Меню Рубрики

Некроз тканей при раке молочной железы

  • Интересно знать (3236)
  • факты (590)
  • моя страна (536)
  • словяне (382)
  • мудрость (169)
  • он и она (146)
  • афоризмы (56)
  • цитаты (55)
  • юмор (1689)
  • Прикольно (1641)
  • демотиваторы (148)
  • Анекдоты (140)
  • позитив (107)
  • фото (1316)
  • ВИДЕО (1305)
  • Здоровье (828)
  • народная медицина (141)
  • лечебные средства (94)
  • Эзотерика (707)
  • тайное (164)
  • целительство (54)
  • успех (41)
  • Природа (506)
  • Зверьё (360)
  • растения (139)
  • Идеи (469)
  • полезность (123)
  • поздравления (39)
  • SMS (21)
  • новости (438)
  • техника (374)
  • АВТО (100)
  • оружие (76)
  • Авиация (44)
  • компьютер (41)
  • Яндекс (18)
  • Кулинария (341)
  • кулинарные рецепты (72)
  • пошлости +16 (196)
  • жутковато (133)
  • мода (115)
  • Стройка и ремонт (103)

Рак излечим – фактор некроза опухоли


Науке известно такое психическое расстройство, как канцерофобия — боязнь заболеть злокачественным новообразованием. Так что же такое рак, если некоторые его так боятся? Врачи уверяют, что этот диагноз — не приговор, а всего лишь болезнь, поддающаяся лечению. Passion.ru расспросил специалиста об этом непростом заболевании.

На теле каждого из нас есть опухоли. С некоторыми мы рождаемся, другие приобретаем в течение жизни. Внимательно осмотрите себя перед зеркалом:

родинки и родимые пятна принято считать признаком счастливого будущего, хотя все это — опухоли, называемые невусами;

на коже груди и живота можно найти небольшие красные точки, бледнеющие при надавливании и появляющиеся снова. Это тоже опухоли — ангиомы;

встречаются и всем известные липомы или липовички, которые можно прощупать на волосистой коже головы, на спине и других частях тела.

Это опухоли доброкачественные, которые обычно не причиняют нам вреда.

Злокачественные опухоли стали называть раком с легкой руки древнего исследователя, которому опухоль показалась похожей на конечности членистоногого.

Злокачественные опухоли отличаются способностью к безграничному росту. Любая клетка нашего организма может приобретать эту способность в результате мутаций.

Раком называются опухоли, происходящие из эпителиальной ткани, которая образует кожу, слизистые оболочки, некоторые железы и т. д. Все остальные злокачественные опухоли имеют свои уникальные названия, но в простонародье тоже называются раком.

Что же такое рак: фатальная ошибка природы или результат естественного старения организма? Быть может, в клетках раковой опухоли сокрыта тайна вечной жизни и молодости?

Что такое старость? Это общее одряхление нашего тела. С возрастом органы изнашиваются и разрушаются.

Происходит это потому, что каждая клетка тела может делиться ограниченное число раз. И организм обновляется до тех пор, пока эти возможности клеток не утеряны.

Существует теория, по которой с каждым делением хромосомы в клетках немножко укорачиваются с концов. Потеря этих концевых участков — теломеров — в конечном итоге приводит к слипанию хромосом, и деление прекращается. Клетка гибнет.

Поэтому с возрастом, например, замедляется заживление ран, срастание переломов и пр.

В то же время, у каждой клетки есть гены, позволяющие ей делиться бесконечно долго, невзирая на все ограничения. Наверное, научившись управлять этими участками ДНК, человечество обрело бы лекарство от старости.
Например, благодаря одному из таких генов, в клетке образуется фермент — теломераза, который при каждом делении достраивает обратно «сеченые концы» хромосом.

Такие гены называют онкогенами. В большинстве клеток тела эти гены выключены и не работают. Однако ежедневно и ежечасно в организме происходят мутации.

Иногда мутация может произойти именно в онкогене, который включится в клеточное деление. Но для превращения клетки в раковую этого недостаточно.

Подсчитано, что должно накопиться не менее 10 мутаций для того, чтобы нормальная клетка превратилась в злокачественную.

Таким образом, напрашиваются следующие выводы:

Нужно время для того, чтобы клетка стала раковой. Чем дольше мы живем, тем больше мутаций накапливается в клетках. Недаром существует мнение, что все мы умрем от рака, если доживем.

Требуется длительное воздействие вредного (канцерогенного) фактора, который вызывает мутации в онкогенах. Поэтому следует избегать влияния таких факторов.

1. Курение — наиболее агрессивный фактор, так как это привычка вдыхать самый концентрированный «букет» ядовитых веществ.

Согласно мировой статистике, 20-30% людей, заболевших раком, «обязаны» этим курению.

Основной канцерогенный фактор табачного дыма — бензапирен. Это вещество также образуется при сгорании угля, нефти, бензина и других углеводородов.

2. На втором месте — питание. Доказана связь рака прямой кишки с недостатком растительной клетчатки в рационе и злоупотреблением фаст-фудом, что приводит к задержке кишечного содержимого.

Грубо говоря, чем реже вы опорожняете кишечник, тем выше риск рака. При достаточном употреблении в пищу овощей, особенно свежего лука и чеснока, также снижается риск рака желудка.

В последние годы были проведены исследования, показавшие, что большое значение имеет способ хранения продуктов. Риск рака желудка ниже у людей, отдающих предпочтение замороженным продуктам.

По мнению исследователей, консерванты, в том числе и натуральные (соль), становятся сильными канцерогенами при систематическом и чрезмерном применении их в пищу.

3. Только на третьем месте — факторы внешней среды: загрязнение воздуха продуктами сгорания топлива, резины, деятельность заводов и фабрик, радиация и пр.

4. В настоящий момент доказано, что некоторые инфекции могут влиять на развитие злокачественных заболеваний:

— вирусы гепатита В и С — рак печени;
— папилломавирус человека — рак шейки матки;
— вирус Эпштейна-Барра — лимфома Беркитта;
— хеликобактер Пилори — рак желудка;
— шистосома — рак матки, яичек, мочевого пузыря;
— описторхис — рак печени, желчного пузыря, поджелудочной железы.

Однако эти возбудители вызывают злокачественные изменения только при определенных условиях.

Например, рак шейки матки развивается только под влиянием некоторых серотипов папилломавируса, на фоне ослабленного иммунитета и хронических инфекций.

Хеликобактер Пилори живет в желудках 90% людей, но только у единиц существует угроза рака.

5. Профессиональные факторы: производство алюминия, угольная, литейная, резиновая, деревообрабатывающая, мебельная, обувная промышленность, производство некоторых красителей и др.

Известно, что раковые перерождения чаще возникают в тех тканях и органах, где постоянно происходит активный рост и регенерация. И это понятно. Чем чаще и быстрее делятся клетки, тем выше вероятность ошибки — мутации.

Поэтому излюбленным местом злокачественных опухолей являются ткани и органы, которые часто травмируются, подвержены воспалению, воздействию агрессивных факторов.

Следовательно, профилактика рака должна начинаться со здорового образа жизни, отказа от вредных привычек, лечения хронических воспалительных заболеваний.

Нужно особенно аккуратно относиться к родинкам и бородавкам на теле. Никогда не сковыривать и не выдавливать непонятные образования на коже.

Ведь одна из самых злокачественных опухолей — меланома — часто формируется на месте травмированной родинки, растертой резинкой от белья, срезанной бритвой или сковырнутой из соображений эстетики.

Природные и бытовые канцерогеныИонизирующая радиация лейкозы, рак щитовидной железы, рак груди
Солнечная радиация рак кожи, меланома
Алкогольные напитки рак полости рта, глотки, гортани, пищевода, желудка, поджелудочной железы, печени
Табачный дым, бездымные табачные продукты рак полости рта, глотки, гортани, пищевода, легкого, поджелудочной железы, мочевого пузыря
Сажа рак кожи, мошонки, легкого, мочевого пузыря

Каждая вновь образовавшаяся клетка проходит тщательный досмотр иммунной системой организма.

Если в клетке есть какие-то отличия от нормы, она подвергается уничтожению. Такая сложная система защиты называется апоптозом — запрограммированной смертью клетки.

В нашем организме действует закон равенства. Каждая «отличившаяся» клетка обречена на смерть. Любая мутация — полезная, вредная или инертная — является «черной меткой».

Однако если бы система апоптоза никогда не давала сбоев, не было бы эволюции, никогда не появился бы человек.

Ведь, согласно материалистическим представлениям о развитии жизни на Земле, своим появлением на планете мы обязаны именно мутациям.

Выходит, что природа и здесь оставила для себя лазейку. Быть может, даже раковые мутации есть не что иное, как следующая ступенька на эволюционной лестнице?

Какие же факторы могут ослаблять антираковую защиту?

В первую очередь, это наследственная предрасположенность. Люди, рожденные в семьях с отягощенной по онкологическим заболеваниям наследственностью, имеют больший риск заболеть раком, чем остальные.

Поэтому им необходимо особенно бдительно относиться к своему здоровью: избегать вредных воздействий и не пренебрегать систематическими медицинскими обследованиями.

В настоящее время известны гены, наличие которых существенно повышает риск злокачественных новообразований.

В некоторых европейских государствах и в США при обнаружении генов BRCA 1 и BRCA 2, которые повышают риск заболеть раком молочной железы и яичников до 85%, женщинам предлагают профилактическое удаление молочных желез и яичников.

Иногда раковые клетки маскируются под обычные, уклоняясь от контакта с клетками иммунной защиты.

Изучены механизмы, когда злокачественные клетки выделяют токсичные вещества, убивающие клетки иммунитета, «заподозрившие» неладное.

В этом случае инфекция, стресс, обострение хронического заболевания, беременность и другие причины, которые дополнительно ослабляют иммунитет, могут стать пусковым моментом ракового роста.

К постепенному снижению антираковой защиты приводят иммунодефициты. Кроме этого, противораковый иммунитет снижается к старости.
Будьте аккуратны с загаром!

Под действием избыточной солнечной радиации в клетках кожи происходит огромное количество мутаций. Все иммунные силы организма направляются именно туда, чтобы уничтожить измененные клетки.

Развивается воспаление, может даже подняться температура. Мы используем средства против солнечных ожогов и думаем, что через пару дней все пройдет.

Но иногда клетки иммунитета так увлекаются процессами на «поверхности», что пропускают мимо внимания одну из мутировавших клеток во внутренних органах.

Такой «отвлекающий маневр» действует на руку злокачественному росту. Недаром в онкологических диспансерах всегда наблюдается наплыв пациентов после летнего сезона.

Смертность от рака стоит на втором месте в мире после смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Причем число заболевших продолжает расти. В чем же причина?

Чаще всего причиной называют плохую экологию. Безусловно, факторы внешней среды оказывают влияние на рост онкологических заболеваний.

Но вклад этих факторов невелик. Особенно в нашей стране, где большинство заводов и фабрик давно уже перестали что-либо выделять в окружающую среду, потому что заброшены, разрушены или сдаются в аренду.

В то же время, налицо общее ослабление здоровья населения, накопление наследственных болезней, дефицит питания, злоупотребление курением и алкоголизмом, стрессы.

Все эти причины в совокупности повышают наши риски заболеть раком «до срока». Недаром все чаще встречаются казуистические ранее случаи онкологических болезней у молодежи.

Еще одной парадоксальной причиной роста заболеваемости раком является улучшение диагностики и лечения злокачественных заболеваний.

Если раньше человек умирал «от старости», то теперь у него нередко находят онкологическое заболевание.

Кроме этого, с каждым годом улучшаются результаты лечения. Соответственно, растет количество пролеченных от рака и выживших пациентов, которые и пополняют ряды статистики.

Наконец, если в пушкинские времена продолжительность жизни в России была на уровне 30-35 лет, то за последние два века она возросла. Соответственно, «доживающих до рака» людей стало больше.

Традиционно считается, что злокачественная опухоль равносильна смертному приговору. Но на данном этапе развития онкологии это утверждение неверно.

Например, плоскоклеточный рак кожи легко лечится в амбулаторных условиях, а с некоторыми очень «злыми» опухолями можно справиться, как с невинными овечками, если не упустить время.

Все злокачественные опухоли имеют разную скорость роста. Например, одна из самых распространенных опухолей — рак молочной железы, достигает размеров в 1-2 кубических сантиметра только за 10 лет.

Рак желудка — быстрее. До клинических проявлений проходит 2-3 года. Есть молниеносные формы рака — например, меланома.

В процессе своего роста опухолевая ткань разрушает соседние органы, освобождая себе «место под солнцем». Когда опухоль достигает больших размеров, нарушается ее питание, особенно в центре.

Опухоль начинает распадаться. Оторвавшиеся клетки с током крови и лимфы разносятся в соседние органы и образуют там дочерние очаги ракового роста — метастазы.

Злокачественность опухоли определяется скоростью ее роста и способностью к метастазированию.

Пока опухоль не достигла больших размеров, не проросла в соседние органы и не дала метастазы, возможно полное излечение от рака. Чем сильнее запущен процесс, тем сложнее и травматичнее лечение, тем сомнительнее результаты.
Существует группа так называемых «визуальных раков». Это такие опухоли, которые могут быть диагностированы на самых ранних стадиях развития, до клинических проявлений.

К ним относятся, например, рак прямой кишки, рак шейки матки, рак легких, рак молочной железы. Эти заболевания уже на ранних стадиях можно диагностировать с помощью плановых обследований.

Ранняя диагностика — залог успеха!

1. Женщинам детородного возраста обязательно посещать гинеколога раз в 6 месяцев, в постменопаузальном периоде — раз в год.

В этом случае возможно выявление предраковых заболеваний, когда процессы озлокачествления в клетках только начинаются. Их лечение позволит сохранить жизнь, здоровье и избежать травматических, калечащих операций.

2. Женщинам старше 40 лет ежегодно показано рентгеновское (маммография) или ультразвуковое исследование молочных желез.

Помимо этого, женщинам всех возрастов необходимо регулярно самостоятельно проверять молочные железы на наличие уплотнений в них.

3. Мужчинам старше 40 лет необходимо раз в 6-12 месяцев посещать проктолога и уролога для ранней диагностики заболеваний простаты и прямой кишки.

Читайте также:  Узи при раке молочной железы описание

4. Раз в 1-2 года положено делать флюорографию, что позволяет не только обнаружить ранние стадии злокачественного процесса, но и провести своевременную диагностику не менее опасного заболевания — туберкулеза.

5. Существуют определенные группы людей, которым необходимы специальные исследования. Например, страдающие язвенной болезнью желудка должны периодически проходить фиброгастроскопическое исследование желудка с биопсией.
Для лечения онкологических заболеваний применяются хирургические методы, химиотерапия (лечение лекарственными препаратами), лучевая терапия или несколько способов в комплексе.

В настоящий момент полностью излечимым считается рак 1 стадии, хороший прогноз дается пролеченным по поводу 2 стадии новообразования. При 3 стадии лечение сложнее, однако при некоторых локализациях достигается длительная ремиссия.

Неблагоприятный прогноз дается при лечении запущенных опухолей 4 стадии. Хотя и в этом случае не все потеряно.

Некоторые исследователи полагают, что злокачественная опухоль может самопроизвольно или под действием неизвестных еще факторов останавливаться в росте и даже претерпевать обратное развитие. Такой феномен они наблюдали в своих экспериментах.

С каждым годом появляются все новые, более совершенные методы и схемы борьбы со злокачественными новообразованиями.

Еще 10-20 лет назад об уровне современного лечения можно было только мечтать. Возможно, через несколько лет онкологи научатся выявлять опухоль на стадии нескольких клеток и искоренять ее.

Перспективой будущего остается вакцина от рака, над созданием которой трудятся современные исследователи.

источник

Жировой некроз молочной железы – очаговое асептическое омертвение жировой клетчатки груди с ее последующим замещением рубцовыми тканями. Жировой некроз характеризуется появлением плотного болезненного образования, деформирующего молочную железу; втяжением кожи и изменением ее окраски, что в первую очередь заставляет думать об опухолевых процессах. Диагностика включает пальпацию молочной железы, проведение УЗИ, маммографии, тонкоигольной биопсии. Лечение жирового некроза требует выполнения секторальной резекции молочной железы.

Жировой некроз молочной железы (олеогранулема, липогранулема, стеатогранулема) относится к неферментативным некрозам, чаще всего вызываемым различными травмами груди. По данным клинических наблюдений, которые осуществляет современная маммология, жировой некроз составляет 0,6% случаев от всех узловых образований молочных желез. Жировой некроз молочных желез чаще встречается у пациенток с макромастией, чем у женщин с маленькой грудью.

Травмирующими факторами могут выступать случайные ушибы и удары в быту или транспорте, медицинские манипуляции, спортивные тренировки. Реже причиной жирового некроза молочной железы становится быстрая потеря веса или проведение лучевой терапии. В отдельных случаях отмечается образование жирового некроза у пациенток, перенесших реконструктивную маммопластику собственными тканями после мастэктомии.

Повреждение капилляров может привести к потере кровоснабжения локального участка жировой клетчатки. Дальнейшие изменения характеризуются развитием реактивного воспаления на поврежденном участке с образованием демаркационной зоны, отграничивающей омертвевшую ткань. После стихания воспаления начинается процесс фиброзирования — замещения некротических масс клетками соединительной ткани. В этих случаях на месте некроза формируется рубцовая ткань. В дальнейшем на участке жирового некроза молочной железы могут откладываться соли кальция, вызывая обызвествление (петрификацию) очага омертвения; в некоторых случаях отмечаются процессы оссификации.

Развитию жирового некроза в большинстве случаев предшествует травматическое воздействие на молочную железу. На месте травмы появляется болезненная опухоль, спаянная с кожей, имеющая округлую форму и плотную консистенцию. В дальнейшем область жирового некроза молочной железы может терять чувствительность.

Кожа над опухолью груди может иметь цианотичную или красную окраску. При образовании жирового некроза молочной железы в области ареолы возможно втяжение соска. В отличие от мастита, при жировом некрозе молочной железы, температура тела, как правило, остается нормальной.

Плотный инфильтрат, деформация молочной железы, появление «ямочек» на коже, увеличение лимфоузлов придает жировому некрозу внешнюю схожесть с клинической картиной рака молочной железы. В неблагоприятных случаях развитие жирового некроза молочной железы может протекать с септическим расплавлением очага и секвестрацией.

При диагностике жирового некроза молочной железы важное значение имеет указание пациентки на недавнюю травму груди. В процессе пальпации молочной железы маммолог без труда определяет болезненное уплотнение с нечеткими контурами, иногда – флюктуацию. УЗИ молочной железы не позволяет выявить характерные отличительные признаки жирового некроза.

Проведение обзорной маммографии, КТ или МРТ молочных желез выявляет узловое образование с неоднородной структурой, тяжистыми неровными контурами. Рентгенологическая, томографическая и эхографическая картина при жировом некрозе часто напоминает таковую при раке молочной железы. Позднее, когда происходит обызвествление, очаг жирового некроза молочной железы выглядит на маммограммах в виде сферического кальцината типа «яичной скорлупы», что позволяет исключить злокачественность процесса.

Для дифференциальной диагностики показано проведение биопсии молочной железы (пункционной тонкоигольной или трепанобиопсии) с последующим цитологическим и гистологическим исследованием полученных образцов. Биопсию молочной железы рекомендуется проводить под ультразвуковым или рентгеновским контролем.

Учитывая необратимые очаговые изменения в жировой клетчатке, а также трудности дифференциальной диагностики при жировом некрозе показана органосохраняющая секторальная резекция — удаление части (сектора) молочной железы.

Только постоперационное гистологическое исследование макропрепарата позволяет исключить онкологический процесс. Микроскопически жировой некроз молочной железы представлен узелковыми разрастаниями грануляционной ткани из эпителиоидных клеток, многоядерными гигантскими липофагами и ксантомными клетками вокруг включений жира. Одним из компонентов липогранулем являются жировые кисты — тонкостенные полости, заполненные маслянистой и серозной жидкостью.

Для профилактики жирового некроза необходимо избегать травм молочных желез, а также своевременно обращаться к маммологу, если повреждение все же произошло. В случае травмирования молочной железы необходимо придать ей приподнятое положение с помощью повязки.

источник

Распад опухоли – явление довольно частое, его можно наблюдать у большинства больных злокачественными новообразованиями. Этот процесс приводит к еще большему ухудшению самочувствия пациентов, отравлению организма вредными продуктами обмена и даже возникновению угрожающих жизни состояний.

Опухолевый распад означает гибель клеток рака, которые разрушаются и выделяют токсичные продукты метаболизма. Это хорошо или плохо? Однозначно ответить сложно.

С одной стороны, на фоне распада происходит сильная интоксикация, с другой – это чаще всего результат лечения, которое и призвано разрушать раковые клетки, поэтому такой процесс можно считать естественным проявлением противоопухолевой терапии.

Однако нужно учитывать, что больным в этот период может потребоваться экстренная помощь, поэтому постоянное наблюдение в условиях стационара необходимо.

Распад злокачественной опухоли может происходить спонтанно или под действием специфической терапии, как уже говорилось выше. Спонтанно, то есть сама собой, чаще распадается опухоль крупных размеров, поскольку за увеличением клеточной массы могут попросту не успевать сосуды, и тогда неизбежно нарушение кровоснабжения, гипоксия и некроз. Новообразования, располагающиеся на коже или в слизистой желудка и кишечника могут быть травмированы механически, действием соляной кислоты и ферментов, поэтому риск их разрушения особенно высок. Некоторые опухоли, в частности, лимфома Беркитта и лейкозы, сами по себе склонны к опухолевому распаду, и это нужно учитывать при лечении таких пациентов.

Некроз клеток рака провоцирует развитие так называемого синдрома быстрого распада опухоли (тумор-лизис синдром), проявляющегося сильнейшей интоксикацией. Гибель большого числа клеток приводит к высвобождению мочевой кислоты и ее солей, калия, фосфатов, производных молочной кислоты, которые попадают в кровоток, разносятся по организму, существенно нарушают кислотно-щелочное равновесие и повреждают внутренние органы. В крови создается состояние ацидоза – закисленности (лактатацидоз), которое, вкупе с обезвоженностью, может нанести серьезный удар по работе почек.

Метаболические изменения при распаде раковой опухоли включают:

  • Повышение уровня мочевой кислоты и ее солей в крови;
  • Увеличение концентрации фосфатов и снижение кальция;
  • Гиперкалиемия – повышение концентрации калия;
  • Ацидоз (закисление) внутренней среды организма.

Обычно описанные изменения сопутствуют лечению и могут сохраняться еще несколько дней после окончания химиотерапии.

Циркуляция в крови значительного количества мочевой кислоты и ее солей может привести к закрытию ими просветов почечных канальцев, собирательных трубочек, что чревато развитием острой почечной недостаточности (ОПН). Особенно высок риск таких изменений у пациентов, имевших до заболевания или начала противоопухолевой терапии какие-либо нарушения со стороны почек. Кроме того, ацидоз и обезвоживание и способствуют, и усугубляют проявления ОПН.

Выход фосфатов из разрушенных клеток рака провоцирует снижение содержания кальция в сыворотке крови, что сопровождается судорогами, сонливостью, а увеличение калия, поступающего из очага опухолевого роста, может привести к сердечным аритмиям, подчас смертельным.

Помимо указанных метаболитов, клетки рака способны выделять ферменты и другие агрессивные продукты жизнедеятельности, поэтому процесс распада опухолевой ткани может осложниться воспалением, инфицированием с нагноением или повреждением крупного сосуда с кровотечением. Эти осложнения затрудняют лечение, ухудшают самочувствие больных и могут стать причиной сепсиса и тяжелой кровопотери.

Симптомы распада опухолевой ткани разнообразны, но очень похожи у большинства пациентов. Это:

  • Выраженная слабость, усиливающаяся изо дня в день;
  • Утомляемость;
  • Лихорадка;
  • Диспепсические нарушения – тошнота, рвота, боли в животе, снижение или отсутствие аппетита, нарушения стула;
  • При поражении нервной системы возможно нарушение сознания вплоть до комы, судороги, изменение чувствительности;
  • Аритмии, на фоне ОПН – часто желудочковые, возможна остановка сердца;
  • Прогрессирующее похудание, крайняя степень которого – раковая кахексия (истощение);
  • Изменения со стороны кожи и слизистых – бледность, желтушность, синюшность при нарушении функции печени, микроциркуляции.

При разных видах рака, помимо описанных общих симптомов, могут быть и другие признаки, характерные для конкретной локализации опухоли.

Так, распад опухоли молочной железы часто служит поводом для отнесения заболевания к четвертой стадии. Массивный некроз клеток, вовлечение кожи, инфицирование ведут к образованию больших и длительно незаживающих язв, которые в большинстве случаев не дают онкологу приступить к противоопухолевой терапии как можно быстрее, поскольку последняя может еще больше усугубить раковый распад. В то время как больной проводится антибактериальная и дезинтоксикационная терапия, опухоль продолжает расти и прогрессировать, часто не оставляя шанса для хирургического лечения. Вопрос лечения распадающихся опухолей груди стоит очень остро, тем более учитывая большую частоту поздних обращений и запущенных форм заболевания среди женщин.

Опухоли желудка склонны к распаду при больших размерах, тогда высока вероятность перфорации стенки органа и выхода содержимого в брюшную полость – перитонит. Такой перитонит сопровождается сильнейшим воспалением, инфицированием брюшины продуктами пищеварения и может привести к смерти, если больному не будет оказана неотложная помощь. Другим проявлением распада опухоли желудка может стать массивное кровотечение, которое проявляется рвотой с кровью типа «кофейной гущи», слабостью, тахикардией, падением артериального давления и др.

Распад злокачественных опухолей кишечника опасен повреждением сосудов кишечной стенки и кровотечением, а в прямой кишке возможно не только присоединение сильного воспаления, инфицирования и нагноения, но и образования свищевых ходов в другие органы малого таза (мочевой пузырь, матка у женщин).

Распад злокачественной опухоли легкого чреват проникновением воздуха в плевральную полость (пневмоторакс), массивным кровотечением, а к привычным симптомам кашля, одышки, боли добавляется отхождение большого количество зловонной мокроты гнилостного характера.и

Опухоли матки склонны к распаду при значительных размерах новообразования. При разрушении клеток рака происходит выраженное воспаление и инфильтрация окружающих тканей, а в мочевой пузырь и прямую кишку образуются свищи, через которые неопластический процесс будет распространяться на эти органы. Распад рака этой локализации сопровождается сильной интоксикацией, лихорадкой, распространенным характером воспаления в малом тазу.

Признаки начинающегося распада злокачественной опухоли – всегда тревожный «звонок», который не должен оставаться без внимания, поэтому любое ухудшение самочувствия у пациента должно быть поводом для исключения этого опасного состояния. Особенно важно контролировать состояние больных, проходящих противоопухолевое лечение.

Лечение синдрома распада опухоли должно проводиться только под контролем специалиста и в условиях стационара. Оно включает:

  1. Противорвотные препараты, сорбенты, слабительные средства при запорах, при неэффективности – клизмы, которые не только выводят каловые массы, но и способствуют уменьшению интоксикации продуктами обмена.
  2. Инфузионная терапия для коррекции кислотно-щелочного равновесия – введение препаратов кальция, раствора глюкозы с инсулином, гидроксида алюминия при повышении фосфатов в сыворотке крови, гидрокарбоната натрия. Пожалуй, ацидоз при распаде опухоли – единственный обоснованный случай (столь печально популярного) применения соды при раке, но такое лечение должно проводиться только специалистом и под строгим контролем кислотно-щелочного состояния крови.
  3. Гемодиализ при появлении признаков острой почечной недостаточности.
  4. Антиаритмическая терапия при нарушении ритма сердца.
  5. В случае анемии показано назначение препаратов железа.
  6. Обезболивающие и противовоспалительные средства, которые, помимо купирования болевого синдрома, способствуют уменьшению лихорадки.
  7. Полноценное питание и адекватный питьевой режим.

До начала химиотерапии в целях профилактики осложнений необходимо обильное питье и регидратационная терапия в течение 24-48 часов.

При адекватной профилактике синдрома распада опухолевой ткани прогноз в целом благоприятный, а гемодиализ при развившейся ОПН способствует практически полному восстановлению функции почек. Залог успешной борьбы с этим опасным явлением – бдительность пациента и постоянный контроль со стороны врача.

Автор: врач-онколог, гистолог Гольденшлюгер Н.И. (OICR, Toronto, Canada)

источник

Массовая гибель раковых клеток может возникнуть спонтанно или на фоне лечения. Некроз опухоли – это разрушение злокачественного, предракового или доброкачественного новообразования, во время которого в кровь пациента поступает большое количество вредных веществ и токсических факторов, вызывая типичные симптомы общей интоксикации.

Разрушенные раковые клетки выбрасывают в организм токсические вещества

Читайте также:  Узи выявит рак молочной железы

Быстро растущее злокачественное новообразование любой локализации вызывает массу проблем в организме человека, но общее состояние становится значительно хуже при массовом разрушении опухолевых клеток. Некроз опухоли возникает на фоне следующих факторов:

  1. Действие лекарственных препаратов;
  2. Облучение (радиотерапия);
  3. Частичное удаление опухолевых тканей во время хирургической операции;
  4. Внешняя механическая травма;
  5. Действие физических факторов (холод – криодеструкция, тепло – коагуляция);
  6. Нарушение кровотока (гипоксия тканей);
  7. Воспалительный процесс в опухоли.

В отличие от апоптоза клеток, некроз опухоли является патологическим процессом, который не предусмотрен природой и не является защитным фактором противоопухолевого иммунитета: одномоментно гибнет множество раковых клеток с обязательным распадом тканевых структур с токсическим воздействием на организм.

Разрушающиеся структуры опухолевых тканей выбрасывают в кровь больного человека следующие факторы:

  1. Соли мочевой кислоты, оказывающие отрицательное действие на мочевыделительную систему (почечная недостаточность);
  2. Продукты обмена фосфора (изменение равновесия микроэлементов кальция и фосфора провоцирует мышечные и неврологические расстройства);
  3. Соли калия, негативно влияющие на работу сердца и сосудов;
  4. Опухолевые ферменты и биологически активные вещества с агрессивными свойствами, разрушительно действующими на здоровые ткани и системы.

Худший вариант обменно-метаболических нарушений в организме – ацидоз (повышение кислотности) крови, который изнутри разрушает все внутренние органы.

Вне зависимости от причины, возникший некроз опухоли провоцирует следующие проявления:

  1. Нарастающая слабость, быстрая утомляемость;
  2. Потеря массы тела без видимой причины;
  3. Температурная реакция в виде озноба и лихорадки;
  4. Бледная землистого цвета кожа;
  5. Мышечные судороги;
  6. Тошнота с периодически возникающей рвотой;
  7. Проблемы со стулом (понос или запор);
  8. Отказ от пищи (потеря аппетита);
  9. Перебои в работе сердца (аритмия);
  10. Различные варианты неврологических расстройств (от апатии до потери сознания).

Симптомы общей интоксикации разнообразны, но не заметить их невозможно. Некроз опухоли может вызвать типичные признаки максимально рано – сразу после химиотерапии или облучения, на фоне быстро прогрессирующего опухолевого роста, когда часть новообразования спонтанно разрушается.

Важно вовремя обнаружить рак – при поздней диагностике именно некроз опухоли может стать первым проявлением болезни. В каждом конкретном случае лечение подбирается индивидуально с учетом следующих факторов:

  1. Диагноз (месторасположение опухоли и стадия болезни);
  2. Наличие типичных симптомов;
  3. Риск осложнений (кровотечение, кома, заражение крови, воспаление).

По возможности надо удалить новообразование, в котором возник некроз опухоли. Важными элементами терапии являются:

  • устранение токсических факторов из крови;
  • восстановление метаболического равновесия (надо убрать ацидоз);
  • коррекция неприятных симптомов (борьба с рвотой и поносом);
  • устранение обезвоживания;
  • обезболивание;
  • помощь сердцу, печени и почкам;
  • устранение воспаления.

Оптимально все эти задачи решать в условиях больницы – в домашних условиях справиться с симптомами общей интоксикации практически невозможно. Распад опухоли не всегда возможно предотвратить (и не нужно), но некроз опухоли оказывает негативное действие на все жизненно важные органы и системы, поэтому врач назначит специальную терапию для предотвращения осложнений.

Мысли об онкологии: просто о сложном на Дзен.Канале Onkos

источник

Некроз опухоли – это процесс омертвления злокачественного или доброкачественного новообразования, при котором полностью прекращается обмен веществ в патологических тканях. Некротические изменения проходят четыре последовательные фазы:

  1. Обратимая фаза или паранекроз.
  2. Необратимая цитологическая стадия – некробиоз.
  3. Распад опухоли.
  4. Гибель клеточных структур опухоли.

Формированию необратимого разрушения тканей новообразования способствуют следующие факторы:

  1. Механическое травмирование мутированных клеток.
  2. Воздействие высоких или сверхнизких температур.
  3. Облучение опухоли высокоактивным ионизирующим излучением.
  4. Химические факторы некроза.

Фактор некроза или кахектин синтезируют т-лимфоциты и макрофаги. Это вещество вызывает геморрагический некроз определенных клеток злокачественного новообразования. До недавнего времени специалисты считали, что фактор некроза опухоли обладает токсическим действием только на онкологические ткани. Недавние исследования выявили участие кахектина также во многих физиологических и патологических реакциях человеческого организма. Действие ФНО напрямую зависит от его концентрации в кровеносной системе. Так, повышенное количество кахектина провоцирует развитие септического шока и снижает усвоение жиров, что тем самым способствует прогрессированию раковой кахексии. Недостаточное количество кахектина, в свою очередь, стимулирует концентрацию нейтрофилов в кровеносных стенках при воспалительном процессе.

Фактор некроза опухоли впервые был выделен в 1975 году в городе Кахектин, от которого, в результате, произошло второе название данного вещества. Исследования проводились на мышах, которым ввели БЦЖ и эндотоксин. В сыворотке крови этих животных ученые выявили кахектин. В ходе лабораторных анализов специалисты также установили противоопухолевую активность кровеносных клеток подопытных мышей.

При нормальных физиологических состояниях кахектин является немаловажным медиатором воспалительного процесса и активным участником иммунной защиты организма. Дисфункция данной системы может привести к аллергическим реакциям в виде гиперчувствительности немедленного типа.

В ходе многочисленных исследований ученые выявили прямую связь между увеличением кахектина в крови подопытных животных и развитием эндоскопического шока.

Также науке известно, что фактор некроза для некоторых структурных элементов человеческих тканей является фактором роста, который стимулирует заживление ран, восстановление кровотока и формирование клеточных абсцессов.

Но все же, ключевой функцией кахектина считается его возможность вызывать некроз опухоли при раке. В современной онкологии эти способности некротического фактора нашли широкое применение. Следует отметить, что обширное омертвление мутированных клеток может быть опасным для жизни онкобольного.

Синдром активного разрушения опухолевых тканей развивается после введения активных противораковых препаратов и химиотерапии. В таких случаях происходит гибель большого количества онкологических клеток и в кровеносную систему больного поступает большое количество продуктов распада и цитотоксинов. СООН может закончиться летальным исходом. Для предупреждения таких негативных последствий пациент во время терапии должен находиться под постоянным медицинским контролем для своевременного оказания неотложной помощи.

Согласно статистическим данным, развитие данного синдрома преимущественно наблюдается у больных лейкозом и лимфомой. Специалисты связывают этот факт с повышенной концентрацией фосфатов в мутированных клетках кровеносной и лимфоидной системы. Предрасполагающими факторами к данной патологии также принято считать:

  1. Большой размер злокачественного новообразования.
  2. Рак крови.
  3. Множественные опухоли.
  4. Быстрый рост новообразования.
  5. Прорастание раковой опухоли во внутренние органы.
  6. Уменьшение объема циркулирующей крови.

Во время активного разрушения мутированных клеток в организм больного сбрасывается повышенное количество калия и фосфата. Именно симптомы гиперкалиемии, гиперфосфатемии и вызывают клинические проявления синдрома острого опухолевого некроза.

В первую очередь, хочется отметить, что пациент получающий интенсивное противораковое лечение должен находится под постоянным контролем врачей. При обнаружении первых признаков интоксикации в виде диареи, тошноты и рвоты, ему проводятся следующие диагностические процедуры:

  1. Биохимический анализ крови, в котором обращается особое внимание на концентрацию ионов калия и фосфата.
  2. Электрокардиограмма. Увеличение концентрации калия в кровеносной системе может провоцировать брадикардию.
  3. Анализ мочи. Раковая интоксикация часто сопровождается повышением креатинина и ацетона в моче больного.

Неотложная медицинская помощь в таких случаях заключается в внутривенном введении раствора хлористого натрия, который нормализует уровень калия и фосфатов. Пациентам индивидуально определяется уровень необходимой жидкости, которую также вводится парэнтерально, что способствует дезинтоксикации организма. При вторичном увеличении концентрации калия показано введение препаратов на основе ионов кальция.

Некроз опухоли по современным стандартам онкологии необходимо контролировать на всех этапах противотанковой терапии, начиная от специфической диагностики и заканчивая на этапе реабилитации пациента. Профилактика такого осложнения заключается только в наиболее точном установлении размера и локализации злокачественного новообразования.

источник

Жировой некроз молочной железы — очаговое отмирание жировой ткани, возникшее в результате нарушения кровообращения в этом участки. Патология развивается как следствие травмы, хирургического вмешательства, лучевой терапии или стремительной потери веса. Некроз может возникнуть из запущенной липогранулемы — доброкачественного изменения ткани, которое своевременно не излечили.

Некроз и олеогранулема — не злокачественные изменения, но участок с отмирающей тканью способен стимулировать рост раковой опухоли, поэтому требует внимательного подхода к лечению.

Болезнь классифицируют в зависимости от размеров некротического участка и выделяют обширное, среднее и малое поражения. Часто в некроз перерастают запущенные липогранулемы — причины их образования и симптомы аналогичны факторам и признакам возникновения некротических очагов.

Олеогранулемы различают в зависимости от причин их появления:

  1. Искусственные или инъекционные — возникают в результате введения в подкожное пространство различных жиров и масел, протезов, шовного материала.
  2. Посттравматические — проявляются после нанесенных физических повреждений (ударов, сдавливаний, падений, массирования).
  3. Спонтанные — образования неопределенной этиологии.
  4. Околовоспалительные — возникают возле очага инфицирования.

Все виды липогранулем возникают на месте травмы; спонтанные образования могут быть парными (симметрично расположены с обеих сторон), но они редко возникают на молочных железах.

Из выявленных причин жирового некроза груди и липогранулем выделяют:

  • травмы (ушиб, сдавливание, порез);
  • хирургическое вмешательство (реконструктивная маммопластика, остатки шовного материала при других операциях);
  • инъекции (подкожное введение препаратов);
  • лучевая терапия;
  • гормональные нарушения;
  • перенесенные инфекционные заболевания;
  • внезапное снижение веса.

Основной причиной считают различные травмы — в повседневной жизни, во время занятий спортом, также отмечают, что эта проблема чаще встречается у женщин с макромастией (большим размером груди).

Патология протекает поэтапно: на начальной фазе (паранекроз), на месте нарушения кровообращения образуются узелки — это обратимый процесс, клетки могут восстановить структуру и функциональность полностью. Затем узел становится плотнее, вокруг него образуются грануляционные ткани, может разрастись несколько очагов. Отмершие участки не подлежат восстановлению, их нужно удалить, чтобы не допустить обширного некроза.

Признаки олеогранулемы или начавшегося некроза заметны и непрофессионалу, игнорировать их пациентке вряд ли удастся — они приносят существенный дискомфорт. Чаще всего их появление можно связать с недавней травмой — на месте ушиба остается гематома, которая не заживает, а видоизменяется:

  • заметные визуально и при пальпации бугристые образования на груди, если терапия не применяется, то со временем они увеличиваются в размерах;
  • повышение температуры тела, озноб;
  • место образования горячее, красноватого оттенка, твердое и болезненное, кожа уплотнена;
  • часто отмечается локальная потеря чувствительности в месте некротического очага;
  • воспаляются ближайшие лимфатические узлы (в подмышечных впадинах);
  • меняется форма груди, соска;
  • появляются выделения из железы;
  • запущенная стадия характеризуется наличием гноящихся язв и трещин.

При внимательном отношении к своему здоровью пропустить патологию на начальной стадии сложно; обнаружив какие-либо визуальные изменения или непривычные ощущения в груди, нужно кратчайшие сроки обратиться к маммологу или хирургу. Болезни женской груди имеют много общих симптомов и незначительный дискомфорт может быть вызван как олеогранулемой, так и онкологическим образованием — дифференцированный диагноз в силе поставить только специалист после ряда исследований.

Для диагностики патологии необходимо обратится к маммологу. Если такого узкого специалиста в ближайшем медучреждении нет, можно обратится к онкологу или хирургу.

Для установления диагноза потребуется сбор информации о возможных причинах развития патологии — травмах, операциях и времени их возникновения. Затем проводится первичный осмотр и назначается ряд инструментальных и лабораторных исследований для подтверждения диагноза, определения степени развития болезни и исключения патологий с похожей симптоматикой.

Назначают такие виды обследования:

  1. Маммография.
  2. МРТ (магнитно-резонансная томография).
  3. Эхографический анализ.
  4. КТ (компьютерная томография).
  5. Биопсия груди с рентгеновским или ультразвуковым мониторингом.
  6. Цитологический и гистологический анализ пункций.

Ультразвуковое исследование малоинформативно, при наличии выбора, ему предпочитают другие методы диагностики.

Лабораторные исследования (цитологический и гистологический анализы) используют для исключения злокачественной опухоли: инструментальные способы изучения не позволяют определить рак.

Медикаментозная терапия олеогранулемы и жирового некроза не даст никакого положительного эффекта, справится с проблемой можно лишь путем оперативного вмешательства.

При жировом некрозе проводится секторальная резекция. Хирургическим путем иссекаются омертвевшие ткани (сектор груди), остальная часть железы сохраняется. В случае серьезной запущенности болезни и большого по площади разрастания некроза, грудь могут удалить полностью. Изъятый материал отправляют на исследование для исключения злокачественных клеток в очаге воспаления.

После проведенной операции назначается медикаментозная терапия, направленная на предотвращения воспалительного процесса. Также показан восстановительный курс физиопроцедур, который поможет ускорить процесс реабилитации.

Специфической профилактики этих заболеваний не существует. Основная причина возникновения некроза и липогранулемы — различные травмы, а их не всегда можно избежать даже соблюдая осторожность. Незначительные сдавливания, толчки, полученные в повседневной жизни (в толпе, общественном транспорте) могут стать причиной воспаления и отмирания ткани. Поэтому важно внимательно относится к своему телу, а именно периодически осматривать и пальпировать грудь самостоятельно и не реже 1 раза в 6 месяцев посещать маммолога для профилактического осмотра.

Если была проведена какая-либо операция на груди, необходимо придерживаться рекомендаций врача по поводу восстановительного периода — именно в этот короткий промежуток времени может развиться патология.

Решаясь на пластику груди необходимо со всей ответственностью отнестись к выбору клиники и специалиста — предпочтение лучше отдать хирургу со многолетним стажем, использующим в работе качественные сертифицированные материалы. Строгое следование советам специалиста сведет к минимуму риски осложнений в виде некроза или олеогранулемы.

Любые замеченные изменения в груди нельзя оставлять без внимания. Даже если обнаруженное уплотнение, пятно не приносит никакого дискомфорта, все равно нужен тщательный осмотр и ряд исследований: определить болезнь без этого невозможно и, как следствие, назначить верное лечение. Важно помнить, что практически все изменения в молочной железе могут стать причиной развития раковых клеток. Именно поэтому любая болезнь должна быть диагностирована и вылечена на раннем этапе своего возникновения.

Читайте также:  Узи рака молочной железы видео

источник

В структуре онкологической заболеваемости среди женского населения рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место. Заболеваемость в нашей стране — неравномерная. В Московской области выявлены наиболее высокие показатели, достигающие 20,07 на 100 000 населения, что в 2 раза выше по сравнению со среднероссийскими, составляющими 10,7. В Петербурге среди женщин данная патология также занимает первое место и составляет 17,4% от всех вновь выявленных больных с опухолями. При такой распространенности даже небольшие проценты осложнений являются значительными цифрами. Неизбежно увеличивается и число послеоперационных осложнений. Отмечается неуклонный рост числа больных и увеличение показателей смертности [1].

Это определяет стратегию борьбы с данной патологией, которая ориентирована на сокращение смертности, увеличение безрецидивного периода и улучшения качества жизни пациенток. Основным этапом лечения РМЖ является хирургический метод, особенно при начальных стадиях заболевания [2].

Больные с онкологией всегда относились к группе повышенного риска развития осложнений. Это связано с исходной иммуносупрессией, обусловленной наличием самого опухолевого процесса, и проведением химиолучевого лечения.

Самое большое количество пациенток РМЖ наблюдается в постменопаузу — это самый опасный возрастной период, потому что на этом фоне происходит снижение адаптационных возможностей и устойчивости эндокринной системы женщины. Данные женщины в возрастном интервале 40-60 лет имеют, как правило, не одно хроническое заболевание, а сочетание двух и трех. К часто встречающимся относились заболевания органов кровообращения, имевшие место у 12,3% лиц, артериальная гипертензия – у 50,7%, сахарный диабет – у 9,6% [3].

Маят В.С. и соавт. (1975) считали, что послеоперационное осложнение – это новое патологическое состояние, которое не характерно для нормального течения послеоперационного периода и не является следствием прогрессирования основного заболевания. С тех пор лучшего определения осложнений не найдено. Частота их развития является ключевым параметром при оценке эффективности любой медицинской процедуры [4].

Именно поэтому «последствия» операций очень важно систематизировать, и такие попытки предпринимались издавна.

Уже давно разработаны различные шкалы и прогностические системы в ургентной хирургии: шкала Ренсона, SOFA, APACH и другие. Позднее появились шкалы и для онкологов: MPM forcancer patients, MPM (Mortality Probability Model), EUROSCORE (cardiac surgery), POSSUM (Physiologic and Operative Severity Score for the enumeration of Mortality and Morbidity), SAPS и другие. Главное в них – попытка точной оценки степени тяжести состояния больного, имеющая цифровой эквивалент. В дальнейшем накопленный опыт позволил исследователям переходить к индивидуальному прогнозу, потому что он точнее определяет стратегию и тактику ведения пациента. Он включал в себя и клинические, и биохимические, и цито-гистологические, и прочие особенности патологии и был напрямую зависим от факторов риска, только оценка их значимости оставалась непростой задачей.

P.A. Clavien и соавт. (1992) предложили общую классификацию периоперационных осложнений. Однако в ней оценка последствий хирургических вмешательств остается ограниченной в связи с отсутствием консенсуса об определении осложнений и распределении их по степени тяжести [5].

В 2004 г. эта классификация была пересмотрена D. Dindo и соавт. [6]. Дискуссия на данную тему продолжается до сих пор. Последний пересмотр был произведен в 2010 г., когда появилась «Accordion» — классификация тяжести хирургических осложнений, описанная Porembka M.R. et al. (2010) [7]. Она в значительной степени универсальна для общей, гастроинтестинальной, сердечно-сосудистой, торакальной хирургии, урологии. Но в ней имеются «ограничения» для применения в некоторых «узких» областях хирургии [8]. В таковые попали и некоторые направления онкологии.

Данные больные всегда относились к группе повышенного риска в отношении развития осложнений, например послеоперационной инфекции в связи с исходной иммуно- и миелосупрессией, обусловленной наличием самого опухолевого процесса и проведением химиолучевого лечения [9; 10].

15-35% онкологических больных имеют клинически выраженные, часто очень тяжелые, последствия в виде тромбоэмболических осложнений. При этом пациенты с развившимися тромбоэмболиями имеют смертность в 2-3 раза выше по сравнению с такими же больными, но без тромбозов [11].

Среди них злокачественные новообразования молочной железы составляют самую сложную и значительную часть данной группы: они давно являются ведущей причиной смерти женщин в возрасте от 35 до 54 лет [12; 13].

Это заставило некоторых исследователей [14; 15] провести анализ последствий хирургических вмешательств с учетом возможных факторов риска, в том числе таких, как ожирение, сахарный диабет, курение, предоперационная лучевая терапия. Но вектор анализа постепенно сместился в сторону глубокого изучения самих онкологических изменений в молочной железе и их влияний на организм женщины. Одни [16; 17] обращали внимание на запущенность. Многие другие – на роль возрастных особенностей [18; 19].

Предпосылки развития осложнений после операций на молочной железе следует искать по нескольким направлениям: первое – это особенности самого заболевания, по поводу которого выполняется операция, второе – характер и объем хирургического вмешательства, а третье – общие изменения гомеостаза у данных пациенток.

Радикальная мастэктомия (РМЭ) по J.I. Madden (1965) считается классикой оперативных пособий при РМЖ. Технические особенности такой операции явно предрасполагают к местным осложнениям: их проводят исключительно с одномоментной подключично-подмышечно-подлопаточной лимфаденэктомией. При этом происходит значительное накопление жидкости при отслаивании кожных лоскутов от грудной клетки, что вызывает дискомфорт у пациенток и увеличивает продолжительность пребывания в стационаре в связи с необходимостью выполнять многократные пункции. Развитие рубцового процесса в области подмышечной вены в дальнейшем может привести еще и к развитию отека верхней конечности.

В последние годы все чаще говорят об органосохраняющей хирургии молочной железы. Это стало возможным благодаря развитию теоретических представлений о характере заболевания, совершенствованию методов адъювантного лечения. В настоящее время, помимо лечебных задач, большое значение приобретает достижение оптимального эстетического результата. Такой подход особенно эффективен при ранних стадиях болезни.

Органосохраняющие операции подразделяются на 3 группы. В первую группу входят туморэктомия, лампэктомия, секторальная резекция молочной железы. Вторая группа — это резекция, предусматривающая удаление от 1/8 до 2/3 железы, квадрантэктомия, характеризующаяся удалением 1/4 части железы, гемимаммэктомия, когда удаляется 1/2 железы. Третью группу составила субтотальная резекция, когда удаляется 75-90% ткани железы вместе с подмышечными, подключичными и подлопаточными лимфоузлами [20; 21].

М. Gosset et al. (2016), V. Strnad et al. (2016) [22; 23] выполняли органосохраняющие операции в сочетании с лучевой терапией на ранних стадиях заболевания РМЖ и получили те же показатели общей и безрецидивной выживаемости, что и при выполнении просто РМЭ.

Современные требования к органосохраняющим операциям заключаются не только в сохранении органа, но еще и в получении хорошего косметического эффекта. А такие результаты получаются путем внедрения пластического компонента в стандартные технологии органосохраняющих операций. В настоящее время для восстановления молочной железы используются различные методы с использованием кожно-мышечных, кожно-подкожных, мышечных лоскутов, экспандеров/имплантатов и их комбинаций. Тем не менее реконструктивно-пластические операции аутотканями могут сопровождаться большим числом осложнений (капсулярные контрактуры, лимфорея, серомы, воспалительные процессы (20-29%)), требующих повторных оперативных вмешательств [24].

Реконструкция молочной железы проводится как одномоментно, так и в отсроченном периоде. Оптимальные сроки проведения отсроченной реконструктивно-пластической операции — 6-12 месяцев после РМЭ при условии завершения адъювантной терапии [25]. Лучевая терапия увеличивает риск развития послеоперационных осложнений у больных, которым была выполнена отсроченная реконструктивно-пластическая операция, особенно с установкой имплантатов. Нельзя не отметить, что риск хирургических осложнений при отсроченных реконструктивно-пластических операциях, выполняемых после РМЭ через 6-12 месяцев, ниже, чем при РМЭ с одномоментной реконструкцией [26].

А.Д. Закиряходжаев и соавт. (2015), проанализировали результаты лечения 31 пациентки после РМЭ. Отсроченные реконструктивно-пластические операции с использованием TRAM-лоскута (поперечный кожно-мышечный лоскут передней брюшной стенки на основе прямой мышцы живота) были выполнены 22 пациенткам, в 10 случаях дополнительно устанавливался эндопротез для придания необходимого объема сформированной молочной железе. Осложнения отмечались у 8 (25,8%) больных. Наибольшее количество осложнений наблюдалось при реконструкции молочной железы TRAM-лоскутом: 6 (27,3%) случаев из 22. Самым грозным осложнением был окклюзивный тромбоз нижней надчревной артерии перемещенного TRAM-лоскута с развитием его краевого некроза. Краевые некрозы перемещенного TRAM-лоскута отмечались у 4 больных, в 1 случае был зафиксирован диастаз краев раны на передней брюшной стенке при реконструкции, у 1 больной — гематома послеоперационной раны, и у 1 пациентки — инфицирование ложа эндопротеза [27].

К.П. Лактионов и соавт. (2006) проанализировали результаты лечения у 271 больной РМЖ, которым были выполнены реконструктивно-пластические операции поперечным ректоабдоминальным лоскутом после радикального лечения. В структуре осложнений I этапа пластики молочной железы доля отторжений трансплантата составила 2,9%, краевой некроз перемещенного поперечного ректоабдоминального лоскута отмечался в 4,4% наблюдений, в 3,3% наблюдений произошло расхождение краев раны на передней брюшной стенке. Неблагоприятные исходы, вплоть до некроза кожи, смещения импланта, и капсулярной контрактуры, наблюдались до 14% пациентов [28].

По данным ряда авторов [29; 30], у 30-48% больных после РМЭ развиваются различные местные осложнения в виде лимфореи, расхождений швов, некроза кожных лоскутов, гематомы, раневой инфекции. Частота таких образований колеблется в очень широком диапазоне: от 3 до 85%. Серома или лимфоцеле являются самыми ранними и распространенными осложнениями после РМЭ. Лимфорея в среднем продолжается до 8-14 дней, но у ряда больных сохраняется значительно дольше — 30-60 дней.

Скопление жидкости в ране после РМЭ приводит к инфицированию раны, частота которого колеблется от 1 до 26%, некрозу кожи — у 0,5%, расхождению краев раны у 0,3% пациентов, нагноению раны — в 1,9% случаев, и даже общим осложнениям в виде септицемии [31].

Позднее обильная лимфорея приводит к грубому и хаотичному разрастанию рубцовой соединительной ткани в областях лимфаденэктомии и участках отсепарованных кожных лоскутов, что способствует развитию «постмастэктомического» синдрома [32].

Для профилактики местных послеоперационных осложнений: лимфореи и сером, широко использовали дренажи, стеганый шов. Некоторые авторы для этих целей вводили клей на раневую поверхность, считали, что гармонический скальпель может снизить число сером, интраоперационную кровопотерю и раневые осложнения. Однако все это не решило проблему, поскольку не было прогностических тестов, позволяющих заранее формировать тактические действия по предупреждению нежелательных последствий хирургического вмешательства [33].

Профилактика некроза кожи после тотальной мастэктомии и немедленной реконструкции молочной железы с экспандерами также имеет большое значение, так как может привести к инфицированию раны и повторному оперативному вмешательству [34].

Эти послеоперационные осложнения ведут к отсрочке адъювантной терапии. Проведенная в предоперационном периоде лучевая или полихимиотерапия еще более ухудшают течение раневого процесса, и процент осложнений увеличивается еще в 2-3 раза [35].

У 13-58% оперированных больных РМЖ наблюдались отеки верхних конечностей [36]. Причины их возникновения опять же связаны с обязательной широкой подмышечной лимфодиссекцией [37]. При этом у пациенток возникает боль в поврежденном плече и руке, ограничение движений, снижение мышечной силы и функциональных возможностей верхней конечности. Прогрессирование лимфатического отека усиливает эти симптомы [38].

Такие осложнения, как некроз краев раны, лимфэдема верхней конечности, длительное заживление раны, контрактура верхней конечности, инфекционные осложнения, развиваются, как правило, на фоне сером послеоперационной раны [39].

Общие осложнения иногда называют «трагическими или катастрофичными случайностями», как правило, возникают на неблагоприятном фоне сопутствующих заболеваний и возрастных изменений. Они связаны с тромбогеморрагическим синдромом не в молочной железе, а в других органах и системах.

Тромбоэмболические осложнения наблюдаются у 1-8% больных РМЖ. Риск развития ТЭЛА у лиц с местно-распространенным процессом в молочной железе еще выше, он составляет 4,5%, а в случае его генерализации — 17,5% [40].

Патогенетические механизмы, обусловливающие тромботическое осложнение у больных со злокачественными новообразованиями, включают комплекс взаимодействия опухоли, больного и системы гемостаза.

Тромбофилии, ведущие к инфаркту миокарда, тромбоэмболиям легочной артерии, инсультам и т.д., – очень серьезная, хотя и редко встречающаяся проблема при хирургическом лечении РМЖ. Нарушения в системе гемостаза у онкологических больных, в том числе и при РМЖ, усугубляются в условиях химиотерапии, что создает реальные предпосылки для развития тромботических и геморрагических осложнений на дальнейших этапах специального лечения [41].

У женщин с РМЖ в 3-4 раза увеличен риск венозной тромбоэмболии по сравнению с женщинами аналогичного возраста без рака. Частота возникновения венозных тромбозов при РМЖ составляет 2-8% [42].

Тромбоз, как правило, поражает нижние конечности, однако у пациентов, перенесших РМЭ с лимфодиссекцией, тромбоэмболические осложнения в верхних конечностях также являются частыми [43].

Таким образом, возникновение местных осложнений РМЭ в основном связывают с объемом операции и лимфодиссекции, которые сопровождаются выраженной диффузной кровоточивостью и лимфореей, а общих – с тромбофилией, возникающей на фоне возраста и сопутствующих заболеваний. Причины и механизмы их развития изучены недостаточно, не систематизированы и описаны фрагментарно.

Резюмируя, можно сказать, что характерная черта РМЖ — это гетерогенность. Поэтому и возникают трудности систематизации осложнений после хирургического лечения. Два фактора развития РМЖ и они же — факторы развития послеоперационных осложнений совпадают и имеют высокую прогностическую значимость: возраст (постменопаузальный период), а также сопутствующие заболевания.

источник