Меню Рубрики

Наркоз при удалении рака молочной железы

Рак молочной железы – вторая по встречаемости онкологическая патология среди молодых девушек и женщин планеты. Важным этапом в лечении является удаление грудных желёз, проводимое комплексно с лучевой, гормональной и химиотерапией. Диагноз рака грудных желёз для девушек звучит страшно, пугает сама патология, а также необходимость удаления груди и косметический дефект. Операция способствует удалению патологических раковых клеток из организма и защищает от метастатических поражений.

Все известные хирургические техники подразделяются на два больших подвида: операции с частичным удалением молочной железы (органосохраняющие) и операции радикальные, с полным удалением грудной железы. Последние называются мастэктомией.

Такой оперативный метод предполагает иссечение непосредственно опухоли, по возможности минимально затрагивая здоровые ткани грудной железы. Инвазивные вмешательства выполняются, если рак обнаружен на ранних стадиях – первая стадия и вторая. Размеры опухолевого образования не превышают пяти сантиметров. Обязательно нужно убедиться в отсутствии метастатических очагов. Подобные операции помогают уменьшить физическую и психологическую травму девушек. Создан ряд методик хирургических вмешательств:

  1. Лампэктомия. Методика выходит на первый план, если обнаруживается единичная небольшая опухоль в пределах одного сегмента молочной железы. Проводится тщательная диагностика, а врачи не должны сомневаться в отсутствии поражения лимфатических узлов и других органов. Хирург выполняет небольшой дугообразный надрез. В практике часто используется электрический скальпель, так как уменьшается кровопотеря, а швы лучше сопоставляются, это способствует возникновению незаметного рубца. Выполняется доступ к операционному полю и иссекается онкологическое образование. Одновременно оперирующий врач удаляет небольшое количество близлежащей здоровой ткани для профилактики рецидива. Лампэктомия позволяет сохранить грудь, что психологически важно для девушек молодого возраста. Эмоциональный настрой сильно влияет на реабилитацию. Осложнением выполнения этой оперативной методики становится деформация железы и изменение её объёма. Рецидивы болезни не исключены. После проведения хирургии назначается лучевая терапия, чтобы удалить неосновные очаги заболевания, если опухоль успела распространиться по организму.
  2. Квадрантэктомия. Удаляется квадрант железы, её четвёртая часть, где обнаружился рак. Авторское название – операция по Блохину. По сравнению с лампэктомией, это травматичное вмешательство. При необходимости иссекаются поражённые подмышечные лимфатические узлы. После операции назначается лучевая терапия.
  3. Субтотальное удаление железы с резекцией лимфоузлов. Среди органосохраняющих методик является самой тяжёлой. Выбирая описанную тактику, хирург должен удалить треть, а иногда половину молочной железы. Вдобавок, удаляется малая грудная мышца и группа лимфатических узлов. В указанном случае иссекаются подмышечные и подключичные узлы. Применяется при отсутствии метастазов в соседние и отдалённые структуры и органы.
  4. Криомаммотомия. Новейший и молодой метод. Повсеместно не применяется. Врач делает частичный надрез, потом к опухоли проводит зонд. Температура на конце зонда составляет минус сто двадцать градусов по Цельсию. Образование замерзает, становится шарообразным и приклеивается к зонду. Хирург просто вытаскивает конструкцию через разрез.

Хирургический метод заключается в полном удалении железы, окружающих мышц и регионарных лимфоузлов. Считается главным, если рак обнаружен на поздних стадиях либо ряд очагов различной локализации определяется в груди. Проводится при маленьком объёме молочной железы, даже если образование имеет небольшой размер. Оставшейся ткани будет недостаточно для закрытия дефекта. При отсутствии возможности проведения лучевой терапии, которая показана при органосохраняющих вмешательствах, проводятся радикальные. Применяются при локализации рака возле соска и при росте опухоли внутрь протока. Список методов:

  1. Простая мастэктомия. Хирург удаляет железу целиком. Близлежащие мышцы и локальные лимфоузлы сохраняются. Убирают лимфатический узел, если он обнаруживается непосредственно в тканях самой железы. Проводят такую операцию при внутрипротоковом типе роста образования. Иногда имеет значение профилактическое вмешательство у групп с высоким риском возникновения онкологии груди.
  2. Мастэктомия по Холстеду и Урбану. Два вида инвазивных вмешательств, в ходе которых выполняется полное удаление железы с последующим удалением большой и малой грудных мышц на стороне поражения. При выполнении методики по Холстеду удаляют клетчатку подлопаточного пространства, где часто бывают мелкие очаги распространения опухоли. Выполнение по Урбану дополняется удалением группы лимфоузлов возле груди.
  3. Мастэктомия по Пейти. Модифицированное оперативное вмешательство, при котором резецируют молочную железу и малую грудную мышцу, но сохраняют клетчатку и большую грудную мышцу.
  4. Радикальная операция или ампутация молочной железы. Врач выполняет полный объём операции с удалением груди, грудных мышц, клетчатки и проводится полная лимфодиссекция. Это самый тяжёлый вид оперативной методики для женщины и хирурга. Возникает много осложнений, восстановительный период протекает длительно и тяжело. Подобное вмешательство остается методом выбора, если опухоль проросла в мышцы.
  5. Билатеральная мастэктомия. Операция проводится при диагностировании рака в одной железе и высокой вероятности возникновения в противоположной. Если женщина имеет склонность к патологии ввиду наследственности, возможно профилактическое удаление груди. Всем известный пример – голливудская актриса Анджелина Джоли, выполнившая двухстороннее удаление груди из-за высокого риска развития онкологической патологии.

Решение принимается совместно врачом и женщиной. Хирург должен рассказать обо всех вариантах, возможных осложнениях и последствиях хирургического лечения пациентке, которой будет проводиться терапия. Информацию нужно донести в полном объёме. Пожелания пациентки учитываются при вопросе о выполнении органосохраняющей либо радикальной операции. Врач должен опираться на следующие факторы:

  • Стадию заболевания, когда диагностирована онкологическая патология.
  • Локализацию опухоли, какой объём железы поражён, насколько близко находится к соску.
  • Оценку размеров и объёма самой молочной железы для решения вопроса о протезировании, реконструктивной операции.
  • Возраст пациентки. Органосохраняющие операции предпочтительно проводить молодым девушкам.
  • Тяжесть состояния и наличие сопутствующих заболеваний.
  • Желание женщины.

Женщина обратилась к врачу, провели соответствующую диагностику в виде маммографии, биопсии опухоли, сданы анализы и вот, установлен диагноз. Пациентка направляется на плановую операцию. За день-два до вмешательства нужно госпитализироваться, где начинается подготовка к оперативному вмешательству.

В стационаре проводят стандартные процедуры: анализ крови, мочи, эзофагогастродуоденоскопию, рентген органов грудной клетки и снятие электрокардиограммы сердца. Оценив результаты проведённых исследований и удостоверившись в отсутствии противопоказаний к хирургическому вмешательству, врач дополнительно должен уточнить, не принимала ли женщина каких-либо лекарственных препаратов. Особенно интересуют антиагреганты – препараты, которые влияют на свёртываемость крови и вызывают кровотечение во время процедуры. Сюда относятся аспирин, гепарин, варфарин.

В вечер перед операцией нежелательно есть, это осложнит работу анестезиологов из-за непроизвольного выброса содержимого желудка в пищевод при попытке интубации. Операцию в таком случае переносят на другое время. Предварительно вводятся антибактериальные средства для профилактики инфекции.

Удаление молочной железы при раке длится до двух часов. Накануне проводится премедикация пациентки. Утром женщина доставляется в операционную, укладывается в особое положение на стол, руку на стороне поражения кладут перпендикулярно на подставку, отведя от тела. Анестезиолог даёт общий наркоз.

В зависимости от выбранного метода лечения хирург выполняет постепенное удаление тканей. Любой лимфоузел, часть опухоли и других тканей отправляются в лабораторию на исследование. До получения результатов ушить рану нельзя, присутствует вероятность, что придется изменить объём хирургического вмешательства.

Лимфоузлы – анатомические структуры, через которые протекает лимфатическая жидкость. В них происходит очищение лимфы от чужеродных веществ. Это и патогенные микроорганизмы, и токсины, сюда попадают раковые клетки, оторвавшиеся от первичного опухолевого очага. Такие клетки – источник распространения опухоли по организму, лежащий в основе метастазирования.

Во время операции забираются кусочки лимфатических узлов различной локализации и отправляются в гистологическую лабораторию на анализ, где или подтвердят наличие атипичных раковых клеток, или опровергнут. От этого зависит объём вмешательства. В клинической практике встречается немало случаев, когда хирург шел на один объём операции, а после получения результатов экстренно приходилось расширять объём удаляемых структур. В основном при раке молочной железы поражаются подмышечные и подключичные лимфоузлы.

По окончании основного хирургического этапа устанавливается дренаж для оттока образующейся жидкости. Если в дренаже появилась кровь либо гной – это сигнал врачу о развивающемся кровотечении либо инфекции. Потребуется принять необходимые меры для устранения возникшего состояния и для проведения повторной операции. Завершается оперативное вмешательство ушиванием раны.

Операция по удалению груди технически сложна. Удаляется значительный массив тканей, пересекаются кровеносные и лимфатические сосуды, нервы, убираются лимфоузлы. Возникают осложнения:

  • Лимфедема – скопление лимфатической жидкости в области рубца, когда новые сосуды не успевают сформироваться после пресечения старых. Жидкость впитывается в повязки, которые регулярно меняются.
  • Лимфостаз – застой лимфы. Нарушается отток лимфы из верхней конечности. В пределах нормы считается увеличение диаметра руки менее трёх сантиметров. Большее увеличение требует проведения соответствующего лечения.
  • Нагноение раны и возникновение инфекции. Для профилактики инфекций до операции и в первые часы после назначается антибиотик. Регулярно проводятся перевязки с обработкой послеоперационных швов.
  • Грудные мышцы прикрепляются к плечевой кости и участвуют в движении руки. При их удалении возникают проблемы с подвижностью верхней конечности. Как правило, происходит адаптация, нарушение носит временный характер. В редких случаях осложнение остается навсегда.
  • Нарушение чувствительности грудной железы. Состояние связано с тем, что нервы проходят подкожно, и избежать их повреждения невозможно. В результате чувствительность груди, соска исчезает. Может проявляться болезненными покалываниями.
  • Нарушение чувствительности руки. Возникает из-за повреждения нервных пучков.

Постельный режим соблюдается в течение первых двух суток, потом разрешается вставать. Нужно быть осторожной в послеоперационный период и не совершать резких движений. Не стоит пытаться встать сразу после операции, в таком случае разойдутся швы, и возникнет кровотечение. Швы снимают через одну-две недели.

Всего реабилитация после операции занимает в среднем месяц, но показатель варьируется. Это зависит от тяжести состояния и выбранной методики операции.

Пациентке, перенесшей мастэктомию, запрещаются некоторые моменты. Нельзя мыться до снятия швов, а купаться в водоёмах можно и вовсе после истечения двух месяцев со дня проведения операции. Исключаются физические нагрузки, резкие движения, подъём тяжестей. Инъекции проводятся со стороны здоровой молочной железы. Нужно беречься от воздействия тепла и ультрафиолетовых лучей.

Для профилактики осложнений, в частности, лимфостаза, нужно тщательно следить за чистотой рук и избегать всевозможных повреждений. При наличии царапины нужно продезинфицировать это место. Связано это с тем, что удаляются лимфатические узлы, которые являются барьером для инфекций. При отсутствии этих структур быстрее возникает инфекционное заболевание даже при незначительных повреждениях. Рекомендуется носить специальные эластические бандажи с целью уменьшения отёков, делать массаж для нормализации оттока лимфы. Нежелательно спать на боку со стороны удалённой молочной железы.

После снятия швов разрешается давать организму физическую нагрузку. Важно разрабатывать руку, чтобы вернулась чувствительность, и не образовалась контрактура.

В течение года после операции каждые три месяца рекомендуется посещение врача. Если вдруг женщина почувствовала появившиеся симптомы в области руки на стороне удалённой железы, то к врачу нужно обратиться как можно скорее, чтобы вовремя в медицинском учреждении оказали помощь. Это побледнение, онемение, увеличение отёка, появление слабости, поднялась температура или возникла боль.

Хирургический этап является основным методом лечения. Чтобы дополнить его и уничтожить раковые клетки, которые могли сохраниться после операции, назначается химиотерапия или лучевая терапия. Лечение после операции называется адъювантным.

Если диагностирована чувствительность опухоли к гормонам, то назначается вдобавок гормональная терапия.

Цель этого типа операции в придании телу после мастэктомии эстетического вида. Применяется для всех женщин, но особенно важным этапом является в лечении молодых пациенток. Для них удаление груди – это сильный стресс, приводящий к серьёзным психологическим проблемам в жизни, вплоть до депрессии и суицида.

Реконструкция молочных желёз выполняется после окончания основного лечения. Врач выслушивает пожелания пациентки, учитывает анатомические особенности и определяет тип оперативного вмешательства. Такие операции выполняют не в один день, так как требуется несколько этапов. Для начала устанавливают временные импланты, они заполняются жидкостью и постепенно растягивают кожу. Можно прибавлять объём. Впоследствии они заменяются на новые импланты. В современное время есть три основных метода:

  • Установка импланта солевого происхождения.
  • Силиконовый имплант.
  • Закрытие дефекта аутотканью (собственные ткани организма).

Важно помнить, что хирургическое лечение сопровождается лучевой терапией. Лучевое излучение воздействует на кожу: кожные покровы истончаются, сильно пигментируются, сокращаются из-за образования рубцов, и возникает распространённый ожог с последующей деформацией кожи.

Реконструктивные операции не менее тяжелы, чем лечебные. Предлагается другое решение проблемы – найти подходящий экзопротез. Для его использования нужен специальный ортопедический фиксирующий бюстгальтер. Также можно найти и купальные костюмы для женщин, перенесших операцию по удалению груди.

Рак молочной железы – это не приговор. Важное значение в лечении играет эмоциональное состояние женщины. Научно доказано, что пребывание в депрессивном состоянии ухудшает регенеративные процессы организма, появляются новые болезни, усугубляющие течение реабилитации.

Существуют методы лечения, которые помогают избавиться от болезни. Успешность терапии зависит от той степени, на которой выявлен рак. При раке 1 степени пятилетняя выживаемость составляет девяносто процентов. При диагностировании опухоли 2 степени выживаемость снижается уже до семидесяти пяти процентов. При 3 и 4 степенях прогноз хуже: выживаемость не превышает пятидесяти процентов. К сожалению, не во всех случаях медицина даёт гарантированный результат. Иногда возникают рецидивы болезни. Это связано с наличием метастазов, которые не были распознаны или позднее проявились. Периоды ремиссии бывают длительными. Метастатически поражаются лимфатические узлы, печень, кости, лёгкие.

источник

В этом разделе вы найдете ответы на наиболее часто задаваемые анестезиологу вопросы о подготовке к операции, ее осуществлению и послеоперационном уходе.

Что нужно, а что не нужно делать накануне операции?
Пациенту заранее нужно встретиться с анестезиологом, лечащим врачом (хирургом), который объяснит: как проходит наркоз и сколько по времени длится операция – пациент должен идти на операцию информированным. Подготовка к разным операциям разная. То есть: если это операция на молочной железе, то длительной подготовки она обычно не требует, но за сутки до этого больной должен больше пить жидкости, отказаться от ужина, если пациент очень волнуется, то анестезиолог назначит ему премедикацию накануне операции.

Читайте также:  Мастопатия и рак молочной железы различия

Какие виды обезболивания возможны при оперативном вмешательстве на молочной железе и что лучше с точки зрения медицины и анестезиологического опыта?
Если это большая радикальная операция, то лучше всего общее обезболивание, но еще может быть местная анестезия, например, проводниковая. Сейчас у врачей огромный арсенал препаратов, который поможет правильно обезболить.
Больной должен проснуться и спросить: а операция была?

Возможные осложнения при проведении анестезии?
Да, анестезия всегда опасна – это управляемая кома, она безобидна до тех пор, пока анестезиолог ей управляет. Но современное оборудование позволяет в режиме он-лайн следить за пациентом. Кроме того, есть «стандарт Гарварда» — это артериальное давление, пульсоксиметрия и ЭКГ. Это те показатели, которые информируют анестезиолога о состоянии пациента. Также, если пациент имеет сопутствующую патологию, то осуществляется инвазивный контроль давления, глубина анестезии определяется «BIS-мониторированием», интраоперационно выполняется забор крови на глюкозу, газы, электролиты, чтобы максимально обезопасить пациента.

Куда планируется перевод после операции: в обычную палату или в реанимацию?
Если по объему оперативное вмешательство небольшое, то анестезиолог наблюдает пациента в палате пробуждения в течение 2-3 часов, но если у пациента имеется тяжелая сопутствующая патология или проводимая операция объемная по вмешательству и по времени, то первые часы пациент может быть переведен в реанимацию для осуществления постоянного мониторинга.

Нужны ли будут какие-либо препараты после наркоза?
Если анестезия проведена правильно, то дополнительно никаких препаратов использовать не требуется. Но, есть специфические медикаменты: если у пациента в анамнезе склонность, например, к тромбоэмболии, то дополнительно назначаются препараты для профилактики тромбообразования. Также после операции пациент должен быть хорошо обезболен.

Существует мнение, что анестезия очень опасна. И многие отказываются от хирургического вмешательства именно по этой причине. Оправданы ли эти страхи?
Анестезия – это всегда опасно, как мы говорили – это управляемая кома. Но если правильно провести беседу с пациентом, правильно его подготовить к наркозу, то в настоящее время ограничений ни по сопутствующей патологии, ни по возрасту нет. Т.е. всех пациентов можно оперировать.

Четкое соблюдение рациона питания и питьевого режима , правильно подготовка к операции — неотъемлемая часть успешной операции. При соблюдении этих правил уменьшаются риски развития неблагоприятных последствий?
Естественно. Если пациент правильно информирован к особенностям подготовки, то риски сводятся к минимуму. Пациент не должен прийти в операционную с высоким давлением, с тахикардией, на полный желудок. Он должен полностью доверять анестезиологу. Если у пациента присутствует тяжелая сопутствующая патология, то в наших и зарубежных клиниках существует практика догоспитальной консультации врача-анестезиолога: дополнительно назначаются анализы, инструментальные исследования, консультации специалистов смежных областей, возможна коррекция медикаментозной терапии, которую пациент получает постоянно по поводу сопутствующих заболеваний.

Какие вопросы задает на консультации анестезиолог?
Вопросы анестезиолога всегда спланированы так, чтобы максимально выявить или подтвердить ту или иную патологию, и если что-то не так или не совсем ясно, то назначается дополнительное обследование (кардиолог, эндокринолог, аллерголог и тд.). Таким образом, предоперационная оценка складывается из сбора информации о пациенте и составлении плана анестезии. А общая задача врача-анестезиолога заключается в снижении осложнений и неблагоприятных исходов в результате лечебных действий!

Какие неприятные состояния могут возникать у пациента после наркоза (тошнота, головокружение )?
Тошнота, рвота, головокружение, галлюцинации — всё это, конечно, может встречаться, но в эпоху современной анестезиологии, с последними поколениями препаратов для общей анестезии, «неприятности» после наркоза уже неактуальны и если бывают, то крайне редко (при грамотно проведённом наркозе), причем их возникновение вполне может зависеть от ряда других причин. Ну, а сонливость не является каким-то осложнением — это, я думаю, всем понятно.

Как происходит подача наркоза непосредственно во время операции? Каким образом рассчитывается доза для каждого пациента?
«Подача» наркоза происходит внутривенно инфузией (введением) препаратов, причем наркоз может вводиться болюсно (быстрое внутривенное введение) или постоянно (с помощью капельницы), а также с потоком кислорода через наркозный аппарат – это в случае, если применяются ингаляционные анестетики. При расчёте дозы берётся во внимание вес, возраст пациента, и здесь нужно понимать, что нет одинаковых наркозов. Сколько пациентов — столько и наркозов, и все разные, ведь каждый имеет особенности в своём генотипе и реагирует на окружающую среду сугубо индивидуально, поэтому ведение анестезии (наркоз именно проводят, а не дают, так как это процесс лечебный и связан с определённым периодом времени) может меняться в ходе операции. И анестезиолог, основываясь на своём опыте, всегда готов к каким-либо изменениям, а если таковые случаются, он должен мгновенно корректировать ситуацию

Влияет ли длительность наркоза на состояние пациента после операции?
Не бывает маленьких наркозов, бывают маленькие операции, – так говорят врачи-анестезиологи. Современные анестетики нетоксичны и безопасны по сравнению с обычными, традиционно используемыми, они защищают пациента от агрессии, то есть хирургического вмешательства и боли, которая сопровождает любое оперативное вмешательство в организм, будь это операция на 15 минут или на 4 часа – без анестезии не обойтись. Здесь все зависит от мастерства анестезиолога и слаженной работы всей команды в операционной, качества оборудования и препаратов.

источник

Доброкачественные новообразования я обнаружила у себя сама во время самоосмотра. Особой паники не было, я отправилась на узи. По пути домой я, естественно, начала «гуглить», что же это за зверь такой – фиброаденома. И в первых строчках писали, что она подлежит только оперативному лечению (т.е. рассосаться она не может). Не дочитав до конца, что же за оперативное лечение меня ждет, я впала в панику.

Вскоре была уже врача, который объяснил, что это совсем ерунда по сравнению с серьезными болезнями и операция по сути очень легкая. Отправили меня в онкологию, там пришлось выстоять очередь в поликлинику и получить листок с огромнейшим списком анализов:

— узи брюшной полости, малого таза, груди и сердца;

— анализы на гепатиты, ВИЧ, RW (сифилис), общий анализ крови, печеночные пробы, азот мочевины, свертываемость крови, общий белок крови, анализ мочи;

— флюорография и кардиограмма;

— следовало посетить гинеколога, кардиолога и терапевта. К терапевту приходить уже в последнюю очередь со всеми анализами и другими врачами.

Началась беготня по лабораториям и больницам. Как по мне, так именно этот огромный список – самое сложное в этом деле. Затем я пришла со всем готовым к врачу, мне назначили день операции и спросили, хочу я местный или общий наркоз. Почему-то страх общего наркоза у меня победил и я «заказала» местный. Перед операцией нельзя было кушать, но доктор разрешил мне рано скушать легкий завтрак и потом прийти в больницу. Там я не ночевала.

День операции. Утром, около 6 утра, я скушала 1 бутерброд и выпила чай. А в 9 уже была в палате. За мной пришли медсестры и отвели в операционную. Раздели до трусиков, одели шапочку, укутали в одеяло, завели в комнату для операций. Образования были с двух сторон, поэтому мне привязали обе руки и оставили ждать.

Я немного замерзла, под попу положили какую-то влажную пластину. Лицо завесили от груди. По пояс накрыли в одеяло. Затем сделали местную анестезию и сразу начали делать. Укол не болезненный, сразу все онемевает. Образования были множественные, поэтому анестезия периодически «отходила» и ее докалывали. Затем зашили, поставили дренаж.

Что я чувствовала?? Надавливания, колупания, шкрябанье. Особой боли не было.

Через несколько часов меня отпустили домой! Дали с собой обезболивающее, но я его так и не использовала. Из-за того, что все это находилось с обеих сторон, спать было неудобно. Да и фиброаденомы были достаточно крупные, немного тянуло. Но все это ТЕРПИМО! Адских мук и болей я не ощутила, и слава богу.

Из дренажа потом выделялась коричневатая жидкость.

Затем в течении недели я походила на перевязки, шовчки получились красивые. Вот как они выглядят сейчас:

Но спустя два года я снова нащупала у себя новообразовния. И снова фиброаденомы. Поэтому пережить подобное мне пришлось дважды. Вообще грудь у меня наливается перед женскими днями задолго до начала, очень ощущается болезненность.

Во второй раз врач мне порекомендовал сдать анализы на гормоны, чтобы узнать природу этих фиброаденом. Я сдала анализы на:

И сделала узи щитовидной железы.

Все анализы и узи были в норме, кроме прогестерона. Он был выше нормы. Врач сказал, что спустя два месяца после операции следует его пересдать. Если он уменьшится, значит это именно эти образования давали повышение этого гормона, если не изменится и после операции, придется искать другие причины. Ну что ж, будем наблюдать.

Что касается местной анестезии, я могу выделить следующие плюсы:

— нет страха не выйти из наркоза;

— быстро отпускают домой (девочек, которых оперировали с этой же проблемой, но под общим наркозом, оставили ночевать в больнице, а я благополучно отправилась домой).

— Конечно, каждый человек – индивидуальность. Кого-то могут раздражать разговоры врачей(«Дай нож», «Тяни», «Почему оно не тянется??», «Ой а это что вообще?») и легче просто уйти в «отключку»;

— все-таки есть ощущение колупания и если образований много, возможно, придется докалывать еще.

Каждый организм абсолютно разный. Я лишь рассказала свою историю, а как поведет себя другой организм – не известно. Говорят же, что абсолютно одинаковых больных не существует! Всем здоровья!

ОБНОВЛЕНИЕ 18.05.17

Спустя полгода после операции необходимо пройти повторное узи. И в апреле я отправилась на осмотр. Узи необходимо делать на 8-10 дни цикла. К сожалению, у меня еще одно маленькое образование. То есть пройти все это предстоит еще раз.

Что касается гормонов, то «пролечившись» растительным препаратом три месяца и сдав на 20-22 дни цикла кровь на прогестерон, оказалось, что он все еще не в норме. То есть доктор все еще склоняется к тому, что именно прогестерон дает толчок для появления образований.

Что касается общего состояния груди, то все же мне кажется, что стало немного лучше. И я стала связывать это с правильным бельем. Прикупила в магазине топ с чашечками, который идеально подходит по размеру и ничего не сжимает. Для тех, кто мучается болями перед критическими днями, советую рассмотреть вопрос правильности бюстгальтера. Потому что все эти новомодные и до ужаса красивые бюстгальтеры с косточками и в кружеве все же доставляют дискомфорт.

Шрамы. Как-то со шрамами во второй раз получилось не так успешно, как в первый. Получился рубец яркого цвета. Ничем я его не мажу, потому что читала, что это бесполезно и поможет лишь лазер. Имеет ли смысл делать его на груди — я еще не решила.

источник

Маша1212 (06 Февраль 2018 — 22:08) писал:

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

  • МаринаБ Калуга
  • Пользователи
  • 1 064 сообщений
  • Город Калуга

Маша1212 (06 Февраль 2018 — 22:12) писал:

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений
  • Екатрин г. Ленинград
  • Пользователи
  • 669 сообщений
  • Город г. Ленинград

  • МаринаБ Калуга
  • Пользователи
  • 1 064 сообщений
  • Город Калуга

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений
  • Екатрин г. Ленинград
  • Пользователи
  • 669 сообщений
  • Город г. Ленинград

Маша1212 (07 Февраль 2018 — 13:10) писал:

  • Маша1212
  • Пользователи
  • 79 сообщений

  • Иришка55
  • Пользователи
  • 43 сообщений

  • Иришка55
  • Пользователи
  • 43 сообщений

  • Оличка Санкт-Петербург
  • Пользователи
  • 1 619 сообщений
  • Город Санкт-Петербург

Екатрин (07 Февраль 2018 — 13:30) писал:

источник

Новые исследования в анестезиологии позволяют при операциях по удалению рака молочной железы применять методы обезболивания, подобные зубному замораживанию. При этом время на восстановление после операции для пациентов значительно сокращается. При проведении операции с применением нового метода анестезии женщина продолжает самостоятельно дышать и спокойно спит. Новая технология позволяет хирургам производить частичную или полную мастэктомию, поставив пациентке пять блокирующих обезболивающих уколов.

По данным последних исследований, проводимых в Больнице Святого Михаила совместно с Больницей женского колледжа, в хирургии рака молочной железы для анестезии применяется новейшая техника, работающая по принципу зубного замораживания. Данное нововведение способствует более качественному послеоперационному восстановлению больных. Также оно сокращает время восстановительного процесса. Данные исследований были опубликованы в мартовском выпуске «Анестезиологии». Впервые в хирургии рака молочной железы подобное исследование проводилось как рандомизированное. Это означает, что пациенты определялись в исследуемые группы случайным методом. Целью исследования было провести сравнительный анализ двух используемых методов анестезии:

Результаты исследования показали, что, по сравнению с прооперированными под общим наркозом, больные, прооперированные по поводу рака молочной железы под местной анестезией:

  • легче переносили боль;
  • меньше находились в послеоперационных палатах;
  • на 1 час раньше были выписаны из больницы.

Исследование возглавлял анестезиолог Больницы Святого Михаила доктор Фарадж Абдалла. По его мнению, блокирующая нервы ультразвуковая анестезия является революционной в области регионального обезболивания. Исследование явственно показало актуальность применения ультразвуковой анестезии в хирургии рака молочной железы.

Но самым важным, как отметил доктор Фарадж Абдалла, является реальная помощь пациентам. Применение ультразвуковой блокады положительно сказалось на общем самочувствии пациентов. Данный метод местного обезболивания позволил прооперированным женщинам значительно быстрее восстановиться после операции, сохранив при этом нормальный уровень физического и психического самочувствия.

Анестезиолог Больницы Святого Михаила Фарадж Абдалла провел контролируемое рандомизированное исследования 64 женщин в Больнице женского колледжа. Им была применена техника ультразвукового блокирующего наведения в хирургии рака молочной железы.

Выяснив явные преимущества данной техники перед традиционным общим наркозом, доктор Абдалла занимается сейчас внедрением новой обезболивающей технологии в постоянную практику в молочном центре Больницы, где он работает.

Обезболивающая паравертебральная блокада создается с помощью техники, направляемой ультразвуком. В межреберные нервы, проникающие дальше в грудь, очень точно направляется игла, через которую местно вводится анестетик, замораживающий нервы.

При проведении операции рака молочной железы требуется обезболить пять главных зон. Следовательно, нужно заморозить пять действующих на этих участках нервов. Подобное замораживание полностью блокирует болевые восприятия пациента на участках, где хирурги выполняют частичную или полную мастэктомию. Такое обезболивание может применяться также в реконструктивной хирургии молочной железы.

Одновременно оперируемым женщинам вводится внутривенно пропофол. Пациенты при этом самостоятельно дышат и спокойно спят во время проведения операции.

Хирургия рака молочной железы давно ищет способ избежать при проведении мастэктомии применения общего наркоза, поскольку отдает себе отчет в возможных негативных долгосрочных последствиях. Общая анестезия, безусловно, эффективна, как обезболивание во время проведения хирургического вмешательства.

Однако её применение связано с тошнотой, рвотой, и может привести к нежелательному седативному эффекту. Кроме того, больные, получившие общий наркоз, требуют к себе в послеоперационный период гораздо больше внимания. Они не в состоянии сами позаботиться о себе.

В отличие от них, пациенты, получившие ультразвуковую блокаду нервов, после операции намного самостоятельнее, и меньше нуждаются в посторонней помощи.

Попытки создания паравертебральных блокад делались до этого «вслепую», без применения ультразвукового управления. Поэтому часто они не достигали поставленной цели. Неточно поставленные нервные блоки не могли полностью снять с пациентов боль во время хирургического вмешательства. Чтобы достигнуть полного обезболивания, приходилось применять общую анестезию.

Теперь поставленные с помощью ультразвуковой техники паравертебральные блоки можно будет применять не только в хирургии рака молочной железы. С их помощью замораживание грудных нервов можно делать и при проведении косметических операций, в частности, увеличении или уменьшении размеров грудных желез.

Загрузка.

источник

Удаление груди — нередко болезненный вопрос для женщины с раком молочной железы. Однако избавляться от пораженного органа целиком нужно далеко не всегда. Иногда грудь можно сохранить, убрав только опухоль.

Не всегда нужно удалять и подмышечные лимфоузлы. Даже если вам показано удаление молочной железы, у вас есть возможность бесплатно и единовременно сделать реконструкцию — установить имплантаты по квоте.

Вместе с врачами-онкологами, резидентами Высшей школы онкологии Александром Петрачковым и Анной Ким мы сделали подробный разбор темы.

Онкологическая хирургия молочной железы делится на два вида:

  1. удаление всего органа (органоуносящая операция);
  2. удаление только части органа (органосохраняющая операция).

Мастэктомия — это удаление молочной железы целиком. Единых показаний для ее удаления нет.

Однако обычно мастэктомию проводят, если есть:

  • внутрипротоковая карцинома, которая занимает почти всю железу;
  • несколько очагов. Грубо говоря, вырезать несколько кусков ткани нецелесообразно;
  • желание пациентки (в том числе при совмещении с реконструкцией молочной железы);

Важно! Удаление опухоли или всей железы при метастатическом раке груди нецелесообразно! Это возможно только при наличии осложнений со стороны первичной опухоли.

Да. Чем ниже стадия, тем более щадящие варианты мастэктомии могут быть. Например, возможно полное сохранение всей кожи и соска, а вместо удаленной железы ставится имплантат.

При необходимости реконструкция проводится в несколько этапов — ставится временный имплантат, расширяется и заполняется водой. Затем он растягивает кожу, создавая объем для новой молочной железы. После этого хирург меняет протез на постоянный с силиконом.

Это дискуссионный вопрос. Сейчас считается, что необходимо удалять только клинически позитивные узлы или когда сигнальные лимфоузлы не обнаруживаются. Удаление лимфоузлов действительно снижает количество рецидивов, но качество жизни пациентки может сильно снизиться.

Раньше полная подмышечная лимфодиссекция была популярной операцией, когда онкология была более радикальной. Сейчас от этого подхода уходят. Многие зарубежные исследователи считают удаление лимфоузлов стадирующей операцией. Она нужна, чтобы понять, насколько распространилось заболевание, и выбрать тактику лечения.

Сейчас ее должны делать в следующих случаях:

  • при пораженных сигнальных лимфоузлах,
  • при выраженных клинических показаниях, когда до начала лечения есть пораженные лимфоузлы и они не исчезают после химиотерапии.

Вообще я о таких прецедентах слышал. Но есть правила, как обязан себя вести онколог — он должен обсуждать все возможные варианты с пациенткой. Органосохраняющая операция и мастэктомия обладают схожей эффективностью.

Выбирать, что ей будут делать, будет только пациентка. Если мы видим небольшую опухоль, то мы предлагаем оба варианта.

Женщины бывают разные. Они хотят разных вещей и по-разному относятся к своему организму, телу. Кто-то очень боится рака и настроена еще до визита к врачу все удалить, не всегда врач может переубедить.

Такие прецеденты должны уйти в прошлое, потому что сам пациент должен решать, что ему больше нужно, если врач не видит препятствий со стороны своих возможностей и онкологических познаний.

Частные клиники общего профиля также занимаются реконструкцией после удаления железы. Однако клиники эстетической медицины специализированно занимаются эстетической хирургией — подтяжкой и увеличением молочных желез.

Эстетикой с точки зрения реконструкции занимаются в основном в государственных крупных центрах. Эти операции входят в раздел государственного финансирования. Можно получить операцию по квотам, государство их оплатит.

Чаще всего имплантаты производятся в Америке. Сейчас стали появляться протезы из Кореи, Мексики, Германии и других стран. Какой имплантат достанется пациентке — зависит от того, что разыграно в тендере. Протезы пока не подвергаются импортозамещению.

Они все схожего хорошего качества, стерилизованы и запечатаны. По факту разницы между ними нет — такие же используют в частных клиниках пластической хирургии.

  1. Лимфорея (когда копится жидкость после имплантации) — необходимо пунктировать или дренировать;
  2. Кровотечения;
  3. Протрузии имплантатов (когда имплантат продавливает кожу на месте шва). От этого никто не застрахован, но наибольшие риски есть у пациенток после лучевой терапии — кожа истончается, нарушается ее кровоснабжение и риск осложнений увеличивается.
  1. липосакция, когда забирается собственная жировая ткань в шприцы и потом она пересаживается;
  2. использование лоскута из жировой ткани с сосудами.

Это разные по принципу операции и разные по результату, потому что лоскут позволяет сделать единомоментно полный объем молочной железы. Что же про липофилинг, то это, как правило, не больше 100-200 мл за один сеанс, а это редко когда позволяет полностью восстановить ткань молочной железы.

Органосохраняющие операции предполагают просто удаление опухоли из органа. Формат выполнения зависит от того, насколько большая зона удаляется и насколько женщина хочет косметически восстановить железу.

Можно ограничиться только удалением опухоли:

  • без пластики (с незначительной деформацией, не влияющей на качество жизни);
  • с пластикой лоскутами, восполняющими форму и объем (со спины, живота);
  • с онкопластикой — маскировкой операции под обычную пластическую операцию с помощью перемещения тканей. Это нужно тем, кто хочет неплохой косметический результат (если есть возможность сделать органосохранную операцию).

Если врач предлагает лоскутные пластики, то это тоже может быть исполнено в двух вариантах:

  1. если удалена кожа, то мы берем лоскут с других частей тела с кожей;
  2. если кожа не удалена, то мы можем взять только жир и эта операция часто эстетически выигрышная. Однако она технически сложная: занимает порой 7-8 часов, имеет немало осложнений и мало кто владеет навыками таких операций сейчас.

Показания для органосохраняющей операции — это ранние стадии — T1-T2 (в зависимости от вида новообразования), в том числе после предоперационной химиотерапии.

Фактически, органосохраняющую операцию можно выполнить и при большой опухоли (больше 5 см), просто от органа ничего не останется. Поэтому при больших опухолях мастэктомия целесообразнее.

Примечание: после органосохраняющей операции женщине всегда показан курс (или несколько) лучевой терапии. Теоретически, можно сделать органосохраняющую операцию и на 3-4 стадии, но это необходимо обсудить с врачом. Все зависит от того, какая опухоль у пациентки.

Когда размер опухоли 5 см и больше — в любом случае уйдет большая часть железы и называть операцию органосохраняющей будет уже неразумно. Почему назначается химиотерапия до операции?

Одна из причин — возможность прооперировать органосохранно. Чем меньше размер опухоли, тем меньший объем ткани нужно удалять и тем легче проходит операция. При органосохраняющих операциях можно сделать онкопластику — замаскировать операцию по резекции железы под пластическую операцию. Это будет выглядеть как подтяжка, хотя на самом деле у женщины удалили злокачественную опухоль.

Радикальная резекция не всегда обеспечивает лучший косметический результат по сравнению с мастэктомией.

Лучевая терапия нужна всегда, после нее может много эстетических нюансов:

  • истончение кожи
  • излишняя пигментация кожи
  • сокращение рубцов
  • деформация кожи от лучевого ожога.

К сожалению, все эти эффекты могут помешать эстетическому результату. Но это не отменяет то, что лучевая терапия всегда нужна после органосохранных операций.

Регионы и крупные города уже подтягиваются к Москве и Питеру. А столица и Петербург оперируют на том же уровне, что и западные коллеги. Сейчас общая тенденция – уменьшать объем операций, не делать сверхрадикальных вмешательств, то есть с удалением мышцы.

Если говорить о том, что происходит вне областных центров, то там до сих пор встречаются сверхрадикальные операции. Нужно понимать, что необходимость удаления всей опухоли — это столп всей онкохирургии

Обязательно сначала спросите врача: «Могу ли я сохранить грудь? Если нет, какие есть варианты реконструкции?»

Задача врача — обеспечить полной информацией. Он также должен обеспечить безопасность вмешательства — как онкологического, так и эстетического.

Пациентка приходит к своему онкологу, зная о своей стадии, желании удалить новообразование, страхах. Если она живет далеко и для нее будет проблематично наблюдаться после реконструкции, ей также нужно сказать об этом врачу. Если вы не уверены в своем враче, напишите другим врачам и уточните все.

  • На какой стадии заболевание?
  • Насколько это злокачественная опухоль, требует ли это дополнительного лечения?
  • Какой размер опухоли?
  • Перечислите симптомы: боли, втянутый сосок, гусиная кожа, покраснение и другие поражения кожи.

Все это может послужить критерием к вмешательству и стоит все это задавать своему врачу. Также стоит уточнить, возможна ли реконструкция.

Сохранить грудь — это технически даже проще, чем удалить полностью молочную железу. Однако пока не все и не везде могут делать реконструкции. Обычно происходит так, потому что немногие могут этому обучиться.

Такое бывает из-за дорогого обучения, у кого-то больница не может обеспечить оборудованием, в том числе протезами.

источник

Удаление опухоли обычно выполняется по поводу фиброаденомы. Кожный разрез делается либо над самой опухолью, либо по краю ареолы (околососковый кружок), либо по субмаммарной складке (складка под молочной железой). Два последних варианта более эстетичны. Обычно, через год рубец от такого разреза довольно трудно найти. Производится удаление самой опухоли, при этом не повреждаются протоки молочной железы (и не возникает проблем для последующего кормления грудью), не возникает деформации железы, не возникает дефицита объёма железы. Ушивается «ямка» в месте расположения опухоли, накладывается внутрикожный шов.

Хирургическое лечение рака молочной железы, несомненно, является основным методом комплексного лечения. Его эффективность существенно возрастает при сочетании с химиотерапией, гормональной терапией и лучевой терапией.

Одним из основных принципов лечения рака молочной железы в Европейской онкологической клинике является проведение в основном органосохраняющих операций, так и операций полного удаления молочной железы (мастэктомия), с учетом индивидуальных показаний.

Суть органосохраняющей операции при раке молочной железы заключается в удалении только очага опухоли молочной железы с небольшим количеством окружающей здоровой ткани (лампэктомия и квадрантектомия). После такой операции обычно следует курс лучевой терапии на область оставшихся тканей молочной железы и регионарных зон.

Важно знать, что при инвазивном раке обе эти операции сочетаются с обязательным удалением подмышечных лимфатических узлов — лимфаденэктомией. При неинвазивных формах рака в настоящее время полного трехуровнего удаления лимфоузлов не производится, поскольку это резко ухудшает качество жизни пациенток — развивается отёк верхней конечности (лимфедема), нарушения подвижности в плечевом суставе, а также хронические боли.

Поэтому в Европейской онкологической клинике в рамках первого комплексного обследования в обязательном порядке проводится биопсия «сторожевого» лимфоузла. Суть данной методики состоит в определения поражённости раком подмышечного лимфатического узла. Такая методика дает возможность проводить органосохраняющее лечение и сохранять подмышечные лимфоузлы, если они не поражены метастазами. Это, безусловно, положительно сказывается на качестве дальнейшей жизни пациентки. Наличие раковых клеток в «сторожевом» лимфоузле свидетельствует о высоком риске обнаружения этих клеток в отдаленных органах и тканях организма, то есть о риске развития метастазов. В этом случае выполняются МР-томография и сцинтиграфия. Мы в обязательном порядке проводим гистологическое и иммуногистохимическое исследования операционного материала (удаленных тканей молочной железы и лимфоузлов).

Такую операцию делают при узловой мастопатии (сборный диагноз, включающий и ситуации с уплотнением в молочной железе неизвестной природы). Кожный разрез производят либо над уплотнением, либо по краю ареолы, либо по субмаммарной складке. Удаляется уплотнение, образовавшийся дефект ткани железы ушивается, накладывается внутрикожный шов.

Особая техника секторальной резекции применяется при внутрипротоковой папилломе (обычно это маленькая опухоль, расположенная в протоке и проявляющаяся выделениями из соска). В проток вводится красящее вещество. Кожный разрез делается по краю ареолы, за соском находят прокрашенный проток, в этом месте его пересекают, выделяют к периферии от соска с тем, чтобы была удалена папиллома. Ушивается ткань железы и кожа внутрикожным швом.

В Европейской онкологической клинике ведёт консультативный приём и выполняет операции известный российский хирург-маммолог, доктор медицинских наук Сергей Михайлович Портной (автор более 300 печатных работ, член правления Российского общества онкомаммологов, автор трех патентов на изобретения).
Сергей Михайлович выполняет весь объем оперативных вмешательств на молочной железе, включая органосохраняющие и реконструктивные пластические операции.

Применяется при внутрипротоковой папилломе, когда её не удаётся локализовать, при множественных внутрипротоковых папилломах, располагающихся в центральных отделах протоков. Операция приемлема в тех случаях, когда не предвидится кормление грудью. После кожного разреза, выполненного по краю ареолы, за соском пересекают все протоки. Ткань железы с центральными отделами протоков выделяют на 2–3 см и удаляют. Дефект ткани железы ушивается, накладывается внутрикожный шов.

Используется при аденоме соска, — редкой доброкачественной опухоли или как диагностический этап для морфологической диагностики рака Педжета. Клиновидно резецируется сосок, накладываются узловые швы тонким шовным материалом. Часть протоков при этом пересекаются, что может осложнить последующую лактацию.

Мастэктомия — удаление молочной железы (без лимфатических узлов). Выполняется при неинвазивных формах рака (протоковый рак in situ, дольковый рак in situ), синдроме наследственного рака молочной железы, как профилактическая операция. Если не планируется одновременное воссоздание молочной железы, на груди остаётся тонкий линейный рубец. В тех случаях, когда операция сочетается с одномоментной реконструкцией молочной железы, мастэктомия производится в технике кожесохраняющей мастэктомии (удаляется сосково-ареолярный комплекс, вся остальная кожа железы сохраняется) или подкожной мастэктомии (сохраняется вся кожа железы). После таких операций остаётся «кожаный мешочек», который должен заполнить пластический хирург. Эстетический результат таких операций обычно очень хороший.

Радикальная мастэктомия, то есть операция, включающая удаление молочной железы с грудными мышцами и жировой клетчаткой 1–3 уровней, стала выполняться William Stewart Halsted с 1882 г. в Больнице Джона Хопкинса (John Hopkins Hospital, Baltimore, Maryland, USA). Первое описание операции, произведённой 13 больным, относится к 1891 г., это описание было частью статьи, посвященной заживлению ран (W. S. Halsted «The treatment of wounds with especial reference to the value of the blood clot in the management of dead spaces». John Hopkins Hospital Rep., 1890–1891. 2:255.). Удаление жировой клетчатки обусловлено нахождением здесь лимфатических узлов, которые нередко были поражены метастазами рака и представляли собой множественные плотные узлы различного размера. Анатомическое деление клетчатки производится относительно малой грудной мышцы: клетчатка кнаружи от малой грудной мышцы — это клетчатка 1 уровня, кпереди и кзади от малой грудной мышцы — 2 уровня, кнутри от малой грудной мышцы — 3 уровня. Удаление мышц объяснялось тем, что при запущенных формах болезни (которых было большинство) были поражены метастатическим процессом лимфатические сосуды, проходящие сквозь, мышцы и фасции, покрывающие мышцы.

К недостаткам операции относится деформация грудной стенки. В настоящее время показаниями к радикальной мастэктомии по W. S. Halsted являются прорастание первичной опухолью большой грудной мышцы и поражение лимфатических узлов Роттера, а также выполнение паллиативных операций.

D. H. Patey и W. H. Dysonв 1948 г. предложили модифицированную методику радикальной мастэктомии, отличающуюся от операции W. S. Halsted сохранением большой грудной мышцы. В блок удаляемых тканей включается молочная железа, малая грудная мышца и лимфатические узлы 1–3 уровней. Операция в большинстве случаев не уступает по эффективности операции Холстеда, её преимуществом является меньшая травматичность и меньшая деформация грудной стенки. В то же время, не всё просто с остающейся большой грудной мышцей. При удалении малой грудной мышцы неизбежно пересекается 1–2 мелких нервных веточек (латеральный пекторальный нерв и ветвь медиального пекторального нерва), иннервирующих наружную часть большой грудной мышцы. Впоследствии, конечно, это приводит к атрофии наружной части большой грудной мышцы.

Модификация радикальной мастэктомии по J.L Madden предполагает сохранение обеих грудных мышц и удаление клетчатки I и II уровней.

Является вариантом модифицированной радикальной мастэктомии, разработанным в ФГБУ РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН. Подразумевает удаление молочной железы, удаление клетчатки I–III уровней без удаления малой грудной мышцы в отличие от операции Patey & Dyson. Преимуществом операции является полное удаление клетчатки и сохранение мышц, и их иннервации.

Все предыдущие операции, выполняющиеся при раке, носили название «радикальная». Тем самым подразумевалось, что болезнь удаляется с мельчайшими «корнями» и не должна вернуться, операция была направлена на предотвращение развития метастазов. В других случаях, когда опухоль уже дала метастазы или когда местное распространение болезни столь велико, что наиболее вероятно после операции последует развитие метастазов, операция не может претендовать на название радикальной. В таких случаях она может выполняться с паллиативной целью, то есть с целью устранить непосредственные неприятности, связанные с наличием опухоли, — распад опухоли, кровотечение; либо с целью уменьшения объёма опухолевой ткани и создания условий для более эффективного лекарственного лечения.

В нашей клинике выполняется широкая панель онкологических операций, включающих одновременную реконструкцию молочной железы. Возникает вопрос: это безопасно? Не провоцирует ли дополнительная операция быстрое развитие метастазов?

Для ответа на эти вопросы нами были проанализированы сведения о 503 больных РМЖ I — III стадий, получавших лечение в ФГБУ РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН в 1992—2002 гг. В основную группу вошли 124 больные, средний возраст 41,5 года (24–67). Женщины были оперированы в объеме радикальной мастэктомии с сохранением грудных мышц в сочетании с первичной реконструкцией молочной железы: экспандером (n=14) или кожно-жировым лоскутом на широчайшей мышце спины с использованием эндопротеза (n=18), или поперечным ректоабдоминальным лоскутом на мышечной ножке (n=92). Контрольную группу составили 379 больных, средний возраст 40,1 года (26–79). 145 больным выполнены органосохраняющие операции, 234 — радикальная мастэктомия с сохранением грудных мышц. Группы были сопоставимы по основным факторам, оказывающим влияние на прогноз (стадия, возраст, проводимое лечение). Лекарственное и лучевое лечение проводились по общим принципам. Медиана длительности прослеженности 63,7 (20,4–140,5) месяца.

Частота местных рецидивов составила:

  1. в молочной железе после органосохраняющих операций — 4,1%;
  2. после модифицированной радикальной мастэктомии — 1,7%;
  3. после модифицированной радикальной мастэктомии с первичной реконструкцией — 1,6% (p>0,05).

За весь срок наблюдений рецидив болезни (то есть не только местно, а в любых органах и тканях) наблюдался в 18,6±3,5% в группе с реконструкцией молочной железы (у 23 больных) и в 18,2±2,0% в контрольной группе (у 69 больных, p>0,05). Кривые безрецидивной выживаемости и общей выживаемости в сравниваемых группах статистически не различаются.

По данным многофакторного анализа факт выполнения первичной реконструкции молочной железы не влияет на развитие рецидива болезни. Анализ факторов, влияющих на рецидив болезни, показывает преобладающее влияние таких известных факторов, как критерии T, N, возраст, проведение химиотерапии. Факт проведения первичной реконструкции не оказывал статистически значимого влияния на процесс рецидивирования опухоли. Таким образом, первичная реконструкция молочной железы может безопасно выполняться больным РМЖ.

Однако, чем больше объем операций, тем вероятнее осложнения их заживления, особенно у пациенток при сопутствующем сахарном диабете, ожирении и длительном курении. У них длительное заживление раны может отсрочить проведение адъювантной лучевой терапии, химиотерапии. Поэтому для больных с планируемой адъювантной химиотерапией или лучевой терапией, имеющих перечисленные факторы, ухудшающие заживление раны, предпочтительнее отказаться от первичной реконструкции.

История развития органосохраняющих операций при раке молочной железы относительно коротка. Такие операции стали возможны благодаря сочетанию трёх основных факторов: 1) более раннему выявлению болезни; 2) осознанию того, что расширение объёма операции при ранних формах рака не приводит к улучшению выживаемости больных; 3) применению лучевого воздействия на сохранённую молочную железу как мощного средства снижения вероятности местного рецидива.

G.Crile Jr. в 1975 г. представил10-летние результаты рандомизированного исследования, сравнивающего органосохраняющую операцию частичную мастэктомию (partial mastectomy) с тотальной мастэктомией. В группах сравнения было по 42 больных первично операбельным раком. Смертность от рака за 10 лет составила 34% и 38% соответственно.

Минимальное по объёму удаляемой ткани молочной железы хирургическое вмешательство — лампэктомия (lump — глыба, кусок, комок), было разработано в ходе исследований Национального проекта дополнения операций на молочной железе и кишечнике (США, NSABBP).

В исследование входили больные с величиной опухоли не более 4 см. Сравнивались группы больных с разными видами лечения: лампэктомией (1-я группа), лампэктомией с лучевой терапией (2-я группа), модифицированной радикальной мастэктомией (3-я группа).

При 12-летнем наблюдении местный рецидив в молочной железе развился у больных 1-й группы в 35%, 2-й группы — в 10%. Достоверные различия общей выживаемости и выживаемости без отдалённых метастазов между сравниваемыми группами отсутствовали. Общий вывод о равной эффективности органосохраняющего лечения и радикальной мастэктомии подтвержден и при 20-летнем наблюдении. Частота местного рецидива после лампэктомии составила 39,2%, после лампэктомии с облучением — 14,3%.

Обретя собственный опыт в выполнении лампэктомии, мы пришли к необходимости её модифицировать. Модификация касается двух моментов: опухоль удаляется обязательно с запасом здоровых тканей вокруг неё, обязательно производится ушивание ткани железы. Для опухолей небольшого размера (до 1–2 см) лампэктомия остаётся лучшей операцией: нетравматичной и элегантной.

При больших размерах опухоли или при её центральной локализации для сохранения формы железы возникает необходимость в привлечении дополнительных усилий по перемещению тканей, и / или вмешательства на контралатеральной железе для сохранения симметрии, то есть необходимость в выполнении онкопластических резекций.

Термин «онкопластическая резекция» общепринят в мировой литературе, подразумевает под собой выполнение резекции молочной железы по поводу рака с использованием методов пластической хирургии для восстановления формы железы, возможно также совмещение с одновременным оперативным вмешательством на противоположной железе для восстановления симметрии.

Одна из первых операций, которую можно отнести к онкопластическим резекциям (термин «онкопластическая резекция» был предложен позже), это реконструкция молочной железы по A.Grisotti — наиболее успешный метод восстановления формы железы после удаления её центрального отдела. После резекции центрального отдела железы вместе с соском и ареолой от медиального края образовавшейся раны вертикально вниз производится кожный разрез, который затем продляется латерально по субмаммарной складке. Ниже раневого дефекта часть кожи деэпидермизируется, оставляется островок кожи, соответствующей по размерам ареоле. В проекции вертикальной части кожного разреза ткань железы рассекается на всю толщу до субмаммарного пространства, мобилизуется весь нижне-наружный квадрант железы. Мобилизованная ткань железы ротируется, её часть, располагающаяся под кожным островком, перемещается в центральный отдел и подшивается. В последующем может быть выполнен татуаж вновь созданной «ареолы» и пластика соска.

В России период выполнения онкопластических резекций стартовал с начала 90-х годов, когда была предложена операция, использующая технику редукционной пластики перевернутого «Т». Операция выполнялась при нижних локализациях опухоли, обязательной была редукционная пластика противоположной железы.

В настоящее время вариантов онкопластических резекций очень много, можно сказать, что их столько, сколько пациенток. Техника и ход операции диктуется онкологической ситуацией, формой молочных желёз, особенностями состояния тканей, излюбленными приёмами хирурга.

Органосохраняющие операции не являются автоматически адекватным видом лечения. Необходимо тщательное обследование пациенток, которым планируется такая операция. Лучше сделать мастэктомию, чем несоответствующую онкологическим критериям органосохраняющую операцию.

«Чистота» краёв резекции — главный показатель адекватности органосохраняющей операции. Органосохраняющая операция признается радикальным вариантом местного лечения только в сочетании с лучевой терапией.

Хирургия — наиболее радикальный метод лечения онкологических заболеваний. Но, даже если опухоль полностью удалена, и врач констатировал ремиссию, в будущем сохраняется риск рецидива. Каждая женщина, успешно прошедшая лечение, должна находиться под наблюдением у врача.

Посещать маммолога придется раз в несколько месяцев. Со временем врач будет приглашать на осмотры все реже, спустя 5 лет — примерно раз в год (если в течение этого времени не возникало рецидивов). Спустя 6–12 месяцев после хирургического вмешательства врач назначит маммографию, затем ее нужно будет проходить ежегодно. По отдельным показаниям назначают регулярные осмотры гинеколога, определение плотности костей и другие исследования.

Средняя продолжительность жизни после операции по удалению рака молочной железы оценивается по показателю пятилетней выживаемости. Он обозначает процент пациентов, которые остаются живы в течение пяти лет с того момента, когда был установлен диагноз. Пятилетняя выживаемость при раке молочной железы в первую очередь зависит от стадии, на которой начато лечение:

  • I стадия — практически 100%.
  • II стадия — 93%.
  • III стадия — 72%.
  • IV стадия — 22%.

Помимо стадии, играют роль и такие факторы, как возраст, общее состояние здоровья женщины, тип опухоли, образ жизни. Специальных рекомендаций, которые помогли бы существенно улучшить прогноз выживаемости после операции по поводу рака молочной железы, не существует. Нужно в целом вести здоровый образ жизни: правильно питаться, поддерживать физическую активность, следить за массой тела, избегать курения и алкоголя.

После лечения организм восстанавливается, поэтому он должен получать достаточное количество белка. В ближайшее время после операции не стоит переживать о лишних калориях, даже если у вас есть избыточная масса тела. Сейчас важно восстановиться. Сбросить вес можно потом.

Некоторые вещества, которые содержатся в растительных продуктах, помогают укрепить здоровье и снизить риск рецидива:

  • Фитоэстрогены, которые содержатся в сое, согласно результатам некоторых исследований, помогают снизить риск рецидива эстроген-позитивного рака. В ходе других исследований не было обнаружено такого эффекта.
  • Антиоксиданты содержатся во многих фруктах и овощах, особенно много их в брокколи, чернике, моркови, манго. Они помогают защитить клетки от повреждения.
  • Ликопин — один из антиоксидантов, который придает красный цвет томатам и розовый — грейпфруту.
  • Бетакаротин придает оранжевый цвет моркови, абрикосам. Есть некоторые данные в пользу того, что он помогает предотвращать рак.

Стоит ли принимать биологически активные добавки? Диетологи считают, что рацион, богатый разнообразными свежими продуктами, намного лучше, чем БАДы.

источник