Меню Рубрики

Новые достижения в лечении рака молочной железы

Иксабепилон — новый синтетический аналог эпотилона B, который продемонстрировал многообещающий клинический результат при метастатическом раке молочной железы (мРМЖ), в том числе, при интенсивно «предлеченном» варианте и трижды негативном подтипе. Последние исследования показали эффективность иксабепилона в неоадъювантной терапии, была подчеркнута роль этого препарата в лечении с впервые выявленным РМЖ.

Иксабепилон относится к новому классу антимикротрубочковых агентов — классу эпотилона – и имеет механизм действия аналогичный паклитакселу, но с потенциальным преимуществом активности в условиях наличия резистентности к таксанам, что было показано на доклинических моделях. Противоопухолевая активность эпотилонов связана со стабилизацией микротрубочек, которая достигалась остановкой митоза и переходом в G2/M состояние, что способствует гибели опухолевых клеток в митозе или после митотического выхода.

Профиль токсичности иксабепилона представлен гематологической, нейро- и кардиотоксичностью. Помимо вышеперечисленных побочных реакций у пациентов, получавших иксабепилон, встречались такие осложнения как утомляемость/астения, миалгия/артралгия, алопеция, тошнота, рвота, стоматит/мукозит, диарея и скелетно-мышечная боль. В случае назначения комбинации иксабепилона с капецитабином у больных встречались также ладонно-подошвенный синдром, анорексия, боли в животе, запоры.

После клинических испытаний на мышиных моделях ксенотрансплантантов и у пациентов с солидными опухолями Управлением по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов США (FDA) в 2010 году одобрило иксабепилон для лечения метастатического или местно-распространенного РМЖ у пациентов с исчерпанными возможностями терапии антрациклиновыми антибиотиками и таксанами (в комбинации с капецитабином) и в качестве монотерапии после подтверждения неэффективности антрациклиновых антибиотиков, таксанов и капецитабина.

В исследовании 2 фазы был применен экспресс-анализ генов, связанных с чувствительностью/резистентностью в качестве предиктивного маркера к иксабепилону. Среди таких генов был ген MAP-tau (TAU), хорошо известный стабилизатор микротрубочек, который отвечает за связывание, распределение и сборку микротрубочек. MAP-tau может конкурировать за домены связывания с таксанами и/или может участвовать в связывании паклитаксела с микротрубочками. При использовании в неоадъювантном режиме иксабепилон показал клинически значимую эффективность и имел приемлемый профиль безопасности. Использование методов экспресс-анализа генов, базирующееся на оценке экспрессии ER и TAU, позволило идентифицировать пациентов, у которых неоадъювантная терапия иксабепилоном будет наиболее эффективной.

Три ключевых клинических испытания, исследование 2 фазы (081) и 2 исследования 3 фазы (046 и 048), оценивали эффективность иксабепилона в качестве монотерапии и в сочетании с капецитабином у пациентов с мРМЖ. Результаты исследований продемонстрировали, что монотерапия иксабепилоном обладает клинически значимой противоопухолевой активностью с контролируемой токсичностью у пациентов с мРМЖ, резистентным к терапии антрациклинами, таксанами и капецитабином. В испытании 046 медиана без прогрессирования (МБП), ассоциированная с терапией иксабепилоном в комбинации с капецитабином превосходила таковую при терапии капецитабином в монорежиме (отношение рисков [ОР] = 0,75, 95% ДИ, 0,64-0,88; P = 0,0003). МБП была продлена до 5,8 месяцев (95% ДИ, 5,45-6,97 месяцев) для иксабепилона в сочетании с капецитабином по сравнению с 4,2 месяцами (95% ДИ, 3,81-4,50) группы капецитабина.

Влияние терапии исксабепилоном в комбинации с капецитабином и монотерапии капецитабином на качество жизни пациентов оценивалось с помощью метода Q-TWiST в ходе исследования CA163-046. Наблюдалось статистически значимое различие между группами в отношении разницы показателей функциональной оценки противоопухолевой терапии и индекса симптомов РМЖ (Functional Assessment of Cancer Therapy (FACT) — Breast Symptom Index (FBSI)), благоприятствовавших группе монотерапии капецитабином (P = 0,0002), но никаких различий не наблюдалось после корректировки на смертность. Все комбинации в отношении рецидива и токсичности приводили к наблюдаемому различию в выживаемости с поправкой на КЖ, благоприятствующей комбинированной терапии. Было также установлено, что выживаемость с поправкой на КЖ была выше для группы комбинированной терапии (42,2 недели против 38,4 недель). Метод Q-TWiST подтвердил положительное соотношение выгод и рисков для комбинации иксабепилона и капецитабина у пациентов с распространённым или метастатическим РМЖ, не смотря на потенциальную возможность дополнительной токсичности при комбинированной терапии.

В крупных проспективных клинических исследованиях иксабепилон доказал свою клиническую эффективность и управляемый профиль токсичности у больных с прогрессированием заболевания после антрациклиновых антибиотиков и таксанов. Более того, эффективность, проявленная на опухолевых моделях резистентных к таксанам (гиперэкспрессия β-тубулина) и демонстрация прогностической ценности tau-экспрессии в первичной ткани опухоли молочной железы может способствовать в дальнейшем более точному отбору пациентов, имеющих возможность получить максимально эффективную терапию иксабепилоном как в самостоятельном варианте, так и в качестве комбинированной терапии первичной опухоли и метастатического РМЖ. В дальнейших исследованиях следует изучить роль иксабепилона в неоадъювантном режиме в сочетании с биологически активными препаратами для дальнейшей оценки лечения пациентов с более ранними стадиями заболевания.

  1. Desantis C, Siegel R, Bandi P, and Jamal А. Breast cancer statistics 2011. CA: A Cancer Journal for Clinicians, 2011, 61 (6): 408–418.
  2. Семиглазов В.Ф., Семиглазов В.В., Криворотько П.В., Палтуев Р.М., Дашян Г.А., Семиглазова Т.Ю. Руководство по лечению рака молочной железы. 2016, 155с./ Semiglazov VF, Semiglazov VV, Krivorotko PV, Paltuev RM, Dashyan GA, Semiglazova TY. Guide to treatment of breast cancer. 2016, 155.
  3. Семиглазов В.В., Жабина А.С., Осипов М.А., Котова З.С., Клименко В.В. и соавт. Качество жизни – принципиальный критерий эффективности таргетной терапии метастатического HER2-положительного рака молочной железы. Современная онкология, 2015, 17 (1): 19-24./ Semiglazov VV, Zhabina AS, Osipov MA, Kotova Z.S., Klimenko V.V. Et al. Quality of life is a criterion of the effectiveness of targeted therapy for metastatic HER2-positive breast cancer. Modern Oncology, 2015, 17 (1): 19-24.
  4. Semiglazova T, Gershanovich M. The efficacy of Capecitabine (Xeloda) in Antracyclin-refractory and Antracyclin and Docetaxel-refractory metastatic breast cancer (MBC). Proc Am Soc Clin Oncol, 2002, 21 (2061): 164.
  5. Семиглазова Т.Ю., Клюге В.А., Семиглазов В.В., Криворотько П.В., Дашян Г.А., Палтуев Р.М., Ткаченко Е.В., Донских Р.В., Семиглазов В.Ф. Новые возможности улучшения продолжительности и качества жизни: эрибулин в лечении больных диссеминированным раком молочнои? железы. Современная онкология, 2016, 18 (2): 29-35./ Semiglazova TY, Klyuge VA, Semiglazov VV, Krivorotko PV, Dashyan GA, Paltuev RM, Tkachenko EV, Donskikh RV, Semiglazov VF. New possibilities for improving the duration and quality of life: Erybulin in the treatment of patients with disseminated breast cancer. Modern oncology, 2016, 18 (2): 29-35.
  6. Chuang E, Wiener N, Christos P et al. Phase I trial of ixabepilone plus pegylated liposomal doxorubicin in patients with adenocarcinoma of breast or ovary. Annals of Oncology, 2010, 21 (10): 2075–2080.
  7. Perez EA, Patel T, and Moreno-Aspitia A. Efficacy of ixabepilone in ER/PR/HER2-negative (triple-negative) breast cancer. Breast Cancer Research and Treatment, 2010, 121 (2): 261–271.
  8. Sparano JA, Vrdoljak E, Rixe O, et al. Randomized phase III trial of ixabepilone plus capecitabine versus capecitabine in patients with metastatic breast cancer previously treated with an anthracycline and a taxane. Journal of Clinical Oncology, 2010, 28 (20): 3256–3263.
  9. Jassem J, Fein L, Karwal M, et al. Ixabepilone plus capecitabine in advanced breast cancer patients with early relapse after adjuvant anthracyclines and taxanes: a pooled subset analysis of two phase III studies. Breast, 2012, 21 (1): 89– 94.
  10. Smith JW, Vukelja SJ, Rabe AC et al. Final results of a phase II randomized trial of weekly or every-3-week ixabepilone in metastatic breast cancer (MBC). in Proceedings of the Breast Cancer Symposium, 2010, Abstract 268.
  11. Moulder S, Li H, Wang M, et al. A phase II trial of trastuzumab plus weekly ixabepilone and carboplatin in patients with HER2-positive metastatic breast cancer: an Eastern Cooperative Oncology Group Trial. Breast Cancer Research and Treatment, 2010, 119 (3): 663–671.
  12. American Cancer Society. Cancer Facts & Figures 2016. Atlanta: American Cancer Society; 2016.

Материал подготовлен НОИМТОиР: клинический ординатор отделения химиотерапии и инновационных технологий Екатерина А. Коробейникова.

источник

Способы лечения рака молочной железы зависят от стадии онкопроцесса и наличия вторичных образований.

Лечение рака молочной железы опирается на результаты генетического, иммунологического исследования, изменений в общеклинических и биохимических анализах, а также от наличия сопутствующих заболеваний.

Новые технологии приходят в Россию.

Приглашаем пациентов принять участие в новых методах лечения онкологических заболеваний, а также в клинических испытаниях препаратов на основе Т-клеток (LAK-терапия). Терапия проводится в различных научно-исследовательских онкологических центрах, в зависимости от вида опухоли.

Отзыв о методе министра здравоохранения РФ Скворцовой В.И.

Комментарий о клеточных технологиях главного онколога России, академика Давыдова М.И.

1. Первый этап болезни – удаление опухоли.

2. Вторая стадия – радикальное удаление, зачастую проводится расширенная мастэктомия. Лечение рака молочной железы дополняется лучевой и химиотерапией, возможны к назначению иммунологические и гормональные средства.

В настоящее время основная тенденция на начальных этапах – максимально сохранить нетронутые опухолью ткани. Зачастую лечение рака молочной железы сочетается с проведением радиотерапии, чтобы минимизировать размеры злокачественности во время хирургического лечения.

Их можно разделить на 2 большие группы:

• местного воздействия – облучение, операция,

• системного влияния – химио-, гормоно- и иммунотерапия.

При этом врачи руководствуются преимущественно следующими критериями:

• Маленькие онкоочаги и отсутствие отдаленных метастаз – секторальная резекция железы или мастэктомия с иссечением лимфоузлов, проведение инраоперационной биопсии, по результатам которой обычное удаление заменяют расширенной мастэктомией.

• В случае крупного онкообразования и наличия отдаленных патологий – химиотерапия и другое консервативное лечение рака молочной железы.

РМЖ часто является гормонозависимой опухолью, на рост которой влияют различные железы внутренней секреции. В ходе клинических наблюдений выявилось, что некоторые гормоны, в первую очередь эстрогены, прямо или опосредованно влияют на появление и дальнейшую скорость роста. Поэтому еще недавно самым популярным лечением рака молочной железы была овариоэктомия (удаление яичников), хотя полное излечение при этом наступало лишь у трети женщин.

Впоследствии были более досконально изучены механизмы воздействия гормонов на опухолевую ткань, включая действие по принципу положительной и обратной отрицательной связи. И с начала семидесятых годов прошлого столетия наступил прорыв в лечении рака молочной железы: были созданы и протестированы различные новые лекарственные препараты, обеспечивающие блокирование рецепторов гормонозависимых опухолей (тамоксифен, торемифен) или подавляющие производство эстрогенов (аримидекс, фемара).

Достаточно успешной альтернативой удалению яичников стал препарат госерилин (золадекс), который успешно подавляет образование эстрогенов на строго определенное время. Создавая таким образом состояние медикаментозного климакса и применяя комплексную терапию можно добиться успеха в лечении рака молочной железы. А после завершения терапевтического курса и при прекращении приема золадекса, яичники начинают функционировать снова.

Лечение рака молочной железы препаратом Тамоксифен является наиболее часто используемым лекарством при гормонозависимых раках. Однако у него имеются серьезные побочные эффекты, включая малигнизацию эндометрия и повышение риска возникновения тромбоэмболии.

Поэтому в последние годы был предложен целый ряд лекарств, ингибирующих ароматазу, например:

Другие средства – аромазин, фемара. Они особенно показаны после приема тамоксифена в течение 5 последних лет.

Разработки ученых увенчались успехом, найден способ воздействовать на опухоль – это таргетные препараты. Сегодня таргетная терапия является серьезным продвижением в современной онкологии.

Органосохраняющую операцию выполняют в случае размера онкоочага до 2,5 см. Однако в качестве профилактики рецидива возможно иссечение регионарных лимфоузлов. При классической мастэктомии происходит полное удаление всех тканей железы. Установка протеза и пластика груди выполняются или непосредственно во время хирургического вмешательства, или спустя шесть месяцев. Это зависит от общего состояния пациентки и характера операции.

Онкохирурги рекомендуют следующие виды удаления молочной железы:

• иссечение лишь ее сектора – лампэктомия,

• полностью, но без резекции лимфоузлов подмышечной группы,

• с удалением лимфоузлов регионарных – модифицированная радикальная мастэктомия,

• единым блоком с прилежащими к ней мышцами – радикальная мастэктомия (расширенная),

• удаляются все ткани железы за исключением кожи и соска (важно для последующей реконструкции груди).

В лечебных дозах ионизирующее излучение угнетает развитие онкоклеток и вызывает их разрушение. Таким способом можно воздействовать на первичную патологию, и метастазы. Радиооблучение может стать единственным вариантом в качестве самостоятельного метода при неоперабельности новообразования или использоваться с целью минимизации размеров злокачественного процесса перед проведением хирургии.

После мастэктомии облучение ложа опухоли существенно уменьшает вероятность рецидива. В качестве основного метода радиотерапии обычно используется дистанционное облучение. Современные аппараты позволяют минимизировать поражение здоровых тканей, концентрируя свое пагубное воздействие именно в пределах опухолевого очага. Поэтому сегодня крайне редко наблюдаются типичные осложнения, возникающие после завершения курса радиотерапии, включая радиационные ожоги.

Обычно молочный рак имеет свойство метастазировать практически во все органы, включая легкие, кости, печень, брюшную полость и кожные покровы. Лечение отдаленных от материнского новообразования опухолей зависит от следующих факторов:

• размеры метастаз, их количество, локализация,

• степень чувствительности онкоклеток к эстрогенам, прогестерону,

• особенности функционирования яичников (состояние фертильности или климакс).

Наиболее успешно в лечении метастаз РМЖ считаются следующие средства:

Они часто сочетаются с медикаментами, уменьшающими токсичность первых и снижающими вероятность возникновения или выраженность уже существующих побочных эффектов. Например, при добавлении преднизона снижается токсическое воздействие на кроветворную систему и органы пищеварения, однако повышается вероятность появления тромбозов и вторичной инфекции. С целью повышения терапии цитостатиками также могут назначаться предварительные курсы иммуномодуляторами, включая интерфероны, интерлейкины и различные моноклональные антитела.

В случае рецидива показаны гормональные препараты и цитостатики. Если же положительного эффекта не наблюдается, то рекомендуют клеточную биоиммунотерапию или использование препаратов, проходящих клинические испытания.

После хирургического иссечения необходимо встать на учет у онколога и регулярно являться на контрольные осмотры. Они нужны для того, чтобы своевременно заметить возобновление злокачественного роста и предпринять соответствующие меры. Сначала визиты к доктору необходимы каждые 5 месяцев, а по прошествии 5 лет – ежегодно. На фоне лечения тамоксифеном важно ежегодно проходить ПЭТ или МРТ органов малого таза, чтобы своевременно обнаружить раковое перерождение клеток эндометрия. А при употреблении ингибиторов ароматазы – остеоденситометрию (проверку минеральной плотности костей). В случае рецидива или обнаружения МТС назначается курс химио- и лучевой терапии.

Когда дело касается онкобольных, то основным критерием эффективности проводимого лечения является показатель пятилетней выживаемости. Молочный рак имеет показатель чуть более 50%. Однако, перешагнув эту черту, рецидивов в ближайшие годы уже практически дальше не наблюдается.

Продолжительность жизни зависит от таких факторов, как:

• характер и скорость ее роста,

Наиболее неблагоприятным считается прогноз при диффузном типе роста клеток и запущенной форме болезни при наличии отдаленных МТС. В этом случае показатель пятилетней выживаемости практически равен нулю.

Однако при ранней диагностике заболевания и начале своевременного лечения шансы увеличить порог выживаемости значительно возрастают. Так при второй стадии 80% женщин живут более 5, а чаще и 10 лет, а свыше половины из них перешагнут и двадцатилетний рубеж. Вероятность успешного излечения значительно повышается при использовании сразу нескольких видов терапии.

В случае третьей стадии рака 5 и более лет живут 40-60% женщин (зависит от того, подстадия 3А или 3В). Однако и здесь адекватная медицинская помощь способна повысить продолжительность жизни и сделать ее более комфортной.

Для подбора эффективного метода лечения вы можете обратиться за

— методы инновационной терапии;
— возможности участия в экспериментальной терапии;
— как получить квоту на бесплатное лечение в онкоцентр;
— организационные вопросы.

Читайте также:  Вмс и рак молочной железы

После консультации пациенту назначается день и время прибытия на лечение, отделение терапии, по возможности назначается лечащий доктор.

источник

Более двух десятилетий назад, Doll и Peto (The causes of cancer: quantitative estimates of avoidable risks of cancer in the United States today) показали, что 35% всех случаев смерти от рака в Соединенных Штатах и Европе может быть предотвращено с помощью изменений в диете, это на 5% больше, чем для табака и на 25% больше, чем для инфекций.

Это говорит о том, что питание, являющееся неотъемлемой частью нашей жизни, важно не только для нашей фигуры, здоровья сердечно-сосудистой системы и интеллектуального долголетия, но и для защиты от онкологической патологии.

Остановимся подробнее на отдельных составляющих нашего привычного рациона, для этого заглянем в настольную книгу современного онколога Devita, Hellman, and Rosenberg’s cancer: principles & practice of oncology.

Наиболее важное влияние диеты на риск развития рака опосредовано массой тела. Избыточный вес, ожирение и пассивный образ жизни являются основными факторами риска развития рака.

В большом исследовании Американского онкологического общества, тучные люди имели значительно более высокую смертность от всех видов рака и, в частности, от колоректального рака, рака молочной железы в постменопаузе, рака тела матки, рака шейки матки, рака поджелудочной железы и рака желчного пузыря, чем у их сверстников с нормальной массой тела.

Ожирение и, в частности, окружность талии являются предикторами заболеваемости раком толстой кишки у женщин и мужчин. Увеличение веса на 10 кг или более связано со значительным увеличением в постменопаузе заболеваемости рака молочной железы среди женщин, которые никогда не использовали заместительную гормональную терапию, в то время как потеря веса после менопаузы существенно уменьшает риск рак молочной железы. Избыточный вес тесно связан с эндогенным уровнем эстрогена, который, вероятно, способствует избыточному росту эндометрия и риску рака молочной железы в постменопаузе.

Причины возникновения других видов рака менее ясна, но избыточный вес тела также связан с более высоким уровнем циркулирующего инсулина, инсулиноподобного фактора роста (IGF) -1, и С-пептида (маркер секреции инсулина), низким уровнем связывания белков с половыми гормонами и IGF-1, а также с более высокими уровнями различных воспалительных факторов, все из которых могут гипотетические быть связаны с риском развития различных видов рака.

Международным агентством по изучению рака алкоголь классифицируется как канцероген. Потребление алкоголя увеличивает риск многочисленных видов рака, в том числе печени, пищевода, глотки, полости рта, гортани, молочной железы и колоректального рака в зависимости от дозы.Фактические данные доказывают, что чрезмерное потребление алкоголя увеличивает риск первичного рака печени, возможно, через цирроз и алкогольный гепатит.

Механизмы могут включать в себя прямое повреждение клеток в верхних отделах желудочно-кишечного тракта; модуляцию метилирования ДНК, который влияет на восприимчивость ДНК к мутациям; и увеличению количества ацетальдегида, основного метаболита спирта, который усиливает пролиферацию эпителиальных клеток, образуют агенты, повреждающие ДНК, и является признанным канцерогеном.

Связь между потреблением алкоголя и раком молочной железы примечательна тем, что небольшой, но значительный риск был обнаружен даже при потреблении одного напитка в день. Механизмы могут включать в себя взаимодействие с фолиевой кислотой, увеличение уровня эндогенных эстрогенов, и повышение концентрации ацетальдегида.

Интерес к пищевому жиру в качестве причины раки начался в первой половине 20-го века, когда исследования “Танненбаум” показали, что диета с высоким содержанием жира может способствовать росту опухоли у животных. Особенно сильные корреляции были замечены с риском развития рака молочной железы, толстой кишки, простаты и эндометрия, которые являются наиболее важными видами рака не по причине курения в развитых странах.

Эти корреляции были характерны для животного жира (особенно для красного мяса), но не для растительного жира.

Фрукты и овощи гипотетически должны вносить существенный вклад в профилактику рака, потому что они богаты веществами, обладающими потенциально противораковыми свойствами. Фрукты и овощи содержат антиоксиданты и минералы и являются хорошими источниками клетчатки, калия,каротиноидов, витамина С, фолиевой кислоты и других витаминов.

Несмотря на то, что фрукты и овощи составляют менее 5% от общего калоража в большинстве стран по всему миру, концентрация микроэлементов в этих продуктах больше, чем в большинстве других.

Связь между потреблением фруктов и овощей и заболеваемостью раком толстой или прямой кишки рассматривалась по крайней мере в шести крупных исследованиях. В некоторых из этих проспективных исследований наблюдалась обратная зависимость для отдельных продуктов или подгруппы фруктов или овощей.

Результаты крупнейшего исследования среди медсестер “Health Study”и среди медицинских работников “Follow-Up Study” не показывают никакой важной связи между потреблением фруктов и овощей и уменьшением количества случаев рака толстой или прямой кишки во время 1,743,645 наблюдений. В этих двух больших популяциях диета постоянна анализировалась в течение периода наблюдения с помощью подробного анкетирования участников об их каждодневном рационе.

Аналогичным образом, в проспективном исследовании “Pooling Project”, включающем 14 исследований, 756217 участников и 5838 случаев рака толстой кишки, никакой связи с общим риском развития рака толстой кишки не было найдено.

Анализ исследований Health Study и Follow-Up Study, включающих более 9000 случаев заболевания раком, не выявил существенной пользы потребления фруктов и овощей для общей заболеваемости раком. Несмотря на то, что обильное потребление овощей и фруктов не может снизить риск развития опухолей, тем не менее есть существенная польза для защиты организма от сердечно-сосудистых заболеваний.

Под термином “пищевые волокна” с 1976 года понимается “совокупность всех полисахаридов растений и лигнин, которые устойчивы к гидролизу пищеварительными ферментами человека”. Волокна, как растворимые, так и нерастворимые, ферментируются просветными бактериями толстой кишки.

Среди всех свойств волокон, важным для профилактики рака являются их эффект «набухания», что сокращает время прохождения химуса по ободочной кишке и позволяет связывать потенциально канцерогенные химические вещества. Волокна могут также помогать просветным бактериям в производстве жирных кислот с короткой цепью, которые могут непосредственно обладать антиканцерогенными свойствами.

Некоторые исследователи считают, что пищевые волокна могут снизить риск развития рака молочной железы за счет снижения кишечной абсорбции эстрогенов и прохождения их через билиарную систему.

Регулярное потребление молока связано с незначительным снижением риска развития колоректального рака, что было показано в крупном мета-анализе когортных исследований, возможно из-за содержания в нём кальция. По результатам нескольких рандомизированных исследований, добавление кальция в рацион снижает риск развития колоректального рака и аденом.

С другой стороны, в нескольких исследованиях высокое потребление кальция или молочных продуктов было ассоциировано с повышенным риском рака простаты, в частности, со смертельным исходом рака простаты. Употребление трех или более порций молочных продуктов продуктов в день было связано с раком эндометрия у женщин в постменопаузе, не использующих гормональную терапию.

Высокое потребление лактозы из молочных продуктов также было связано с умеренно высоким риском развития рака яичников.

В 1980 году Гарленд выдвинул гипотезу, что солнечный свет и витамин D может снизить риск развития рака толстой кишки. С тех пор, существенное количество исследований было проведено по поводу обратной связи между циркулирующим 25-гидроксивитамином D(25 [OH] D) и риском колоректального рака. Было показано, что уровень витамина D может, в частности влиять на прогноз колоректального рака; смертность от колоректального рака составила на 72% ниже среди лиц с концентрацией 25 (OH) D 80 нмоль / л или выше.

Высокая плазменная концентрация витамина D связаны с уменьшением риска развития некоторых других видов рака, включая рак молочной железы, простаты, особенно со смертельным исходом, и яичника.

Вышеизложенные факты доказывают, что в мире онкологии вопрос о рациональном и профилактическом питании остаётся открытым. Однако, на основании уже имеющихся данных мы можем сформулировать некоторые рекомендации, сформулированные Американским Обществом против рака:

  1. Не пренебрегайте регулярными физическими нагрузками. Физическая активность является основным способом контроля веса, а это, как мы уже выяснили, снижает риск развития некоторых видов рака, особенно рака толстой кишки.
  2. Избегайте избыточного веса. Положительный энергетический баланс приводит к избыточному отложению жира в организме, что является одним из наиболее важных факторов риска развития рака.
  3. Ограничьте потребление алкоголя. Это способствует уменьшению риска развития многих видов рака, а также уменьшает смертность (в том числе и онкологических больных) от несчастных случаев.
  4. Потребляйте много фруктов и овощей. Частое потребление фруктов и овощей во взрослой жизни, вероятно, не играет существенной роли в заболеваемости раком, но уменьшает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний.
  5. Потребляйте цельное зерно и избегайте рафинированных углеводов и сахаров. Регулярное потребление цельного зерна вместо продуктов из рафинированной муки и низкое потребление рафинированного сахара снижает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета.
  6. Замените красное мясо рыбой, орехами и бобовыми, ограничьте потребление молочных продуктов. Потребление красного мяса увеличивает риск развития колоректального рака, диабета и ишемической болезни сердца, и должно быть в значительной степени снижено. Частое потребление молочных продуктов может увеличить риск развития рака простаты. Рыба, орехи и бобовые являются отличными источниками моно- и полиненасыщенных жиров и растительных белков и может способствовать снижению темпов развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета.
  7. Рассмотрите вопрос о потреблении добавок с витамином D. Значительная часть населения, особенно тех, кто живет в более высоких широтах, испытывают дефицит витамина D. Большинство взрослых людей могут извлечь пользу от принятия 1000 МЕ витамина D3 в день в течение месяца при низкой интенсивности солнечного света. Витамин D будет, как минимум, снижать частоту переломов костей, и, вероятно, частоту рака ободочной и прямой кишки.

Подробнее с этими и многими другими рекомендациями можно ознакомиться в оригинальной статье American Cancer Society Guidelines on nutrition and physical activity for cancer prevention: reducing the risk of cancer with healthy food choices and physical activity.

1) Devita, Hellman, and Rosenberg’s cancer : principles & practice of oncology / editors, Vincent T. DeVita, Jr.,Theodore S. Lawrence, Steven A. Rosenberg ; with 404 contributing authors.—10th edition.

2) Doll R, Peto R. The causes of cancer: quantitative estimates of avoidable risks of cancer in the United States today. J Natl Cancer Inst 1981

3) Kushi LH, Doyle C, McCullough M, et al. American Cancer Society Guidelines on nutrition and physical activity for cancer prevention: reducing the risk of cancer with healthy food choices and physical activity. CA Cancer J Clin 2012.

источник

Медицина постоянно развивается, и то, что раньше воспринималось как фантастика, сегодня становится реальностью. Многие виды рака уже могут быть излечены. В их числе – злокачественные опухоли молочной железы. Большинство типов рака груди успешно излечиваются на 1-2 стадии.

Медицина постоянно развивается, и то, что раньше воспринималось как фантастика, сегодня становится реальностью. Многие виды рака уже могут быть излечены. В их числе – злокачественные опухоли молочной железы. Большинство типов рака груди успешно излечиваются на 1-2 стадии.

Но не всегда болезнь выявляются в начале своего развития. У некоторых женщин диагноз устанавливается только на 3 или 4 стадии, когда лечение затруднено. Также существуют гистологические типы рака, которые тяжело поддаются терапии даже на начальных этапах развития опухоли.

В этом случае помимо традиционно используемых методов лечения на помощь приходят новейшие методики. Некоторые из них уже применяются в клиниках Германии и Европы. Другие пребывают в заключительно фазе клинических испытаний и вот-вот будут введены в клиническую практику.

Поговорим о последних достижениях медицины последних лет в области лечения рака груди.

Новые препараты для таргетной терапии. Химиотерапия рака молочной железы воздействует не только на клетки новообразования, но и на все остальные клетки организма, которые быстро делятся. Это приводит к плохой переносимости лекарственных средств и большому количеству побочных эффектов.

В отличие от них, препараты для таргетной терапии рака молочной железы направлены только на клетки опухоли, поэтому они являются более безопасными. К тому же, таргетная терапия зачастую работает в тех случаях, когда химиотерапия уже не приносит ожидаемого результата.

В последнее время появились следующие лекарственные средства для таргетной терапии рака молочной железы:

  • Ингибиторы PARP. Используются для лечения подтипов рака груди, которые ассоциированы с мутациями в генах BRCA. Получены хорошие результаты в лечении HER2-позитивного рака. Также исследования показали, что эта группа препаратов эффективна при базальном раке молочной железы, резистентном к химиотерапии.
  • Ингибиторы ангиогенеза. Блокируют рост кровеносных сосудов, необходимых для трофики опухолевой массы. В результате происходит замедление роста новообразования. В настоящее время продолжаются исследования, оценивающие целесообразность использования препаратов из группы ингибиторов ангиогенеза для лечения рака молочной железы.

Бисфосфонаты в лечении метастазов. Рак молочной железы может давать метастазы в кости. В этом случае используются бисфосфонаты, предотвращающие потерю костной массы и уменьшающие риск переломов костей. В последнее время появились доказательства, что бисфосфонаты увеличивают продолжительность жизни у пациентов с раком груди.

Улучшенная химиотерапия трижды негативного рака молочной железы. Трижды негативный рак имеет тяжелое течение и неблагоприятный прогноз. Недавно было проведено исследование, которое показало, что включение в традиционную схему химиотерапии дополнительного препарата карбоплатина позволяет улучшить выживаемость больных.

Новые виды диагностики для выявления очагов опухоли. Чтобы максимально снизить риск рецидива опухоли после операции, нужно, чтобы удаление её было максимально полным. Для выявления всех, в том числе не обнаруженных ранее очагов рака молочной железы врачи в клиниках Европы начинают использовать молекулярную визуализацию – сцинтимаммографию.

Суть метода состоит в способность клеток опухоли поглощать радиоактивное вещество. Препарат «Tracer» вводится внутривенно. Он накапливается в клетках рака молочной железы. Затем очаги новообразования визуализируются при помощи специальной камеры.

Новые виды операций. Основной целью хирургического лечения рака груди является удаление опухоли и сохранение жизни пациентки. Но немаловажным фактором для большинства женщин является сохранение привлекательной внешности. Поэтому при наличии клинических показаний хирурги отдают предпочтение резекции при раке молочной железы, а не радикальной мастэктомии.

Сегодня при лечении в Германии применяются онкопластические операции. Во время одного хирургического вмешательства проводится удаление груди или её фрагмента, а также реконструкция молочной железы. Также программа лечения может включать параллельную операцию на другой железе с целью достижения симметрии в их размере и анатомической форме.

Новый ингибитор ароматазы «Аримидекс». Для гормональной терапии рака молочной железы используются блокаторы эстрогенов. Они позволяют уменьшить риск рецидива, метастазированияопухоли и продлевают жизнь пациентам. Недавние исследования выявили, что новый препарат для гормональной терапии «Аримидекс» в сравнении с тамоксифеном показывает значительно лучшие результаты лечения, но только для женщин, у которых онкология молочной железы впервые развилась в постменопаузе.

Выявленные преимущества:

  • По сравнению с тамоксифеном, «Аримидекс» увеличивает пятилетнюю выживаемость на 17%
  • Риск рецидива опухоли после хирургического лечения ниже на 40%
  • Значительно уменьшается риск осложнений, а именно: тромбоза, рака матки, остеопороза
  • «Аримидекс» дает лучше результаты лечения за 2 года регулярного приема, чем тамоксифен за 5 лет
  • Учитывая низкий риск рецидива, снижается общая стоимость лечения

Благодаря новым достижениям медицины в лечении рака молочной железы в последние годы наблюдается рост средней продолжительности жизни пациенток с этим заболеванием. Лечение в Германии позволяет женщинам удалить опухоль с минимальными рисками и отличным эстетическим результатом. Медицинский туризм позволяет любому человеку, вне зависимости от места проживания, получить помощь от лучших специалистов Европы. Записаться на лечение в ведущие медицинские центры можно при помощи Booking Health – единственного сертифицированного оператора медицинского туризма.

Все виды медицинских программ бронируйте на bookinghealth.ru

Читайте также:  Кто выжил при раке груди

Booking Health – это международный интернет-портал, где можно изучить информацию о ведущих мировых клиниках и забронировать медицинскую программу в режиме онлайн. Благодаря продуманной структуре и доступному изложению информации, сайтом с легкостью пользуются тысячи людей без медицинского образования. На портале представлены программы по всем основным направлениям медицины. Прежде всего, это диагностические программы, или чек-ап. Также это полный спектр программ лечения, от консервативной терапии до специальных хирургических вмешательств. Программы реабилитации закрепляют результаты проведенного лечения или используются самостоятельно. Интернет-портал Booking Health дает возможность сравнить квалификацию специалистов, методики лечения и стоимость медицинской помощи в разных клиниках. Пациент выбирает наиболее подходящий для него вариант самостоятельно или после бесплатной консультации доктора Booking Health.

Топ 10 лучших клиник по лечению рака груди в Германии
28.08.2017 | от Booking Health GmbH | Рейтинги клиник

Рак груди – самое часто встречаемое у женщин заболевание и самая частая причина смерти от онкологических причин в мире. Но сегодня.

Рак груди – смертельно опасное заболевание. Но только в том случае, если его не лечить вовремя. В последние годы врачи научились.

Рак груди – самое часто встречающееся женское онкологическое заболевание. Оно поражает около 10% женского населения и может.

спасибо за доверие к порталу Booking Health.

В ближайшее время с Вами свяжется медицинский консультант и ответит на все Ваши вопросы.

Наши менеджеры свяжутся с вами ближайшее время.
На главную

источник

Расскажите, каких успехов достигла современная медицина в лечении такого страшного заболевания, как рак?

Онкология сегодня развивается очень быстрыми темпами: лечебные препараты против рака постоянно совершенствуются и обновляются. Каждый год устраиваются международные конференции онкологов, на которых специалисты обсуждают, поддерживают и критикуют новейшие методы лечения. После таких конференций все они знают, что надо делать на практике. За последние 5 лет онкология шагнула далеко вперед. Разумеется, это существенно улучшило эффективность лечения заболевших людей. Если раньше люди очень боялись онкологического диагноза, то сегодня он, по сути, не страшнее сердечно-сосудистых проблем. Если своевременно обратиться к врачу, человека можно вылечить, поэтому диагноз «рак» сегодня перестал быть приговором.

Какие сегодня существуют современные технологии для лечения рака?

Лечение рака представляет собой мультидисциплинарный подход, в каждом разделе которого имеются новейшие технологии. Среди лекарственных средств – это таргетные препараты, то есть «направленные», «прицельные». Они оказывают воздействие исключительно на клетки рака или их «составляющие», не влияя на здоровые. К примеру, они разрушают лишь рецепторы опухоли, которые обуславливают ее развитие. В результате останавливается размножение раковых клеток и предотвращаются метастазы. При этом соседствующие с опухолью здоровые клетки почти не страдают.

Специальная интраоперационная методика является одним из современных способов борьбы с онкологическими заболеваниями. К примеру, при раке груди она сохраняет молочную железу и предотвращает рецидивы в дальнейшем. На операционном столе прооперированное место облучают лучом большой мощности. Это способствует замедлению оттока остаточных клеток опухоли из данной зоны и минимизирует вероятность образования метастазов.

Происходит развитие новых видов лучевой терапии, к примеру, при помощи линейного ускорителя. Это специальный аппарат, использующийся для высокоточной лучевой терапии, направленной на орган-мишень с надежной защитой рядом расположенных здоровых органов.

Некоторые типы опухолей могут распространяться в костные ткани. Для их своевременного обнаружения применяют «гамма-камеру» — специальный аппарат, обеспечивающий радиоизотопное исследования скелетных костей.

Всем ли можно делать интраоперационное облучение?

Увы, но к использованию данной технологии для лечения рака молочной железы имеются некоторые ограничения, главным из которых является размер опухоли. Для абсолютного успеха она должна иметь размеры в пределах 3,3 см. Другие противопоказания обсуждают индивидуально, исходя из протокола лечения.

Бывает ли предрасположенность к возникновению рака? И известны ли точные причины развития онкологических заболеваний?

Онкологические заболевания имеют наследственную природу, если такое заболевание уже было в роду (к примеру, рак яичников, опухоль молочной железы или рак толстого кишечника). Немаловажную роль играет и неправильное питание с ГМО, уровень экологии, прогресс (чем развитее страна, тем больше раковых заболеваний среди населения), малоподвижный образ жизни, гормональные нарушения и лишний вес. Что касается рака молочной железы и шейки матки, их может вызвать курение, а чрезмерное потребление алкогольных напитков может привести к развитию опухоли в пищеводе, ротоглотки, желудке и печени.

Как определить заболевание на начальной стадии, если человека ничто не тревожит?

Имеют место профилактические осмотры, называемые также «скринингами». Они состоят из флюорографии, гинекологического осмотра с анализами, маммографии (для женщин) и посещения уролога (для мужчин). Начиная с возраста 16-18 лет необходимо регулярно делать флюорографию с целью исключения онкопатологии легких и опухолей средостения (доброкачественных образований). Основным пунктом женского скрининга рака молочной железы является маммография, так как она позволяет выявлять опухоль еще на нулевых стадиях. Однако эта процедура имеет ограничения по возрасту.

ВОЗ рекомендует делать маммографию женщинам в возрасте от 40 до 50 лет каждые два года, если не имеется никаких индивидуальных показаний и рекомендаций, в возрасте 50-60 лет – каждый год, а начиная с 60 лет маммографию следует делать дважды в год. Что касается женщин в возрасте до 40, им делать надо не маммографию, а УЗИ молочных желез каждый год. Это связано с более плотной структурой молочных желез в данном возрасте. Мужчинам в возрасте за 50 должны проходить регулярный осмотр у уролога с пальцевым обследованием предстательной железы. Люди, имеющие наследственный риск, должны начинать диагностироваться раньше, начиная с 30 лет.

Что вы скажете об онкомаркерах? Они действительно эффективны при диагностике рака?

Это методика вспомогательного исследования крови, определяющего наличие специального белка, так называемого онкомаркера. Однако без дополнительного обследования данный белок малоинформативен при диагностике рака. Например, если женщина сдала онкомаркер молочной железы, и оказалось, что он в норме – это не является подтверждением отсутствия опухоли, и наоборот. Также исследование на онкомаркеры врачи-онкологи назначают по специальным показаниям. Единственным исключением является рак простаты. Если имеется такое подозрение, уролог может назначать исследование на онкомаркер, и это станет показательным фактором, имеющим диагностическое значение.

Почему анализы на рак иногда дают ложноположительные или ложноотрицательные результаты?

К нам нередко обращаются пациенты, не имеющие направления, которые заподозрили у себя рак без анализов. Обычно данные сомнения ложные. Однако когда человека направляет врач, который не до конца уверен в своем диагнозе, необходимо поскорее его опровергнуть или подтвердить. По всем диагнозам «рак» собирают консилиум из специалистов (клинического онколога, хирурга-онколога, химиотерапевта, рентгенолога и лучевого терапевта) и по стратегии проведения лечения решение принимают обязательно коллегиально. «Подозреваемый» орган или его частичка должны быть тщательно изучены, клетки исследованы под микроскопом и проведены анализы в условиях лаборатории.

Пока диагноз окончательно не утвержден, лечение начинать нельзя. Поэтому особо важную роль играет квалификация специалиста-онколога. К примеру, рак шейки матки может быть диагностирован по результатам биопсии шейки матки, также сдается общий анализ крови, оценивается почечная функция, делается рентген, МРТ, компьютерная томографии и цистоскопия. Только после этого принимают решение о лечении.

Что влияет на выздоровление? Говорят, что примерно на 80-90% все зависит от веры и силы воли.

За свою многолетнюю практику я убедилась, что настрой пациента на выздоровление имеет большое значение, так как иммунитет тесно связан с психологическим состоянием. В цифрах я вам сказать не могу, как именно помогает сила воли, но уверяю вас, что она помогает!

источник

«Рак груди переходит из смертельных заболеваний в хронические или излечивается навсегда»

Что такое инновационная противоопухолевая терапия, насколько она доступна российским пациентам и стоит ли бояться дженериков, рассказал заместитель директора по научной работе ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина», руководитель отделения химиотерапии и комбинированных методов лечения злокачественных опухолей, академик РАН Михаил Личиницер.


Фото: пресс-служба РОНЦ

– Михаил Романович, сегодня много говорится о «прорывах » в терапевтическом лечении рака. О чем речь идет?

– Безусловно, это так. Сегодня есть обнадеживающие достижения и в практической онкологии. Новые эффективные препараты дают прекрасные шансы на жизнь, и многие формы рака, которые еще десять лет назад были смертельными, сегодня излечиваются. Значимые успехи достигнуты в лечении меланомы, рака молочной железы (РМЖ), яичников, предстательной железы, легкого и почки. И этот перечень можно продолжать. Онкология всегда была локомотивом развития медицины. У нас появились специалисты мирового уровня. В том числе химиотерапевты, которые занимаются лекарственной терапией.

Современная наука движется от традиционной химиотерапии к научно-обоснованной. Созданы, так называемые, таргетные препараты, которые подходят отдельным группам больных. Установлены характеристики опухоли, которые определяют рациональное лечение и достижение высоких результатов. Благодаря современной терапии больные, которые еще 10 лет назад имели плохой прогноз, сегодня живут долго и часто излечиваются.

Например, больные раком молочной железы с генетическими характеристиками гиперэкспрессии HER2 раньше имели плохой прогноз. Эта форма болезни встречается примерно в 25% всех случаев РМЖ, быстро прогрессирует и дает метастазы. Еще 15-20 лет назад такие больные умирали в течение полугода, но, к счастью, ситуация изменилась. Первый препарат для лечения этого заболевания появился еще в 90-е годы прошлого века, положив собой начало персонализированной медицины, благодаря которой, при условии раннего выявления заболевания, РМЖ начали излечивать в 95% случаев. А выживаемость женщин с наиболее агрессивными формами стала даже выше, чем с менее агрессивными. РМЖ сегодня не только переходит из разряда смертельных заболеваний в хронические, но и в значительном числе случаев излечивается навсегда. Люди должны это знать, не бояться этого заболевания и жить с надеждой.

Следующий прорыв в лечении РМЖ – появлении новых таргетных препаратов уже для метастатических форм рака с мутацией HER2+. В России зарегистрировано уже два таких препарата. Эти лекарства открывают перед российскими медиками новые пути для лечения больных наиболее агрессивными формами РМЖ. А государство должно обеспечить такое лечение, по возможности, всем больным. Сделать доступными современные медицинские достижения для всех граждан, ведь так происходит во всем мире.

– А насколько доступно современное лечение в России?

– Наши больные обеспечивается современными лекарствами, но, к сожалению, не всеми. И конечно, это проблема. Ни одно государство в мире не способно обеспечить дорогостоящее лечение онкобольных самостоятельно. Этим занимаются страховые компании, благотворительные фонды, крупные корпорации. Во всем мире существует настоящая страховая медицина, и ее лучшие образцы должны быть воспроизведены в России. Нам нужно объединить все усилия – люди должны получать эффективные лекарства, с которыми они связывают надежду на излечение.

С другой стороны, огромный прогресс, который наблюдается сегодня в онкологии, включает в себя и методы рациональной терапии. Так, больных, для которых дорогостоящая таргетная терапия эффективна, не так много. Тем, кому она показана, эти препараты могут сохранить жизнь, но они должны использоваться грамотно. Назначать их всем подряд, перегружая больных бесполезным лечением, нельзя. И если раньше при раке легкого я бы назначил одно и то же лекарство всем 100 больным, то сегодня я проведу генетический анализ, который покажет, что оно нужно лишь пяти. И в этой адресности еще одна особенность таргетной терапии.

– Какие еще есть пути решения проблемы дорогостоящих лекарств?

– Основное – это использование дженериков противоопухолевых препаратов. Они широко применяются как в нашем центре, так и в других передовых клиниках России, и серьезных претензий к таким препаратам нет. Не надо этого боятся, дженерики используются во всем мире. В Америке 40% всех препаратов – это дженерики, в Европе, где особый акцент делают на собственном производстве – до 60%. В России 77% противоопухолевых препаратов являются воспроизведенными.

Другое дело – это качество этих препаратов, вот где у нас самое слабое звено. Дженерик следует оценивать по критериям, позволяющим установить его соответствие оригинальному препарату. Законы должны быть эффективными, а не удобными для фармкомпаний. Я все время говорю об этом руководству Минздрава. В странах с высоким уровнем развития медицины налажен очень жесткий контроль неоригинальных лекарственных средств, существуют строгие стандарты для биоаналогов и дженериков. И в России контроль за качеством дженериков не должен отличаться от европейского, и тогда у пациентов не будет сомнений, применять их или нет.

Но есть лекарства, которые имеют закрытые патенты, и у которых пока нет дженериков вообще. Вот их нужно закупать. Современные лекарства, которые спасают жизнь пациентам, должны быть доступны при строгих показаниях к их применению, и должны оплачиваться государством.

– А что-то делается в стране рамках импортозамещения? ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» принимает участие в разработке препаратов российских компаний?

– Об импортозамещении речи пока не идет. Что касается лекарств, то в России с этим имеется проблема, доставшаяся нам с советских времен, когда фармацевтическая промышленность в стране не развивалась. Но наши ученые, врачи, не только медики, но и представители фундаментальной науки, принимают участие в разработке принципиально новых препаратов. Такое партнерское участие в отечественных и международных проектах, международное сотрудничество, обмен опытом очень важны для понимания ситуации, для понимания современных возможностей медицины, к которым всем нам нужно стремиться.

источник

В статье приводится мнение эксперта, выступившего на XXII Российском Онкологическом конгрессе осенью 2018 года.
Эксперт: заместитель директора Московского клинического научного центра имени А.С. Логинова, онколог, д.м.н., профессор Людмила Жукова.

Рак молочной железы (РМЖ) — один из наиболее распространенных видов рака, занимающий первое место среди всех онкологических заболеваний как в мире, так и в России. Однако, несмотря на возможность успешного лечения РМЖ на ранних стадиях, российские женщины обычно обращаются к врачу, когда симптомы заболевания уже дали о себе знать.

РМЖ значительно «помолодел» за последние годы: если 20 лет назад максимальные шансы заболеть имели женщины после 50 лет, то сегодня все чаще патология поражает молодых женщин репродуктивного возраста. Статистика «помолодевшего» РМЖ, разумеется, удручает не только женскую часть населения, но и врачей всего мира, которые не только постоянно находятся в поиске новых методов лечения, но и напоминают представительницам прекрасного пола о том, что лучший способ выжить — это вовремя остановить болезнь. Для этого необходимо:

  • периодически проводить самодиагностику: ощупывать грудь и при подозрении на любые отклонения (см. ниже признаки рака молочной железы на ранней стадии)— сразу обращаться к маммологу;
  • начиная с 55 лет посещать маммолога ежегодно;
  • начиная с 45 лет ежегодно сдавать анализы крови — общий и на биохимию;
  • выходить из «группы риска»: контролировать вес и следить за питанием;
  • применять гормональные препараты только при крайней необходимости и назначении врача.
  • любые уплотненные участки, которые вы ощущаете в зоне груди;
  • если из соска появляются выделения в виде крови или воды;
  • если грудь без особых причин меняет свои контуры и цвет;
  • если вы ощущаете набухание лимфоузлов в зоне подмышек.
Читайте также:  Рак у йоркширского терьера на молочных железах

У РМЖ существует множество типов и групп: одни лечатся легче и успешнее, другие — сложнее и с переменным успехом. Но, в любом случае, РМЖ представляет собой «компанию» клеток, которые мутировали и теперь стремятся быстро расти и метастазировать — то есть вовлекать в этот процесс ткани и органы, находящиеся рядом. Когда раковые клетки распространяются по организму с током лимфы и крови, «внедряясь» в здоровые органы – такое заболевание относят к типу инвазивного рака молочной железы.

В «группе риска» оказываются:

  • женщины, генетически предрасположенные к РМЖ (учеными открыты 2 гена — BRCA1(повышает шанс заболеть до 60 %) и BRCA2 (повышает шанс заболеть до 30%), «отвечающих» за мутацию раковых клеток и повышающих вероятность развитие РМЖ в возрасте от 40 лет);
  • девушки, у которых менструальный цикл начался до 12 лет;
  • женщины с поздно начавшейся (после 55 лет) менопаузой;
  • избыточная масса тела;
  • жизнь и работа в местах с повышенным уровнем радиации;
  • курение и частое употребление алкоголя.

Удаление груди и тканей вокруг нее, а также химиотерапия — две эти методики на протяжении десятилетий оставались в России самыми популярными. Чаще всего это было связано с тем, что врачи старались «подстраховаться» и удалить грудь даже при маленькой опухоли. Но даже в современной России все еще очень медленно меняются подходы к лечению.

Это лекарственное лечение препаратами, которые способны подавлять выработку эстрогенов и работу яичников. Такая терапия подходит не всем, а только тем женщинам, у которых выявлен так называемый гормонозависимый рак. Препараты способны замедлять рост опухоли.

Радиотерапия (лучевая терапия) при раке молочной железы – это лечение ионизирующей радиацией. Она не применяется отдельно, такое лечение назначают, чтобы полностью уничтожить те раковые клетки, которые могли остаться после операции или химиотерапии. Существуют и более современные методики внутриоперационного облучения, которые проводятся в процессе операции: в таком случае излучение прицельно направляется в зону опухоли. Метод имеет массу побочных эффектов.

Химиотерапия при раке молочной железы основана на приеме сразу нескольких препаратов, которые способны уничтожать и замедлять рост раковых клеток и сокращать развитие метастазов. Обычно химиотерапию сочетают с хирургической операцией. Нежелательные явления после применения препаратов – утомление, тошнота, рвота, понос, запор, изменения веса, изменения в слизистой ЖКТ, выпадение волос, иногда — бесплодие и ранняя менопауза.

При криотерапии в опухоль через иглу целенаправленно вводится газ, после чего место несколько раз подвергается заморозке до 170 градусов и последующей разморозке. Такое воздействие помогает обезвредить периферические сосуды, питающие опухоль.

Прежде, чем начать лечение современными методиками, пациентке проводят диагностику и составляют «портфолио опухоли», которое включает:

  • установленную стадию рака молочной железы;
  • присутствие или отсутствие метастазов;
  • показатель прогноза заболевания (индекс пролиферативной активности ki-67);
  • показатель «позитивности» или «негативности» рака (статус гена HER2 – человеческого рецептора эпидермального фактора роста).

Ген HER2 присутствует в каждом человеке и помогает передавать специальные сигналы для деления клеток и определения их жизненного цикла. Но когда HER2 является слишком экспрессивным, это приводит к злокачественным мутациям. Поэтому рак молочной железы подразделяют на HER2-позитивный (агрессивный тип опухоли, который метастазирует очень быстро) и HER2-негативный (менее агрессивный тип).

Биологам удалось выяснить, что HER2-позитивный рак практически не реагирует на терапию противоопухолевыми препаратами, а химиотерапия, примененная при позитивном HER2, вызывает еще больший рост опухоли. Поэтому для борьбы с этим видом рака были разработаны специальные препараты, которые напрямую воздействуют на измененные клетки и блокируют HER2-рецепторы. Клетки, в которые «целится» терапия, ученые назвали «мишенями», а новый метод терапии носит название «таргетной». Подобные методики позволяют снизить процент рецидива заболевания на 50%, если начать лечение на ранней стадии.

Для лечения используют специальные биофармацевтические препараты, которые гораздо меньше вредят здоровым клеткам, но при этом воздействуют на механизмы, запустившие рост опухоли. Ими могут быть отдельные гены, белки или ткани, которые помогают раку развиваться.

Это гормонотерапия препаратами нового класса, которые связывают и блокируют рецепторы эстрогенов (женских половых гормонов). Эти рецепторы выявляют у более половины больных раком молочной железы, а впериод менопаузы в «группу риска» попадают до 75% женщин (Bentzon N., Düring M., Rasmussen B.B. et al. (2008) Prognostic effect of estrogen receptor status across age in primary breast cancer). Именно эта группа женщин наиболее эффективно поддается лечению препаратами эндокринотерапии.

Мнение эксперта:

– Увы, в современной России очень медленно меняются подходы к терапии РМЖ: в частности, большинство врачей либо совсем отказываются от назначения эндокринотерапии, либо переходят на химиотерапию после одной или двух линий эндокринотерапии. И в результате это приводит к худшим результатам лечения. Хотя метастатический рак молочной железы и является хроническим заболеванием, на фоне эндокринотерапии пациентка может достаточно длительно вести полноценную жизнь. При этом для химиотерапии нет места при лечении HER2-положительного рака молочной железы, за исключением висцерального криза, когда происходит множественное метастатическое поражение внутренних органов, создающее угрозу жизни.

Самый перспективный метод борьбы с раком, дающий надежду всему человечеству. В 2018 году за открытие способов иммуной стимуляции организма для борьбы против раковых опухолей американский и японский ученые получили Нобелевскую премию по медицине. Терапия помогает стимулировать иммунную систему, чтобы та справлялась с раком самостоятельно. Такое возможно, если дать организму препарат, содержащий специальное антитело: оно блокирует «вредный» белок, содержащийся в иммунных Т-клетках, который мешает иммунной системе бороться с опухолью.

Мы самый дружелюбный сайт для мам и ваших малышей. Вопросы и ответы на них, уникальные статьи от врачей и писателей — все это у нас 🙂

источник

Рис. 1. a — опухолевые клетки удерживаются в неактивном состоянии многими факторами: отсутствие сети кровеносных сосудов приводит к дефициту питательных веществ и кислорода, иммунные клетки убивают часть раковых клеток, сигналы от этих клеток и их микроокружения подавляют пролиферацию. b — баланс между пролиферацией и тормозящими факторами может нарушиться. Прорастание кровеносных сосудов улучшает снабжение питательными веществами и кислородом, а снижение активности иммунных клеток и ослабление подавляющих пролиферацию сигналов инициируют рост опухоли. Рисунок из популярного синопсиса к обсуждаемой статье

После удаления раковой опухоли молочной железы больным обычно в течение пяти лет проводится профилактическая терапия антагонистами эстрогенов. Терапия дает значительное снижение вероятности рецидива, но тем не менее она остается. Масштабный анализ огромного массива данных предыдущих лет позволил оценить эту вероятность на 15-летнем промежутке времени после окончания терапии. Риск рецидива составляет от 10 до 41% в зависимости от размера первичной опухоли, наличия раковых клеток в лимфатических узлах и степени злокачественности опухоли. Рецидивы возникают в результате «пробуждения» остаточных спящих раковых клеток. Радикальная превентивная терапия должна быть направлена на ликвидацию этих клеток или мешать их пробуждению.

Недавно мы рассказывали о том, как ученые разбираются в механизмах возникновения рака молочной железы (см.: При раке молочной железы основные мутации накапливаются еще в предраковом состоянии, «Элементы», 29.04.2018). Но до победы над этим онкологическим заболеванием — самой частой разновидностью онкологии у женщин — еще очень далеко и многие вопросы о нем пока остаются без ответов. Важно не только разрабатывать новые лекарства и изучать развитие опухолей, но и подытоживать предыдущие исследования. Некоторое время назад в журнале The New England Journal of Medicine вышла статья большого коллектива ученых с ретроспективным анализом огромного объема клинических данных по отдаленным последствиям рака молочной железы и случаям его рецидивов. Работа суммирует результаты многолетних исследований.

Одна из серьезных проблем при лечении рака молочной железы заключается в том, что он склонен к образованию метастазов: клетки первичной опухоли распространяются по организму и формируют вторичные опухоли в разных органах и тканях (чаще всего в костях, а также в легких, в мозге и печени). Если диагноз поставлен слишком поздно, то метастазы скорее всего уже сформировались и тогда клинический прогноз будет печальным. Но иногда даже при своевременном и, казалось бы, успешном лечении после удаления опухоли и профилактики противораковыми лекарствами через много лет возникают метастазы.

К сожалению, абсолютно эффективных способов лечения метастазов нет. Чтобы замедлить рост опухолей, применяют химиотерапевтические противораковые средства, радиотерапию и их комбинацию. Для облегчения страданий от боли метастазы на костях можно удалить хирургически. Но в общем эти приемы лишь продляют жизнь пациенток на какое-то время, но не излечивают их.

В обсуждаемой работе были проанализированы 62 923 случая ER-позитивного рака — одного из типов рака молочной железы, которому свойственна усиленная экспрессия рецептора эстрогенов, женских половых гормонов (ER — estrogen receptor). На ER-позитивный рак приходится примерно 70% случаев рака молочной железы. Стандартная схема лечения этого заболевания включает хирургическое удаление опухоли с последующей 5-летней профилактикой рецидивов тамоксифеном или другими антагонистами эстрогенов. Цель профилактики — снижение риска возникновения локальных и отдаленных опухолей, которые, как достоверно показано, происходят от так называемых остаточных «спящих» раковых клеток (P. E. Goss, A. F. Chambers, 2010. Does tumour dormancy offer a herapeutic target?). Об этих клетках, которые не делятся, но и не умирают, а пребывают в состоянии «спячки» десятилетиями (рис. 1), и об одном из механизмов их «засыпания» рассказано в новости Удалось выяснить, почему рак может уснуть и проснуться через много лет («Элементы», 10.06.2016). Вкратце, мощности иммунной системы организма часто оказывается недостаточно, чтобы полностью уничтожить все раковые клетки (рис. 1), но удается удерживать клетки в неактивном состоянии (в частности, деление клеток предотвращается подобно тому, как ограничивается пролиферация стволовых раковых клеток, см. cancer stem cell). Популяция «спящих» клеток остается маленькой потому, что в ее окружении мало кровеносных сосудов, из-за чего клетки испытывают дефицит питательных веществ и кислорода. Кроме того, она постоянно контролируется иммунной системой, которая уничтожает делящиеся раковые клетки. Но если баланс этих факторов нарушается, раковые клетки могут проснуться и дать начало локальным опухолям и метастазам.

Анализ показал, что терапия тамоксифеном дает хорошие результаты. Она обычно длится 5 лет и за этот срок число рецидивов ER-позитивного рака снижается на 50%, а на временных промежутках в 5 и 10 лет после окончания терапии — на 30% по сравнению с пациентами, которые не принимали тамоксифен. Для женщин в менопаузе применение ингибитора ароматазы (фермента, превращающего андрогены в эстрогены) дает еще лучшие результаты, чем тамоксифен.

Статус пациенток после удаления раковой опухоли оценивали по стандартной системе TNM (T — размеры опухоли, N — количество соседних с опухолью лимфатических узлов, в которых обнаруживались раковые клетки, M — наличие или отсутствие отдаленных метастазов). Риски рецидивов, образования отдаленных метастазов и смерти от рака молочной железы по пятилетним периодам оказались четко связаны со статусом лимфатических узлов. Среди больных, у которых на момент операции не обнаруживалось узлов с раковыми клетками (статус N0), отдаленные метастазы в течение 20 лет после операции возникли в 22% случаев (рис. 2). Если таких узлов было от одного до трех (статусы N1–3), то метастазы возникали в 31% случаев, а если узлов было от четырех до девяти (статусы N4–9), то — в 52% случаев. Аналогичная зависимость наблюдалась и для смертности.

Рис. 2. Связь между статусом лимфатических узлов и риском возникновения отдаленных метастазов (А) или смерти (В) от рака молочной железы на протяжении 20 лет. Приведены данные для 74 194 пациенток с ER-положительным раком после эндокринной терапии на протяжении 5 лет после операции. Рисунок из обсуждаемой статьи

Далее были оценены риски образования отдаленных метастазов рака молочной железы в зависимости от размеров первичной опухоли у пациенток, у которых не было рецидивов в течение пяти лет лечения тамоксифеном. Результаты представлены отдельно для опухолей стадии Т1 (диаметром до 2 см) и для опухолей стадии Т2 (диаметром от 2 до 5 см) с учетом статуса близлежащих лимфоузлов: риск развития отдаленных метастазов в течение 20 лет для опухолей Т1 составлял от 13 до 34%, а для Т2 — от 19 до 41% (рис. 3).

Рис. 3. Связь между статусом лимфатических узлов и риском возникновения отдаленных метастазов в период от 5 до 20 лет в зависимости от размера опухоли. Приведены данные для 62 923 пациенток с ER-положительным раком, у которых после 5 лет эндокринной терапии не было метастазов. А —опухоли стадии Т1 (диаметром до 2 см), В — опухоли стадии Т2 (диаметром от 2 до 5 см). Рисунок из обсуждаемой статьи

Другие факторы (такие как определяемая по гистологической картине степень злокачественности опухоли (рис. 4), уровень антител против связанного с пролиферацией клеток антигена Ki-67, статус рецептора прогестерона) также коррелировали с проанализированными параметрами, но в меньшей степени чем статус TM.

Рис. 4. Связь между степенью злокачественности опухоли и риском рецидива опухоли молочной железы на протяжении от 5 до 20 лет. Приведены данные по 19 402 пациенткам с опухолями T1N0. Рисунок из обсуждаемой статьи

Разумеется, и раньше было понятно, чем больше и агрессивнее опухоль, чем больше раковых клеток обнаруживается в близлежащих и отдаленных лимфатических узлах, тем выше будет вероятность рецидива. Но в обсуждаемой работе на большой выборке данных удалось получить четкие количественные оценки этой вероятности с распределением по длительному периоду времени.

Эти результаты могут оказать существенное влияние на долговременную стратегию наблюдения и предотвращения рецидивов рака молочной железы. Одно из возможных очевидных направлений уже испытано: пролонгация терапии тамоксифеном с пяти до десяти лет существенное снизила риски рецидивов на протяжении последующих пяти лет и вероятность возникновения рака во второй молочной железе. Однако, предполагая более длительную (а возможно — и пожизненную) терапию следует учитывать побочные эффекты применения этого и других противораковых препаратов (отложение жира в печени, повышение риска тромбоэмболии, риск возникновения рака эндометрия).

Лучшим решением проблемы было бы воздействие как раз на остаточные «спящие» раковые клетки. К сожалению, эффективных средств для этого пока нет. Но очевидно, что даже после успешной операции и курса превентивной терапии пациенткам и врачам нельзя расслабляться. Вылеченные больные должны укреплять иммунитет, периодически обследоваться для выявления возможных рецидивов и принятия мер для их подавления.

Источники:
1) H. Pan et al. 20-Year Risks of Breast-Cancer Recurrence after Stopping Endocrine Therapy at 5 Years // The New England Journal of Medicine. 2017. V. 377. P. 1836–1846. DOI: 10.1056/NEJMoa1701830.
2) F. Cardoso, G. Curigliano. A rude awakening from tumour cells // Nature. 2018. V. 554. P. 35–36. DOI: 10.1038/d41586-018-01140-z. Популярный синопсис к обсуждаемой статье.

источник