Онкоцентра.

Присутствовавший на конференции клинических фармакологов Петербурга московский эксперт Давид Мелик-Гусейнов заметил, что денег на лекарства в будущем будет только не хватать. Поскольку не за горами пик смертности рожденных в 1950-е годы, когда страна переживала послевоенный беби-бум. «Это самая большая когорта населения, и спрос на лечение онкологических заболеваний несомненно возрастет, – подчеркнул эксперт. – Готовы ли мы к этому? По-моему, назрел нескромный диалог между профессиональным сообществом и пациентом – о пороге готовности больных платить за лечение. И для этого нам необходим противораковый закон, подобный тому, какой был принят в США, где предусмотрены все аспекты преодоления этой беды».

По мнению Мелик-Гусейнова, именно Петербург может выступить инициатором и начать проработку такого закона.

Можно ли вообще предотвратить появление рака? На этот вопрос однозначного ответа ученые дать не могут, поскольку весомую роль в развитии недуга играет наследственная предрасположенность. Тем не менее во многих многолетних научных исследованиях доказана профилактическая роль многих продуктов питания и некоторых факторов образа жизни.

Прежде всего необходимо двигаться! И не «вечерами после работы в фитнес-центрах», а постоянно. Ученые из Института Alberta Health Services-Cancer в Канаде доказали, что рак груди и кишечника, а также рак легких и простаты относятся к таким типам опухолей, развитие которых зависит от физической активности. Специалисты рекомендуют делать небольшие перерывы во время работы, отрываясь от стула и выполняя несложные упражнения. Для предотвращения многих наиболее распространенных типов рака, по мнению ученых, необходима ежедневная прогулка продолжительностью не более 30 минут.

Не меньшее значение, по мнению ученых, имеет здоровый сон. В ходе исследования американские врачи проанализировали режим и качество сна у 1240 пациентов и выяснили, что у тех, кто спит меньше шести часов в сутки, риск возникновения так называемой колоректальной аденомы, способной перерасти в рак толстой кишки, на 50% выше, чем у тех, кто спит семь и более часов. Причем у женщин зависимость частоты заболевания от количества сна была сильнее. Специалисты считают, что рак возникает из-за нарушения выработки мелатонина – гормона, влияющего на восстановление ДНК.

И, конечно, наибольшее количество советов онкологи дают в области питания. Например, весьма полезно пить зеленый чай. Он чрезвычайно богат полифенолами, или катехинами, которые обладают очень сильной антиоксидантной активностью (она в 25 и 100 раз выше, чем у витаминов Е и С, соответственно). Наблюдая в течение 10 лет за 8552 жителями города Иошими, ученые обнаружили, что у тех из них, кто потреблял ежедневно 10 и более чашек зеленого чая, опухоли возникали значительно позже, чем у пациентов, употреблявших менее 3 чашек в день. К тому же зеленый чай снижает риск возникновения опухолей легкого, толстой кишки, печени и желудка.

Исследователи из университета в Кливленде (штат Огайо в США) считают, что зеленый чай не помешает дополнить отваром ромашки, в которой содержится вещество апигенин, способное останавливать размножение раковых клеток. Помимо ромашки апигенин можно найти в сельдерее и петрушке, а также в некоторых овощах и фруктах. Ученые обратили внимание, что при средиземноморской диете человек поглощает наибольшее количество апигенина.

Также в профилактике рака весьма полезна брокколи. Благодаря этому сорту капусты в организме человека повышается выработка защитного фермента сульфорафана. Это вещество синтезируется, если в организме достаточно другого фермента – глюкорафанина, как раз в избытке содержащегося в обычной брокколи. Действие сульфорафана до конца не изучено учеными, но, скорее всего, он также способен поддерживать высокий уровень антиоксидантов.

Специалисты из Университета Шанхая пришли к выводу, что развитие рака печени можно остановить, если употреблять в пищу продукты, содержащие большое количество витамина Е. А это курага, кедровые орешки, миндаль и арахис.

Вот и примерное «антираковое» меню: супчик из брокколи, горсть орехов и сухофруктов с чашкой зеленого или ромашкового чая.

«Конечно, мы часто упираемся
в неподъемную стоимость препаратов,
но прогресс несомненно есть:
некоторые опухоли стали излечимы,
и мы значительно продлеваем жизнь пациентов.
В целом 5-летняя выживаемость увеличилась
с 25% до 50%, а при некоторых опухолях
мы практически приближаемся к 100%».

Владимир МОИСЕЕНКО,
директор Санкт-Петербургского онкологического центра

источник

Отделение химиотерапии онкоцентра ЛДЦ МИБС соответствует современным американским и европейским стандартам. Врачи центра активно сотрудничают с ведущими химиотерапевтами из Европы и США. При выборе оптимальной схемы могут привлекаться онкологи международного класса.

Врачи онкологи центра могут составить схему лечения, соответствующую мировым стандартам. Возможно вы уже прошли где-то обследование, и имеете на руках схему терапии. Центр сможет провести любое современное лечение, назначенное как отечественными, так и зарубежными экспертами, если оно не противоречит официальным стандартам:

  • химиотерапия ;
  • гормонотерапия ;
  • иммунотерапия .

Для выполнения процедуры используются программируемые дозаторы (инфузионные насосы). Данное оборудование гарантирует высокоточное и равномерное введение и выведение препаратов.

Пациенты могут проходить лечение как со своими препаратами, так и c препаратами, предоставленными центром. При онкоцентре есть собственная клиническая и биохимическая лаборатория, свое отделение патоморфологии.

Программа лечения может проводится как стационарно, так и амбулаторно, посещая онкологический центр только на саму процедуру.

  1. Запись на лечение осуществляется на приеме у химиотерапевта. На консультацию необходимо записаться заранее.
  2. Во время консультации врача согласовывается схема терапии и назначаются даты прохождения курса.
  3. В назначенный день пациент прибывает в онкоцентр. В зависимости от состояния пациента, во время лечения он может находится в центре круглосуточно или приезжать только на сеансы.

Запись на консультацию и справки по телефону

Стоимость складывается из услуги по проведению процедуры и цены препаратов. В свою очередь цена процедуры зависит от времени проведения сеанса.

Стоимость сеанса химиотерапии в ЛДЦ МИБС в Песках
Услуга Стоимость
Инфузия химиопрепаратов; постановка катетера в периферическую вену (без учета стоимости препаратов) 3300 руб.
Инфузия препаратов, не относящихся к химиотерапии; постановка катетера в периферическую вену (без учета стоимости препаратов) 1700 руб.
Постановка инфузомата (инфузионного насоса) 2400 руб.
Условия получения скидки Скидка
Медицинским работникам при предъявлении удостоверения 10%
Пациентам отделения онкологии ЛДЦ МИБС 5%

Врач-онколог, заведующий отделением общей онкологии и химиотерапии.

Является сотрудником отделения онкологии ЛДЦ МИБС с 09.2014. Работает по специальности с 2006 года. Специализируется на химиолучевых программах терапии при опухолях головы и шеи, пищевода, головного мозга, легких, прямой кишки.

Работает по специальности с 2001 года. Специализируется на комплексном и лекарственном лечении солидных опухолей. Кандидат медицинских наук, автор 26 публикаций, в том числе опубликованных в зарубежных изданиях и справочниках. Член Российского общества клинической онкологии (RUSSCO), Европейской Ассоциации Медицинских Онкологов (ESMO), комитета молодых онкологов ESMO.

Читайте также:  Как понять что у вас рак груди

Записаться на первичную консультацию вы можете по телефону:

Адрес: 197758 , Санкт-Петербург, пос. Песочный , ул. Карла Маркса, д. 43 , «Центр радиохирургии, лучевой терапии и общей онкологии» ЛДЦ МИБС.

Уважаемые специалисты онкоцентра! Спасибо вам за работу и неформальное отношением к своим пациентам. Буквально с порога меня окружили вниманием и позитивными эмоциями, начиная с улыбок администраторов Эльнары Савельевой, Анастасии Курсовой, Моисеевой Анны и заканчивая общением с заведующим отделением химиотерапии. Его профессионализм, уверенность в своих силах и своих специалистах заставили поверить в благополучный исход и практически свели на нет страх перед лечением. Доктора Е.И. Соколова и Е.К. Кушнирук находят время для постоянной поддержки и помощи, не оставляют без внимания ни одну жалобу. Самая искренняя благодарность за терпение, человечность, бережное отношение к пациентам, желание помочь и умение это сделать. Будьте здоровы, успешны, счастливы и лечите людей! Вместе с вами мы справимся!

Бесплатная онлайн консультация

Чтобы сразу получить подробную консультацию ведущих онкологов, загрузите имеющиеся у вас документы: выписки, результаты ПЭТ КТ, МРТ, КТ, онкомаркеры.

источник

Удаление груди — нередко болезненный вопрос для женщины с раком молочной железы. Однако избавляться от пораженного органа целиком нужно далеко не всегда. Иногда грудь можно сохранить, убрав только опухоль.

Не всегда нужно удалять и подмышечные лимфоузлы. Даже если вам показано удаление молочной железы, у вас есть возможность бесплатно и единовременно сделать реконструкцию — установить имплантаты по квоте.

Вместе с врачами-онкологами, резидентами Высшей школы онкологии Александром Петрачковым и Анной Ким мы сделали подробный разбор темы.

Онкологическая хирургия молочной железы делится на два вида:

  1. удаление всего органа (органоуносящая операция);
  2. удаление только части органа (органосохраняющая операция).

Мастэктомия — это удаление молочной железы целиком. Единых показаний для ее удаления нет.

Однако обычно мастэктомию проводят, если есть:

  • внутрипротоковая карцинома, которая занимает почти всю железу;
  • несколько очагов. Грубо говоря, вырезать несколько кусков ткани нецелесообразно;
  • желание пациентки (в том числе при совмещении с реконструкцией молочной железы);

Важно! Удаление опухоли или всей железы при метастатическом раке груди нецелесообразно! Это возможно только при наличии осложнений со стороны первичной опухоли.

Да. Чем ниже стадия, тем более щадящие варианты мастэктомии могут быть. Например, возможно полное сохранение всей кожи и соска, а вместо удаленной железы ставится имплантат.

При необходимости реконструкция проводится в несколько этапов — ставится временный имплантат, расширяется и заполняется водой. Затем он растягивает кожу, создавая объем для новой молочной железы. После этого хирург меняет протез на постоянный с силиконом.

Это дискуссионный вопрос. Сейчас считается, что необходимо удалять только клинически позитивные узлы или когда сигнальные лимфоузлы не обнаруживаются. Удаление лимфоузлов действительно снижает количество рецидивов, но качество жизни пациентки может сильно снизиться.

Раньше полная подмышечная лимфодиссекция была популярной операцией, когда онкология была более радикальной. Сейчас от этого подхода уходят. Многие зарубежные исследователи считают удаление лимфоузлов стадирующей операцией. Она нужна, чтобы понять, насколько распространилось заболевание, и выбрать тактику лечения.

Сейчас ее должны делать в следующих случаях:

  • при пораженных сигнальных лимфоузлах,
  • при выраженных клинических показаниях, когда до начала лечения есть пораженные лимфоузлы и они не исчезают после химиотерапии.

Вообще я о таких прецедентах слышал. Но есть правила, как обязан себя вести онколог — он должен обсуждать все возможные варианты с пациенткой. Органосохраняющая операция и мастэктомия обладают схожей эффективностью.

Выбирать, что ей будут делать, будет только пациентка. Если мы видим небольшую опухоль, то мы предлагаем оба варианта.

Женщины бывают разные. Они хотят разных вещей и по-разному относятся к своему организму, телу. Кто-то очень боится рака и настроена еще до визита к врачу все удалить, не всегда врач может переубедить.

Такие прецеденты должны уйти в прошлое, потому что сам пациент должен решать, что ему больше нужно, если врач не видит препятствий со стороны своих возможностей и онкологических познаний.

Частные клиники общего профиля также занимаются реконструкцией после удаления железы. Однако клиники эстетической медицины специализированно занимаются эстетической хирургией — подтяжкой и увеличением молочных желез.

Эстетикой с точки зрения реконструкции занимаются в основном в государственных крупных центрах. Эти операции входят в раздел государственного финансирования. Можно получить операцию по квотам, государство их оплатит.

Чаще всего имплантаты производятся в Америке. Сейчас стали появляться протезы из Кореи, Мексики, Германии и других стран. Какой имплантат достанется пациентке — зависит от того, что разыграно в тендере. Протезы пока не подвергаются импортозамещению.

Они все схожего хорошего качества, стерилизованы и запечатаны. По факту разницы между ними нет — такие же используют в частных клиниках пластической хирургии.

  1. Лимфорея (когда копится жидкость после имплантации) — необходимо пунктировать или дренировать;
  2. Кровотечения;
  3. Протрузии имплантатов (когда имплантат продавливает кожу на месте шва). От этого никто не застрахован, но наибольшие риски есть у пациенток после лучевой терапии — кожа истончается, нарушается ее кровоснабжение и риск осложнений увеличивается.
  1. липосакция, когда забирается собственная жировая ткань в шприцы и потом она пересаживается;
  2. использование лоскута из жировой ткани с сосудами.

Это разные по принципу операции и разные по результату, потому что лоскут позволяет сделать единомоментно полный объем молочной железы. Что же про липофилинг, то это, как правило, не больше 100-200 мл за один сеанс, а это редко когда позволяет полностью восстановить ткань молочной железы.

Органосохраняющие операции предполагают просто удаление опухоли из органа. Формат выполнения зависит от того, насколько большая зона удаляется и насколько женщина хочет косметически восстановить железу.

Можно ограничиться только удалением опухоли:

  • без пластики (с незначительной деформацией, не влияющей на качество жизни);
  • с пластикой лоскутами, восполняющими форму и объем (со спины, живота);
  • с онкопластикой — маскировкой операции под обычную пластическую операцию с помощью перемещения тканей. Это нужно тем, кто хочет неплохой косметический результат (если есть возможность сделать органосохранную операцию).

Если врач предлагает лоскутные пластики, то это тоже может быть исполнено в двух вариантах:

  1. если удалена кожа, то мы берем лоскут с других частей тела с кожей;
  2. если кожа не удалена, то мы можем взять только жир и эта операция часто эстетически выигрышная. Однако она технически сложная: занимает порой 7-8 часов, имеет немало осложнений и мало кто владеет навыками таких операций сейчас.

Показания для органосохраняющей операции — это ранние стадии — T1-T2 (в зависимости от вида новообразования), в том числе после предоперационной химиотерапии.

Фактически, органосохраняющую операцию можно выполнить и при большой опухоли (больше 5 см), просто от органа ничего не останется. Поэтому при больших опухолях мастэктомия целесообразнее.

Примечание: после органосохраняющей операции женщине всегда показан курс (или несколько) лучевой терапии. Теоретически, можно сделать органосохраняющую операцию и на 3-4 стадии, но это необходимо обсудить с врачом. Все зависит от того, какая опухоль у пациентки.

Когда размер опухоли 5 см и больше — в любом случае уйдет большая часть железы и называть операцию органосохраняющей будет уже неразумно. Почему назначается химиотерапия до операции?

Одна из причин — возможность прооперировать органосохранно. Чем меньше размер опухоли, тем меньший объем ткани нужно удалять и тем легче проходит операция. При органосохраняющих операциях можно сделать онкопластику — замаскировать операцию по резекции железы под пластическую операцию. Это будет выглядеть как подтяжка, хотя на самом деле у женщины удалили злокачественную опухоль.

Радикальная резекция не всегда обеспечивает лучший косметический результат по сравнению с мастэктомией.

Лучевая терапия нужна всегда, после нее может много эстетических нюансов:

  • истончение кожи
  • излишняя пигментация кожи
  • сокращение рубцов
  • деформация кожи от лучевого ожога.

К сожалению, все эти эффекты могут помешать эстетическому результату. Но это не отменяет то, что лучевая терапия всегда нужна после органосохранных операций.

Регионы и крупные города уже подтягиваются к Москве и Питеру. А столица и Петербург оперируют на том же уровне, что и западные коллеги. Сейчас общая тенденция – уменьшать объем операций, не делать сверхрадикальных вмешательств, то есть с удалением мышцы.

Если говорить о том, что происходит вне областных центров, то там до сих пор встречаются сверхрадикальные операции. Нужно понимать, что необходимость удаления всей опухоли — это столп всей онкохирургии

Обязательно сначала спросите врача: «Могу ли я сохранить грудь? Если нет, какие есть варианты реконструкции?»

Задача врача — обеспечить полной информацией. Он также должен обеспечить безопасность вмешательства — как онкологического, так и эстетического.

Пациентка приходит к своему онкологу, зная о своей стадии, желании удалить новообразование, страхах. Если она живет далеко и для нее будет проблематично наблюдаться после реконструкции, ей также нужно сказать об этом врачу. Если вы не уверены в своем враче, напишите другим врачам и уточните все.

  • На какой стадии заболевание?
  • Насколько это злокачественная опухоль, требует ли это дополнительного лечения?
  • Какой размер опухоли?
  • Перечислите симптомы: боли, втянутый сосок, гусиная кожа, покраснение и другие поражения кожи.

Все это может послужить критерием к вмешательству и стоит все это задавать своему врачу. Также стоит уточнить, возможна ли реконструкция.

Сохранить грудь — это технически даже проще, чем удалить полностью молочную железу. Однако пока не все и не везде могут делать реконструкции. Обычно происходит так, потому что немногие могут этому обучиться.

Такое бывает из-за дорогого обучения, у кого-то больница не может обеспечить оборудованием, в том числе протезами.

источник

Химиотерапия — один из основных методов лечения злокачественных опухолей. Химиопрепараты — лекарственные средства, которые уничтожают раковые клетки либо подавляют их размножение.

При планировании курса химиотерапии важно правильно подобрать препараты, их дозировки, частоту и продолжительность введения. От этого будет зависеть эффективность лечения, прогноз. Решением этих задач занимается команда, в которую входит онколог, химиотерапевт и другие врачи-специалисты.

В Европейской клинике возможно проведение всех видов химиотерапии, при раке любой стадии. Даже если излечение невозможно, активная терапия помогает продлить жизнь, дарит пациенту лишние дни, недели и месяцы, избавляет от мучительных симптомов, возвращает к активному общению с близкими. «Помочь можно всегда», — таков главный девиз Европейской клиники.

Сколько стоит курс химиотерапии в Москве? Вот основные факторы, влияющие на цену:

  • Условия, в которых проводится терапия. Химиотерапию можно проводить в стационаре или амбулаторно, также в Европейской клинике функционирует дневной стационар. Стоимость стационарного лечения несколько выше. При принятии решения о госпитализации в первую очередь нужно руководствоваться интересами пациента. В некоторых случаях провести эффективное лечение амбулаторно просто невозможно.
  • Стоимость химиопрепарата. Помимо оригинальных препаратов существуют дженерики: в их состав входит аналогичное действующее вещество, но отличается компания-производитель (зачастую их выпускают в другой стране), вспомогательные вещества, технология производства. Стоимость дженериков обычно ниже. В Европейской клинике применяются только оригинальные европейские и американские препараты с доказанной эффективностью.
  • Протокол, по которому проводится лечение. Для одного и того же типа рака может быть предусмотрено несколько разных альтернативных протоколов. Они предусматривают применение разных наборов препаратов. Естественно, различается и стоимость. Наши врачи придерживаются международных протоколов, в частности NCCN, о котором мы поговорим подробнее ниже.
  • Поддерживающая терапия и дополнительные процедуры. Перед курсом химиотерапии может потребоваться подготовка — она поможет снизить риск побочных эффектов и уменьшить их выраженность. Те же цели преследует поддерживающая терапия, которую проводят практически у всех больных, получающих химиопрепараты. Чтобы защитить волосы от выпадения, применяют устройство под названием «хладошлем». Если планируется длительный курс химиотерапии, пациенту под кожу подшивают инфузионную порт-систему — небольшой резервуар с мембраной, соединенный катетером с веной. Через мембрану при помощи специальной иглы вводят химиопрепараты.
  • Сочетание с другими методами. Химиотерапия — практически всегда часть комплексного лечения. Пациент может нуждаться в хирургическом лечении, лучевой терапии, таргетных, гормональных препаратах, в лечении асцита, плеврита и других осложнений. Иногда приходится прибегать к таким процедурам, как химиоэмболизация, радиоэмболизация, радиочастотная аблация и др. Обычно сложные, высокотехнологичные методы лечения требуются на поздних стадиях рака.

Химиотерапию проводят циклами. Пациенту вводят дозу одного или нескольких химиопрепаратов, затем следует «передышка» в течение нескольких дней или недель. Она нужна для того, чтобы здоровые ткани восстановились после действия химиопрепарата.

Продолжительность и количество циклов, общая продолжительность курса лечения могут быть разными. Это зависит от типа и стадии рака, особенностей химиопрепарата. Для многих препаратов достаточно однократных введений с перерывами. Некоторые нужно вводить несколько дней подряд. Другие требуют введения через день в течение определенного времени, затем следует передышка.

График введения химиопрепаратов должен быть таким, чтобы они приносили максимальную пользу, при этом вызывали минимум побочных эффектов.

При планировании лечения очень сильно помогает составление молекулярно-генетического «портрета» опухоли. Зная особенности строения раковых клеток на молекулярном уровне, можно подобрать оптимальные сочетания препаратов, которые хорошо подойдут именно для данного пациента.

Читайте также:  Как понять есть ли у меня рак молочной железы

Иногда бывает достаточно одного курса химиотерапии, в других случаях их приходится повторять многократно.

В зависимости от того, какие цели преследует лечение, выделяют разные виды химиотерапии:

  • Излечение (врачи-онкологи обычно употребляют другое слово — «ремиссия»). Иногда химиотерапия может быть основным и даже единственным методом лечения, который помогает уничтожить опухоль.
  • Комбинированное лечение рака. Чаще всего курсы химиотерапии сочетают с другими видами лечения: хирургическим, лучевой, гормональной, таргетной терапией. Адъювантную химиотерапию проводят после операции, она помогает уничтожить оставшиеся раковые клетки. Курсы неоадъювантной химиотерапии предваряют хирургическое лечение, они нужны чтобы уменьшить опухоль. Комбинация химиотерапии с лучевой терапией называется химиолучевой терапией.
  • Предотвращение рецидива. С этой целью химиопрепараты чаще всего используют после хирургического лечения.
  • Уменьшение опухоли, предотвращение её роста и облегчение симптомов. Эти задачи решает паллиативная химиотерапия. Её назначают в случаях, когда ремиссия невозможна. Врачи Европейской клиники берутся проводить курсы химиотерапии на любых стадиях рака, к нам часто попадают пациенты, которых отказались лечить в других клиниках.

План химиотерапии нужно составлять с учетом типа и стадии рака, возраста и состояния здоровья пациента, сопутствующих заболеваний, предшествующего лечения. Слишком малые дозы препаратов и короткие курсы не дадут нужного результата, а чрезмерное увеличение доз и продолжительности лечения приведет к тяжелейшим побочным эффектам, которые перевесят пользу терапии.

Опираясь только на свой личный опыт, врач не может назначить оптимальное лечение. Для этого существуют специальные протоколы химиотерапии. Они составлены на основании опыта многих врачей и результатов крупных международных клинических исследований.

Существуют разные протоколы химиотерапии. Врачи Европейской клиники руководствуются протоколами американской Национальной всеобщей онкологической сети (National Comprehensive Cancer Network, сокращенно NCCN), в которую входят 27 ведущих онкологических центров США.

Когда было принято решение следовать новым принципам, нам пришлось существенно перестроить работу. И это дало свои плоды: на данный момент показатели выживаемости пациентов Европейской клиники практически идентичны европейским и американским.

Химиопрепараты для лечения рака молочной железы обычно вводят внутривенно, в течение нескольких минут или более длительного времени. Средняя продолжительность цикла — 2–3 недели. Разные препараты могут вводить лишь однократно в начале цикла, или в течение нескольких дней, или через день. Адъювантная и неоадъювантная терапия могут в общем продолжаться от 3 до 6 месяцев.

В то время как на ранних стадиях обычно применяют комбинации разных химиопрепаратов, при распространенном раке молочной железы врач нередко назначает монотерапию одним препаратом.

Если опухоль имеет много рецепторов к прогестерону и эстрогену (является PR- и ER-положительной), к химиотерапии подключают гормональные препараты. При агрессивных быстрорастущих HER2-положительных опухолях прибегают к таргетной терапии.

Большинство препаратов для лечения рака легкого представляют собой раствор для медленного внутривенного введения. Некоторые применяют в виде таблеток. Продолжительность цикла чаще всего составляет 14, 21 или 28 дней.

При раке легкого проводят адъювантную и неоадъювантную химиотерапию, химиолучевую терапию. Некоторым пациентам показана таргетная терапия. Например, не так давно для лечения немелкоклеточного рака легких на территории России был зарегистрирован препарат Опдиво (ниволумаб).

При злокачественных опухолях матки применяют сочетания таких препаратов, как паклитаксел (Таксол), доксорубицин, карбоплатин, цисплатин. Чаще всего назначают 2 и более препаратов. Применяют химиолучевую терапию. Иногда после нескольких циклов химиотерапии опухоль облучают, после чего снова следует химиотерапия.

Курс химиотерапии при злокачественных опухолях яичников состоит, как правило, из 3–6 циклов. Применяют чаще всего сочетания препаратов платины (цисплатин, карбоплатин) с паклитакселом, доцетакселом. Обычно лекарства вводят внутривенно через каждые 3–4 недели.

При раке желудка проводят адъювантную, неоадъювантную химиотерапию. При метастатическом раке химиотерапия может стать основным методом лечения, призванным уменьшить размеры опухоли, замедлить её рост, избавить пациента от мучительных симптомов и повысить качество жизни.

Как правило, химиопрепараты при злокачественных опухолях желудка вводят внутривенно или принимают в виде таблеток. Обычно циклы продолжаются по 14, 21 или 28 дней.

При раке ободочной и прямой кишки проводят адъювантную, неоадъювантную, на поздних стадиях — паллиативную химиотерапию. Циклы составляют 2–4 недели. Их количество зависит от стадии опухоли и препаратов, как правило, пациент получает несколько циклов.

В большинстве случаев химиопрепараты представляют собой жидкие растворы для внутривенного введения. Для лечения метастазов в печени, которые нередко выявляются при распространенном раке кишки, проводят регионарную химиотерапию: препараты вводят в печеночную артерию (интраартериально). Также прибегают к химиоэмболизации, радиоэмболизации, радиоволновой аблации.

В Европейской клинике вам будут назначены только те методы лечения, которые необходимы в вашем случае. Наша главная цель: использовать все необходимые ресурсы, чтобы добиться наилучшего эффекта. В идеале — ремиссии, а если это невозможно, мы стараемся максимально продлить жизнь пациента и обеспечить её максимально высокое качество.

источник

От чего зависит стоимость химиотерапии? Сколько стоит курс химиотерапии при раке молочной железы? В чем преимущество проведения химиотерапии в частной клинике? Узнайте подробнее

Дать точный ответ на вопрос, сколько стоит курс химиотерапии, может только онколог-химиотерапевт на первичной консультации.

Стоимость химиотерапии при онкологии напрямую зависит от препаратов, которые подбираются индивидуально, исходя из типа опухоли, стадии заболевания, состояния пациента и наличия или отсутствия предшествующей линии химиотерапии.

Цена 1 курса химиотерапии при раке молочной железы будет отличаться от стоимости лечения при раке желудка или колоректальном раке. Фиксированной остается цена на услугу — 3 600 руб. за введение химиопрепаратов.

Также цена химиотерапии при раке определяется количеством курсов и дозировкой цитостатиков — всю эту информацию подробно рассказывает, а затем рассчитывает стоимость лечения только онколог-химиотерапевт на консультации.

Мы тщательно выстраиваем отношения с поставщиками, дистрибьюторами и фармкомпаниями, чтобы получить лучшие закупочные цены и сохранить оптимальную стоимость одного сеанса химиотерапии, а также всех остальных услуг нашей клиники.

Мы используем только оригинальные препараты и качественные расходные материалы, чтобы химиотерапия была эффективной, безопасной и комфортной.

Химиотерапия — один из ведущих методов лечения онкологических заболеваний, но не единственный. Общая стоимость лечения рака определяется методами, которые можно применить в каждом конкретном случае, количеством курсов и продолжительностью терапии.

Чтобы узнать стоимость лечения онкологии в вашем случае, пожалуйста, запишитесь на прием онколога по телефонам: +7 (812) 952-83-73, +7 (812) 318-59-90.

Спасибо за обращение в наш онкологический центр.
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время.

Мы рассчитали приблизительные цены на химиотерапию при следующих нозологиях (включая все препараты и услугу):

    Стоимость химиотерапии при раке молочной железы:

Рак молочной железы II стадии — от 15 т.р. до 18 т.р / курс;
Рак молочной железы III стадии — от 15 т.р. до 51 т.р. руб / курс;
Рак молочной железы IV стадии — от 18 т.р. до 60 т.р. / курс;

* Стоимость лечения рака молочной железы при назначении таргетной терапии может быть рассчитана только на консультации онколога-химиотерапевта.

Стоимость химиотерапии при раке легкого:

Рак легкого НЕмелкоклеточный (80% случаев) — от 30 т.р. до 36 т.р. / курс;
Рак легкого другого типа включает многочисленные комбинации препаратов, поэтому точная стоимость рассчитывается на первичной консультации онколога-химиотерапевта;

* Программа лечения рака легких с применением иммунотерапии или таргетной терапии также рассчитывается на первичном приеме онколога.
Стоимость химиотерапии при колоректальном раке:

Колоректальный рак II стадии — от 18,5 т.р. / курс;
Колоректальный рак III стадии — от 18 т.р. до 46,5 т.р. / курс, в зависимости от состояния пациента и сопутствующих заболеваний;
Колоректальный рак IV стадии — от 40 т.р. до 60 т.р. / курс, подбирается индивидуально в зависимости от состояния больного;

Стоимость химиотерапии при раке яичников:

Цисплатин + Эндоксан — от 13,8 т.р. до 18,5 т.р. / курс;
Цисплатин + Таксол — от 21,8 до 28 т.р. / курс;
Таксол + Карбоплатин — от 29,8 до 37 т.р. / курс.

Информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой. Цена химиотерапии при указанных заболеваниях приведена полностью за 1 курс при стандартной сопроводительной терапии. Для получения подробной информации и записи на прием к онкологу, пожалуйста, позвоните по телефонам клиники: +7 (812) 952-83-73, +7 (812) 318-59-90, +7 (981) 864-20-27.

источник

Ежегодно на лекарственное лечение рака в мире тратится более 100 млрд долларов – борьба с онкологическими заболеваниями требует наибольших расходов в любой стране. При этом мировая наука каждый год сообщает о новых «прорывах» в создании противоопухолевых лекарств: уже рутинной становится таргетная терапия, направленная на определенные «мишени» в опухолях, и регистрируются препараты, способные – в противостоянии раку – вернуть силы иммунной системе самого больного. Но каждое новое лекарство, как правило, на несколько порядков дороже предыдущего, и подчас стоимость только одного введения препарата достигает десятков тысяч долларов.

Международная конференция Oncoday, ежегодно на один день собирающая в одном месте крупнейших экспертов в лечении рака, на этот раз прошла в нашем городе. Одно из заседаний было посвящено очень сложной проблеме – лечению метастатических форм колоректального рака. По распространенности он занимает сегодня второе место – после рака легких у мужчин и рака молочной железы у женщин.

Метастатическая форма – это, увы, уже поздняя стадия заболевания. Тем не менее за столом экспертов собрались не только химиотерапевты и молекулярные генетики, но и хирурги. Дело в том, что метастазы опухоли, например, в печени можно успешно оперировать, а уже затем назначать пациенту химиотерапию. Правда, это возможно лишь при так называемом мультидисциплинарном подходе: «После операции надо быстро подключать химиотерапию», – подчеркнул в своем докладе французский профессор и хирург Рене Адам, а его коллега из Мюнхенского университета профессор и химиотерапевт Волкер Хайнеман заметил, что очень важно понимать, с каких препаратов начинать лечение, а для этого необходимо изучить молекулярное строение опухоли и по возможности найти мутации, с чем под силу справиться хорошим генетикам.

С гордостью заметим, что в нашем городе подобные команды врачей есть, а единственный петербургский участник международного заседания экспертов профессор Евгений Имянитов как раз и возглавляет лабораторию, где делают анализы практически на все открытые сегодня онкомутации. Проблема для Петербурга, в общем-то, может свестись к одному: по мнению западных экспертов, уже в первый курс химиотерапии метастатических опухолей должны входить те самые таргетные препараты – моноклональные антитела. Стоимость же одного такого курса «мабов» может достигать сотен тысяч рублей, а выделяемые государством суммы, как мы знаем, весьма скромны. Вот откуда возникают разговоры о продаже квартиры для оплаты лечения.

Но важно понимать: даже при использовании самых современных и супердорогих препаратов при лечении метастазированного рака речь не идет о полном излечении. Онкологи продлевают жизнь пациентам когда на годы, а когда – лишь на месяцы (хотя и это уже считается большим достижением).

На состоявшемся в конце июня в Петербурге очередном заседании Отечественной Школы Онкологов, как раз посвященном мультидисциплинарному подходу к лечению рака, собравшихся удивил директор онкологической клиники из Башкортостана член Общественной палаты РФ профессор Шамиль Ганцев. Он уверенно заявил, что значимость хирургии в противоонкологическом лечении постепенно будет уступать место лекарственной терапии. Это связано, по его мнению, во-первых, с развитием IT-технологий, когда от рутинных «ручных» методов выполнения операций совершается переход к вмешательствам, которые полностью рассчитываются и выполняются роботизированной компьютерной техникой. А во-вторых, сегодня и в мире, и в нашей стране самый активный раздел научных исследований связан именно с поиском новых химических и биологических препаратов в онкологии.

Хирурги, сидевшие тогда в зале, снисходительно улыбались, слушая Ганцева, но важность лекарственной терапии никто оспаривать не стал. Другое дело, насколько ее потянет российский бюджет?

Уже на другой петербургской конференции – «Рациональная фармакотерапия в онкологии» – главный химиотерапевт города директор Санкт-Петербургского онкологического центра Владимир Моисеенко уточнил, что количество пациентов, получающих таргетную терапию, в Петербурге, несомненно, растет. Но подавляющее большинство все же «ограничены» базисной химиотерапией и недорогой гормонотерапией.

«Цена химиотерапии – проблема не только для нас, работающих в условиях ограниченного финансирования, – подчеркнул профессор Моисеенко. – Это вопрос без ответа для всего мира. Дело в том, что опухоли гетерогенны, то есть очень отличаются не только у разных пациентов с одним диагнозом. Молекулярно-генетическое изучение показало, что если взять клетки из разных участков одной и той же опухоли, они отличаются практически всегда! Как определить, что именно является мишенью для лекарства?»

Недавно мировой медицинской общественности был представлен новый препарат, который перекрывает так называемый сигнальный путь в опухолевой клетке и останавливает ее рост. Результаты, как, впрочем, и цена лекарства (более 20 тысяч евро за одно введение), поражают. Но, как показали молекулярные генетики, большинство опухолей очень «умные» и имеют несколько сигнальных путей.

Читайте также:  Как понять что у вас рак молочной железы

Немудрено, что у многих врачей, даже у онкологов, возникает некий скепсис – мол, зачем вообще тратиться на бесполезное, но очень дорогое и токсичное лечение? «Это неверно, – уверен Владимир Моисеенко. – Конечно, мы часто упираемся в неподъемную стоимость препаратов, но прогресс несомненно есть: некоторые опухоли стали излечимы, и мы значительно продлеваем жизнь пациентов. В целом 5-летняя выживаемость увеличилась с 25% до 50%, а при некоторых опухолях мы практически приближаемся к 100%».

В Петербурге рассчитали потребность в лекарствах, исходя из европейских стандартов, поскольку российские так и не приняли. Оказалось, городу необходимо 6 млрд рублей в год, а городской бюджет смог выделить только 1,5. Конечно, Москва и Московская область могут позволить себе суммы более солидные, но большинство российских городов не имеет и того, что смог выделить на онкологию Питер.

И спасибо химиотерапевтам страны из общества RUSSKO, которые ежегодно издают рекомендации, в основе которых лежат международные стандарты, адаптированные к нашим условиям.

«Мы предлагаем базисный объем исследований и лечения, ниже которого падать уже нельзя. Если же учреждение может купить дорогие препараты, то примет решение самостоятельно», – заметил профессор Моисеенко. В Петербурге также были разработаны специальные протоколы лечения – тактика, основанная на выделенных деньгах.

«Поскольку обязательных стандартов в стране так и не было принято, у нас одних недолечивают, а других, наоборот, перелечивают. Я недавно консультировал супругу одного регионального руководителя, которая, бедная, получает то, что никакой американской пациентке не прописали бы: все неэффективно, но очень дорого. На лекарства для нее тратятся буквально все ресурсы этого региона», – печально констатировал директор Онкоцентра.

Присутствовавший на конференции клинических фармакологов Петербурга московский эксперт Давид Мелик-Гусейнов заметил, что денег на лекарства в будущем будет только не хватать. Поскольку не за горами пик смертности рожденных в 1950-е годы, когда страна переживала послевоенный беби-бум. «Это самая большая когорта населения, и спрос на лечение онкологических заболеваний несомненно возрастет, – подчеркнул эксперт. – Готовы ли мы к этому? По-моему, назрел нескромный диалог между профессиональным сообществом и пациентом – о пороге готовности больных платить за лечение. И для этого нам необходим противораковый закон, подобный тому, какой был принят в США, где предусмотрены все аспекты преодоления этой беды».

По мнению Мелик-Гусейнова, именно Петербург может выступить инициатором и начать проработку такого закона.

Можно ли вообще предотвратить появление рака? На этот вопрос однозначного ответа ученые дать не могут, поскольку весомую роль в развитии недуга играет наследственная предрасположенность. Тем не менее во многих многолетних научных исследованиях доказана профилактическая роль многих продуктов питания и некоторых факторов образа жизни.

Прежде всего необходимо двигаться! И не «вечерами после работы в фитнес-центрах», а постоянно. Ученые из Института Alberta Health Services-Cancer в Канаде доказали, что рак груди и кишечника, а также рак легких и простаты относятся к таким типам опухолей, развитие которых зависит от физической активности. Специалисты рекомендуют делать небольшие перерывы во время работы, отрываясь от стула и выполняя несложные упражнения. Для предотвращения многих наиболее распространенных типов рака, по мнению ученых, необходима ежедневная прогулка продолжительностью не более 30 минут.

Не меньшее значение, по мнению ученых, имеет здоровый сон. В ходе исследования американские врачи проанализировали режим и качество сна у 1240 пациентов и выяснили, что у тех, кто спит меньше шести часов в сутки, риск возникновения так называемой колоректальной аденомы, способной перерасти в рак толстой кишки, на 50% выше, чем у тех, кто спит семь и более часов. Причем у женщин зависимость частоты заболевания от количества сна была сильнее. Специалисты считают, что рак возникает из-за нарушения выработки мелатонина – гормона, влияющего на восстановление ДНК.

И, конечно, наибольшее количество советов онкологи дают в области питания. Например, весьма полезно пить зеленый чай. Он чрезвычайно богат полифенолами, или катехинами, которые обладают очень сильной антиоксидантной активностью (она в 25 и 100 раз выше, чем у витаминов Е и С, соответственно). Наблюдая в течение 10 лет за 8552 жителями города Иошими, ученые обнаружили, что у тех из них, кто потреблял ежедневно 10 и более чашек зеленого чая, опухоли возникали значительно позже, чем у пациентов, употреблявших менее 3 чашек в день. К тому же зеленый чай снижает риск возникновения опухолей легкого, толстой кишки, печени и желудка.

Исследователи из университета в Кливленде (штат Огайо в США) считают, что зеленый чай не помешает дополнить отваром ромашки, в которой содержится вещество апигенин, способное останавливать размножение раковых клеток. Помимо ромашки апигенин можно найти в сельдерее и петрушке, а также в некоторых овощах и фруктах. Ученые обратили внимание, что при средиземноморской диете человек поглощает наибольшее количество апигенина.

Также в профилактике рака весьма полезна брокколи. Благодаря этому сорту капусты в организме человека повышается выработка защитного фермента сульфорафана. Это вещество синтезируется, если в организме достаточно другого фермента – глюкорафанина, как раз в избытке содержащегося в обычной брокколи. Действие сульфорафана до конца не изучено учеными, но, скорее всего, он также способен поддерживать высокий уровень антиоксидантов.

Специалисты из Университета Шанхая пришли к выводу, что развитие рака печени можно остановить, если употреблять в пищу продукты, содержащие большое количество витамина Е. А это курага, кедровые орешки, миндаль и арахис.

Вот и примерное «антираковое» меню: супчик из брокколи, горсть орехов и сухофруктов с чашкой зеленого или ромашкового чая.

«Конечно, мы часто упираемся
в неподъемную стоимость препаратов,
но прогресс несомненно есть:
некоторые опухоли стали излечимы,
и мы значительно продлеваем жизнь пациентов.
В целом 5-летняя выживаемость увеличилась
с 25% до 50%, а при некоторых опухолях
мы практически приближаемся к 100%».

Владимир МОИСЕЕНКО,
директор Санкт-Петербургского онкологического центра

источник

На сегодняшний день нужно понимать важный факт: онкологический диагноз не приговор. Онкологическое заболевание на локализованной стадии возможно вылечить, и даже при распространенной стадии с наличием метастазов – пациенту можно помочь.

Как проходит химиотерапия в МИБС?

При первом обращении в клинику после знакомства с онкологом — химиотерапевтом отделения общей онкологии и химиотерапии пациент получает подробные объяснения о характере развившегося заболевания, возможностях более глубокой диагностики, наиболее актуальных методах лечения на момент беседы.

Часть пациентов дообследуется на новейших томографах, выполняя по показаниям:

— МРТ брюшной полости и малого таза;

— ПЭТ/КТ с 11С-метионином, ПЭТ-КТ с 18F-дезоксиглюкозой.

В случае необходимости наши врачи проводят пересмотр образцов опухолевой ткани для уточнения диагноза (второе мнение), а также выполняется иммуногистохимическое исследование.

Химиотерапия – это использование с лечебной целью лекарственных средств, тормозящих рост и развитие или необратимо повреждающих опухолевые клетки.

Химиотерапевтические препараты – обширная группа лекарственных препаратов, представленная веществами природного происхождения, антибиотиками, синтетическими препаратами.

Механизм действия химиопрепаратов заключается в воздействии на клетки, находящиеся в состоянии деления. Т.к. опухолевые клетки делятся часто, то они и попадают в зону действия препаратов.

Если для лечения используют один препарат, это называется Монохимиотерапия.

Если используется комбинация препаратов – Полихимиотерапия.

Для получения максимального эффекта режим полихимиотерапии включает в себя препараты с одинаковой противоопухолевой активностью, в большинстве случаев влияющие на разные фазы деления клеточного цикла. Таким образом, повышается вероятность гибели большего количества клеток рака.

Часто вместе с химиотерапией используются таргетные препараты, также активно изучается использование химиопрепаратов и иммуноонкологического подхода.

Если вам назначили проведение курса химиотерапии, каким он может быть?

При локализованных стадиях (в случае отсутствия признаков отдаленного метастазирования):

  • Неоадъювантная химиотерапия, целью которой является:
    • Уменьшение размеров опухоли для последующего уменьшения объема хирургического вмешательства, повышение вероятности выполнения органсохраняющей операции
    • Получение данных о лекарственном патоморфозе (выраженности воздействия противоопухолевых препаратов на клетки рака) — информации, необходимой для последующего назначения адъювантного курса лекарственной терапии
  • Адъювантная химиотерапия, носящий профилактический характер, целью которой является:
    • Уменьшение вероятности возврата болезни (рецидива)
    • Применяется после радикального (направленного на полное удаление опухолевой ткани) хирургического вмешательства

Химиотерапия, часто используется одновременно с лучевой терапией для повышения её эффективности (радиосенсибилизирующее действие).

При распространенной стадии (в случае выявления отдаленного метастазирования – поражение опухолевыми клетками удаленных от первичного очага органов и тканей):

  • Паллиативная химиотерапия, целью которой является:
    • Контроль над опухолевым процессом – ситуация, при которой удается замедлить или прекратить рост, распространение, а в ряде случаев ликвидировать все клинические проявления заболевания
  • Симптоматический режим, целью которого является:
    • Контроль над симптомами заболевания – когда с помощью химиотерапии удается уменьшить размер опухолевых очагов и таким образом уменьшить или полностью ликвидировать боли или другие проявления, вызванные особенностями локализации и конфигурации первичной опухоли и отдаленных метастатических очагов.

Химиотерапия применяется в виде:

  • Таблеток
  • Внутривенных и подкожных инъекций
  • Внутриартериальных введений
  • Внутриполостных введений (брюшная и плевральная полость, мочевой пузырь).

Выбор между тем или иным способом введения препарата зависит от вида опухоли, степени её распространения и индивидуальных особенностей пациента.

Химиотерапия может проводиться:

  • В стационаре
  • В дневном стационаре
  • Амбулаторно

Прежде чем начать лечение, врач обязательно подробно расскажет о рекомендуемой схеме терапии, ее возможностях и ограничениях, ответит на все интересующие вопросы пациенту и его родственникам.

источник

Отделение химиотерапии онкоцентра ЛДЦ МИБС соответствует современным американским и европейским стандартам. Врачи центра активно сотрудничают с ведущими химиотерапевтами из Европы и США. При выборе оптимальной схемы могут привлекаться онкологи международного класса.

Врачи онкологи центра могут составить схему лечения, соответствующую мировым стандартам. Возможно вы уже прошли где-то обследование, и имеете на руках схему терапии. Центр сможет провести любое современное лечение, назначенное как отечественными, так и зарубежными экспертами, если оно не противоречит официальным стандартам:

  • химиотерапия ;
  • гормонотерапия ;
  • иммунотерапия .

Для выполнения процедуры используются программируемые дозаторы (инфузионные насосы). Данное оборудование гарантирует высокоточное и равномерное введение и выведение препаратов.

Пациенты могут проходить лечение как со своими препаратами, так и c препаратами, предоставленными центром. При онкоцентре есть собственная клиническая и биохимическая лаборатория, свое отделение патоморфологии.

Программа лечения может проводится как стационарно, так и амбулаторно, посещая онкологический центр только на саму процедуру.

  1. Запись на лечение осуществляется на приеме у химиотерапевта. На консультацию необходимо записаться заранее.
  2. Во время консультации врача согласовывается схема терапии и назначаются даты прохождения курса.
  3. В назначенный день пациент прибывает в онкоцентр. В зависимости от состояния пациента, во время лечения он может находится в центре круглосуточно или приезжать только на сеансы.

Запись на консультацию и справки по телефону

Стоимость складывается из услуги по проведению процедуры и цены препаратов. В свою очередь цена процедуры зависит от времени проведения сеанса.

Стоимость сеанса химиотерапии в ЛДЦ МИБС в Песках
Услуга Стоимость
Инфузия химиопрепаратов; постановка катетера в периферическую вену (без учета стоимости препаратов) 3300 руб.
Инфузия препаратов, не относящихся к химиотерапии; постановка катетера в периферическую вену (без учета стоимости препаратов) 1700 руб.
Постановка инфузомата (инфузионного насоса) 2400 руб.
Условия получения скидки Скидка
Медицинским работникам при предъявлении удостоверения 10%
Пациентам отделения онкологии ЛДЦ МИБС 5%

Врач-онколог, заведующий отделением общей онкологии и химиотерапии.

Является сотрудником отделения онкологии ЛДЦ МИБС с 09.2014. Работает по специальности с 2006 года. Специализируется на химиолучевых программах терапии при опухолях головы и шеи, пищевода, головного мозга, легких, прямой кишки.

Работает по специальности с 2001 года. Специализируется на комплексном и лекарственном лечении солидных опухолей. Кандидат медицинских наук, автор 26 публикаций, в том числе опубликованных в зарубежных изданиях и справочниках. Член Российского общества клинической онкологии (RUSSCO), Европейской Ассоциации Медицинских Онкологов (ESMO), комитета молодых онкологов ESMO.

Записаться на первичную консультацию вы можете по телефону:

Адрес: 197758 , Санкт-Петербург, пос. Песочный , ул. Карла Маркса, д. 43 , «Центр радиохирургии, лучевой терапии и общей онкологии» ЛДЦ МИБС.

Уважаемые специалисты онкоцентра! Спасибо вам за работу и неформальное отношением к своим пациентам. Буквально с порога меня окружили вниманием и позитивными эмоциями, начиная с улыбок администраторов Эльнары Савельевой, Анастасии Курсовой, Моисеевой Анны и заканчивая общением с заведующим отделением химиотерапии. Его профессионализм, уверенность в своих силах и своих специалистах заставили поверить в благополучный исход и практически свели на нет страх перед лечением. Доктора Е.И. Соколова и Е.К. Кушнирук находят время для постоянной поддержки и помощи, не оставляют без внимания ни одну жалобу. Самая искренняя благодарность за терпение, человечность, бережное отношение к пациентам, желание помочь и умение это сделать. Будьте здоровы, успешны, счастливы и лечите людей! Вместе с вами мы справимся!

Бесплатная онлайн консультация

Чтобы сразу получить подробную консультацию ведущих онкологов, загрузите имеющиеся у вас документы: выписки, результаты ПЭТ КТ, МРТ, КТ, онкомаркеры.

источник