Меню Рубрики

Истории людей победивших рак молочной железы

Ирина Боровова 45 лет руководитель Ассоциации пациентов «Здравствуй!» ремиссия 2 года

Люди по‑разному относятся к пережитому заболеванию. Есть те, кто пытается забыть лечение как страшный сон. А есть те, кто, пройдя через болезнь, решает сделать этот опыт важной частью своей жизни и помогать другим. Большинство таких людей становятся волонтерами. Ирина Боровова после лечения возглавила Ассоциацию онкологических пациентов «Здравствуй!», работает с врачами, фондами, законодателями и СМИ по всей стране.

Она всегда была очень общительная, энергичная, неравнодушная, но главное — могла и умела взять на себя ответственность за других.

Родив двоих малышей, пошла волонтером помогать в детском доме и почти сразу сказала мужу, что хотя бы одного ребенка оттуда надо забрать. Забрали и забеременели: рожать, конечно, всегда же мечтали о большой семье. С четырьмя детьми на руках 10 лет назад Ирина подумала, что другим людям в ее ситуации может быть очень тяжело и им нужна ее помощь. «Семьи с приемными детьми или детками с инвалидностью часто оказываются в изоляции. Вот мы и решили создать организацию, чтобы друг другу помогать». Организацию назвали «Наши дети».

«Конечно, ни о каком раке я в свои 40 лет не думала. Да и откуда ему взяться? Я столько детей родила и кормила всех, жизнь моя более чем активная, сидеть просто некогда, лишнего веса не было тогда, вредных привычек тоже. Это потом уже выяснилось, что у меня генетическая предрасположенность к раку молочной железы, причем, как и у мамы моей. А вот у дочки этого гена нет — мы ее проверили тоже». «Я борюсь за то, чтобы пациенты лучше знали о своем заболевании и о методах лечения, которые им нужны. Для этого наша ассоциация сделала сайт, издаем буклеты, проводим конференции, на которые приглашаем самых именитых врачей».

К этому убеждению Ира пришла потому, что два неверных врачебных решения дважды могли бы ее погубить.

Сначала хирург, который обнаружил у нее маленькую опухоль, хотел вырезать ее и ограничиться базовыми анализами и лучевой терапией, потому что стадия была ранняя. И эта тактика, скорее всего, стоила бы Ирине жизни, потому что опухоль была крайне агрессивная.

«Мне повезло, перед операцией я поменяла врача и попала к Александру Валерьевичу Петровскому. Он настоял на полном обследовании и всех возможных анализах». В итоге ей составили такой план лечения, что и до, и после операции была химиотерапия, таргетная терапия, всего 29 курсов — это очень-очень много, — и радикальная мастэктомия, причем двусторонняя, потому что при таком раке, как у Иры, вероятность развития опухоли во второй груди очень велика. Вторая же врачебная ошибка была, когда после операции ее направили на химию по месту жительства. Районный онколог посмотрел ее документы и сказал, что не видит смысла продолжать лечение — 4 курса позади, вот и отлично. И Ира запаниковала.

«Я пошла в Мосгордуму в платке, бледная и со всеми свидетельствами о рождении детей. Хлопнула документы на стол и сказала, что если вы меня не пролечите, я умру, и вы будете платить пенсию по потере кормильца всем моим детям», — наверное, я была очень отчаянна и категорична, а может, просто люди были нормальные, но лечение мне провели в полном объеме».

Борьба с врачами и чиновниками была выиграна. Но это Ира и ее темперамент, ее сила воли и желание жить, а многие другие пациенты поверили бы врачу и погибли бы. Поэтому сейчас такие вопросы пациентам в ее ассоциации помогает решать юрист. Когда лечение подошло к концу, Ире предложили возглавить всероссийскую Ассоциацию онкологических пациентов «Здравствуй!», при этом слоган выбрали самый емкий: «Будем жить!».

Наталья Лошкарева 49 лет ремиссия 4 года

Если описать Наталью Лошкареву в двух словах, то это эффектная и энергичная. Она успела пожить в Испании и на Канарских островах, вышла замуж по большой любви, родила и вырастила дочь Дарью, вылечила от рака маму.

«В последние годы работала все время руководителем, сама себе хозяйка. Никакой скучной офисной работы с девяти до шести. Поездки, встречи с людьми — я всегда жила интересно».

Вечером 25 мая 2013 года Наталья с мужем лежа смотрели фильм. Вокруг расположились домашние любимцы: дома у Лошкаревых живут шесть собак — померанские шпицы и чихуахуа. И вдруг муж, положив Наталье руку на ребра, обнаружил у нее под грудью что-то твердое. «Не выдумывай, это кость», — ответила жена, но все же решила осмотреть себя в ванной. Стоя ничего не прощупывалось. Но стоило Наталье лечь, она сразу поняла, о чем говорил супруг: под грудью ощущался шарик размером с виноградину. Стоя заметить его было невозможно, как и во время маммографического исследования. На следующий день Наталья ехала к маммологу.

Отсидела в очереди целый рабочий день и ворвалась в кабинет врача с почти торжествующим криком: «Я у себя рак нашла!» И услышала в ответ: «Наташа, это полная ерунда! У вас психопатия и канцерофобия». Добиваться УЗИ пришлось с боем: напористая пациентка сказала, что просто не двинется с места, пока ее не обследуют. Врач сдалась. «Вы не думайте, я в обморок не упаду, говорите все, как есть», — отреагировала Наталья на изменившиеся лица медиков во время ультразвукового исследования.

«Самое страшное, когда узнаешь диагноз, — пережить две недели обследований», — говорит Наталья. Она ходила по коридорам, смотрела на людей на каталках и периодически порывалась сбежать. Посетила штатного онкопсихолога, но легче не стало: по словам Натальи, психолог вывалила на нее сразу все подробности того, как она поправится на гормонах и облысеет от химиотерапии, а также призвала «не делать вид, что вы молодая девочка, и спуститься с небес на землю». Наталья уже задумывалась о том, что если стадия окажется серьезной, а лечение мучительным, не лучше ли «поискать рецепт какой-нибудь, чтоб уснуть и не проснуться».

Все изменила случайная встреча в коридоре онкоцентра. В очереди на диагностическую процедуру женщины обсуждали, что после мастэктомии плохо будет действовать рука, и гадали, каких еще ждать осложнений.

«И я вижу рядом девушку: в обычной одежде, накрашенная, с рюкзачком. Лет 35 ей, стоит, держит карту».

Незнакомка вмешалась в спор про отнимающиеся руки: «Вообще-то мне 10 дней назад удалили две груди, а сегодня я иду домой». — «Как же вы накрасились, оделись?» — «Руками, не голой же идти», — усмехнулась пациентка. И тут меня как по башке ударило. Вот передо мной человек — здоровый, веселый, красивый и домой идет! И ничего у нее не отвалилось. После этого мои метания прекратились: стала проходить все анализы и готовиться к операции. Решила, что буду жить и буду лечиться».

Перед операцией, признается Наталья, ее больше волновало, не как все пройдет, а что делать с длинными, до талии, волосами. В итоге в последний момент сбежали с дочерью в ближайший салон красоты и сделали прическу — заплели вокруг головы много тугих косичек, чтобы не нужно было ни мыть, ни расчесывать. Врачи сделали Наталье мастэктомию с одномоментной пластикой груди, руководил операцией заведующий отделением реконструктивной и пластической онкохирургии Владимир Соболевский.

Химиотерапию — курс из 6 циклов — Наталья переносила из рук вон плохо

«По пять дней после капельницы я просто жила в ванной комнате. Расставляла там тазики на разной высоте и лежала на теплом полу. Выворачивало наизнанку, казалось, все внутренние органы поднимались — но не рвало. Это было невыносимо». Потом начинался «гормональный жор»: зверский аппетит, и отеки были побочным эффектом премедикации гормональным препаратом дексаметазоном. Волосы Наталья впервые в жизни постригла перед началом химиотерапии: опытные пациентки предупредили ее, что у обладателей густых тяжелых волос жутко болит голова — ощущение такое, что каждый волос налился свинцом и тянет вниз. Заранее купила хлопковые шапочки всех цветов и фасонов и несколько париков.

«Когда волосы выпали и муж меня побрил, я сначала попробовала парик носить. А он такой колючий, такой неудобный! Тогда я придумала такую штуку, ее надо просто запатентовать. Съездила в торговый центр, купила резинки из волос — знаете, бывают такие, любого тона можно найти — разрезала их и подшила снизу к шапочке. Сделала так красиво, по‑разному их укладывала — мне даже другие больные не верили, что это просто шапочка!» Шапочек и пришитых к ним причесок было множество, Наталья тщательно подбирала образ, собираясь на очередной сеанс химиотерапии.

Потом волосы стали понемногу отрастать и оказались пепельно-белыми: «Всегда мечтала о таком цвете, но оказался совершенно не мой!»

Вскоре пигмент вернулся, волосы опять стали русыми. Еще через пару недель Наталья проснулась кудрявой. «Я все эти перемены воспринимала как подарок! Такие возможности для экспериментов, столько образов можно на себя примерить! Просыпаюсь, и — бах — кудри! Бах — у меня рыжие волосы!»

Потом была лучевая терапия — 25 сеансов, а через год — повторная операция, пластическая: нужно было поменять имплант и немного уменьшить здоровую грудь, что-бы не было асимметрии. Еще через полгода Наталья снова оказалась в больнице: все это время генетики пытались найти у нее мутацию и, наконец, обнаружили. На этот раз удалили молочную железу второй груди и яичники. «Когда мне делали вторую операцию, я познакомилась в больнице с Ириной Борововой, и мы решили создать ассоциацию «Здравствуй!». Идею подала лечащий врач. Она говорила: «Наташа, мы тут от вас устали, конечно, но вашу энергию нужно направлять в мирное русло!»

«Главное, чему научила меня болезнь, — не сдаваться, найти своего врача и полностью пройти весь этот тернистый путь лечения, — рассуждает Наталья. — И вы поправитесь, сегодня рак — не приговор!»

Утро Наталья начинает с прогулки в парке со своими шестью собаками, днем ездит по делам ассоциации, по вечерам ходит то на уроки балета, то на занятия сальсой. Недавно взяла с собой на танцы 72-летнюю маму, и она была в восторге!

Каждые пять минут у Натальи звонит телефон: кому-то нужна помощь, кому-то хочется посоветоваться, кто-то просто звонит обсудить новости и узнать, как дела.

«Знаете, почему я сейчас занимаюсь волонтерством, встречаюсь с людьми, участвую во всех конференциях, мероприятиях? Потому что я очень хорошо помню и понимаю, насколько нужны такие люди. Которые расскажут, что у них было то же самое — и они живут, и волосы у них отросли, и все хорошо. До сих пор помню лицо той девушки из онкоцентра и благодарна ей бесконечно. Она была реальная, живая и перевернула все мое мировоззрение».

Наталья Заботкина 46 лет ремиссия 3 года

О своем диагнозе, по словам Натальи, она предпочла бы узнать пораньше: когда опухоль обнаружили, она была уже около 2,5 см и росла в организме три-четыре года. В 2015 году Наталья работала в крупном проектном институте экономистом и жила обычной жизнью: дружная семья, хорошие подруги, родители-пенсионеры, взрослый сын.

О своем здоровье Наталья заботилась и к маммологу ходила регулярно.

Еще в 20 лет с небольшим ей удалили кисту из груди и рекомендовали наблюдаться каждый год, что она и делала. Но когда на очередном приеме сообщила врачу, что у нее увеличились лимфоузлы, тот не придал этому значения: «Воспаление». И выписал какие-то таблетки. «Лимфоузлы уменьшились, но стала видоизменяться грудь: «разделилась» пополам, как будто ее внутрь что-то тянет, втянулся сосок. Это, конечно, уже был не звоночек — это был набат».

Дальше были новогодние праздники, когда невозможно записаться к врачу, и долгожданный осмотр. «Врач с медсестрой так переглянулись, что я все поняла — и слезы сами потекли!» Пункция подтвердила предварительный диагноз.

«В тот же день вечером я позвонила двум подружкам и сыну, позвала их в кафе и объявила: «Будем отмечать начало моего выздоровления».

Посидели, было хорошо и весело. Когда приехали домой, меня накрыло — сдерживаться не было причин, стала рыдать. Сын утешал: «Ну что делать, мам, будем лечиться». Ему было 22 года. Пока я лечилась, он очень сильно повзрослел». Наталья прошла все обследования платно за неделю, чтобы не сидеть в очередях за направлениями и не терять времени. На это ушло примерно 50 тысяч рублей. На работе сказали: «Делай все что нужно!» — и закрывали глаза на опоздания.

В больнице пришлось проходить обследование заново, потом еще четыре недели готовиться к операции — принимать препарат, снижающий агрессивность опухоли. «Стало страшно — я боялась, что за четыре недели опухоль еще больше вырастет. Очень хотелось от нее поскорее избавиться! Но потом результаты гистологии показали, что препарат подействовал на опухоль, агрессивность снизилась, значит, все было сделано правильно». В конце апреля Наталью госпитализировали.

Накануне операции лежала и думала: сейчас я могу шевелить руками, как хочу. Могу тянуться, куда хочу, согнуться, как хочу. Потом такой возможности не будет.

Хотелось насладиться этой свободой движения». Вспоминать ночь накануне операции не получается без слез: «Конечно, я ожидала страшного. 20 лет назад я уже видела женщин после мастэктомии: огромные швы, которые выглядят просто чудовищно. Тогда удаляли грудь вместе с грудными мышцами — ужас». Наталья не знала, что сейчас операции проводят совсем иначе.

Мастэктомию сделали с одномоментной пластикой — сразу установили имплант. «На первой перевязке сняли пластыри, и доктор говорит: «Посмотри!» — «Потом, я сейчас не готова». — «Да посмотри, какая красота получилась!» Думаю: еще издевается. Встаю с кушетки, подхожу к зеркалу и вижу грудь, какой у меня в жизни не было! Я говорю: «Да вы волшебник!» Но ощущения после операции все равно были тяжелыми: рука действовала плохо, швы болели. Свое 45-летие Наталья встретила в больнице. Выходить на улицу врачи разрешили только через две недели после операции.

«А там такой большой двор, фонтан перед центральным входом, с левой стороны — огромный яблоневый сад. Я легла еще в апреле, а вышла — уже середина мая, очень тепло, синее-синее небо, солнце светит… И я начала плакать. Будто родилась заново».

Химиотерапия началась летом. Понимая, что волосы начнут выпадать, Наталья постриглась — сделала каре: «Очень мне хорошо было, народ похвалил. И я с новой прической встретилась с подружками в кафе». А дальше — сюжет фильма ужасов, вспоминает Наталья. Она пошла в туалет, поправила прическу — и прядь волос осталась у нее в руке. За ней вторая. Вечер был испорчен. Придя домой, Наталья заперлась в ванной и кое-как состригла волосы. Сверху надела заранее купленную хлопковую шапочку и легла в ней спать: кто-то из соседок по палате рассказывал, что у мужа может возникнуть отвращение к облысевшей от химии жене.

«А жарко ужасно: лето, июль. Так что терплю. Муж на меня смотрит: «Ты дура, что ли? Мы с тобой живем 25 лет, я тебя всякой видел». — «Такую не видел!» — «Снимай и даже не бери в голову!» Снял с меня эту шапку, в макушку поцеловал, и уснули спокойно».

Пока длилась химиотерапия, Наталья жила в основном у родителей: муж и сын работали, а пожилые мама и папа были целый день дома, заботились о дочери, выводили ее гулять и готовили еду. «Заставляла себя есть все». Химия давала о себе знать: тошнило, немели руки и ноги, казалось, что все мышцы перекручены. Доходишь от кровати до кухни — и силы кончились. Это частая проблема для пациентов во время химии — от тошноты и слабости они не могут есть привычную еду и теряют в весе. А от истощения выздоровление идет еще медленнее, поэтому врачи нередко рекомендуют специализированное белковое питание. В одной маленькой бутылочке, как йогурт, полезных веществ и минералов больше, чем в комплексном обеде.

Через год после первой операции назначили вторую: нужно было заменить имплант и сделать подтяжку здоровой груди. И в больнице Наталья познакомилась с женщинами из ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!». Оказалось, что есть пациентки, которые объединяются друг с другом, поддерживают, делятся опытом, помогают решать юридические проблемы, организуют реабилитацию и, главное, просто общаются. «Мы хохотали, болтали, шутили все время — на нас даже медсестры ругались!

Есть стереотип, что онкологический больной — это такое лысое существо, истощенное, в упадническом настроении или в депрессии.

А тут сидит целый коридор женщин — дородных, на гормонах, которые поняли, что жизнь продолжается и надо черпать ее полными ложками». Рак Наталья называет серьезным и коварным противником. Сейчас она и ее семья снова сражаются с этим врагом — у пожилой мамы 4-я стадия онкологического заболевания. «Я маме сейчас говорю: вылечить рак мы не можем, но договориться, чтобы жить с ним, мы попробуем. Может, со стороны это и глупо звучит, но работает же!» «Сейчас у меня очень насыщенная жизнь, много мероприятий, встреч с интересными людьми. Потому что завтра может не быть просто. Нам уже показали один раз, что надо пользоваться моментом и ценить каждый день».

Проводить самообследование рекомендуется раз в месяц, на 7−10-й день от начала менструации.

  • Встаньте перед зеркалом, вытянув руки вдоль пояса. Проверьте, одинаковы ли обе молочные железы по размерам, форме и внешнему виду. Обращайте внимание на изменения формы, размеров, асимметрию, втягивание сосков, видимые неровности (выбухания или западения).
  • Повторите осмотр, подняв руки вверх.
  • Для обследования левой молочной железы положите левую руку за голову, пальцами правой руки надавливайте на молочную железу, по спирали прощупывая всю поверхность. Убедитесь, что в тканях нет уплотнений.
  • Повторите осмотр, лежа на спине.
  • Прощупайте сосок: сожмите сосок двумя пальцами и проверьте, нет ли выделений.
  • Прощупайте подмышечные области, убедитесь что в них нет вздутий и опухолей. Любые изменения кожи (покраснения, втягивания, морщинистость и другие).
  1. Контролируйте массу тела — индекс массы тела (ИМТ) выше 25 и особенно выше 30 повышает риск заболевания.
  2. Добавьте физической активности. Согласно исследованиям ученых, 2−3 часа умеренной физической активности в неделю снижают риск рака груди на 9%, а 6 часов активности — на 30% по сравнению с неактивными людьми. Под умеренной физической нагрузкой при этом понимается: быстрая ходьба, плавание, игра в теннис в спокойном темпе, катание на велосипеде или лыжах.
  3. После 25 лет ежемесячно самообследуйтесь на 5−6-й день менструального цикла.
  4. Если в семье не было случаев рака молочной железы, проходите регулярную диагностику после 40 лет. Метод скрининга подберите с врачом.
  5. При плохой наследственности и высоком риске заболевания после 30 лет ежегодно делайте МРТ и маммографию. Дополнительно можно сделать генетический тест.
  6. Не затягивайте с походом к врачу, если чувствуете, что что-то не так.

Больше историй пациентов можно найти в книге «Силы есть», созданной в рамках одноименного образовательного проекта, инициированного компанией Nutricia Advanced Medical Nutritiin при поддержке Ассоциации онкологических пациентов «Здравствуй!».

Фото: Getty Images/HMI; из личного архива героини

источник

Диагноз мне поставили не сразу. У меня отягощенная наследственность: раком болела мамина сестра, бабушкина сестра. Они, к счастью, выздоровели.

Когда у меня обнаружили в груди уплотнение и врач сказал, что это просто нормальные возрастные изменения, я почувствовала беспокойство и продолжила обследование. Поэтому, когда через два месяца мне поставили диагноз «рак молочной железы», я уже была к нему внутренне готова.

Меня испугало, что лечение продлится долго, минимум полгода. Что я выпаду из своего активного образа жизни: я занималась спортом, у меня сын-спортсмен.

Но самый большой шок испытала, когда мне сказали, что отрежут грудь. Полностью, без вариантов. Вот в этот момент меня переклинило, я сказала мужу, что вообще не буду лечиться.

Я была уверена, что вылечусь, потому что есть пример выздоровевшей тети. Но грудь для меня — символ женственности, и потерять ее было страшно.

В итоге муж нашел врачей, я получила направление в Москву, где мне сделали операцию с реконструкцией. То есть удалили молочную железу подкожно и поставили импланты. Это удалось, потому что у меня была самая ранняя стадия.

Химиотерапию я переносила достаточно тяжело. Не знаю, с чем это связано — с моим организмом или с препаратами.

Когда меня спрашивают, чего ожидать от «химии», я говорю — ничего. Потому что каждый переносит ее по-своему. Кто-то сразу выходит на работу: «прокапались», день полежали, наутро — в офис. Я лежала по 3—5 дней, просто не могла встать с постели, было очень тяжело.

Сейчас существуют препараты, которые снимают побочные эффекты. Но только врач подскажет, как именно их облегчить. Я могу посоветовать разве что настраиваться на лучшее и быть внимательной к себе.

У меня были длинные волосы. Когда они «посыпались», я поняла, что не хочу их собирать с подушки или делать стрижку. Попросила дочку, чтобы она меня побрила, мы даже с ней сняли это на видео и выложили ролик в соцсеть.

Ничего страшного в этом я для себя не видела. Не боялась шокировать публику, не покупала парик, иногда крутила себе чалму. Однажды я приехала к сыну на тренировку, и охранник на проходной не хотел меня пускать внутрь. Спрашивал, куда я и к кому. Попросил показать документы. Это было смешно.

Мне кажется, более болезненно отреагировал муж: он плакал, когда я побрилась.

Для меня же это было символично. Вообще, мне кажется, когда женщина хочет что-то изменить, она делает стрижку. Вот я эти волосы ритуально сожгла с молитвами о выздоровлении.

Я быстро прошла все этапы от отрицания до принятия своей болезни. Спокойно принимала все тяготы химиотерапии, потому что у меня была цель — выздороветь.

И когда вылечилась, закончила последнюю капельницу, наступил этот страшный момент апатии, когда вроде бы все хорошо, но словно находишься в каком-то вакууме.

Это состояние длилось несколько месяцев, потом я пошла к психологу. С его помощью я и справилась с чувством полной бессмысленности. Не знаю, в какой момент оно прошло. Я просто посмотрела на свою жизнь со стороны. Увидела, что все-таки, даже если не ради себя, мне есть ради кого жить.

Очень поменялись отношения с мужем. Честно говоря, до диагноза мне показалось, что я с ним разведусь, что он мне чужой человек, что он меня не понимает. Что мы прожили 16 лет вместе и уже давно не родные, нас ничего не связывает.

Болезнь поменяла отношения, мы смотрим друг на друга иначе. Психолог мне помогла увидеть, что муж — не преграда к моему личностному росту, а он — мой ресурс, помощь и поддержка. Он везде ходил со мной, удивляя врачей. Когда было совсем плохо, он держал меня за руку. После операции двое суток просидел рядом.

Благодаря психологу я теперь не делаю ничего, если не хочу. Я стала проще относиться к быту. У меня был синдром отличницы, я считала, что все должно быть идеально. А потом поняла: не должно! Идеального вообще не бывает.

Мне было безумно сложно просить о помощи. Всегда думала, что просить — это унизительно. Я раньше таким человеком была: «все сама». Перфекционистка, и коня на скаку остановлю, и в горящую избу войду, и все такое.

Но когда физически оказываешься беспомощной, когда лежишь в кровати после химиотерапии, то просто не можешь обойтись без помощи.

Еще мне очень помогли разговоры с батюшкой в церкви. Он мне сказал: просить мешает гордыня. Просить — это не плохо, это хорошо, это нужно. Когда мы просим, то даем возможность другому человеку оказать нам помощь. Ему становится понятно, как именно он может помочь.
Я всегда думала, что просить — это унизительно. Но оказалось, это не так.

Очень помогли близкие, тетя, подруги. Некоторые знакомые звонили моему мужу и плакали. Но не надо этого делать. Если хотите поддержать заболевшего раком, нужно просто позвонить, сказать, что все будет хорошо. Слезы и жалость нужны меньше всего.

Люди, сталкиваясь с таким диагнозом близких, почему-то думают, что все должно поменяться, мир рухнет. Нет, можно вести обычный образ жизни. Более того, важно как можно больше в него вовлекать заболевшего человека. Я, например, ходила с подругой в театр, потому что очень его люблю.

Читайте также:  Рак молочной железы начальная стадия прогноз

Нужно находить повод для радости. Лечение длится минимум полгода, можно наконец заняться тем, на что раньше не хватало времени: выучить иностранный язык, научиться шить или вязать.

То есть максимально стараться разнообразить жизнь, не делать из болезни культ.

После операции меня сразу отправили к реабилитологу, который показал набор упражнений для рук, чтобы их разрабатывать. Они простые, но нужно делать их ежедневно.

Было тяжело, казалось, что рука уже никогда не поднимется. Было ощущение, как будто в ней натянуты канаты. Но все наладилось, через три месяца я уже пошла в бассейн. Ходила на лечебную физкультуру у себя в Твери, сейчас уже занимаюсь йогой, стою на голове, никаких ограничений нет.

Нужно заниматься, заниматься и заниматься. Упорно идти к своей цели, чтобы вернуться к полноценной жизни.

Спустя два года после диагноза, лечения и реабилитации я поехала на восстанавливающую программу в Грузию, организованную Благотворительной программой «Женское здоровье». Там с группой женщин, прошедших лечение от РМЖ работали психологи, арт-терапевты, тренеры.

Я смогла отключиться от повседневной суеты, рутины, погрузилась в себя, свои чувства и размышления. И приняла очень важное решение: не соглашаться на повторную операцию на груди, хотя мне и казалось, что она неидеальна, что можно сделать ее лучше.

Я поняла, что не хочу соответствовать стандартам, быть как те женщины с красивых фотографий в Инстаграме. Я поняла, что не хочу больше стремиться к идеалу, его достичь невозможно. Можно бесконечно переделывать себя, и все равно оставаться недовольной. Признаться себе в этом было тяжело.

В этой поездке я окончательно приняла и полюбила себя.

После всего пережитого я поменяла профессию. Я бухгалтер по образованию, и когда-то мечтала быть парикмахером, но мама сказала, что это не профессия, нужно что-то более практичное. Противился и муж. Сказал: я не хочу, чтобы ты трогала чужие головы.

А сейчас я стала мастером депиляции, и это мне безумно нравится. Я люблю работать с людьми, общаться, мне нравится, когда женщины видят результат, у них загораются глаза, они выглядят счастливыми.

Мне кажется, более позитивной, чем сейчас, я не была никогда. Я настолько наполненная, счастливая. Я вернулась в спорт. У меня стали лучше отношения с мужем, очень повзрослели дети.

Мой главный совет женщинам с РМЖ — верить, что ты будешь здорова. И верить в свои силы. Тогда они непременно появятся, чтобы все это преодолеть.

Благодарим Aviasales за помощь в подготовке материала.

источник

Мифов о раке много — от относительно безобидных до вполне опасных. Из-за неправильных упрощений и сфабрикованных исследований люди могут отказываться от обследований, лечения или просто испытывать паранойю.

На просветительском фестивале «Кампус», который регулярно проводит интернет-газета «Бумага», резидент Высшей школы онкологии Фонда профилактики рака Максим Котов рассказал о самых распространенных мифах о раке.

С разрешения коллег из «Бумаги» мы публикуем тезисы из выступления врача-онколога.

Для заразной болезни нужен возбудитель — бактерия или вирус — и путь передачи. Основные пути передачи — это контактный (через плохо вымытые руки) и гемоконтактный (через кровь, то есть медицинские и другие процедуры). Нужен также восприимчивый организм, то есть тот человек, который будет болеть. Но всё это к раку не относится.

При этом некоторые инфекции могут привести к развитию рака. Самым распространенным из них является вирус папилломы человека; вирус Эпштейна — Барр, один из разновидностей герпес-вируса; вирус гепатита B и C, который может привести к раку печени; герпес-вирус 8-го типа, достаточной редкий тип, вызывающий саркому Капоши, встречается редко и, как правило, у ВИЧ-инфицированных пациентов, у которых ВИЧ-инфекция достигла терминальной фазы СПИДа. Существует еще лимфотропный вирус человека, и он вызывает злокачественную опухоль крови.

Единственная бактерия, которая может привести к развитию рака, — Хеликобактер пилори. Она вызывает гастрит и язвенную болезнь желудка, что в дальнейшем может перерасти в рак желудка.

Самые распространенные онкологические заболевания — это рак шейки матки, рак прямой кишки и рак ротовой полости. Вирус Эпштейна как раз связан с раком носоглотки. К счастью, в Европе он встречается довольно редко. Это заболевание часто встречается в странах Юго-Восточной Азии и в Юго-Восточном Китае.

От перечисленных вирусов и бактерий можно защититься; от некоторых из них — при помощи вакцинации. Было доказано, что если мы будем вакцинироваться от гепатита В (в России эта вакцина входит в календарь прививок), то можем защищаться от гепатоцеллюлярной карциномы — в просторечии рак печени. В середине ХХ века провели исследование, где оценивалась частота развития рака печени среди детей от 6 до 14 лет, и было показано, что именно у детей это заболевание снизилось при введении вакцинации.

В 2007 году опубликовали результаты исследования в одном известном медицинском журнале, в котором показали, что эффективность данной вакцины, если мы будем ее применять для детей или подростков до начала половой жизни, составляет от 90 до 100 %. Это отличный способ для первичной профилактики рака шейки матки.

Кроме того, если у кого-то есть одна из перечисленных инфекций, это вовсе не означает, что у человека будет рак. Это просто повышает риск.

Сахар нужен любой клетке для получения энергии, будь то здоровая или раковая. В здоровой клетке сахар старается метаболизироваться с участием кислорода, поскольку это эффективно.

Существует очень сложный биохимический процесс — цикл Кребса. Из сахара мы получаем чистую энергию, которая называется молекулами АТФ. Если мы будем использовать таким образом сахар в клетке, то получим на выходе 36 молекул АТФ, что достаточно эффективно.

В раковых клетках есть такой феномен: биохимическое преобразование глюкозы проходит без участия кислорода даже в том случае, когда у клетки есть возможность получать кислород. Это способ менее эффективный, поскольку при помощи кислорода получается 36 молекул АТФ, а без него — всего лишь две. Для клетки это просто невыгодно.

В нормальной клетке — в зависимости от наличия или отсутствия кислорода — процесс идет по двум путям: либо гликолиз, либо цикл Кребса. А в опухолевой клетке — вне зависимости от того, есть кислород или нет — происходит гликолиз с образованием молочной кислоты, поэтому есть миф, что рак возникает из-за повышенной кислотности.

Как же сахар может привести к раку? Если мы будем употреблять сахар в больших количествах, то на фоне гиподинамии может развиться ожирение или сахарный диабет.

Если у женщины ожирение, то у нее в семь раз повышается вероятность возникновения рака матки, в два раза повышается риск развития рака пищевода, на 30 % — рака толстой кишки. Сам сахар не приводит к развитию рака, он приводит к состоянию, которое может привести к его возникновению. Но, опять же, если у человека ожирение — это не значит, что он будет болеть раком.

Современный человек постоянно пользуется гаджетами. И есть миф, что постоянное прикладывание аппарата к уху может вызвать злокачественную опухоль мозга.

Откуда это взялось? Во-первых, радиоволны, которыми обладает сотовая связь, действительно поглощаются биологическими тканями. Причем глубина поглощения зависит от частоты.

Ежегодно увеличивается число гаджетов — и количество звонков и сообщений, что значительно увеличивает электромагнитный фон в крупных городах. На графике электромагнитных излучений сотовая связь находится в диапазоне от 1,9 до 2,2 ГГц. Радиационное излучение намного выше.

Такие известные организации, как Американское общество онкологов FDA, контролирующее качество пищевых продуктов и лекарств, говорят, что телефон не является причиной возникновения опухоли головного мозга.

От чего зависит, как быстро рак приведет к смерти? Есть факторы, которые влияют на форму заболевания: это тип опухоли, то есть ее биология (рак желудка, рак кожи, рак головного мозга); его морфология (структура); распространенность опухоли (затрагивает она соседние органы или нет) и возраст пациента.

Но главным фактором риска является возраст, потому что с возрастом вероятность рака возрастает. Влияют и другие заболевания — например, ожирение.

В лечении онкологии фигурирует пятилетняя выживаемость (вероятность прожить какое-то определенное количество времени). Все слышали, что четвертая стадия — это плохо. Но что определяет стадии рака? Стадия прежде всего определяется выживаемостью. Чем выше стадия, тем ниже шанс у человека прожить пять и более лет. Если взять все виды злокачественных опухолей, то общая пятилетняя выживаемость составляет 60 %. То есть шанс прожить пять и более лет с раком в настоящий момент 60 %. Но данный показатель очень усреднен, поэтому сложно сказать, сколько каждый конкретный человек проживет с злокачественной опухолью.

Хорошей выживаемостью характеризуется рак кожи, рак щитовидной железы, рак яичка. В настоящий момент с современными методами лечения, химиотерапией, достаточно хорошая выживаемость у пациентов с раком молочной железы. Таким образом, рак не всегда приводит к смерти.

Главные факторы риска — это, прежде всего, возраст, которым мы не можем управлять. Затем — для определенных видов рака пол. Например, рак молочной железы, рак щитовидной железы и рак матки. Далее — употребление алкоголя: для опухолей ротовой полости, пищеварительного тракта, мочевого пузыря.

Среди факторов также хронические воспалительные заболевания, которые есть у многих. В частности, воспалительные заболевания приводят к раку кишки — например, язвенный колит. С ним вероятность рака толстой кишки будет выше по сравнению с теми людьми, которые этим не страдают. Еще к таким факторам относятся диета, солнечное излучение и радиация.

Существуют наследственные раковые синдромы. Они характеризуются тем, что, как правило, опухоль появляется намного раньше и появляется несколько опухолей в одном органе или несколько опухолей в разных органах. Если имеются подозрения на такие синдромы, то есть смысл проверить своих родственников.

Синдром Каллмана сопряжен с повышенным риском возникновения рака толстой кишки; синдром Карнея — рака толстой кишки. И если есть факторы риска, то и шанс возникновения рака повышается.

Единственные методы снизить заболеваемость рака — это скрининговые программы, когда по определенному графику на первый взгляд совершенно здоровые люди проходят определенное обследование. И ранняя диагностика, когда у человека есть уже какие-то симптомы, и диагноз надо ставить как можно раньше. Это два основные мероприятия, которые помогут нам бороться с раковыми заболеваниями.

Существует три метода лечения рака: хирургический, лечение при помощи химических веществ (это таргетные препараты, воздействующие на молекулярные мишени; иммунные препараты, которые воздействуют на иммунную систему и заставляют ее самостоятельно убивать раковые клетки; вакцины — активированные иммунные клетки, которых «учат» убивать раковые клетки) и методы лучевого лечения (та же самая радиация). Основные эффекты от лечения — это падение гемоглобина, выпадение волос, потеря аппетита, диарея, отеки, слабость, тошнота, рвота, нарушение сна, стоматиты и еще много побочных эффектов.

Когда врач и пациент обсуждают лечение, то они думают о двух вещах: продолжительность и качество жизни. Мы можем продлить жизнь на долгий срок, но качество жизни будет ужасное и пациент будет думать, зачем он вообще на это согласился. Здесь важен баланс.

Доказано, что 86 % людей хотят знать всё о своем злокачественном образовании: как оно появилось, как его лечить, какие методы лечения. Где-то 14 % пациентов полностью доверяют врачу. В основном пациенты хотят, чтобы решения по поводу их лечения решались совместно. И лечение не всегда хуже всего рака.

«Википедия» говорит нам, что ГМО — это «организм, генотип которого был искусственно изменен при помощи методов генной инженерии». Когда в исходное ДНК — допустим, помидора, баклажана или капусты — встроили чужеродный элемент, который ему не присущ. С благородной целью. Например, есть генномодифицированный картофель, который не страдает от колорадского жука и устойчив к заморозкам.

Исследований, которые бы показали, что генномодифицированная еда может привести к развитию рака, на сегодняшний день нет. Опубликованные работы настолько плохого качества, что верить им нельзя.

Генномодифицированные продукты не приводят к раку. Таких исследований нет. Возможно, это кто-то когда-нибудь и докажет, тогда его статью опубликуют в Nature или в журнале Science.

источник

У 40-летней Лиз О’Риордан, врача онкопластической хирургии в Суффолке, Великобритания, обнаружили рак груди третьей степени в 2013 году. После химиотерапии, последующей за ней ампутации молочной железы и лучевой терапии Лиз смогла даже вернуться к работе, пока у нее снова не обнаружили рак на том же месте. И снова после лечения она вернулась к жизни и написала в соавторстве с другой женщиной, пережившей рак, книгу, которая должна помочь другим людям в этой же ситуации.

«Я никогда не думала, что это произойдет со мной. Когда мне поставили диагноз, мне было 40 лет и я никогда не чувствовала себя лучше. Ни у кого в моей семье не было рака. К тому же я всегда сидела по ту сторону от пациента — как консультант-хирург онкопластической хирургии. Я была тем человеком, который сообщал страшные новости и рассказывал об операции, назначал химиотерапию. А не той плачущей и одновременно озлобленной женщиной».

— Dr Miss Dr Mrs Liz O’Riordan (@Liz_ORiordan) 8 сентября 2018 г.

У меня и раньше бывали кисты в груди, так что, когда я заметила новую, то не особо волновалась. Да и проверять ее пошла только по настоянию мамы, которая работала медсестрой. Результаты маммограммы были нормальными, а вот рентген — нет. Мы с рентгенологом сидели и смотрели на экран вместе, когда увидели большую и черную массу: рак. Последующая биопсия показала, что это смешанный протоковый и лобулярный рак, сильно разросшийся и агрессивный.

В одну секунду у меня перед глазами пролетело то, что меня ожидает: мастэктомия, химиотерапия, опустошение и разрушение, которое ляжет на мою семью, брак, тело и карьеру. Наконец я узнала, что значит иметь рак, а не просто быть экспертом по этой болезни.

Цель нашей книги — рассказать женщинам все то, что мы бы хотели знать с самого начала. Все эти вещи я теперь рассказываю своим пациентам, потому что знаю, каково это — оказаться по ту сторону стола. В мае во время стандартного осмотра у меня снова нашли рак. Я, конечно, в шоке и напугана, но все равно это можно вылечить. По крайней мере в этот раз я знаю гораздо больше, чем в первый.

Итак, вот 11 вещей, которые должна знать каждая женщина.

Не храбритесь

Мы с мужем все еще думали над вопросом, заводить ли детей, когда мне поставили диагноз. У молодых женщин химиотерапия вызывает раннюю менопаузу, а с ней и бесплодие. Когда до меня это дошло, я сломалась, горюя о ребенке, которого у нас никогда не будет. В другой раз я была так расстроена, выезжая из клиники, где работала консультантом-хирургом, пытаясь попасть на прием по поводу собственного лечения, что меня чуть не вырвало в машине.

Вам не нужно храбриться и делать вид, что все в порядке, лучше справляться с негативными эмоциями в открытую. Чувствовать себя опустошенным, злым, испуганным или просто жалеть себя вовсе не означает, что это как-то повлияет на ваше выздоровление. Однако если эти чувства полностью поглощают вас, то лучше обратиться за помощью к врачу. То же касается физической боли — просите все необходимое, чтобы уменьшить ее.

Вы можете сохранить фигуру

В наши дни большинству женщин с раком груди не удаляют полностью грудь. Вместо этого хирурги могут сделать лампэктомию, удаляя лишь одну пятую груди и потом убирая последствия с помощью косметической хирургии. Очень большой размер груди, кстати, тоже могут уменьшить. У женщин есть выбор. Вы будете снова хорошо выглядеть обнаженной или в нижнем белье.

Если же вам нужна мастэктомия, как и мне, то вам полностью удалят грудь, а затем проведут реконструкцию, используя имплант и вашу собственную кожу. Я решила, что мне нужна реконструкция. Я не хотела менять то, как я одевалась. А поскольку я худая и у меня не могли взять кожу и жир с другой части тела, то я выбрала имплант.

Эти операции я делала сама регулярно, и, восхищаясь аккуратной работой, которую я проделывала, я говорила пациенткам, как хорошо все заживает. Однако сейчас я знаю об этом гораздо больше. Кожа на груди немеет, а вставленный имплант холодный. Большинство женщин это устраивает, но если вас — нет, то стоит рассказать об этом врачу.

Мне пришлось удалить имплант, когда рак вернулся. Сейчас у меня вместо одной груди плоская поверхность. И ничто не подготовит вас к тому, как вы будете выглядеть без одной груди. Я все еще привыкаю.

Вам может и не понадобиться химиотерапия

Лишь трети людей с раком груди нужна химиотерапия. Ее делают, если вы молоды или рак так разросся, что достиг лимфатических узлов. Многим женщинам делают только операцию по удалению опухоли и, возможно, лучевую терапию. Если же рак чувствителен к эстрогену, то им будут давать антиэстрогенные препараты. Мы знаем, что химиотерапия никак не повлияет на шансы выздоровления и возможный рецидив, так что какой смысл ее проводить.

Но вы все равно справитесь, даже если назначат химиотерапию

Химиотерапию проводят курсами от одной до трех недель, в целом это занимает пять месяцев. В больнице вы проводите всего несколько часов.

Мне делали химиотерапию из-за моего возраста и размера рака. Если вы лишитесь волос, то побалуйте себя и сходите в турецкий барбер-шоп или посмотрите на YouTube крутые способы, как носить головной платок. Поначалу я ненавидела ходить лысой и не хотела носить парики. Тогда я купила необычные очки в надежде, что люди будут смотреть на них.

Вам нужно пить много воды. Она будет ужасна на вкус, так что пейте лучше сквош (напиток из цитрусовых соков и газированной воды). Мажьте вазелином внутри носа, потому что слизистая там высохнет.

Если вас будет мучить бессонница — побочный эффект от стероидных препаратов, присоединяйтесь к онлайн-форумам, там всегда будет с кем поговорить в три часа ночи.

То, что вам не скажет ни один врач: лобковые волосы выпадут в первую очередь, так что вот вам и бесплатная бразильская эпиляция.

Доктор Гугл может быть полезным

Раньше я говорила своим пациентам не гуглить «рак груди». Я наивно полагала, что даю им всю информацию, которая нужна. Но первым же делом, получив результаты своей биопсии, я полезла в гугл. Да, многое, что вы найдете по запросу, будет пугающим и неверным. Однако мы живем в цифровом веке, и игнорировать это невозможно. Ищите безопасные сайты и приложения, которые одобряют большинство крупных благотворительных организаций.

Не отказывайтесь от интимной жизни

Многие женщины реагируют на диагноз, думая, что мужья разведутся с ними, чтобы найти кого-нибудь здорового. Я так думала. Это чувство вины, которое вы испытываете за то, что мужьям приходится все это проходить с вами.

Вам и так придется справляться с изменениями в теле и менопаузой, не позволяйте раку разрушить вашу физическую связь. Лечение приведет к понижению уровня эстрогена, который является природной смазкой, без него все пересыхает. На этот случай существует множество продуктов, как, например, лубриканты. Вашему партнеру тоже может понадобиться помощь, поговорите с ним об этом.

Не будьте как одна моя знакомая, которая спрашивала, можно ли ей заниматься сексом с мужем во время курса химиотерапии, потому что она боялась отравить его.

Игнорируйте шарлатанские снадобья

Будучи врачом, я и не подозревала, насколько огромна индустрия, которая кормится за счет страхов и уязвимости раковых больных. А в качестве пациента узрела. Подумайте сами: если бы куркума и щелочные диеты действительно помогали выздороветь, то вам бы их назначал врач. Бесплатно.

А вот доказательства того, что физические упражнения помогают при усталости и снижают побочные эффекты химиотерапии, существуют. Так что старайтесь каждый день ходить или заниматься немного йогой. Это даст вам силы вновь поверить в свое тело. Я вернулась к тренировкам по триатлону сразу же как смогла.

Рак может вернуться

Многие люди не осознают, что рак может вернуться даже 20 лет спустя. И вот когда он возвращается, он, скорее всего, неизлечим. Я этого избежала — у меня локальный рецидив моего первого рака, он не распространился дальше. Никто не знает, каковы будут симптомы вторичного рака, когда он вернется в ваш мозг, легкие или печень.

Так что, если у вас появился новый симптом — например, кашель, ломота в костях, головная боль или рвота, — и это длится больше месяца, обращайтесь к врачу.

Надейтесь на лучшее.

Но приготовьтесь к худшему. Слава богу, большинство женщин с диагнозом «рак груди» проживут долгую и здоровую жизнь и умрут от чего-то другого. Но мы не должны забывать, что в Великобритании каждый день от этого умирают 30 женщин. Если лечение не срабатывает, вы должны решить, где бы вы хотели умереть, дома или в хосписе. Спланируйте свои похороны и приведите дела в порядок.

Одна из самых сложных вещей, которые мне доводилось делать, — это писать завещание и обсуждать свои похороны с мужем. Рецидив заставил нас столкнуться с этим. Но как только вы это сделаете, вам сразу станет легче и спокойнее.

Вы не просто цифра

Шансы на то, что я буду жива через десять лет, — 60 процентов. Я могу быть среди шести человек из десяти, которые выживут, а могу и попасть в четверку из десяти, кто умрет. Но эти цифры сформированы на исследованиях, которым уже по меньшей мере 10 лет. Все время разрабатываются новые методы лечения. Вы не можете проживать каждый день так, как будто он последний.

Заведите «банку радости»

Эта идея принадлежит доктору Кейт Грейнджер, которая умерла от рака в 2016 году. Каждый раз, когда с вами происходит что-то хорошее, запишите это на карточке и положите в банку. Если у вас плохой день, достаньте из банки радости пару карточек и прочитайте их. Это сработает, обещаю.

Источник: Daily Mail

Понравилось? Жми лайк!

источник

Рмж реальные истории. Истории выздоровления от рака молочной железы. Известные люди, победившие рак молочных желез

Я не могла думать ни о чем, кроме опухоли, — где-то внутри я уже понимала, что это рак. Но, пока не скажут результаты анализов, всегда надеешься на лучшее.

Родственники говорили, чтобы я не накручивала себя: «Тебе же 26 лет! Все нормально, ты же сходила к врачу». Тем более что у мамы и бабушек рака не было.

Через два месяца я узнала результаты, это было в десятых числах сентября, накануне моего дня рождения. Мне позвонил друг и сказал: «Надо возвращаться, у тебя рак груди. Начальная стадия. Все нужно делать быстро». Он не медик, но его эта тема коснулась: мама умерла от рака груди, и он знал, что действовать нужно оперативно.

У меня автоматически хлынули слезы. Сейчас сложно воссоздать свои чувства тогда, но помню, что подумала о родителях и о том, как им рассказать. Вторая мысль — о детях. Я впервые осознала, что хочу стать мамой.

Что будет дальше, я не понимала. Единственное, что я знала, — надо быстро лететь домой и лечиться. После того как я узнала о диагнозе, я пошла к знакомой, с которой мы вместе учились, прорыдала у нее весь вечер, выпила кучу ромашкового чая, чтобы успокоиться, но это не помогло. На следующий день я начала действовать. Мне нужно было переподтвердить диагноз в Австралии, потому что иначе мне бы не вернули деньги за учебу. Я записалась к местному терапевту, который направил меня к онкологу. Сделали УЗИ, пункцию и подтвердили рак. Я реагировала спокойно: я не надеялась на чудесное излечение — мне просто нужно было это подтверждение.

Всего за неделю я решила вопрос с документами и возвратом денег. В это же время мне из России позвонила подруга, которая нашла в Москве врача. Это было большое облегчение, потому что родители обзвонили всех знакомых, и никто не знал, куда идти с этой проблемой. Я сразу не сообразила, что можно обратиться в онкоцентр на Каширке (Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н.Блохина. — Прим. ред. ), несмотря на то что жила почти по соседству. В итоге я отправилась именно туда.

Читайте также:  Рак молочной железы моя история

Это было 10 лет назад, и я даже не знала, что кто-то не может пробиться в этот онкоцентр. В мое время ты либо приходил с заключением — направлением от местного онколога, либо шел в платное отделение, сдавал анализы. Если по результатам пункции рак подтверждался, тебя переводили на бесплатное лечение. 18 сентября я вернулась в Москву, сделала пункцию и трепанобиопсию (один из методов диагностики онкологии. — Прим. ред. ). Мне диагностировали трижды негативный рак молочной железы (опухоль характеризуется агрессивным течением и не реагирует на многие существующие виды терапии. — Прим. ред. ). Уже в первых числах октября я начала химию, и в итоге я прошла через четыре химии до операции и еще через четыре после.

Первая химия была самой сложной для меня, потому что я не знала, как все происходит и как я себя буду чувствовать после. Это я сейчас знаю, что ты приходишь, тебе делают капельницу на протяжении 30–40 минут или больше (иногда доходит до нескольких часов), а после этого ты идешь домой, где тебе становится плохо. В больнице не так плохо, потому что там тебе дают премедикацию (лекарственная подготовка к медицинским процедурам. — Прим. ред. ), которая позволяет пережить вливания препаратов.

После химии было состояние как после огромной вечеринки — только ты идешь туда не добровольно и пьешь не сколько тебе хочется, а сколько в тебя вливают.

Было плохо. Тошнило, кружилась голова. Прописанные для облегчения симптомов свечки не сильно помогали. Меня сутки рвало, а потом я начинала потихонечку отходить и принимать пищу. Мне хотелось рассола и квашеной капустки. Кстати, если я ела что-то в день химии, то потом у меня к этому продукту было отвращение несколько месяцев. Правда, с шоколадом эта схема не сработала.

Психологически надо мной нависали мысли: «У тебя рак, выхода нет». В нашем обществе никто не думает, что от рака можно вылечиться. Сейчас ситуация немного поменялась, а 10 лет назад на человеке ставили крест. На меня смотрели с таким сочувствием: «Мы-то пожили, а тебе за что!» А я умирать не собиралась.

Пережить последствия химии мне помогали дыхательные упражнения и свежий воздух. Я открывала окна, устраивала сквозняк и глубоко дышала. Я так и после вечеринок делала, когда мне было плохо.

Операцию мне делали 19 января. Перед операцией ты никогда не знаешь, что останется от твоей груди. Узнаешь только после наркоза. Читала, как другие девочки писали: «Не предупредили! Я проснулась — груди нет». Когда проходит запланированная резекция, врачи отрезают кусок опухоли и отправляют на гистологию. Если по краям есть опухолевые клетки, отрезают всю грудь. Если нет — оставляют и зашивают. Мне удалили половину груди.

После операции мою опухоль стали проверять на ответ на лечение. Есть пять степеней ответа, а у меня была самая низкая, самая плохая. Мне назначили еще три химии уже другими препаратами, которые считались наиболее эффективными на тот момент, и отправили лечиться по месту жительства. После того как я узнала степень ответа, доверять свое лечение врачам я уже не могла.

Я нашла международный протокол лечения при моей стадии (новообразование размером 2–5 см. — Прим. ред. ) и при моем типе заболевания — трижды негативном раке молочной железы. Оказалось, что одну химию мне просто недодали. Тогда я записалась к другому химиотерапевту и сказала, что мне нужно еще одно назначение. Врач ответил: «Да, все верно, нужна еще одна химия». Я готовилась обороняться, но этого не понадобилось. После окончания химии мне назначили лучевую на Каширке.

Во время лечения я получила колоссальную поддержку, которая приходила отовсюду. Я завела , который был посвящен истории лечения, и одной из первых начала писать о лечении рака груди открыто, без ников, от своего реального имени. Есть популярное сообщество в ЖЖ . Его создательница как-то сказала мне, что на заведение страницы ее вдохновил мой ЖЖ.

Вначале у меня не было ресурсов на отношения. Когда я лечилась, все мысли были о лечении. Потом был период физической и психологической реабилитации, который затянулся на несколько лет. Возможно, если бы я обратилась к психологам, он бы сократился. Но тогда я не знала, что . Я и не осознавала, что мне нужна помощь.

Первый год после лечения я была не готова к отношениям. У меня не было половины груди, на ней был огромный шрам. Я не знала, какие вопросы зададут, когда увидят мое тело. Потом поняла: либо человек принимает мое тело, либо нет.

Каждый раз перед очередным [контрольным] обследованием было страшно. Но даже страх со временем притупляется. Я закончила лечение в 2010 году, а в 2015-м, когда уже почувствовала себя здоровой, я забеременела. Это была желательная беременность от любимого мужчины.

Но когда я пришла в женскую консультацию становиться на учет, там просто не знали, что со мной делать, просили бумажку о том, что мне можно беременеть. В онкоцентре на Каширке мне дали направление к гинекологу-репродуктологу, которая сказала: «Вы же знаете свои риски! Трижды негативный рак!» А затем добавила, что, конечно, понимает меня как женщина.

В женской консультации мне сказали: «Еще несколько лет назад тебя бы отправили на принудительный аборт». У меня полезли глаза на лоб.

Шел первый триместр, я была эмоционально чувствительной из-за гормональных изменений. И я уже любила своего ребенка, как можно было говорить об аборте?

Потом в роддоме по месту жительства у меня отказались принимать роды, ссылаясь на то, что из-за онкологии мне нужен специализированный роддом. В тот момент я уже была с огромным животом, и мне все это порядком надоело: надоел сбор анализов, надоело выяснять, где мне рожать и можно ли вообще рожать. Тогда я написала в Департамент здравоохранения Москвы.

На письмо отреагировали быстро и собрали консилиум у главного гинеколога города Москвы. Врачи сказали, что изучили мою историю болезни и вообще не понимают, почему меня гоняют по всем инстанциям, заставляя проходить обследования, — ведь я обычная беременная женщина. Оказалось, что рожать я могу где хочу. Единственным вопросом осталось кормление грудью. Гинеколог велел посмотреть, будет ли лактация после родов, потому что из-за операции протоки, скорее всего, нарушены, из-за чего может развиться мастит. В итоге мне подавили лактацию, хотя я знаю девочек, которые кормили сами.

16 июня 2016 года у меня родилась дочь. Кстати, 16 июня 2010 года у меня была последняя лучевая терапия. Такое вот интересное совпадение.

Во время лечения на Каширке я подслушала разговор женщины, прочитавшей книгу о лечении онкологии, которая помогла ей не бояться. Я тогда решила, что обязательно напишу книгу. И я написала книгу под названием «Стать мамой после рака груди». Связалась с несколькими издателями, но пока не берут. Может быть, выпущу за свои деньги.

Мне часто пишут, спрашивают, куда обращаться и что делать. Когда попадаешь в экстренную ситуацию, обычно нет времени перелопатить весь интернет, чтобы найти нужную тему. Поэтому я завела сообщество, где помогаю женщинам личным опытом. Потом благодарности пишут, мне это приятно. Мне кажется, что делиться опытом — моя миссия.

Если вы или кто-то из ваших близких столкнулся с онкологическим диагнозом женской репродуктивной сферы, — знайте, что вы не одни. Благотворительная программа объединяет экспертов в сфере лечения онкологии женской репродуктивной сферы и оказывает информационную и психологическую поддержку женщинам с диагнозом.

Программа создала большое сообщество женщин с опытом жизни с онкологией по всей стране, которые поддерживают друг друга онлайн и во время личных встреч. В Москве в рамках проекта можно бесплатно посещать группы арт-терапии, танцев, йоги, скандинавкой ходьбы цыгун и ходить в качестве добровольцев в больницы, чтобы поддерживать женщин после операции.

Врач-онколог, специалист по заболеваниям молочной железы

Трипл-негативный рак молочной железы (РМЖ) мы определяем через отрицания — то есть через исключение того, чем он не является. Клетки такой опухоли не имеют на своей поверхности структур, которые мы обычно выявляем при определении биологического подтипа РМЖ. Они не имеют гормональных рецепторов: то есть опухолевые клетки не получают стимулирующего сигнала от гормонов.

Когда я общаюсь с пациентами, я обычно объясняю это так: представьте себе дом, на крыше которого спутниковая антенна. Очевидно, что хозяин дома любит смотреть телевизор. Когда мы видим на поверхности опухолевой клетки структуру, которая принимает определенный сигнал (своеобразную антенну), мы понимаем, что для опухолевой клетки этот сигнал имеет большое значение. При трижды негативном раке таких «антенн» на поверхности клеток мы не видим. Опухоль не нуждается в экзогенной (внешней) стимуляции для своего роста и развития — она автономна. Такие опухоли характеризуются более агрессивным течением и чаще поражают внутренние органы — печень, легкие и головной мозг.

Трипл-негативный РМЖ в определенной степени хуже других, поскольку наш арсенал терапевтических средств ограничен: мы не можем использовать ни гормонотерапию, ни биотерапевтическое лечение. У нас остается фактически один вариант: химиотерапия.

Стандартов в этом вопросе не существует. Это должно решаться индивидуально, на консультации с онкологом. В целом считается, что наибольшая частота местных рецидивов приходится на срок до двух лет после лечения. Если в течение двух лет организм женщины находится в ремиссии (свободен от опухолевого процесса), многие онкологи разрешают пациенткам рожать. Некоторые онкологи говорят о трехлетнем сроке. Но многое зависит от обстоятельств: стадия заболевания, риски прогрессирования. Необходима совместная консультация онколога и репродуктолога.

Критическое значение имеет репродуктивный потенциал женщины. После 35 лет качество яйцеклеток драматическим образом ухудшается — это биологический процесс, который не связан с онкологией. Если речь идет о пациентке 38 лет, мы говорим о перерыве в год, три года или пять лет не только с точки зрения опухолевого процесса, но и с точки зрения репродуктивной функции. При успешно излеченном злокачественном новообразовании препятствий для беременности и родов нет.

Она должна быть в тесном контакте с компетентными врачами — онкологом и гинекологом-репродуктологом. К сожалению, тот формат скрининговых обследований, которые обычно проходят роженицы, неадекватен. Нужен мультидисциплинарный подход и внимание к пациенту.

В процессе беременности и кормления можно и нужно проходить УЗИ. Дело в том, что сама по себе беременность, роды и первый год после родов — это состояния, ассоциированные с риском РМЖ, даже у женщин, которые не переносили онкозаболевание до родов.

Нужно сказать, что с компетентностью специалистов у нас в стране большие проблемы. К выбору специалиста, естественно, нужно подойти со всей ответственностью.

Любая гипердиагностика, любая ложная диагностика может повлиять на психоэмоциональное состояние женщины. Беременная женщина, которая перенесла онкозаболевание, нуждается в особой поддержке — как близких, так и врачей.

Если женщина перенесла онкозаболевание, важно не запугивать ее, не вводить в заблуждение. Беременность — очень хрупкое состояние. Если действиями врача-онколога будет руководить необоснованный страх, то даже из лучших побуждений он может нанести пациентке психоэмоциональный и финансовый ущерб. В конечном итоге это все может сказаться на здоровье ребенка. Компетентность и грамотность специалистов — залог успешного лечения.

Сегодня у меня в гостях женщина, пережившая диагноз . Она попросила не называть свое имя. Вот какую историю рассказала она.

Мне 44 года. Работаю я заведующей в детском саду с 2008 года. Ранее работала в Управлении по образованию и науке. Начала свою профессиональную деятельность с 18 лет с должности воспитателя в детском саду.

Диагноз рак был поставлен в октябре 2010 года. РМЖ. Болезнь пришла неожиданно и, как многие, я не поверила.

С 18 лет я наблюдалась у онкологов в местном диспансере. Обнаружили уплотнения в груди при прохождении медкомиссии для поступления на работу. В течении многих лет я пила препараты, назначенные врачами.

После рождения дочери в 24 года всегда беспокоила левая грудь. Наполнялась молоком, чувствовала тяжесть, были уплотнения. Очень сожалею, что тогда вовремя не сцеживала, было много хлопот с маленьким ребенком. Дочь была беспокойной, плохо спала, вернее до полугода спала по 15 минут. В то время автом. стиральных машин и памперсов не было. Муж на работе до позднего вечера, мама по-возможноти приезжала на помощь.

В декабре 2008 года я почувствовала боль в левой груди . Обратилась к маммологу. Было рекомендована операция по удалению узловой мастопатии. Но тогда я только приступила к новой должности. Чувствовала большую ответственность. Было интересно. Не просто с новым женским коллективом.

Что подумают обо мне, если уйду на больничный лист?

Я нашла нового маммолога, который являлся ярым противником оперативного лечения, хотя он доктор наук. Он регулярно брал пункцию, раз в полгода, и все вроде нормально. Как он меня успокаивал, ведь не всегда фиброаденома может превратиться в рак.
Но в 2010 году что-то меня насторожило. У меня мама погибла от рака в 2001 году в 53 года. Очаг так и не был найден. МТС в спинной мозг. Тоже отдельная история. Долго лечили остеохондроз, пока любимый человек не смог встать на ноги. Была прикована к постели полгода. Мучительно умирала. Прошло достаточно времени, но писать без слез не могу. ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО. Иногда думаю, может все-таки просмотрели опухоль в груди?? И это у меня наследственный рак??

Мама тоже всегда наблюдалась, делала УЗИ регулярно малого таза (ранний климакс, частые кровотечения) и т. д. Бабушка по материнской линии тоже погибла от рака матки в 76 лет. Мучительная смерть. Поэтому мама и обращала особое внимания на органы малого таза.
Перед поездкой в отпуск в сентябре 2010 года в Италию я пошла вновь в свой онкодиспансер, решила поменять своего доктора-альтернативщика. Сделала УЗИ, маммографию, пункцию из узлов взяли на цитологический анализ, сдала кровь на онкомаркеры- ничего не показало на ЗЛО. Поехала спокойно отдыхать, записавшись на операцию по приезду. Спасибо доктору Васильевой, которая настояла на операции. Убедила меня. Слава Богу я её услышала. Как -то ей не понравился мой сосок на левой груди. Он был втянут немного.

8 октября на операционном столе экспресс метод показал рак!! Я очень тяжело выходила из состояния наркоза. Рядом была родная сестра. Я настояла позвать врача и объяснить, почему мне так плохо. Оперировал меня зав. отделением по договоренности. Он и объявил мне диагноз. Я не поверила. Отправила в Москву в РОНЦ на Каширку на пересмотр свои стекла. Да и он сам мне посоветовал. Долгие дни ожидания. Спасибо моей подруге в Москве. Мне она много помогает до настоящего времени. Настоящий друг. С ней мы учились в пед. училище. ВУЗ она закончила в Москве, там и осталась.

При подтверждении диагноза я перестала кушать, меня тошнило, я не находила себе места. Никто меня не мог успокоить. Было полное отчаяние. Психолог в онкодиспансере тоже не смогла мне помочь, чувствовалось у молодого доктора куча своих проблем, вообщем практически мы поменялись ролями. Я ее переговорила. На все ее доводы у меня были ответы.

Только родная тетя, у нее нет своих детей, нашла ко мне ключ. Специально готовила для меня, приезжала кормила, гуляла со мной. Низкий ей поклон. Она мне раскрыла тайну, что у её двоюродной сестры (проживает в Баку) тоже . И она живет многие годы. Для меня было неожиданное удивление. Я немного успокоилась. Стала готовиться на вторую операцию. Долго решала, что делать: секторалку или мастэктомию. Грудь маленькая. Когда врач сказал, ладно, если вновь обнаружиться на следующий год удалим. Ну нет, подумала, я. И решила удалить полностью.
Очень сожалею, что тогда муж не дал возможности уехать в Израиль. Сделала бы одномоментную пластику. Сейчас это очень тяжело. Придется в два этапа.
Имунногистохимию делала в Москве. РМЖ Т2N0M0, гормонозависимый.

В Астрахани зав. отделением химиотерапией убедила меня, что химиотерапию мне не нужно. Назначила тамоксифен. Лучи тоже не нужны, потому что в верхнем наружном квандрате.
Через полгода я немного отошла от операции и поехала на консультацию в РОНЦ в Москву. Там мне назначили золадекс. Спасибо Вашей группе (группа « это не приговор». Прим. авт.). Я многое узнала. В том числе и про золадекс при гармонозависимом раке, учитывая мой молодой еще возраст.

Еще раз спасибо за создание группы. В то время это была серьезная информационная и эмоциональная поддержка. Я понимала, что не одна с такой бедой. Город маленький, не хочется, чтобы многие узнали. Проще рассказать человеку, который тебя не знает.
Я быстро вышла на работу. Это тоже меня отвлекает от всех болезней.
Очень сожалею, что не прооперировалась, тогда в 2008 году, может и смогла бы избежать беду.

До болезни я всегда хотела быть везде первой, лучше всех. Переживала остро все проблемы дет. сада, работала до 22 ч, не жалела себя и требовала такого отношения к работе всех сотрудников.

Конечно, были конфликты, было много неприятностей, борьбы, я судилась с поварами, требуя, безукоризненной дисциплины (отсутствие воровства).
После болезни я многое поняла. Быть первой не обязательно. Никто и не вспомнит тебя, если вдруг тебя не станет. Незаменимых нет. Теперь я спокойно, во всяком случае стараюсь, относиться к работе. Жалею себя. Вот и сейчас нахожусь на больничном листе. ОРВИ. Правда тяжело протекало. Высокая интоксикация организма.
Стараюсь меньше спорить и ругаться со своим мужем, да и со всеми. Решаю все мирным путем. Стала немного хитрее. Наверное заставила жизнь.
Стала активно посещать бассейн. Для руки нам необходимо. Йогу, правда, полгода уже пропустила. Ругаю себя. Надо исправляться. Делаю аппаратный лимфодренаж. Спасибо, Вам, увидела на фото.
Меньше стала уделять чистоте и уборке дома. Ранее изматывала себя ген. уборками. Придерживаюсь здорового питания. Не скуплюсь на фрукты. Вообщем стала больше себя любить и ценить каждую минуту.

Хочу всем пожелать участникам блока никогда не отчаиваться и любить себя.

Помог мне док. фильм «Антирак» Екатерины Гордеевой на НТВ и американского врача.
Да, я забыла у меня 8 октября 2010 года было проперирована 2 груди. В правой подтвердилось фиброаденома. И сейчас опять выросла. Меня это беспокоит. Пойду на контроль в марте. Раз в полгода, пока есть возможность, я делаю ПЭТ в Москве. В мае показало накопления вещества в области послеоперационного рубца. Вновь пережила страх. В Астрахани иссекли. Слава Богу, гранулема.

Доброго Вам и Вашей семье здоровья на долгие годы.

Всем доброго дня!
Я пережила операцию по удаленю опухоли молочной железы.
Легла на операцию по удалению доброкачественной опухоли, но удаляя ее, доктора нашли еще одну плохую (((.
Я не верила этому диагнозу и как и все была долгое время в дипрессии.
Но пройдя 4 курса химиотерапии, я поняла, что просто так в жизни ничего не бывает и мы сами виноваты в своих болячках.
А самые страшные даются нам именно тогда, когда уже срочно пора что— то менять в жизни.
Этот шрам (вернее отсутствие груди) теперь постоянно напоминает мне о том, что надо жить, а не существовать. Жить полной жизнью, любить себя, окружающих, не нервничать по пустякам и не злиться. Ведь все в жизни можно решить. Жизнь так и устроена, чтобы чередовать трудность с удачей. Естественно мы не роботы и всегда переживаем из-за чего-то. Но надо искать положительные моменты даже в самом плохом. Например: Вы не можете попасть на работу из-за пробки или Вас задержала соседка. Вы нервничаете, ругаете всех вокруг. Опаздываете на важную встречу. Организм скован и пребывает в стрессе. И вот Вы у цели, вбегаете, встреча проходит, все решаете, успеваете… А в вечерних новостях вы видите, что как раз в то самое время когда вас отвлекла соседка или пробка на дороге, на участке где вы должны были ехать провалилась дорога и погибли люди. Что Вы подумаете в эти минуты? «Спасибо тебе Господи!»
Так вот: ИЩИТЕ ВО ВСЕМ ПОЗИТИВ.
Прошло уже более 2,5 лет. Я прохожу обследования как и все после такой болячки. И вот назначили мне сцинтиграфию костей скелета.
Я искала где ее сделать в интернете. Наткнулась на этот сайт. Спасибо, что подробно описали как надо готовиться и что делать потом. Доктор, который делал обследование даже про воду мне ничего не сказал.
Пройдя это обследование, я решила написать.
Лежала я под аппаратом 30 минут, а всего более 1,5 часа.
После сканирования доктор-диагност показал мне, что везде чистые кости, но в области левой скулы темное пятно. Я сказала, что это не может быть метомтаз, т.к. начитавшись много литературы, я понимала что в скуле быть этого не может. Если я конечно же не какой нибудь уникальный экспонат))).
Но доктор четко произнес, что это же тоже кость! И всякое бывает! и т.п. слова.
Сказал: Давайте я еще раз посмотрю именно это место на аппарате. Посмотрел час и более. Чего он там искал я не знаю. Но пока я лежала, очень нервничала и переживала. Ничем он меня не успокоил. Я спросила, что делать. И он посоветовал пройти дальнейшее обследование: КТ, МРТ, Биопсия….
Была бессонная ночь. Но проснувшись утром, я ощутила спокойствие и даже радость какую-то. Мне на минуту показалось, что я просто начала опять жить не так, капризничала, дипрессовала из-за пустяков,нервничала. Бог дал мне эти волнения для того, что просто пора опять задуматься. Есть Я, моя ЖИЗНЬ. Остальное все решаемо!
Я сделала КТ. Снимки показали, что все чисто и правильно. Да и доктор был понимающий, не пугал, а наоборот подбадривал.
А пишу я все это для того, чтобы вы не боялись диагноза. Никогда и Никакого! Мы со всем можем справиться! Все идет от нас, от наших мыслей.
Будьте ЗДОРОВЫ и СЧАСТЛИВЫ. А еще ЛЮБИТЕ БОГА, СЕБЯ и ВСЕ ВОКРУГ ВАС.
ОБЕРНИТЕСЬ, СЧАСТЬЕ РЯДОМ! НАДО СИЛЬНО ЗАХОТЕТЬ! А ГЛАВНОЕ ЧЕТКО ПОНИМАТЬ ЧЕГО ВЫ ХОТИТЕ! ТОГДА БОГ ОБЯЗАТЕЛЬНО ВАМ ЭТО ДАСТ!
Еще советую прочитать книгу Ленса Армстронга «Моё возвращение к жизни»

Вот интересно стало, есть в истории случаи излечения от рака? Может медики знают у них же есть наверное какая-то статистика или случаи в медицине. что вот все знают и изучают или там не знаю. Может у кого-то есть рассказы знакомых? Я имею не 5 лет или 10 лет после удаления опухоли протянул, а именно совсем-совсем излечился. Ну там был рак, как-то стал лечить, потом проверили — всё нет больше рака. Прожил много-примного лет и умер от глубокой старости. Давайте здесь немного позитивных историй расскажем.

У меня есть история, правда не знаю можно ли считать это за изличилась на совсем, да и не в Израиле это было, но всё равно расскажу, так как эта история может многим внушить веру. У сестры моей бабушки был рак молочной железы. Степень уже не помню, это было давно. По тем временам о лечении в Израиле речи не было в принципе, как за границей вообще. Это были последние года Союза. Ей вырезали грудь и всё что вокруг неё. Я помню этот ужасный вид. Потом она много лечилась, но прожила после операции ещё 17 лет и умерла, когда ей было 83 года. Возможно под конец жизни у неё были метастазы в спину, лёгкие и желудок, вроде об этом говорили, я точно не знаю все подробности, но это было уже где-то последние года два.

Мальвина, в онкологии существует понятие «выживаемость» — если после постановки диагноза пациент прожил более пяти лет, то считается, что он излечился. При некоторых заболеваниях, например, при раке молочной железы, процент выживаемости в Израиле составляет% — в случае если речь идет о первой стадии. При этом сохраняется качество жизни и эстетический облик женщины. Проблема в том, что медицинские туристы обычно обращаются в Израиль уже на продвинутых стадиях рака. Но даже у таких пациентов возможно достижение ремиссии и продление жизни на долгие годы. На сайте есть много таких историй.

Читайте также:  Рак молочной железы мутация диагностик

Мне Мальвина, ваш вопрос кажется не совсем корректным. И я думаю как и меня, многих он бы обидел. Все мы пациенты прошедшие через ад всего лечения, твердо верим и не сомневаемся не на процент, что нас вылечили и вылечили навсегда. Вы своим вопросом заставляете нас что то кому доказывать, а доказывать приходится (качество и уровень лечения за рубежом) . И если для вас мой пример или пример многих излечившихся от этой заразы(таких примеров десятки) не убедителен — тогда вам необходимо искать информацию в других источниках. Просто очевидно, что люди вылечиваютсяи вылечиваются на всегда, рожают детей, строят семье и абсолютно адаптированы в соц среде. Мальвина не хотела вас ни в коем случае обидеть, но неправильно заданными вопросами — вы можете обидеть людей. 🙏👏 Мальвина, даже ваше высказывание «5-10 лет протянули» -это же обидно, люди борятся за каждый день своей жизни и твердо знают ей цену. Я лично считаю себя здоровой. А мой врач любит говорить «Егорова — ты непоправимо здорова». 👍🙏👏А вообще, ни кто ни от чего не застрахован, мы живем в патогенный век и опасность она повсюду и рак победим, победим навсегда(с поправкой через 5 лет рак будет побежден полностью)!! Лично мое мнение.

Ольга, извините, если я вас как-то задела вопросом, я совсем-совсем этого не хотела. И всех прошу простить, если увидели в моём вопросе что-то обидное. Совершенно этого не было в мыслях. Хотелось просто услышать и собрать в теме все истории счастливого излечения. Оля, я не хочу вас обидеть, ни в коем случае, возможно мы по разному понимаем излечение, но в моём понимании, это когда после лечения больше не надо пить таблетки или проходить другие виды лечения. Жизнь прекрасна, но когда человек постоянно страдает от боли или какого-то недуга, это сложно. Я желаю всем, кто чем-то болеет полного выздоровления, я об этом писала в вопросе и буду писать постоянно, но под этим словом я понимаю отсутствие страдания, отсутствие необходимости периодически проходить сложное лечение, отсутствие болей или других симптомов. Я не в коем случае не спрашивала, чтобы мне что-то доказывали, даже не знаю почему вы так решили. Извините, если чем-то обидела.

Алеся, вот это слово «выживаемость» очень сбивает с толку. Что оно означает на обычном русском языке? Вот у меня от него вырисовывается картина не очень приятная, пять лет борьбы с болями и сложного лечения. Уже как-то побаиваюсь писать, чтобы никого не обидеть. Но вот человеку далёкому от медицины, фраза «пятилетняя выживаемость» звучит как-то фатально. А что после этих пяти лет? Я понимаю пять лет сложного лечения, борьбы за жизнь, борьбы с болями, но потом чувствовать себя полностью здоровым человеком, пусть с некоторыми оговорками. Или как это можно понимать? Кстати, вот на форумах читаешь именно так, что все эти годы человек очень мучается, борется с болезнью и живёт в постоянных страданиях.

П.С. Пожалуйста, я никого не хочу обидеть, никому ничего не хочу сказать плохого или попросить что-то доказать, мне интересна эта тема, мне интересно узнать, что означает термин, что означает излечение при раке, интересно услышать истории счастливого излечения и порадоваться с вами. я всем желаю здоровья, всем желаю победить страшного монстра и жить долго и счастливо.

Марва, 17 лет — это немало. Это приличный срок, можно сказать долгая жизнь. Конечно раньше при операциях мало заботились о внешнем виде, но сейчас то уже, во всяком случае заграницей, коме лечения уделяют вопросу эстетического вида. Моя мама как-то показывала мне шрам, ей в юности вырезали аппендицит, то тоже шрамище, даже не знаю как так можно было суметь сделать. Тем неменее, прожить после лечения рака 17 лет и умереть в 83, это можно сказать вылечилась. В 83 года у нас уже само по себе что-то скрипнет, что-то кольнёт, что-то потянет. Кстати заметьте, раньше у нас умели лечить лучше. Не знаю с чем это может быть связано, но сейчас столько историй безграмотности врачей или элементарной халатности, хотя по идее медицина развивается, должно быть лучше, а у нас, как всегда.

Мальвина, историй излечения от рака достаточно! В том числе и на сайте, вот посмотрите некоторые:

«Мой отец является пациентом клиники Рамбам. Я хочу от всей души поблагодарить медперсонал клиники, врачей, консультантов за то невозможное, что клиника сделала для нас. В 2009 году у моего отца обнаружили мелкоклеточный рак легкого. В Санкт-Петербурге его лечить отказались, ссылаясь на тяжелую стадию и неоперабельную опухоль. Прогнозирования смерь через три, максимум четыре месяца. Но мы не сдались. В клинике рамбам папу согласились принять на лечение. Мои родители прожили в Хайфе семь месяцев. Курс лечения был очень тяжелым, но эффективным. Произошло настоящее чудо, сделанное руками врачей и нашей верой в выздоровление отца. Сейчас, спустя почти пять лет, у папы стойкая ремиссия. Раз в год он приезжает в клинику на обследование.»

«Попав в онкологичекий дспансер,я поняла что нас здесь не вылечат. подключили друзей и родственников,собрали необходимую сумму и поехали в Израиль в клинику Хадасса. Нам перепроверили гистологию,посмотрели наши снимки и. опровергли диагноз!»

«Нашей дочери 15 лет. Диагноз — Саркома Юинга. Сначала мы лечились в России,но целых полтора года нам ставили неправильный диагноз.»

Одна история Оленьки, которая здесь прокомментировала, чего стоит!

Таких пациентов как она много, они возвращаются к нормальной жизни, заводят детей и живут долго и счастливо!

Лично меня вы Мальвина не обидели, я лишь призываю правильно и корректно задавать вопросы. Мы действительно по разному смотрим на этот вопрос потомучто я уже вылечилась, а вам я так понимаю (статус нуждается в лечение) только предстоит лечение (удачи вам) . Да и как можно вообще сравнивать у всех рак обнаруживают на разных стадиях, случаи все индивидуальные и не повторяются. поэтому многие после лечения забывают об этом раз и навсегда и ни, что их не тревожит на протяжение всей жизни, многие вылечившиеся были прооперированы и само собой не могут априори, чувствовать себя хорошо на сто процентов (и что бы не терять качесто жизни вынуждены принимать препараты) , но это всосем не значит, что живут они в мучениях (люди пережившие такой шок очень спешат жить. ЖИТЬ ярко и красочно!! Я А термин «выживаемость » — не так страшен и говорит о том, что если прошло 5 лет с момента достижения ремиссии, человека считают полностью здоровым и снимают с учета в контрольной организации.

Ольга, ой, спасибо, что ответили. Я честно, распереживалась, что могла вас как-то задеть, в мыслях такого не было и расстроилась даже. Вы меня успокоили и, всё же, если в чём задела, извините, в мыслях ни грамма не было. Возможно вы правы, что я не совсем правильно сформулировала свои мысли. У меня такое часто бывает. В лечении нуждается моя дочка, ей в роддоме обожгли личико, сказали кислородной маской, мне тут сказали, что от кислородной маски такого быть не может. Я ходила в частную клинику к хирургу, он тоже сказал, что мне что-то неправильно объяснили, так как априори кислородная маска ожогов не оставляет. Теперь мы лечим личико и боимся появления шрама. Пока что неизвестно что будет, сказали что на этом этапе другого выхода, как ждать и лечить, нет.

Владимир Познер лечился от рака предстательной железы в Америке

С момента постановки диагноза прошло более 20 лет, а сейчас технологии гораздо более продвинутые.

Вот еще несколько историй:

Лечащие врачи нам сказали дословно: «Все запущено, опухоль неоперабельна, лечение бесполезно». То есть без преувеличения, здесь в России ее лечить отказались, сказали, что все поражено, что она «гниет во всю».

К счастью у нас была возможность уехать в Израль

Залезу и я к вам в беседу.

Оля, хочу сказать тебе ты молодей, ты супер, ты победила. Прям порадовался за тебя.

Алеся, примеры замечательные, внушают веру в хороший исход.

Мальвина, вопрос имеет смысл, я сейчас где-то посередине того. чтобы сдаться или продолжить бороться. Нужна моральная поддежрка. Жаль у вас на сайте нет онко-психолога, знаю что такая специализация есть, но в нашем городе и округе такого специалиста нет, а в интернете не нашёл.

А теперь моё мнение, это только моё ИМХО. Я уверен, что медицина в Израиле лучше, чем у нас в Белоруссии. Я в этом уверен, хотя бы потому что страна экономически намного развитее, а значит и сферы медицины, образования и тд тоже более развитые. Не знаю как в России, Украине и прочих бывших лагерных странах, но не думаю, что сильно отличается. Но при всём при этом Израиль — это очень-очень-очень-очень дорого. Я понимаю, что может как для европейских стран и недорого, но для среднего и даже чуть богаче среднего гражданина нашего региона, многие суммы, которые я почитал, а это в несколько сот тысяч евро — это просто неподъёмно-заоблачная цена. Это не сумма пяти месячных средних зарплат и даже выше средних. поэтому для нас большинства, Израиль — это мечта, а реальность намного плачевнее. Все истории, приведённые Алесей — это лечение заграницей, все написанные здесь — тоже там. Марва написала давнюю историю у нас, но все те врачи уже не работают, а новые — это просто тихий ужас на метле. Не знаю как их сейчас в институтах учат, но точно, не как раньше. Так что, Алеся, вы правы, от рака лечатся, но с поправкой — не у нас.

Мальвина, рассказываю нашу историю счастливого излечения. У моей жены был обнаружен рак шейки матки на самой ранней стадии. Наши врачи в Украине сразу предложили нам забыть о детях, так как теперь надо заботиться о здоровье жены и, если мы вылечимся(.), то лучше ничего не делать того, что могло бы спровоцировать рак, да и в любом случае после операции и лечения нормально выносить она уже не сможет. После этого, мы собрали всё что у нас есть и поехали в Израиль. Там нам провели лечение, женские органы сохранили, и хотя пяти лет не прошло, мы считаем, и врачи тоже, что она фактически уже здорова, а через 5 лет мы получим этот статус официально. Уже сейчас мы думаем о зачатии ребёнка. Так что, после рака можно не только долго жить, но и вполне себе полноценно, а не тянуть и мучиться. К тому же, лечение. конечно, тяжёлое, но далеко не такое мучительно, как например, мы видели у нас в Украине.

Добрый день. У моего отца была киста верхней челюсти, которую удалили и отдали на исследования. Стекла показали:фрагменты многослойного плоского неорогевающего эпителия с выраженной псевдоэпителиоматозной гиперплазией. В подслизистой обнаруживаются комплексы клеток округлой формы, напоминающие.

Дочке 2 года и 9 мес.Диагноз:нефробластома рецидив.Удалили.Гестологический результат анализа:сарком. вид нефробластомы.Что вы нам можите посоветовыть? Спасибо.

В 2009 г. мне поставили диагноз Лимфома Ходжкина 3 ст.

После чего я прошел восемь курсов химии и два курса по двадцать раз облучения.

Сразу хочу сказать, что я в здравом уме, не фантазер, не народный лекарь, не т.д. и не собираюсь никому ни чего предлагать (лечение и т.п.).

Здравствуйте Моей матери ей 67 лет поставили диагноз инвазивный карцинома pTNM classification:pT2 multi , pN3a, pMx, pR0, pLV1.grade 3 ER/PR- ; HER2:3+; ki-67-25% На сколько можно продлить жизнь, какая стадия и какие методы лечения и их успешность? Спасибо заранее Спасибо Дато

  • Аудиокниги (125)
  • Афоризмы (56)
  • Библейские истории (17)
  • Видео-рецепты (50)
  • Выпечка (594)
  • Торты (83)
  • Выпиливание лобзиком (62)
  • Вышивка (50)
  • Аппликация (3)
  • Вязание (488)
  • Вязание для детей (230)
  • Вязаные коврики (25)
  • Декупаж (348)
  • Роспись, витражи (61)
  • Точечная роспись (46)
  • Шпатлевка (18)
  • Пейп-арт (5)
  • Плетение из газетных трубочек (4)
  • Животные (102)
  • Заготовки на зиму (110)
  • Западное кино (185)
  • Заработок в интернете (5)
  • Здоровье (1324)
  • Диетическое питание (70)
  • Медолечение (105)
  • Онкология (516)
  • Израиль (82)
  • Компьютер (283)
  • Красота. (18)
  • Кулинария (879)
  • Блюда в горшочках (18)
  • Блюда из мяса (219)
  • Блюда из овощей (113)
  • Блюда из овощей (5)
  • Блюда из рыбы (90)
  • Блюда из свеклы (12)
  • Веселая кухня (24)
  • Вкусняшки (46)
  • Еврейская кухня (19)
  • Запеканки (105)
  • Салаты (92)
  • Сало (14)
  • Субпродукты (33)
  • Кумиры (18)
  • Лепка (199)
  • Гипс (71)
  • Лепка из соленого теста (361)
  • Лепка из холодного фарфора (111)
  • Мир детства (125)
  • Мой Киев (46)
  • Музыка (528)
  • Мультфильмы (137)
  • Народная медицина (623)
  • Наши руки не для скуки (1208)
  • Игрушки-самоделки (53)
  • Кофейные игрушки (97)
  • Мягкие игрушки (239)
  • Папье-маше (112)
  • Неожиданное и удивительное для дома (10)
  • Новый год (344)
  • Пасха (46)
  • Рождество (15)
  • Старый Новый год (9)
  • Ностальгия (79)
  • Нужные сайты (53)
  • Обо всем (68)
  • Обряды (129)
  • Оформление и дизайн (156)
  • Память (42)
  • Первые уроки на ли ру (151)
  • Плетение из газет (12)
  • По волнам моей памяти (22)
  • Поздравления (14)
  • Полезные советы (188)
  • Православие (44)
  • Развлечения (105)
  • Разное (74)
  • Ретро (52)
  • Самоделкин (526)
  • Сериалы (95)
  • Советские фильмы (250)
  • Стихи, рассказы, Притчи, легенды (171)
  • Театр (99)
  • Фазенда (361)
  • Комнатные цветы (77)
  • Шансон (50)
  • Шитье (1579)
  • Аксессуары для дома (271)
  • Переделки (161)
  • Подушки (93)
  • Портняшка-самоучка (147)
  • Пэчворк (34)
  • Шьем детям (494)
  • Это интересно (134)
  • Юмор, приколы (189)

Женщины, которым поставили страшный диагноз, рассказали, как справиться с болезнью

Октябрь — месяц борьбы с раком молочной железы. Поэтому сейчас как нельзя кстати напомнить об этой проблеме, которая, к сожалению, может коснуться каждой из нас. В рамках совместного спецпроекта «Сегодня» и Благотворительного фонда Рината Ахметова «Развитие Украины» — «Стоп, рак!» мы расскажем две истории женщин, которым довелось услышать этот страшный диагноз. Их опыт поможет по-другому взглянуть на свою жизнь — для того, чтобы никогда не услышать фразу «У вас рак груди». А тем, кому уже поставлен этот диагноз, их истории помогут изменить образ жизни — чтобы побороть эту болезнь.

«ПОЧЕМУ Я? НЕ ПОНИМАЛ НИКТО»

ДИАГНОЗ. В большинстве объявлений, что висят возле одного из киевских онкоцентров, предлагают парики и доставку онкопрепаратов. Бумажки с телефонами оторваны почти все. Совсем недавно в парике ходила и одна из пациенток этого центра Татьяна. В прошлом году она была на плановом осмотре у гинеколога, и он ради профилактики посоветовал провериться у маммолога. Тот на УЗИ нашел небольшие узелки в области левой груди и успокоил, что такое бывает почти у всех в этом возрасте (Тане тогда было 39). Посоветовал наблюдать за собой и выписал гормональный крем. Татьяна исправно пользовалась им и через полгода снова сходила на УЗИ, которое узелков уже не обнаружило, зато показало листообразную фиброаденому. От нее отходили капилляры и сосуды — значит, она росла. Это не очень хороший знак, и образование предложили удалить. Но какая женщина спокойно согласится на это? Сошлись на том, что надо наблюдаться, выписали гормональные таблетки.

Через пару месяцев Таня поняла: уплотнение стало прощупываться. Маммолог отправил на консультацию в онкоцентр. Ей сделали биопсию и сказали: «У вас — рак молочной железы».

ПРИЧИНЫ. «Почему я? Это не понимал никто. Особых стрессов у меня не было, образ жизни я вела более-менее здоровый, — размышляет Татьяна. — Когда я потом пыталась узнать, отчего бывает РМЖ, то поняла, что какой-то одной явной причины не существует: это может быть и наследственность, и неправильное питание, и плохая экология, и постоянные волнения, и травмы, и еще куча всего. Коварство болезни в том, что ничего не болит, пока дело не доходит до тяжелой стадии. Маммолог сказал, что одной из возможных причин у современных женщин может быть любовь к бюстгальтерам с косточкой и подушечками — они ежедневно сдавливают грудь и по чуть-чуть, но травмируют ее. Этот же маммолог посоветовал отказаться от дезодорантов. Вы хоть раз узнавали, что в их составе? А ведь все это через потовые железы регулярно попадает в лимфу и разносится по организму. Кстати, после операции я полностью отказалась от дезодорантов, и у меня сейчас нет вообще запаха».

ОПЕРАЦИЯ. Первое время после постановки диагноза Татьяна была в сильной депрессии. Она четко понимала, что закончиться все может очень печально. От эмоциональной ямы спасал маленький сын, которого надо было воспитывать.

В день операции она была первой пациенткой хирургического отделения. Когда ее везли на каталке, медсестры переговаривались: «Сколько сегодня человек? Мало, 13 всего. Обычно не меньше 20 бывает». Ей удалили левую молочную железу и все лимфоузлы в подмышечной области, плюс установили имплантат. «Обычно эта процедура делится на две, — рассказывает Татьяна. — Надо удалить опухоль, вычистить все, дать отойти и лишь после этого ставить имплантат. Но для пациентов дешевле, а для врачей проще сделать все сразу».

ХИМИЯ. После операции назначили «красную» химию. «Ее все боятся, потому что состояние во время проведения ужасное: тошнота, сонливость, тяжелое недомогание — как будто сильно отравился, — вспоминает Таня. — Эти месяцы были самыми жуткими: каждые 3 недели вводится препарат, только отойдешь от одного введения — нужно готовиться к следующему, да еще и следить за гемоглобином и лейкоцитами. После такой химии полностью выпадают волосы. Как в кино: прикоснулся к волосам — и снял клок. Первый курс мне обошелся в 6000 грн. Препараты заказывала через друзей из России: в Украине они очень дорогие, даже в Европе дешевле».

ПСИХОЛОГИЯ И ВЕРА. Химия продолжается и сейчас: «красная» не дала нужного эффекта, пришлось перейти на другие препараты, уже почти по тысяче долларов за введение. «Надеюсь, от метастазов они помогут избавиться. Страха уже нет — лишь опасение, что химия станет постоянной спутницей жизни.

Самое сложное во всем этом — найти в себе моральные и физические силы бороться. Я не могу позволить себе расслабиться: родные не должны отягощать свою жизнь моей болезнью. Но все же обязательно нужно выговариваться — становится легче. И еще: если не верите в себя — вы не излечитесь.

Силы мне дает и вера в Бога. Это особенно помогает в минуты, когда чувствуешь себя ужасно и начинаешь думать, что тебе, может, осталась всего пара недель. Я поменяла отношение ко всему: поняла, что нельзя ни на минуту допускать плохих мыслей и нужно бороться, бороться, бороться!».

ОБРАЗ ЖИЗНИ. «После операции я решила, что все наконец-то закончилось. Но оказалось, что это — только начало. К прежним бытовым вопросам добавились регулярные походы в больницы и поликлиники. После всех перевязок нужно разрабатывать левую часть туловища — подмышечные швы не дают возможности руке двигаться, как прежде. Кстати, не везде пишут, что если вам удалили грудь и лимфоузлы, то на прооперированной стороне нельзя делать уколы, брать ею тяжелые предметы, носить часы, браслеты, кольца, измерять на ней давление и температуру. И всем больным надо быть бдительными, даже если они хорошо себя чувствуют. Через полгода после начала первой химии у меня в почках обнаружили метастазы. Пришла бы через год, могло быть поздно».

Татьяна в корне пересмотрела и свое питание. «В онкоцентре есть кабинет реабилитации, в который никогда нет очереди. А зря: врач в этом кабинете рассказала много полезного, в том числе и о еде. К примеру, что каждой женщине, здоровой и больной, каждый день надо съедать сало — кусочек хотя бы со спичечный коробок, каши на воде, чеснок.

Помню, как под Новый год соседка по палате спросила у пяти разных хирургов: «А можно нам выпить шампанского?». И все отвечали: «Конечно! И шампанское можно, и красное вино, а лучше — коньячку или водочки!». А когда у меня пошли метастазы летом и я стала читать специальные книги, то поняла, что белые сахар и хлеб, макароны и алкоголь — первое, что запрещено онкобольным! Сейчас ем холодцы и хрящи. До сих пор противно, а надо! Когда на рынке вижу, что стоят свиные уши, мне становится плохо. А мне пару свиных ушей с горчицей или хреном в неделю надо сделать нормой. Причем хрен обязан быть целый, который я должна сама натереть, да еще и подышать им. Ем больше орехов и фруктов, пью овощные (особенно свекольный и морковный) и фруктовые соки, самодельный виноградный сок, чтобы поднять гемоглобин. Летом очень полезно есть ягоды — малину, клубнику, ежевику, землянику. Чтобы почистить организм, сначала нужно решить проблему с кишечником. Вместо чая стала пить отвары из березовых почек, ромашки, цветков липы с медом, овса. Налегаю на сало и селедку, овощи и зелень. Хлеб — только злаковый цельнозерновой. Утро мое часто начинается так: выпиваю стакан свежевыжатого яблочно-морковно-свекольного сока с ложечкой оливкового масла (можно кунжутного или семени льна), затем ем орехи, банан».

Как у Татьяны дела сейчас? Она по-прежнему ходит на химию, но тем не менее находит силы и для работы, и для отдыха. Постоянно следит за своим здоровьем и питанием. Выглядит прекрасно — ухоженная кожа, тщательный макияж, уже отросшие и подкрашенные волосы, красивая одежда и много-много оптимизма: пусть болезнь пока не побеждена, ей постоянно надо давать понять, что ты сильнее ее.

Второй нашей героине, Любови И., тоже пришлось пройти через онкокошмар. Она 10 лет назад попала в крупное ДТП, получила много травм и переломов. После выписки вроде все пошло на лад, но дрожь в ногах и быстрая утомляемость заставили пойти на обследования еще раз. Они ничего не показывали до тех пор, пока Любовь сама не почувствовала шишку в левой груди. Затем — биопсия и диагноз «рак молочной железы 2-й степени». Операция была срочной, ей удалили грудь и все лимфоузлы, «почистили» все косточки, поставили съемный протез. После этого — 9 месяцев химии и тяжелой реабилитации.

НОВАЯ ЖИЗНЬ. «После химии я еще пять лет после операции пила таблетки и полностью поменяла свою жизнь. Переехала в поселок с чистым воздухом, лесами и прудами, хотя работать продолжаю. Не пью ни капли спиртного, даже пива, на колбасу — полное табу. Конечно же, питаюсь рационально и не реже трех раз в день, но не позже 18:00. Сама выращиваю овощи, фрукты, мясо ем преимущественно кроличье — животных развожу тоже сама. Ем много каш, только крупы не варю, а замачиваю на ночь — так полезные свойства лучше сохраняются. Сахар исключила, только изредка балую себя печеньем. Вечером съедаю какой-нибудь супчик и раз в неделю делаю себе сок из морковки или свеклы с зелеными яблоками. Пить вообще стараюсь много, делаю компоты из сухофруктов и кисели.

Про загар пришлось забыть, но я много гуляю и каждое лето плаваю на речке. Еще я стараюсь не переутомляться и не принимать проблемы близко к сердцу. Но самое главное во время лечения — не зацикливаться на том, что у тебя рак. Преодолеть болезнь очень помогли муж и походы в храм — они вселили в меня веру и надежду и укрепили во мне силу воли. Полюбить себя больную сложно, но это необходимо! Сейчас я сама себе очень нравлюсь — помогаю детскому дому, являюсь председателем попечительского совета в приюте для несовершеннолетних. Меня знают, меня любят и уважают, хотя о болезни знают только самые близкие и непосредственный начальник.

Раковых клеток во мне уже нет. Таблетки я перестала пить два года назад, в июне 2012-го меня сняли с учета в онкобольнице, теперь наблюдаюсь у своего терапевта: раз в квартал сдаю анализы, в том числе на наличие раковых клеток и уровень лейкоцитов в крови, делаю УЗИ брюшной полости, а дважды в год — рентген легких».

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter

Нажмите на кнопку, если статья Вам понравилась, это поможет нам развивать проект. Спасибо!

источник