Меню Рубрики

Как помочь сестре с раком молочной железы

Психологическая помощь женщинам после мастэктомии при раке молочной железы

Многочисленные исследования доказали, что большинство онкобольных испытывают страхи, тревогу, стресс, во многих случаях депрессию и другие психологические проблемы. Эти проблемы не только снижают настроение больного, но и отнимают у него необходимую энергию и силу, что, в конечном итоге, может отразиться на качестве лечения. В таком состоянии человеку для достижения благоприятного исхода заболевания необходима психологическая поддержка (психотерапия).

Что же касается непосредственно рака молочной железы, то факт наличия этой патологии рассматривается многими исследователями как «сверхсильный стресс», «особый вид психической травмы из категории сверхсильных психических раздражителей», «двойная психическая травма» — наличие рака и необходимость удаления молочной железы.

«Почему это случилось именно со мной?», «Как я буду жить дальше?», «Смогу ли я справиться с болезнью, поддержат ли меня близкие?» — эти вопросы задает себе каждый, кто однажды столкнулся с онкологическим диагнозом. Сам по себе диагноз рак молочной железы является мощнейшим стрессовым фактором. Онкологическое заболевание нередко рассматривается женщиной не только как физическое заболевание, но и как эмоциональная катастрофа, нарушающая функционирование человека как личности.

Общей чертой наиболее сложных для пациентки периодов является неопределенность исхода болезни и тревожное ожидание грядущих событий. Ситуация особенно усложняется необходимостью калечащей операции и последующей химио- и радиотерапии, меняющей представления о собственном теле и сексуальной привлекательности.

Женщина, у которой обнаружили рак груди, очень нуждается в поддержке не только родных и близких, но и в профессиональной психологической помощи. В свою очередь, члены семьи часто боятся, что разговоры о болезни только осложнят ситуацию и расстроят женщину. В действительности все как раз наоборот. Обсуждение проблем вслух обычно помогает снять стресс и снизить напряжение.

Важнейшим фактором в борьбе с раком является положительный настрой, а его отсутствие препятствует выздоровлению. В то же время излишняя концентрация наположительных эмоциях и уклонение от любых негативных эмоций (страх, гнев, грусть) может вызвать ситуацию, когда близкие люди боятся обсуждать свои ощущения, сомнения и переживания. В результате сдерживается общение и, вместо того, чтобы способствовать активизации положительного настроя, только увеличивается стресс и создаются дополнительные проблемы.

В настоящее время уже ни у кого не вызывает сомнения, что хронический стресс подавляет функции иммунной системы, что в свою очередь может привести к развитию и прогрессированию заболевания. Истощение нервной и иммунной системы также может отразиться и на процессе лечения, и на общем соматическом состоянии. Физиологические процессы в организме находятся под выраженным влиянием психологических воздействий (в стрессовых ситуациях в частности повышается содержание кортизола в крови, что оказывает негативное влияние на деятельность иммунной системы).

Исследования, проведенные в США, Европе, России, показали, что пациенты с онкологическими заболеваниями, которые после выписки из клиники начинают посещать группы поддержки, проходят курс психотерапии или психологических консультаций, не только способны улучшить качество жизни при болезни, но и меньше подвержены ее рецидивам. Психологическая коррекция не противопоставляется основному противоопухолевому лечению, а, наоборот, потенцирует его воздействие.

Первым выявил эту зависимость американский психоонколог Шпигель. Первоначально он стремился доказать, что психотерапевтические мероприятия не оказывают никакого влияния на ход болезни. Однако опыты привели к неожиданным для исследователя результатам. Женщинам с прогрессирующим раком молочной железы была назначена групповая терапия, включающая беседы и визуальные упражнения, а контрольную группу Шпигель оставил без психологической помощи. Через десять лет количество выживших в группе, где проводились указанные занятия, было вдвое большим, чем в контрольной. Кроме того, в экспериментальной группе было значительно меньше жалоб на боль и другие осложнения.

У женщин, перенесших мастэктомию, часто встречаются отсроченные эмоциональные переживания. Больные, пройдя ознакомление с диагнозом, оперативные вмешательства и последующие химио и радиотерапию, держатся достаточно стойко, не впадая в депрессивные состояния. Но после полученного лечения, интенсивного общения с врачами, оценивая прошедшие события как завершившиеся, неожиданно для себя начинают испытывать непонятную сильную тревогу, волнения, отмечают повышенную слезливость, неконтролируемые вспышки гнева и раздражения. Это происходит от того, что пациенты, узнав о диагнозе, мобилизируют все свои силы на борьбу с болезнью, откладывая душевные переживания «на потом». И когда длительное лечение подходит к концу, эмоции, долгое время сдерживаемые, прорываются вовне.

Группы поддержки больных и их семей, своевременная психологическая помощь могут существенно снизить риск возникновения выраженных психологических и психопатологических реакций.

Сегодня в арсенале психологов имеется огромное количество высокоэффективных методик, которые являются усиливающими, вспомогательными, поддерживающими средствами для основного лечения и реабилитации женщин, больных раком груди. Важнейшей нашей задачей, является с помощью этих методик помочь женщинам после мастэктомии обрести необходимый для борьбы с болезнью психологический комфорт.

Ивашкиной М.Г. были выявлены основные психотерапевтические задачи, решаемые в рамках программы помощи онкопациентам:

  • Работа с конкретным симптомом – боль, тошнота, страхи и т.д.
  • Работа с темой здоровья и болезни (в целом), направленная на стимулирование у пациента процесса принятия болезни и здоровья, как важных аспектов жизни.
  • Работа с мифами рака.
  • Коррекция алекситимии.
  • Работа с ранними травматическими темами (к источнику проблемы) — обидами, стрессовыми переживаниями.
  • Работа с базовой проблематикой – доверие, границы, креативность, сексуальность и т.д.
  • Работа с семейными онкологическими сценариями.
  • Работа с экзистенциальными переживаниями (темы — «жизнь», «смерть», «жизненный путь», «смыслы жизни», «достижение мудрости»).
  • Структурирование и планирование будущего.

В каждом случае лечение всегда индивидуально, не является исключением и психологическая помощь. Но основа выздоровления у всех одинаковая – это не пассивное ожидание излечения, а активная, совместно с врачами и психологами, борьба за свое здоровье.

Ивашкина М.Г. Возможности психологической коррекции онкологических больных в рамках интегративной креативно-структурной психотерапии (ИКС-подход). Материалы тезисов съезда 2009 г. ассоциации онкопсихологов http://www.oncopsychology.ru/ru/congress-abstracts-2009/6-2009-11-17-09-11-06.html

Материалы «Bloom» — Бюллетеня Международной программы «Навстречу к выздоровлению» Женева, Швейцария XI.2006

Януц Н.П. Особенности психотерапевтической работы с женщинами после мастэктомии Материалы тезисов съезда 2009 г. ассоциации онкопсихологов http://www.oncopsychology.ru/ru/congress-abstracts-2009/26-2010-06-21-19-23-47.html

Montgomery C. Психоонкология: достижение зрелости? Ж. «Обзор современной психиатрии». Выпуск 6. 2000. Стр. 82-86

источник

  • Аудиокниги (150)
  • Афоризмы (56)
  • Библейские истории (17)
  • Видео-рецепты (50)
  • Выпечка (602)
  • Торты (85)
  • Выпиливание лобзиком (62)
  • Вышивка (50)
  • Аппликация (3)
  • Вязание (491)
  • Вязание для детей (231)
  • Вязаные коврики (26)
  • Декупаж (487)
  • Плетение из газетных трубочек (129)
  • Роспись, витражи (63)
  • Точечная роспись (47)
  • Шпатлевка (19)
  • Пейп-арт (7)
  • Джутовая филигрань (1)
  • Животные (102)
  • Заготовки на зиму (111)
  • Западное кино (185)
  • Заработок в интернете (5)
  • Здоровье (1329)
  • Диетическое питание (70)
  • Медолечение (105)
  • Онкология (518)
  • Израиль (83)
  • Компьютер (289)
  • Красота. (18)
  • Кулинария (888)
  • Блюда в горшочках (19)
  • Блюда из мяса (224)
  • Блюда из овощей (116)
  • Блюда из овощей (7)
  • Блюда из рыбы (92)
  • Блюда из свеклы (12)
  • Веселая кухня (24)
  • Вкусняшки (46)
  • Еврейская кухня (19)
  • Запеканки (107)
  • Салаты (92)
  • Сало (14)
  • Субпродукты (33)
  • Кумиры (18)
  • Лепка (203)
  • Гипс (74)
  • Лепка из соленого теста (361)
  • Лепка из холодного фарфора (114)
  • Мир детства (126)
  • Мой Киев (46)
  • Музыка (528)
  • Мультфильмы (137)
  • Народная медицина (624)
  • Наши руки не для скуки (1228)
  • Игрушки-самоделки (63)
  • Кофейные игрушки (97)
  • Мягкие игрушки (242)
  • Папье-маше (112)
  • Неожиданное и удивительное для дома (10)
  • Новый год (347)
  • Пасха (48)
  • Рождество (16)
  • Старый Новый год (9)
  • Ностальгия (79)
  • Нужные сайты (54)
  • Обо всем (69)
  • Обряды (129)
  • Оформление и дизайн (156)
  • Память (42)
  • Первые уроки на ли ру (151)
  • Плетение из газет (12)
  • По волнам моей памяти (22)
  • Поздравления (14)
  • Полезные советы (190)
  • Православие (44)
  • Развлечения (105)
  • Разное (75)
  • Ретро (53)
  • Самоделкин (526)
  • Сериалы (96)
  • Советские фильмы (251)
  • Стихи, рассказы, Притчи, легенды (171)
  • Театр (99)
  • Фазенда (363)
  • Комнатные цветы (79)
  • Шансон (50)
  • Шитье (1597)
  • Аксессуары для дома (284)
  • Переделки (161)
  • Подушки (93)
  • Портняшка-самоучка (147)
  • Пэчворк (34)
  • Шьем детям (496)
  • Это интересно (135)
  • Юмор, приколы (189)

Как помочь себе при раке молочной железы

Женщины, которым поставили страшный диагноз, рассказали, как справиться с болезнью
Октябрь — месяц борьбы с раком молочной железы. Поэтому сейчас как нельзя кстати напомнить об этой проблеме, которая, к сожалению, может коснуться каждой из нас. В рамках совместного спецпроекта «Сегодня» и Благотворительного фонда Рината Ахметова «Развитие Украины» — «Стоп, рак!» мы расскажем две истории женщин, которым довелось услышать этот страшный диагноз. Их опыт поможет по-другому взглянуть на свою жизнь — для того, чтобы никогда не услышать фразу «У вас рак груди». А тем, кому уже поставлен этот диагноз, их истории помогут изменить образ жизни — чтобы побороть эту болезнь.

«ПОЧЕМУ Я? НЕ ПОНИМАЛ НИКТО»

ДИАГНОЗ. В большинстве объявлений, что висят возле одного из киевских онкоцентров, предлагают парики и доставку онкопрепаратов. Бумажки с телефонами оторваны почти все. Совсем недавно в парике ходила и одна из пациенток этого центра Татьяна. В прошлом году она была на плановом осмотре у гинеколога, и он ради профилактики посоветовал провериться у маммолога. Тот на УЗИ нашел небольшие узелки в области левой груди и успокоил, что такое бывает почти у всех в этом возрасте (Тане тогда было 39). Посоветовал наблюдать за собой и выписал гормональный крем. Татьяна исправно пользовалась им и через полгода снова сходила на УЗИ, которое узелков уже не обнаружило, зато показало листообразную фиброаденому. От нее отходили капилляры и сосуды — значит, она росла. Это не очень хороший знак, и образование предложили удалить. Но какая женщина спокойно согласится на это? Сошлись на том, что надо наблюдаться, выписали гормональные таблетки.
Через пару месяцев Таня поняла: уплотнение стало прощупываться. Маммолог отправил на консультацию в онкоцентр. Ей сделали биопсию и сказали: «У вас — рак молочной железы».
ПРИЧИНЫ. «Почему я? Это не понимал никто. Особых стрессов у меня не было, образ жизни я вела более-менее здоровый, — размышляет Татьяна. — Когда я потом пыталась узнать, отчего бывает РМЖ, то поняла, что какой-то одной явной причины не существует: это может быть и наследственность, и неправильное питание, и плохая экология, и постоянные волнения, и травмы, и еще куча всего. Коварство болезни в том, что ничего не болит, пока дело не доходит до тяжелой стадии. Маммолог сказал, что одной из возможных причин у современных женщин может быть любовь к бюстгальтерам с косточкой и подушечками — они ежедневно сдавливают грудь и по чуть-чуть, но травмируют ее. Этот же маммолог посоветовал отказаться от дезодорантов. Вы хоть раз узнавали, что в их составе? А ведь все это через потовые железы регулярно попадает в лимфу и разносится по организму. Кстати, после операции я полностью отказалась от дезодорантов, и у меня сейчас нет вообще запаха».
ОПЕРАЦИЯ. Первое время после постановки диагноза Татьяна была в сильной депрессии. Она четко понимала, что закончиться все может очень печально. От эмоциональной ямы спасал маленький сын, которого надо было воспитывать.
В день операции она была первой пациенткой хирургического отделения. Когда ее везли на каталке, медсестры переговаривались: «Сколько сегодня человек? Мало, 13 всего. Обычно не меньше 20 бывает». Ей удалили левую молочную железу и все лимфоузлы в подмышечной области, плюс установили имплантат. «Обычно эта процедура делится на две, — рассказывает Татьяна. — Надо удалить опухоль, вычистить все, дать отойти и лишь после этого ставить имплантат. Но для пациентов дешевле, а для врачей проще сделать все сразу».
ХИМИЯ. После операции назначили «красную» химию. «Ее все боятся, потому что состояние во время проведения ужасное: тошнота, сонливость, тяжелое недомогание — как будто сильно отравился, — вспоминает Таня. — Эти месяцы были самыми жуткими: каждые 3 недели вводится препарат, только отойдешь от одного введения — нужно готовиться к следующему, да еще и следить за гемоглобином и лейкоцитами. После такой химии полностью выпадают волосы. Как в кино: прикоснулся к волосам — и снял клок. Первый курс мне обошелся в 6000 грн. Препараты заказывала через друзей из России: в Украине они очень дорогие, даже в Европе дешевле».
ПСИХОЛОГИЯ И ВЕРА. Химия продолжается и сейчас: «красная» не дала нужного эффекта, пришлось перейти на другие препараты, уже почти по тысяче долларов за введение. «Надеюсь, от метастазов они помогут избавиться. Страха уже нет — лишь опасение, что химия станет постоянной спутницей жизни.
Самое сложное во всем этом — найти в себе моральные и физические силы бороться. Я не могу позволить себе расслабиться: родные не должны отягощать свою жизнь моей болезнью. Но все же обязательно нужно выговариваться — становится легче. И еще: если не верите в себя — вы не излечитесь.
Силы мне дает и вера в Бога. Это особенно помогает в минуты, когда чувствуешь себя ужасно и начинаешь думать, что тебе, может, осталась всего пара недель. Я поменяла отношение ко всему: поняла, что нельзя ни на минуту допускать плохих мыслей и нужно бороться, бороться, бороться!».
ОБРАЗ ЖИЗНИ. «После операции я решила, что все наконец-то закончилось. Но оказалось, что это — только начало. К прежним бытовым вопросам добавились регулярные походы в больницы и поликлиники. После всех перевязок нужно разрабатывать левую часть туловища — подмышечные швы не дают возможности руке двигаться, как прежде. Кстати, не везде пишут, что если вам удалили грудь и лимфоузлы, то на прооперированной стороне нельзя делать уколы, брать ею тяжелые предметы, носить часы, браслеты, кольца, измерять на ней давление и температуру. И всем больным надо быть бдительными, даже если они хорошо себя чувствуют. Через полгода после начала первой химии у меня в почках обнаружили метастазы. Пришла бы через год, могло быть поздно».
Татьяна в корне пересмотрела и свое питание. «В онкоцентре есть кабинет реабилитации, в который никогда нет очереди. А зря: врач в этом кабинете рассказала много полезного, в том числе и о еде. К примеру, что каждой женщине, здоровой и больной, каждый день надо съедать сало — кусочек хотя бы со спичечный коробок, каши на воде, чеснок.
Помню, как под Новый год соседка по палате спросила у пяти разных хирургов: «А можно нам выпить шампанского?». И все отвечали: «Конечно! И шампанское можно, и красное вино, а лучше — коньячку или водочки!». А когда у меня пошли метастазы летом и я стала читать специальные книги, то поняла, что белые сахар и хлеб, макароны и алкоголь — первое, что запрещено онкобольным! Сейчас ем холодцы и хрящи. До сих пор противно, а надо! Когда на рынке вижу, что стоят свиные уши, мне становится плохо. А мне пару свиных ушей с горчицей или хреном в неделю надо сделать нормой. Причем хрен обязан быть целый, который я должна сама натереть, да еще и подышать им. Ем больше орехов и фруктов, пью овощные (особенно свекольный и морковный) и фруктовые соки, самодельный виноградный сок, чтобы поднять гемоглобин. Летом очень полезно есть ягоды — малину, клубнику, ежевику, землянику. Чтобы почистить организм, сначала нужно решить проблему с кишечником. Вместо чая стала пить отвары из березовых почек, ромашки, цветков липы с медом, овса. Налегаю на сало и селедку, овощи и зелень. Хлеб — только злаковый цельнозерновой. Утро мое часто начинается так: выпиваю стакан свежевыжатого яблочно-морковно-свекольного сока с ложечкой оливкового масла (можно кунжутного или семени льна), затем ем орехи, банан».
Как у Татьяны дела сейчас? Она по-прежнему ходит на химию, но тем не менее находит силы и для работы, и для отдыха. Постоянно следит за своим здоровьем и питанием. Выглядит прекрасно — ухоженная кожа, тщательный макияж, уже отросшие и подкрашенные волосы, красивая одежда и много-много оптимизма: пусть болезнь пока не побеждена, ей постоянно надо давать понять, что ты сильнее ее.
«ГОРДИТЕСЬ СОБОЙ!»
Второй нашей героине, Любови И., тоже пришлось пройти через онкокошмар. Она 10 лет назад попала в крупное ДТП, получила много травм и переломов. После выписки вроде все пошло на лад, но дрожь в ногах и быстрая утомляемость заставили пойти на обследования еще раз. Они ничего не показывали до тех пор, пока Любовь сама не почувствовала шишку в левой груди. Затем — биопсия и диагноз «рак молочной железы 2-й степени». Операция была срочной, ей удалили грудь и все лимфоузлы, «почистили» все косточки, поставили съемный протез. После этого — 9 месяцев химии и тяжелой реабилитации.
НОВАЯ ЖИЗНЬ. «После химии я еще пять лет после операции пила таблетки и полностью поменяла свою жизнь. Переехала в поселок с чистым воздухом, лесами и прудами, хотя работать продолжаю. Не пью ни капли спиртного, даже пива, на колбасу — полное табу. Конечно же, питаюсь рационально и не реже трех раз в день, но не позже 18:00. Сама выращиваю овощи, фрукты, мясо ем преимущественно кроличье — животных развожу тоже сама. Ем много каш, только крупы не варю, а замачиваю на ночь — так полезные свойства лучше сохраняются. Сахар исключила, только изредка балую себя печеньем. Вечером съедаю какой-нибудь супчик и раз в неделю делаю себе сок из морковки или свеклы с зелеными яблоками. Пить вообще стараюсь много, делаю компоты из сухофруктов и кисели.
Про загар пришлось забыть, но я много гуляю и каждое лето плаваю на речке. Еще я стараюсь не переутомляться и не принимать проблемы близко к сердцу. Но самое главное во время лечения — не зацикливаться на том, что у тебя рак. Преодолеть болезнь очень помогли муж и походы в храм — они вселили в меня веру и надежду и укрепили во мне силу воли. Полюбить себя больную сложно, но это необходимо! Сейчас я сама себе очень нравлюсь — помогаю детскому дому, являюсь председателем попечительского совета в приюте для несовершеннолетних. Меня знают, меня любят и уважают, хотя о болезни знают только самые близкие и непосредственный начальник.
Раковых клеток во мне уже нет. Таблетки я перестала пить два года назад, в июне 2012-го меня сняли с учета в онкобольнице, теперь наблюдаюсь у своего терапевта: раз в квартал сдаю анализы, в том числе на наличие раковых клеток и уровень лейкоцитов в крови, делаю УЗИ брюшной полости, а дважды в год — рентген легких».
Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Автор: Полина Дорожкина

Читайте также:  Рак груди 4 степень с метастазами легкого

источник

Диагноз мне поставили не сразу. У меня отягощенная наследственность: раком болела мамина сестра, бабушкина сестра. Они, к счастью, выздоровели.

Когда у меня обнаружили в груди уплотнение и врач сказал, что это просто нормальные возрастные изменения, я почувствовала беспокойство и продолжила обследование. Поэтому, когда через два месяца мне поставили диагноз «рак молочной железы», я уже была к нему внутренне готова.

Меня испугало, что лечение продлится долго, минимум полгода. Что я выпаду из своего активного образа жизни: я занималась спортом, у меня сын-спортсмен.

Но самый большой шок испытала, когда мне сказали, что отрежут грудь. Полностью, без вариантов. Вот в этот момент меня переклинило, я сказала мужу, что вообще не буду лечиться.

Я была уверена, что вылечусь, потому что есть пример выздоровевшей тети. Но грудь для меня — символ женственности, и потерять ее было страшно.

В итоге муж нашел врачей, я получила направление в Москву, где мне сделали операцию с реконструкцией. То есть удалили молочную железу подкожно и поставили импланты. Это удалось, потому что у меня была самая ранняя стадия.

Химиотерапию я переносила достаточно тяжело. Не знаю, с чем это связано — с моим организмом или с препаратами.

Когда меня спрашивают, чего ожидать от «химии», я говорю — ничего. Потому что каждый переносит ее по-своему. Кто-то сразу выходит на работу: «прокапались», день полежали, наутро — в офис. Я лежала по 3—5 дней, просто не могла встать с постели, было очень тяжело.

Сейчас существуют препараты, которые снимают побочные эффекты. Но только врач подскажет, как именно их облегчить. Я могу посоветовать разве что настраиваться на лучшее и быть внимательной к себе.

У меня были длинные волосы. Когда они «посыпались», я поняла, что не хочу их собирать с подушки или делать стрижку. Попросила дочку, чтобы она меня побрила, мы даже с ней сняли это на видео и выложили ролик в соцсеть.

Ничего страшного в этом я для себя не видела. Не боялась шокировать публику, не покупала парик, иногда крутила себе чалму. Однажды я приехала к сыну на тренировку, и охранник на проходной не хотел меня пускать внутрь. Спрашивал, куда я и к кому. Попросил показать документы. Это было смешно.

Мне кажется, более болезненно отреагировал муж: он плакал, когда я побрилась.

Для меня же это было символично. Вообще, мне кажется, когда женщина хочет что-то изменить, она делает стрижку. Вот я эти волосы ритуально сожгла с молитвами о выздоровлении.

Я быстро прошла все этапы от отрицания до принятия своей болезни. Спокойно принимала все тяготы химиотерапии, потому что у меня была цель — выздороветь.

И когда вылечилась, закончила последнюю капельницу, наступил этот страшный момент апатии, когда вроде бы все хорошо, но словно находишься в каком-то вакууме.

Это состояние длилось несколько месяцев, потом я пошла к психологу. С его помощью я и справилась с чувством полной бессмысленности. Не знаю, в какой момент оно прошло. Я просто посмотрела на свою жизнь со стороны. Увидела, что все-таки, даже если не ради себя, мне есть ради кого жить.

Очень поменялись отношения с мужем. Честно говоря, до диагноза мне показалось, что я с ним разведусь, что он мне чужой человек, что он меня не понимает. Что мы прожили 16 лет вместе и уже давно не родные, нас ничего не связывает.

Болезнь поменяла отношения, мы смотрим друг на друга иначе. Психолог мне помогла увидеть, что муж — не преграда к моему личностному росту, а он — мой ресурс, помощь и поддержка. Он везде ходил со мной, удивляя врачей. Когда было совсем плохо, он держал меня за руку. После операции двое суток просидел рядом.

Благодаря психологу я теперь не делаю ничего, если не хочу. Я стала проще относиться к быту. У меня был синдром отличницы, я считала, что все должно быть идеально. А потом поняла: не должно! Идеального вообще не бывает.

Мне было безумно сложно просить о помощи. Всегда думала, что просить — это унизительно. Я раньше таким человеком была: «все сама». Перфекционистка, и коня на скаку остановлю, и в горящую избу войду, и все такое.

Но когда физически оказываешься беспомощной, когда лежишь в кровати после химиотерапии, то просто не можешь обойтись без помощи.

Еще мне очень помогли разговоры с батюшкой в церкви. Он мне сказал: просить мешает гордыня. Просить — это не плохо, это хорошо, это нужно. Когда мы просим, то даем возможность другому человеку оказать нам помощь. Ему становится понятно, как именно он может помочь.
Я всегда думала, что просить — это унизительно. Но оказалось, это не так.

Очень помогли близкие, тетя, подруги. Некоторые знакомые звонили моему мужу и плакали. Но не надо этого делать. Если хотите поддержать заболевшего раком, нужно просто позвонить, сказать, что все будет хорошо. Слезы и жалость нужны меньше всего.

Люди, сталкиваясь с таким диагнозом близких, почему-то думают, что все должно поменяться, мир рухнет. Нет, можно вести обычный образ жизни. Более того, важно как можно больше в него вовлекать заболевшего человека. Я, например, ходила с подругой в театр, потому что очень его люблю.

Нужно находить повод для радости. Лечение длится минимум полгода, можно наконец заняться тем, на что раньше не хватало времени: выучить иностранный язык, научиться шить или вязать.

То есть максимально стараться разнообразить жизнь, не делать из болезни культ.

После операции меня сразу отправили к реабилитологу, который показал набор упражнений для рук, чтобы их разрабатывать. Они простые, но нужно делать их ежедневно.

Было тяжело, казалось, что рука уже никогда не поднимется. Было ощущение, как будто в ней натянуты канаты. Но все наладилось, через три месяца я уже пошла в бассейн. Ходила на лечебную физкультуру у себя в Твери, сейчас уже занимаюсь йогой, стою на голове, никаких ограничений нет.

Нужно заниматься, заниматься и заниматься. Упорно идти к своей цели, чтобы вернуться к полноценной жизни.

Спустя два года после диагноза, лечения и реабилитации я поехала на восстанавливающую программу в Грузию, организованную Благотворительной программой «Женское здоровье». Там с группой женщин, прошедших лечение от РМЖ работали психологи, арт-терапевты, тренеры.

Я смогла отключиться от повседневной суеты, рутины, погрузилась в себя, свои чувства и размышления. И приняла очень важное решение: не соглашаться на повторную операцию на груди, хотя мне и казалось, что она неидеальна, что можно сделать ее лучше.

Я поняла, что не хочу соответствовать стандартам, быть как те женщины с красивых фотографий в Инстаграме. Я поняла, что не хочу больше стремиться к идеалу, его достичь невозможно. Можно бесконечно переделывать себя, и все равно оставаться недовольной. Признаться себе в этом было тяжело.

В этой поездке я окончательно приняла и полюбила себя.

После всего пережитого я поменяла профессию. Я бухгалтер по образованию, и когда-то мечтала быть парикмахером, но мама сказала, что это не профессия, нужно что-то более практичное. Противился и муж. Сказал: я не хочу, чтобы ты трогала чужие головы.

А сейчас я стала мастером депиляции, и это мне безумно нравится. Я люблю работать с людьми, общаться, мне нравится, когда женщины видят результат, у них загораются глаза, они выглядят счастливыми.

Мне кажется, более позитивной, чем сейчас, я не была никогда. Я настолько наполненная, счастливая. Я вернулась в спорт. У меня стали лучше отношения с мужем, очень повзрослели дети.

Мой главный совет женщинам с РМЖ — верить, что ты будешь здорова. И верить в свои силы. Тогда они непременно появятся, чтобы все это преодолеть.

Благодарим Aviasales за помощь в подготовке материала.

источник

Помощь психолога может понадобиться сразу же, как только человек узнал о своем диагнозе. Женщина, которой сказали, что у нее рак молочной железы, переживает целую бурю сильнейших эмоций: «Этого не может быть!», «Это приговор! Сколько я еще проживу?», «Почему врачи не нашли это раньше?!», «Почему именно я?», «Как жить дальше?»… Надо ли продолжать все эти вопросы, которые мучают и днем, и ночью, оставаясь без ответа? Шок, отрицание, страх, паника, тревога, гнев на врачей и злодейку-судьбу, агрессия, апатия – о том, что творится в душе больного человека, здоровый может только догадываться. Это совсем не прибавляет оптимизма, а, наоборот, отнимает жизненные силы и энергию, которые так нужны для борьбы с болезнью.

Психологический настрой пациентки очень важен, и чем он лучше, позитивнее, тем эффективнее работает иммунная система, тем активнее организм борется с болезнью. Но, во-первых, далеко не всякая женщина способна оставаться оптимисткой в подобной жизненной ситуации, а, во-вторых, далеко не всегда родственники и друзья способны поддержать ее. Не потому, что они этого не хотят, они очень хотят помочь и спасти, просто они – тоже люди, и они также, как и сама женщина, могут испытывать противоречивые чувства – от жалости, ощущения беспомощности и чувства вины до бессильной злости и обиды на несправедливость судьбы и врачей. После осознания всей тяжести ситуации мало у кого хватает физических и душевных сил принять вызов судьбы и бороться, а не уйти в депрессию, опустив руки и оплакивая судьбу. По статистике, наиболее рациональная психологическая реакция («Да, это со мной случилось, но не все потеряно. Нужно бороться. Даже если мне суждено прожить хотя бы полгода, я проживу это время осмысленно, с пользой для себя и моих детей, моих близких»), к сожалению, бывает не часто.

Поэтому нужен профессионал, который поможет справиться с тревогой и неопределенностью, поселившимися в душе, найдет ключ к сердцу пациентки и скажет правильные слова, которые встряхнут, дадут надежду и заставят действовать – бороться за жизнь. Узнав о диагнозе, не стоит терять драгоценное время на пустые вопросы, жалобы и стенания, надо отбросить ложный стыд и стеснение, параллельно с основным лечением, смело обращаться за помощью к психологу, психотерапевту или психиатру.

Ирина Морковкина, кандидат медицинских наук, врач-психиатр, член попечительского Совета ФГБУ «Московский научно-исследовательский онкологический институт им. П.А. Герцена» МЗ РФ, координатор социальных проектов «Движения против рака»:

«Главный совет, который хочу дать всем женщинам с диагнозом рак молочной железы, – во всем слушать врача-онколога и четко следовать его рекомендациям. Никаких нетрадиционных методов лечения, интернета, советов подруг и родственников. К сожалению, очень многие женщины испытывают тревогу, страх, разные душевные состояния и не всегда доходят до врача. И обязательно обращаться к психологу, ничего постыдного в этом нет. Во всем мире принята практика, что в период лечения и реабилитации онкобольные наблюдаются у психолога или психотерапевта».

В последние десятилетия медицина существенно продвинулась в лечении онкозаболеваний вообще и рака молочной железы в частности. И благодаря применению органосохраняющих методов лечения и реконструкции груди, женщины не чувствуют себя какими-то неполноценными. Но, к сожалению, осознание диагноза и само лечение рака груди сопровождается страданиями – физическими и душевными.

Специалисты говорят, что женщина проходит через «сверхсильный» психологический стресс, переживает «двойную психическую травму». С одной стороны, она осознает, что у нее рак и для своего спасения ей необходимо перенести операцию по удалению молочной железы (мастэктомию), после следует тяжелое лечение. А с другой – трудно смириться с тем, что операция изменит тело, лишив некой сексуальной привлекательности. После больницы, уже дома, слабую женщину настигает второй психологический шок. Перенесенная мастэктомия выбивает подавляющее большинство женщин из привычной для них общественной и социальной среды. Такая кризисная ситуация меняет психику, жизненную позицию, взгляды на все и на всех, отношение к близким, их словам и поступкам.

В этот сложный период формируется дальнейший образ жизни женщины в семье и обществе, поэтому основная задача врачей, психологов, родственников, друзей, коллег – помочь ей справиться со всеми навалившимися трудностями. По мнению онкологов, микроклимат в семье во многом зависит от самой женщины и ее отношения к болезни: чем меньше она будет драматизировать ситуацию (хотя этого будет очень хотеться – давить на жалость и пенять на судьбу), тем больше у нее шансов получить поддержку семьи. Но не стоит впадать в другую крайность и хранить молчание (как самой женщине, так и членам семьи): обсуждение проблем вслух обычно помогает снять стресс и снизить напряжение. Как до операции, так и после всем важно сохранять положительный настрой (это один из важнейших факторов в борьбе с раком), но в то же время, не уклоняться сознательно от негативных (страха, грусти, гнева), чтобы близкие люди не боялись обсуждать свои ощущения и переживания. Искусственное сдерживание естественных эмоций лишь увеличит стресс для больной женщины и создаст лишние проблемы. Как известно, хронический стресс подавляет функции иммунной системы даже у здорового человека, что уж говорить о больном…

Первое, что необходимо будет сделать (как бы тяжело это не было физически и морально) после операции – проанализировать свою жизнь до болезни, постараться выявить факторы, которые могли способствовать развитию рака груди и устранить их, по возможности. Среди факторов риска есть те, повлиять на которые вполне в наших силах – курение, аборты, ожирение, стрессы, переутомление, недосыпы и хроническая усталость. После этого каждый день, медленно, но неуклонно, возвращаться к нормальной жизни и сделать следующее:

Читайте также:  Рак груди 4 степени метастазы в печени

• изменить режим дня;
• изменить режим питания, сбросить лишний вес;
• научиться снимать физические и психоэмоциональные перегрузки;
• обязательно следить за своим внешним видом;
• заниматься любимым делом;
• найти «подруг по несчастью», записаться в группу психологической поддержки, заняться просветительской общественной деятельностью – помощью онкологическим больным и их семьям.

Последнее может вернуть к активной жизни быстрее, чем кажется. Исследования, проведенные в США, Европе и России, показали, что пациенты с онкозаболеваниями, которые после выписки из клиники начинают посещать группы поддержки, проходят курс психотерапии с беседами и визуальными упражнениями или психологических консультаций, способны существенно улучшить качество жизни при болезни и меньше подвержены ее рецидивам, а значит, дольше живут.

источник

По статистике, у одной из восьми женщин в течение жизни диагностируется рак груди. Каждая из них будет реагировать на диагноз по-разному, но помощь и понимание близких понадобятся всем без исключения. Пока врачи занимаются медицинскими вопросами, важно не упустить эмоциональную составляющую, ведь от психологического настроя во многом зависит успешность лечения.
Рак груди что делать

ПЕРВЫЕ ПОДОЗРЕНИЯ: «ЧТО-ТО НЕ В ПОРЯДКЕ!»

Это по-настоящему тревожный момент. Когда женщина принимает душ, наносит увлажняющий крем или проводит одно из регулярных самообследований, она вдруг замечает изменения. Грудь выглядит иначе. Или под кожей прощупывается уплотнение. Или в груди появляются непривычные ощущения. Очень высока вероятность того, что подобные изменения не злокачественные. И тем не менее, мало кому в первый же момент не придет в голову мысль о раке.

«Однажды я обнаружила уплотнение в левой груди, когда вытиралась после душа, – рассказывает Евгения, 48 лет. –Я подумала, что это киста – подобные образования бывали у меня и раньше. Кроме того, за полгода до этого я делала маммографию, и все было чисто. Поэтому несколько месяцев я убеждала себя, что все в порядке. Даже когда было очевидно, что мое уплотнение по ощущениям совершенно не похоже на кисту, я продолжала тянуть с визитом к врачу. После, когда диагноз уже был поставлен, все близкие спрашивали меня, почему я так долго молчала. Но суть в том, что ни врач, ни муж, ни подруги никогда не смогут понять того ужаса, который охватывает тебя при подозрении на рак. Когда я все-таки записалась и пришла на прием к врачу, меня в тот же день отправили на обследования. Врач сказала, что результаты неясные и необходимо пройти еще одно обследование через неделю. Каждый день для меня тянулся, как год. Я все еще уговаривала себя, что это скорее всего не рак. Но в глубине души понимала, что скорее всего у меня онкология».

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?

Для пациентки

Действовать как можно быстрее. Запишитесь к врачу сразу же после того, как обнаружили тревожные симптомы. Если образование доброкачественное, вы избавите себя от ненужных переживаний. Если это рак, вы во много раз повысите эффективность лечения.

Пока ждете результатов обследования, продолжайте вести активный образ жизни, работайте, максимально отвлекайтесь от переживаний и поделитесь тревогами с кем-то из близких.

Для родных и друзей

Старайтесь находить баланс между желанием ободрить, внушить надежду и необходимостью серьезно относиться к симптомам. Предложите вместе пойти на прием к врачу, на обследование, на получение результатов. Договоритесь о том, как действовать после объявления результатов. Вы пойдете вместе? Или позвоните/напишете смс сразу после того, как женщина выйдет от врача? Или она предпочитает сама позвонить, когда будет готова? Придерживайтесь этих договоренностей, даже если вы сходите с ума от тревоги в ожидании обещанного звонка.рак груди

ДИАГНОЗ ПОСТАВЛЕН: «ЭТО РАК»

Эти два слова за считанные секунды меняют жизнь человека и отношение ко всему – к своему телу, к здоровью, к семье, к работе, к будущему. У многих пациентов онкологический диагноз вызывает шок, злость, чувство несправедливости, панический ужас, жалость к себе. У кого-то опускаются руки, кто-то замыкается в себе или впадает в депрессию, кто-то, наоборот, кидается в бой с болезнью.

Светлане (42 года) диагноз поставили через месяц после того, как она во второй раз вышла замуж.

«Я пошла к врачу, чтобы обследоваться перед планированием беременности. У меня и моего мужа уже были дети от предыдущих браков, но мы решили, что оба хотим еще одного малыша. Я хотела узнать, смогу ли зачать и выносить ребенка, а узнала, что у меня рак груди. Моя первая мысль была: «Все, я скоро умру». И до тех пор, пока не началось лечение, я жила только с этой мыслью. Я замкнулась в себе, о диагнозе сказала только сестре и запретила ей разговаривать об этом с кем бы то ни было. Когда становилось совсем плохо, шла на форум, где общались женщины с таким же диагнозом. Это помогало».

Совершенно естественно, что многие думают: «Почему это случилось со мной?» Плохая экология («Надо было переезжать в деревню!»), стрессы («Это все из-за развода!»), неправильный образ жизни («Это все из-за вина? Или из-за красного мяса?!»).

«Я все время пыталась найти хоть какое-то объяснение происходящего, – рассказывает Елена. – Засыпала врача вопросами о том, где моя ошибка, что я сделала не так. К счастью, моя врач нашла нужные слова. Она сказала: «Вы ни в чем не виноваты. Науке неизвестно, почему кто-то заболевает раком, а кто-то нет. Это просто неблагоприятное стечение обстоятельств, вашей вины тут нет».

При всей гамме эмоций, которая обуревает саму женщину после окончательной постановки диагноза, остается еще одна очень непростая задача – рассказать о болезни близким.

«Я ждала несколько дней, прежде чем смогла собраться с силами и все рассказать мужу и детям, – признается Анастасия, 37 лет. –Я выбрала первый выходной в майские праздники, нам предстояло несколько дней провести вместе. Сначала сказала мужу, потом мы вместе поговорили с детьми – им тогда было 13 и 14 лет. Мы решили, что мальчики должны знать правду, но, конечно, все было подано в оптимистичном ключе: мама заболела, через несколько дней она начинает лечиться, диагноз поставили вовремя, у нас самый лучший врач».

Многие предпочитают отложить разговор с близкими до тех пор, пока не будет выработан четкий план лечения. «С самого начала о подозрениях знал только муж, остальным мы рассказали только через месяц, когда все было определено: диагноз, стадия, дата операции, последующее лечение, – говорит Екатерина. – Сложнее всего было рассказать родителям. Им обоим за семьдесят, и я видела, как тяжело они все восприняли. Муж ходил со мной на все обследования, задавал врачам миллион вопросов. А я сидела и думала: «Я не хочу всего этого знать! Давайте просто начнем лечение!»

«Когда моей жене поставили диагноз, меня больше всего мучало, что я ничем не мог помочь! – рассказывает Михаил. – Через несколько дней осознал: единственное, что я могу сделать, – это быть рядом с ней, когда ей тяжело. И стал делать все, что возможно: подвозил к врачу, держал за руку, рассказывал дурацкие анекдоты, помогал по дому. И мы справились! С тех пор прошло 8 лет, жена чувствует себя хорошо».

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?

Для пациентки

Старайтесь не паниковать. Сосредоточьтесь на маленьких задачах, которые нужно решить прямо сейчас, чтобы пройти обследования, назначить лечение, скорректировать привычный образ жизни. Выберите из числа близких доверенное лицо (например, муж или сестра), которое будет сообщать новости о лечении всем близким и родным, чтобы вам не пришлось по сто раз пересказывать одно и то же, если вы не хотите. Если вы пока не хотите никому рассказывать, не рассказывайте. Если вы не хотите говорить с определенными людьми, не говорите с ними.

Держитесь подальше от ужасов Интернета. Хотите знать о вариантах и прогнозах? Попросите мужа изучить информацию и изложить вам «сухой остаток». Так вы получите нужные сведения, но избежите необходимости читать пугающие подробности.

Для родных и друзей

Найдите человека, с которым вы сможете поделиться переживаниями, чтобы не выливать эмоции на женщину, которая борется с раком. Старайтесь подстраиваться под пациентку. Если она хочет побыть в одиночестве, дайте ей такую возможность. Если ей, наоборот, необходимо излить душу, слушайте. Старайтесь сохранять золотую середину между реальностью (не отрицайте и не преуменьшайте серьезность происходящего) и умением смотреть в будущее с оптимизмом. Не предлагайте собственные объяснения случившегося («Это все из-за того, что ты так сильно волновалась»), советы («Тебе нужно есть только органические фрукты и овощи») или прогнозы («Я уверена, что ты справишься»). Если вы не входите в число ближайших друзей или родственников, предложите помощь, но не навязывайте свое общество. Не теряйте контакт. Да, вы боитесь сказать что-то не то или еще больше растревожить человека, но это не значит, что нужно прекратить общение. Если вы не уверены, что женщина готова к разговорам, напишите письмо по электронной почте, смс или сообщение в соцсетях. Если она захочет пообщаться, то ответит.

ЛЕЧЕНИЕ: «СМОГУ ЛИ Я С ЭТИМ СПРАВИТЬСЯ?»

Лечение от рака многие сравнивают с длинным черным туннелем. Да, вы видите проблеск света где-то вдали, но прямо сейчас находитесь во мраке и появляются мысли, что эта тьма и беспомощность никогда не закончатся. Самое первое, что нужно осознать: нет единственного верного подхода, который поможет справиться с лечением.

Кто-то решительно бросается в бой:

«Я говорила себе, что рак – это враг, которому я объявила войну. Операция, химия, лекарства были моим орудием, которое изгоняло врага. Поэтому даже мастэктомия не стала для меня трагедией: я представляла, что вместе с этой плотью уходит рак».
Но многие женщины воспринимают необходимость операции и побочные эффекты лечения (главным образом, потерю волос) очень тяжело.
«Когда началась химия, я чувствовала себя несчастной с утра до вечера, 24 часа в сутки. Я плакала, страдала, не могла даже пошевелиться от усталости. Единственное, что немного помогало отвлечься, – это техники визуализации, которые муж нашел в Интернете».

Всем важна поддержка близких, еще очень полезной бывает возможность поддерживать контакт с пациентками, которые проходят такое же лечение.
«В больнице, где я лечилась, была группа поддержки для женщин. И возможность поговорить с теми, кто понимает, что я чувствую, помогала мне держаться. А моя лучшая подруга каждый раз накануне химии приглашала меня на завтрак в кафе».

Химиотерапия вызывает у пациенток неоднозначные эмоции. Женщина, которая привыкла быть сильной и заботиться о близких, может переживать из-за того, что превратилась в обузу. Те, кто раньше не сталкивался с серьезными заболеваниями, часто чувствуют, что их предало собственное тело. Друзья, на которых хотелось бы рассчитывать, далеко не всегда умеют найти верные слова. А кто-то и вовсе говорит, что хотел бы помочь, но не может, – и перестает звонить.

Привычная жизнь заканчивается, а членам семьи часто приходится ничуть не легче, чем самой пациентке. Муж и родные были бы счастливы поддержать, но чувствуют себя беспомощными, они тоже боятся, устают и тоже испытывают гнев.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?

Для пациентки

Не изображайте героя. У вас могут быть тяжелые дни, когда ни на что нет сил. Планируйте приятные активности на перерывы между химией, когда вы чувствуете себя хорошо. Говорите по душам. Постарайтесь найти человека (это может быть психолог, участница группы поддержки или просто кто-то из не слишком близкого окружения), с кем вы можете говорить откровенно и не бояться, что вы его расстроите или напугаете.

Принимайте помощь от окружающих. Это даст им возможность чувствовать себя полезными. Но не стесняйтесь отказываться, если помощь не нужна или подается в некорректной для вас форме. Больше общайтесь с теми, с кем вы чувствуете себя хорошо. Нет ничего страшного, чтобы дистанцироваться от людей, после разговора с которыми вам становится хуже. Не забывайте, что вашим близким тоже непросто. Они переживают, боятся и ничего не могут изменить – помните об этом.

Предлагайте конкретную помощь. Вместо «позвони, если что-нибудь будет нужно» предложите помочь с уборкой, сходить в магазин, забрать из школы ребенка, подвезти к врачу, вместе поехать на химиотерапию. Не говорите пациентке, что она должна «быть сильной». Это еще больше давит на женщину, которой больно и страшно.

ЛЕЧЕНИЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ: «КАКОЙ ТЕПЕРЬ БУДЕТ МОЯ ЖИЗНЬ?»

Когда непростое лечение подходит к концу, эмоциональная нагрузка только усиливается, и к этому многие пациентки оказываются совершенно не готовы. Вы ожидали, что будете ощущать радость, облегчение, будете полны надежд и планов на будущее. На самом деле во многих случаях после лечения женщины испытывают еще больший страх, тревогу и неуверенность в завтрашнем дне. Это еще один этап преодоления, во время которого предстоит принять новые правила игры, тело, которое заметно изменилось, отношения с близкими, которые тоже стали совершенно другими.

«Мне казалось, что за время лечения я забыла, что такое нормальная жизнь, – рассказывает Елена. – Когда я вышла из кабинета врача с рекомендацией прийти на обследование через полгода, у меня было ощущение, что меня бросили посреди океана в хрупкой лодочке, да еще и без весел. Казалось, мое тело больше не имело ко мне никакого отношения. Я смотрела на отражение в зеркале и не узнавала себя! Для меня весь мир перевернулся, а окружающие вели себя, как будто ничего не изменилось. И мне каждую минуту хотелось плакать. Говорят, люди, пережившие серьезную болезнь, становятся мудрее и терпимее. Куда там! Меня выводила из себя любая мелочь».

Усталость накапливается, у многих появляется апатия, нарушения сна, депрессия. Женщина, которая еще несколько недель назад мужественно справлялась с химией и ее последствиями, теперь пугается каждого чиха. А друзья и родные, которые еще несколько недель назад готовы были помогать и поддерживать, торопятся вернуться к привычной жизни и недоумевают: в чем дело? Ты победила рак, так почему же ты хандришь?

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ?

Дайте себе время, чтобы осознать перемены, которые произошли в вашей жизни. В этот период будет очень полезно обратиться к психологу или присоединиться к группе поддержки. Не торопитесь вернуться к привычному ритму жизни. Физическая и эмоциональная адаптация может занять месяцы и даже годы. Будьте в курсе того, на какие симптомы нужно сразу же обращать внимание. Если вас что-то беспокоит, без промедления записывайтесь к врачу. Не бойтесь страха. Естественно, что вы тревожитесь о будущем и о том, не вернется ли болезнь обратно. Психологи советую такой прием: каждый день выделите несколько минут на страхи, попереживайте от души, потом переключитесь на повседневные дела.

Не забывайте напоминать себе, какая вы молодец. Вы справились! По рекомендации врача начинайте понемногу заниматься спортом. Активность улучшит настроение и поможет увереннее себя чувствовать физически.

Если после лечения женщина настроена праздновать, празднуйте. Если же ее настроение не слишком радужное, знайте, что период адаптации необходим, и он рано или поздно закончится.

Прислушивайтесь к ощущениям женщины, но не пытайтесь решить за нее все проблемы. Предлагайте помощь и поддержку. Это сейчас нужнее, чем когда-либо.

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

источник

Как помочь родному человеку, больному раком груди.

Почему не нужно говорить, что все будет хорошо? Почему не нужно настаивать на поиске позитива в жизни? Как оказать реальную поддержку? Эта статья для тех, в чью семью пришло это страшная чума под названием рак молочной железы.

На сегодняшний день рак молочной железы является самым распространенным заболеванием среди женщин. По данным Министерства здравоохранения, рак груди подтверждается у одной женщины из 10 по всему миру

Читайте также:  Рак груди 4 степень группа

С момента диагностики и до окончания лечения мир женщины, как правило, кардинально меняется, происходит переоценка ценностей, и свидетелями этого становятся самые близкие люди – супруг и взрослые дети. Несмотря на огромное желание помочь и поддержать, многие люди просто не знают, что делать и что говорить.

В клиниках Израиля именно поэтому с семьей пациентки всегда работают психологи и социальные работники. Их задача – помочь близким понять, что происходит с заболевшей мамой и женой и научить правильной поддержке. Именно благодаря их опыту и знаниям родилась данная статья.

Для получения консультации пришлите , выписку нам на мэил lechenievisraile@gmail.com или по WhatsUp/Viber +972504800552

Диагноз рак молочной железы всегда оказывается шокирующей новостью как для женщины, так и для ее семьи. Это всегда означает резкое изменение жизни и распорядка для. При этом эмоциональное состояние женщины существенно влияет и на близких. Независимо от того, как именно пытается справиться со стрессом и разочарованием пациент, близким очень важно понимать, что они должны быть доступны для эмоциональной поддержки. Очень часто женщины жалуются социальным работникам, что им проще вообще не говорить о своих чувствах, чем быть причиной боли в глазах близких. Иногда женщинам трудно выразить свои страхи словами. Все это приводит к одиночеству и изоляции от близких.

Для принятия болезни и активации сил организма для борьбы с нею, врачи Израиля в первую очередь рекомендуют обращаться за помощью к профессионалам – будь то индивидуальные консультации или работа в рамках групп поддержки. Такая помощь неоценима для установления адекватной коммуникации между партнерами и с близкими. Специалисты помогают выстроить максимально комфортные отношения и помогают пациенткам верно сформулировать свои желания.

Позвольте близкому делегировать свою боль.

Врачи Израиля, провели обширное исследование в Медицинском центре Шеба среди пациенток, которым была удалена грудь. Женщины, как правило, очень остро реагируют на возможную утрату своей сексуальной привлекательности в глазах партнера после операции. При этом при поддержке партнера и возможности реконструкции груди сразу во время операции мастэктомии жизнь уже не кажется законченной.

Один из нюансов, который специалисты доносят до женщины и ее близких, это то, что реальный диалог всегда нужен, всегда уместен и всегда эффективен. Если женщина говорит: «Я знаю, что мой муж никогда меня теперь не будет любить», это значит, что она всего лишь так думает. Вероятность того, что из-за болезни близкие отвернуться от пациентки очень мала, поэтому всегда стоит придерживаться открытого диалога.

Наблюдение, которое сделали врачи Израиля состоит в том, что любая женщина лучше реагирует на лечение и процедуры, если рядом близкий, любимый человек, причем если это активная поддержка супруга – сопровождение на процедуры, постоянный уход, внимание, разговоры и т.д.

При этом супругу и близким не обязательно скрывать свою боль, важно пережить ее вместе, в надежде на лучшее. В наш век инновационных прорывов в медицине и, в том числе, в лечении рака груди, шанс на выздоровление имеет каждая женщина, и этот шанс растет при поддержке родных и близких.

После диагностики, проведенного лечения и операции наступает этап, который многие врачи Израиля называют «оковы рака». По сути, рак отступил, но борьба с ним изменила жизнь и отношения.

Почти все женщины, которые прошли через частичную или полную мастэктомию, с немедленной реконструкцией груди и с отложенной операцией, с сохранением соска и после восстановления за счет кожи, взятой с других участков тела, отмечают, что супруг перестал касаться их груди. При этом одна из респондентов отметила, что, когда она сама положила руку мужа на свою грудь, это стало моментом полного принятия болезни и она ощутила невероятную нежность и благодарность супругу.

Социальные работники и психологи Израиля уверены, что женщина с диагнозом рак молочной железы очень нуждаются в прикосновениях. Очень часто достаточно простых вопросов: «Можно я прикоснусь к тебе?», «Можно тебя обнять?». Не бойтесь задавать эти вопросы снова и снова, если вы действительно желаете сохранить отношения и поддержать супругу. Возможно, сначала вы будете слышать в ответ отрицание, но это время, когда женщина сама еще не приняла изменения своего тела.

Еще более сложная психологическая ситуация возникает тогда, когда женщина переносит операцию в молодом возрасте, когда грудь является чуть ли не признаком сексуальности, а интимные отношения – показателем стабильности отношений. В этом случае мужу также может потребоваться психологическая помощь для принятия новых обстоятельств жизни. Мужчине важно понимать, что на него возлагается большая ответственность по сглаживанию эмоционального состояния близкого человека.

Для получения консультации пришлите , выписку нам на мэил lechenievisraile@gmail.com или по WhatsUp/Viber +972504800552

Израильские психологи имеют огромный опыт работы с парами, в которых женщине был поставлен диагноз рак молочной железы, и каждый случай – индивидуален, так же как индивидуальна сама опухоль каждой пациентки. В вашем случае может не помочь совет или методика, которая помогла другим парам, и эффективным оказаться метод, который не помог ни одной из них. Именно поэтому очень важна полноценная информация и опыт других семей, именно в этом случае вы сами сможете выбирать такую тактику, которая подойдет именно вам.

Не говорите: «Будь сильной» или «Все будет хорошо».

В данной статье мы не можем не упомянуть об удивительном докторе Орит Шапира – клиническом социальном работнике и специалисте в области здравоохранения, более трех десятилетий практикующей в психоонкологии. Ее группы поддержки семей, столкнувшихся с раком, работают уже более трех лет, и показывают колоссальную эффективность.

Существенным отличием групп доктора Шапира является то, что в них одновременно присутствуют супруги и дети, неважно кто именно из них является пациентом. Не учитывается также и социальный статус участников, стадия заболевания или время, которое прошло с момента постановки диагноза.

Доктор Шапира отмечает, что преимуществами именно такой терапии является:

— возможность увидеть положительный опыт семей, которые уже смогли какое-то время «пожить с раком»

— возможность получить опыт борьбы с негативными эмоциями, принять их как данность, как необходимый этап для дальнейшей жизни

— возможность научиться не искать ответ на вопрос «что теперь делать?», а работать с чувствами, понимать партнера и близкого человека.

Самым страшным при заболевании онкологией, по словам доктора Шапира, является то, что пациент может оказаться в ситуации изоляции, что само по себе наносит ущерб лечению. При этом близкие настолько зацикливаются на страхе потерять маму, жену, сестру, бабушку, что любое проявление чувств считается слабостью. «Мы же учим говорить о своих страхах так, чтобы пациент не стал чувствовать себя обузой, а близкие смогли почувствовать облегчение», — добавляет Шапира.

Фразы «Все будет хорошо» или «Ты должна быть сильной и бороться» на самом деле не являются столь же очевидными для пациентки, пережившей рак, как для здорового человека, столкнувшегося, например, с потерей работы. Это совершенно разные ситуации, и сказать эти фразы в качестве попытки поддержать, это то же самое, что сказать пациенту с только что ампутированными конечностями: «Твоя жизнь все равно будет прежней».

Большинство пациенток отмечают в интервью фразу «Все будет хорошо», как негативную и поясняют «Хорошо было раньше, а сейчас все плохо, и я не знаю, как долго я проживу, не нужно говорить мне, что все будет хорошо». Фразу «Будь сильной» комментируют похоже: «Это раньше я была сильной, а сейчас я разбита, убита, я умираю от рака».

Такой настрой вредит всем, и самой пациентке, и ее близким. Многолетний опыт врачей-психологов Израиля показывает, что не существует программы реабилитации, которая подойдет всем парам и всем семьям. Мы сталкиваемся с ситуациями, когда женщина до самого последнего скрывает свою болезнь, есть ситуации, когда женщина намеренно разрушает отношения, не желая быть обузой, а есть и случаи, когда пара, пережив лечение и реабилитацию, не может сохранить отношения. Тем не менее, мы стараемся помочь всем. Да, жизнь меняется, да, уже не будет все, как раньше, но помочь максимально вернуться в полноценную жизнь – это в наших силах.

Для получения консультации пришлите , выписку нам на мэил lechenievisraile@gmail.com или по WhatsUp/Viber +972504800552

Дайте почувствовать больному, что вы в нем нуждаетесь.

К сожалению, любая болезнь делает человека в некоторой мере изгоем. Если ты простыл, то сиди дома, лечись, не заражай других. Если ты сломал ногу, сиди дома, позволь за собой ухаживать, никуда не ходи. Если же ты заболел раком, то многие люди вообще считают, что твоя жизнь закончена, ты скоро умрешь, тебе нельзя ничего поручить или построить с тобой долговременных отношений.

В практике Израильских врачей очень много женщин, которые когда-то были сильными, значимыми, с их мнением считались и на работе и дома. Болезнь, как им кажется, перечеркнула их жизнь полностью. А ведь на самом деле, болезнь и излечение дала им новый шанс, шанс что-то изменить, что-то поменять, что-то пересмотреть.

Как мы уже отмечали выше, единого рецепта для всех пациенток не существует. Однако поддержка семьи очень значима для всех. Желание успокоить и поддержать жену и маму может начинаться с мелочей – дайте почувствовать ей, что любая ее посильная помощь нужна, и даже необходима. Даже во время лечения, когда женщина особенно слаба и уязвима некоторые поручения вполне по силам:

— привести в порядок ваши записи

— составить список покупок и домашних дел

— придумать подходящую вечеринку

— собрать фотографии мест, где ей хочется побывать.

Такие поручения зависят от вашей фантазии, интересов близкого вам человека и состояния ее здоровья.

Многие мужчины говорят, что, когда их жене поставили диагноз рак молочной железы, они перестали рассказывать о своих проблемах на работе, о том, как прошел их день. Большинству из них такое поведение кажется закономерным – «зачем я буду загружать жену проблемами на своей работе, ведь она больна», — говорят они. При этом женщины, напротив, именно с болезнью осознали, насколько для них это важно. Никто не сможет долго лежать на диване и смотреть в потолок, человек остается человеком, и мозг продолжает требовать эмоций и информации. От того, насколько четче осознают эту мысль близкие пациентки, зависит продолжительность реабилитации и ее успех.

На сегодняшний день, многие пациенты, прошедшие курс психологической реабилитации в клиниках Израиля, сами стали консультантами в своих городах и странах. Они учат пары, которые столкнулись с раком груди общаться между собой и помогать друг другу. Так, один из бывших Израильских пациентов, уже более 10 лет ведет блог, где рассказывает, с чем он столкнулся, когда заболела его жена, что он чувствовал и как они преодолевали все трудности.

Вот основные посылы его блога:

— дайте близкому человеку время смириться с болезнью

— дайте понять, что его роль в вашей жизни все так же важна

— вовлекайте человека в решение повседневных проблем, советуйтесь

— найдите общие занятия и ежедневные ритуалы, которые будут отвлекать от негативных мыслей

— не нужно постоянно создавать иллюзию оптимизма, грусть и слезы – это тоже часть жизни

— не отказывайтесь от помощи родственников и групп поддержки, не бойтесь сами просить помощи

— не оставляйте близкого в одиночестве.

Все эти советы, если применять их в жизни, не только смягчат психологическую обстановку в семье, но и позволят женщине не чувствовать себя обузой, а это очень важно при лечении любого заболевания.

Какую помощь ждет женщина с диагнозом рак молочной железы?

Большая часть женщин, прошедших через комплексное обследование, постановку диагноза и привыкание к утрате молочной железы отмечают, что отношение к ним существенно изменилось. Проявление этих изменений они видят в неестественной приветливости, желании дать советы, навязывание общества и попытка завязывании ничего не значащих разговоров.

Для получения консультации пришлите , выписку нам на мэил lechenievisraile@gmail.com или по WhatsUp/Viber +972504800552

На самом деле женщина с диагнозом рак молочной железы хочет услышать конкретный вопрос «Чем я могу помочь?». Она обязательно озвучит, если ей действительно нужно просто поговорить, или она хочет услышать, что все хорошо. Если же она просит о помощи с организацией быта или поездками в больницу, а вы не готовы оказать такую помощь, подумайте, кто может и предложите варианты. Такой разговор будет более полезен и конструктивен.

Процесс восстановления и реабилитации после лечения является таким же важным этапом борьбы с раком молочной железы, как и само лечение. Женщине предстоит достаточно много периодических проверочных процедур, поэтому неоценимой будет помощь в организации поездок в клинику, совместное ожидание приема, запись рекомендаций врача, приготовление пищи, помощь с покупками, поиск лекарственных средств и т.д. Т.е. все то, что способствует не только управлению болезнью, но и организации повседневной жизни пациентки и семьи.

Для некоторых пациенток вопрос «Чем я могу помочь?» может быть слишком туманным и неопределенным. Если вы действительно хотите помочь, будьте более конкретны:

— могу ли я помочь в организации твоих поездок к врачу?

— нужна ли тебе помощь с детьми и по дому?

— можно ли я буду присутствовать на твоей встрече с врачом?

— давай я помогу со сбором документов и справок.

Не нужно считать вашего родного человека с раком молочной железы калекой или немощным человеком. Небольшая доля юмора в ваших разговорах не только приемлема, но и желательна. Конечно, если вы сами по жизни веселый человек с чувством юмора, а не приобрели этот навык только что.

Рак – это не заразная болезнь, и даже если она имеет тенденцию к тому, чтобы стать хроническим заболеванием с риском рецидива, не стоит акцентировать постоянно на этом внимание пациентки, так же как не стоит давать неоправданных надежд.

В беседах с психологами, социальными работниками, ведущими группы поддержки, пациентки неоднократно жалуются на раздражающую тенденцию родных и близких говорить в разных вариациях о том, что все будет хорошо.

Конечно, пациентки в большинстве случаев, понимают, что таким образом их хотят поддержать, но человек, который на собственном опыте не пережил постановку диагноза рак молочной железы, никогда не поймет, что на самом деле происходит и с какими трудностями приходится сталкиваться. Для пациентки фраза «Все будет хорошо» чаще всего означает «Ты можешь справиться с болезнью в одиночку».

Близким людям, которые искренне желают помочь женщине с подобным диагнозом, важно понимать, что эта болезнь – кризис, который они должны помочь преодолеть поступками, действиями, практической помощью. Моральная поддержка нужна, но говорить, что все будет хорошо можно лишь на этапе, когда женщина уже приняла свою болезнь и поняла, как с нею жить.

  • Не ожидайте возвращения к прошлой жизни после выздоровления.

Это чуть ли не самый важный момент в оказании помощи близкому человеку, которому был поставлен диагноз рак молочной железы. Когда позади лечение, операция, период восстановления и реабилитации, многие партнеры расслабляются, думая, что все позади и что жизнь станет прежней.

На самом деле пережитый страх диагноза, перенесенного лечения, риск рецидива – достаточно серьезная психологическая травма, которая не позволит просто так вернуться к нормальной жизни. Многие пациентки жалуются, что даже спустя несколько лет, эти страхи не покидают их и омрачают жизнь.

Психологи и социальные работники из Израиля настоятельно рекомендуют парам, в которых супруга перенесла лечение рака молочной железы оставаться на связи с врачами, работать в группах поддержки и обращаться за индивидуальными консультациями к специалистам. Сколько времени потребуется на полное восстановление никто не знает. Каждая женщина индивидуальна, как и ее семья, окружение, ее привычки и потребности. Но в любом случае, этот период будет существенно короче, если женщина не останется один на один со своими страхами.

источник