Меню Рубрики

Отдаленные результаты лечения рака молочной железы

Поскольку летальность после оперативных вмешательств при раке молочной железы не превышает 0,1 — 0,5% (Холдин С. А., Дымарский Л. Ю., 1975), т. е. печальные исходы в определенной мере случайны, отдаленные результаты являются главным критерием для суждения об эффективности того или иного вида лечения злокачественных опухолей.

В середине 30-х годов статистические исследования привели к заключению, что пятилетний срок наблюдения можно считать достаточным для подсчета результатов, поскольку через этот срок процентное соотношение частоты рецидивов и отдаленных метастазов рака у леченых, по данным того времени, было идентично риску первичного заболевания среди здоровых женщин. В настоящее время пятилетний срок наблюдения при раке молочной железы, рекомендуемый в качестве критерия стойкого выздоровления, недостаточен. По данным Института онкологии, около 1/3 больных, погибших от рака этой локализации, умерли спустя 5 лет и более после окончания лечения, причем не представляют особой редкости случаи выявления отдаленных метастазов через 15—25 лет после мастэктомии. Это связано не только с улучшением учета и уточнением причин смертности населения, но и с успехами лечения, в частности, широким использованием дополнительных методов как компонентов комплексных воздействий. По данным Я. Л. Бавли и Л. Ю. Дымарского (1976), применение химиотерапевтических препаратов после мастэктомии отодвигает проявление рецидивов и метастазов в отдаленные органы на 2—3 года, а применение химиогормонотерапии при лечении больных генерализованными формами позволяет продлить жизнь больных на 18—26 мес.

Таким образом, правильнее говорить о клиническом выздоровлении, определенном в момент обследования, так как возможность проявления отдаленных метастазов или развития опухоли во второй железе практически остается вероятной в течение всей последующей жизни больной, леченной по поводу рака молочной железы. В то же время незыблемым остается правило исчисления отдаленных результатов от момента радикальной операции, а у неоперабельных больных — от начала лечения. Следует иметь в виду, что больные, не прослеженные в течение всего срока или умершие по неизвестной причине, условно причисляются к погибшим от рака. Наконец, не менее важной, чем правильность исчисления результатов, является необходимость стратификации больных. С этой целью предложена Международная классификация TNM. Сравнение результатов, полученных у больных, разделенных на группы по принципу размеров опухоли, наличия прощупываемых подмышечных узлов и определимых отдаленных метастазов, простое по выполнению и доступное специалистам любой квалификации, по мнению авторов предложенной классификации, позволяет добиться однородности и однотипности при расчетах. Однако большинство исследователей, в том числе и мы, остаются сторонниками изучения отдаленных результатов после получения сведений о гистологическом подтверждении изменений в лимфатических узлах. В таблице 13 приводятся пятилетние результаты лечения в ведущих онкологических клиниках, где подсчет результатов основан на гистологических данных.

Таблица 13. Пятилетние результаты лечения больных раком молочной железы (поражение лимфатических узлов учитывается на основании гистологического исследования)

Стадия процесса Пятилетняя выживаемость (% больных)
Mem. Sloan —Kettering (Cancer Center, Robbins, 1977) (304 больных за 1970 г.) МНИОИ им. Герцена (Баженова А. П., Барвитенко П. Г., 1978) (1036 больных за 1960— 1969 гг.) Городской Онкологический диспансер Ленинграда (Демин В. Н., 1978) (1886 больных) Научно-исследовательский институт онкологии им. Н. Н Петрова ( 1424 больных за 1961— 1970 гг.)
I 90,0 90,2 83,1 93,67
IIа 87,3 84,1 76,4 85,83
IIб 71,5 65,4 49,0 67,84
IIIа 66,7 70,7 49,2 75,00
III6 43,3 37,4 38,8 46,82

Как видно, отдаленные пятилетние результаты находятся в прямой корреляции с распространенностью процесса, в частности с поражением метастазами регионарных лимфатических узлов.

По современным данным, при доклинических формах (ТО), пяти- и десятилетняя выживаемость (при отсутствии местных рецидивов и отдаленных метастазов) достигает 98% (Leis, 1977). В связи с этим ранняя и сверхранняя диагностика остается краеугольным камнем проблемы улучшения отдаленных результатов лечения.

Особо следует остановиться на отдаленных результатах лечения при применении после мастэктомии дополнительной химиотерапии, а также на значении расширенных операций при медиальных и центральных локализациях первичного очага. Эти вопросы относятся к дискутабельным, поэтому представляет интерес опыт Института онкологии (таблица 14).

Таблица 14. Отдаленные результаты лечения при раке молочной железы центральных и медиальных локализаций после расширенных подмышечно-грудинных мастэктомии и операций по Холстеду

Состояние регионарных лимфатических узлов

Число больных, прослеженных после расширенных мастэктомий

Число больных с поражением парастернальных лимфатических узлов

Процент больных, живших 5 лет и более без рецидивов и метастазов

после мастэктомии по Холстеду после расширенной мастэктомии Поражение метастазами, Lacour и соавт, (совместное исследование, проведенное 5 онкологическими институтами, 1976) 192 32 52 71 Л. Ю. Дымарский (1978) 201 48,75 49,6 68 Без поражения метастазами, Lacour и соавт. (1976) 214 11 89 88 Научно-исследовательский институт онкологии им. Н.Н.Петрова (1978) 202 17,3 75,7 83,66

Поскольку все остальные компоненты комплексного лечения у анализируемых групп больных были идентичными, применение расширенных вмешательств привело к улучшению отдаленных результатов главным образом у больных с подмышечными метастазами за счет удаления метастазов в парастернальном лимфатическом коллекторе. Наиболее демонстративно это проявлялось при одиночных поражениях как подмышечных, так и парастернальных узлов. Наоборот, применение расширенных вмешательств у больных с множественными метастазами в регионарных коллекторах не приводит к улучшению результатов и должно быть признано нецелесообразным.

Данные Института онкологии (Бавли Я. Л.) отчетливо показывают преимущества применения после мастэктомии дополнительной многокурсовой химиотерапии при всех стадиях рака. Остальные дополнительные мероприятия (гормонотерапия, лучевое лечение) у обеих групп больных были идентичными (таблица 15).

Таблица 15. Отдаленные результаты лечения рака молочной железы * (1961—1970)

Стадия (по гистологическим данным) Без химиотерапии С дополнительной химиотерапией
число леченых прожили 5 лет и более число леченых прожили 5 лет и более
абс. число % абс. число %
Все стадии 605 332 54,87 819 519 63,36
в том числе:
I 111 86 77,47 79 74 93,67
IIа 171 112 65,49 120 103 88,8
IIб 105 62 59,05 171 116 67,8
IIIа 36 16 44,44 56 42 75,0
IIIб 182 56 30,78 393 184 46,8

* Больные без рецидивов и метастазов.

Пятилетние результаты лечения рака грудной железы у мужчин хуже, чем у женщин. Поскольку классифицирование их по стадиям не всегда возможно, придерживаются деления на больных с метастазами в регионарных лимфатических узлах и без них. По данным Crichlow (1977), при отсутствии метастазов в подмышечных узлах пятилетнее безрецидивное течение наблюдалось у 79% мужчин, а при поражении —у 28%, по данным Института онкологии (47 наблюдений) — соответственно у 61 и 30,5%.

Представленные выше материалы, отражающие в основном опыт Института онкологии, подтверждают прямую корреляцию отдаленных результатов с распространением первичной опухоли, поражением регионарных узлов и примененным лечением. Однако мы еще не располагаем убедительными данными о влиянии биологических механизмов на конечные результаты лечения. В последующие годы на основании представлений о патогенетических формах опухоли как показания, так и методы лечебных воздействий, очевидно, будут меняться в зависимости от конкретных эндокринных и обменных изменений организма, темпа и характера течения опухоли. Несомненно, что восстановление и стимуляция иммунозащитных механизмов повысят возможность достижения стойкого выздоровления при раке молочной железы.

источник

Онкологи понимали биологию рака молочной железы постепенно. Подходы менялись медленно: от теории Холстеда до восприятия рака молочной железы как системного заболевания прошло около 100 лет. Кроме того, подходы к хирургии лимфоузлов менялись с развитием онкологических исследований.

Резидент Высшей школы онкологии, онколог Павел Сорокин подготовил краткий исторический ликбез о том, какие исследования повлияли на лечение рака молочной железы.

Системный подход в лечение рака молочной железы внес Уильям Холстед. Разработанная им радикальная мастэктомия соответствовала его теории канцерогенеза. Он полагал, что раковые клетки распространяются поэтапно — вначале опухоль распространяется местно, затем к лимфоузлам, и только после этого появляются отдаленные метастазы.

Разработанная в конце 19 века, операция Холстеда стала основной маммологической операцией на несколько десятилетий.

Высокая частота отдаленных рецидивов вывела хирургов на неверный путь — операция Холстеда недостаточно радикальная. Предпринимались попытки удаления внутригрудных лимфоузлов, резекции грудной стенки. Но и эти калечащие операции не улучшили результаты лечения.

Ситуация начала меняться в 50-х годах XX века. Бернард Фишер возглавлял National Surgical Adjuvant Breast and Bowel Project. Проект был запущен в 1956 году, когда даже идея получать доказательства из клинических исследований была новой.

Исследование NSABP B-04 показало, что пациентки с раком молочной железы, у которых не выполнялась мастэктомия, но проводилась лучевая терапия, имели такие же результаты выживаемости и частоту местных рецидивов, как и те, кому была проведена операция Холстеда.

Кроме этого, B-04 полностью поменяло представление о биологии заболевания. Теория Холстеда не нашла своего подтверждения, а возникновение рецидивов даже спустя 20 лет после лечения наводят на мысль о системности заболевания. В этом же исследовании было показано, что рецидив в лимфоузлах не влияет на смертность от РМЖ.

Результаты В-04 побудили исследователей к поискам менее травматичных операций, не снижающих результаты лечения. Ведь подмышечная лимфодиссекция приводит к лимфостазу верхней конечности. Частота этого осложнения и его выраженность зависят от уровней лимфодиссекции и лучевой терапии. Например, при подмышечной лимфодиссекции без лучевой терапии, лимфедема развивается у каждой пятой женщины.

В 1951 году была разработана концепция идентификации сторожевого (или сигнального) лимфоузла для опухолей околоушной слюнной железы, которая в дальнейшем была экстраполирована на другие органы. Введение метиленового синего в опухоль или около нее позволяло выявить лимфоузел, находящийся первым на пути лимфооттока от органа.

В 1994 году Giuliano впервые применил эту методику для рака молочной железы. Его исследование показало совпадение статуса сигнального лимфоузла и остальных узлов, удаленных при лимфодиссекции, в 95,6% случаев. Огромный интерес к этой методике, связанный с низкой травматичностью операции и высокой точностью, дал старт нескольким крупным исследованиям. Однако сохранялись опасения, связанные с оставлением пораженных лимфоузлов.

В 1999 году запущено исследование NSABP B-32, в котором сравнивалась биопсия сигнального лимфоузла и подмышечной лимфодиссекции. При отсутствии метастазов в сигнальном лимфоузле лимфодиссекция не проводилась и завершалась при его поражении.

В B-32 не было выявлено статистически значимых различий в общей и безрецидивной выживаемости у пациенток, которым проводилась подмышечная лимфодиссекция или биопсия сигнальных лимфоузлов (БСЛУ).

Накапливающиеся данные небольших исследований показывали, что выполнение лимфодиссекции не улучшает результаты лечения и у пациенток с пораженными сигнальных лимфоузлов. Благодаря этим наблюдениям, были запущены Z0011 и IBCSG 23-01.

В исследовании Z0011 оценивалась частота рецидивов у больных раком молочной железы со стадией T1-2N0M0, которым была выполнена органосохраняющая операция и биопсия лимфоузлов. Далее пациентки делались на две группы — тех, кому выполняли лимфодиссекцию, и тех, у кого ограничились биопсией.

Обеим группам проводилась одинаковая лучевая терапия на молочную железу без облучения подмышки. Частота рецидивов между группами не различалась. Исследование IBCSG 23-01 имеет схожий дизайн, но в нем оценивалась общая и безрецидивная выживаемость. Различий между группами с БСЛУ или БСЛУ+подмышечная лимфодиссекция выявлено не было.

Закономерно возник вопрос: можно ли отказаться и от биопсии сигнальных лимфоузлов, и от подмышечной лимфодиссекции, если статус лимфоузлов не повлияет на дальнейшее лечение? Исследование INT09/98 сравнивало пациенток с стадией T1N0M0 РМЖ. Им выполнялись органосохраняющие с лимфодиссекцией или без нее, а затем облучение молочной железы.

Адъювантное лечение проводилось на основании характеристик опухоли. В данном исследовании было показано, что общая и безрецидивная выживаемость не различалась между двумя группами.

Перечисленные выше исследования внесли огромный вклад в хирургию лимфоузлов при РМЖ и понимание биологии этого заболевания. Стало понятно, что лимфодиссекция не является лечебным вмешательством, а необходима для стадирования опухоли. Возможно, что в будущем подмышечная лимфодиссекция будет проводиться только тогда, когда статус лимфоузлов будет значительно влиять на дальнейшее лечение.

источник

Лечение рака груди в современной медицине имеет хорошие результаты, и смертность от этого заболевания снижается. Однако у некоторых пациенток после выполнения мастэктомии или других вариантов операции развивается рецидив рака молочной железы — возвращение признаков опухоли после ее лечения.

Различают 3 типа такого состояния:

Читайте также:  Рак молочной железы тестовые задания

p, blockquote 4,0,0,0,0 —>

  • Местный

Он возникает, когда опухолевые клетки через некоторое время снова появляются на первоначальном месте злокачественного новообразования. Такое состояние рассматривается не как распространение рака, а как признак недостаточности первичного лечения. Даже после мастэктомии на груди остаются части жировой и кожной ткани, что делает возможным рецидив рака молочной железы в послеоперационном рубце, хотя это случается редко.

Более высокий риск рецидивирования имеют женщины, которым были проведены органосохраняющие операции, например, лампэктомия, или только облучение.

p, blockquote 6,0,0,0,0 —>

  • Региональный

Это более тяжелое состояние, указывающее на распространение опухолевых клеток по лимфатическим путям через подмышечные лимфоузлы в грудные мышцы, ткани под ребрами и грудиной, во внутригрудные, шейные и надключичные лимфатические узлы. Последние две из указанных локализаций вновь возникшего патологического процесса, как правило, указывают на более агрессивную форму злокачественного процесса.

Частота рецидивов, проявляющихся региональным распространением опухолевых клеток, довольно велика и составляет от 2 до 5% случаев злокачественных образований молочной железы.

p, blockquote 8,0,0,0,0 —>

  • Отдаленный

Под этим термином подразумевается появление метастазов в других органах. При этом вероятность излечения значительно снижается.

Из опухолевого очага раковые клетки попадают в подмышечные лимфоузлы. В 65-75% случаев отдаленного рецидивирования они распространяются из лимфоузлов в кости. В более редких случаях возникают метастазы в легкие, печень, мозг или другие органы.

В некоторых случаях спустя долгое время после излечения первичного очага рак груди возникает снова, но в другой железе. При этом он имеет иное гистологическое строение и другие характеристики. Такие пациентки рассматриваются как впервые заболевшие.

В первые 5 лет, прошедших после мастэктомии без использования дополнительных методов лечения лишь у 60% женщин не появляется новых признаков заболевания. Если проведена только операция, вероятность рецидива рака молочной железы максимальна в первые 2 года после нее и составляет почти 10%.

Исследователи изучили данные историй болезни почти 37000 пациенток и выяснили, что чаще всего развиваются рецидивы при 1 стадии онкозаболевания, так как в этом случае нередко не применяется радикальная операция, а также последующее лечение гормональными средствами.

Общая частота рецидивирования и смертность продолжает оставаться на высоком уровне в течение 10 лет, причем значительный процент случаев происходит в первые 5 лет после лечения. Если у пациентки не были вовлечены подмышечные лимфоузлы (1-я стадия), но она не получала гормональную терапию, вероятность возвращения болезни в течение 10 лет после операции составляет 32%. При поражении лимфоузлов (2-я стадия) этот риск увеличивается уже до 50% при условии только хирургического лечения.

В отличие от других форм рака, злокачественная опухоль молочных желез не считается вылеченной, если в течение ближайших 5-ти лет не появилось новых признаков патологического процесса. Рецидив может возникнуть и через 10, и через 20 лет после первоначального диагноза, однако такая вероятность со временем снижается.

Рецидивирующее течение при новообразованиях груди возникает в том случае, если клетки первичной опухоли сохраняются в этой области или других участках тела. Позднее они вновь начинают делиться и образуют злокачественный очаг.

Химиотерапия, облучение или гормональные препараты, применяемые после первичной диагностики рака, используются для уничтожения возможно оставшихся после операции злокачественных клеток. Однако в некоторых случаях такое лечение оказывается неэффективным.

Иногда оставшиеся раковые клетки годами находятся в неактивном состоянии. Затем они начинают вновь расти и распространяться.

Причины рецидива рака молочной железы неясны, но замечена связь такого состояния с различными характеристиками опухоли. Выявлен ряд общих факторов, которые могут помочь предсказать вероятность возобновления заболевания.

p, blockquote 23,0,0,0,0 —>

  • Вовлечение лимфатических узлов

Распространение опухоли в подмышечные и иные лимфоузлы при первичном диагнозе, большое количество пораженных лимфатических узлов. Если лимфоузлы не были вовлечены, это означает благоприятный исход для пациентки.

p, blockquote 24,0,0,0,0 —>

  • Размер опухоли

Чем больше размер исходного новообразования, тем выше риск рецидивирования. Особенно часто в таких случаях возникает рецидив после частичного удаления железы и связанных с ней лимфоузлов.

p, blockquote 25,0,0,0,0 —>

  • Степень дифференцировки

Это оценка опухолевых клеток под микроскопом. Имеется 3 основных характеристики, определяющих злокачественность рака груди: скорость деления клеток, их гистологический тип (протоковая карцинома более агрессивна, чем тубулярная опухоль), изменение размера и формы клеток. Если образование отнесено к III классу (низкодифференцированный рак), частота рецидивирования выше, чем при дифференцированном новообразовании.

p, blockquote 26,0,0,0,0 —>

  • Статус HER2/neu

Этот ген контролирует образование белка, способствующего росту раковых клеток. При обнаружении такого протеина необходим более тщательный контроль после операции для раннего выявления предраковых изменений в оставшихся клетках и своевременного лечения.

Пациенткам с высоким уровнем HER2/neu требуется иммунотерапия препаратом трастузумаб (Герцептин), часто в сочетании с дополнительной химиотерапией. Герцептин назначается также при неэффективности химиопрепаратов или гормональных средств.

p, blockquote 28,0,0,0,0 —>

  • Сосудистая инвазия

Наличие опухолевых клеток в сосудах опухоли повышает риск рецидивирования.

p, blockquote 29,0,0,0,0 —>

  • Статус гормональных рецепторов

Если опухоль имеет рецепторы к эстрогену (ER+) или прогестерону (PgR+), риск рецидивирования на фоне дополнительной терапии ниже.

p, blockquote 30,0,0,0,0 —>

  • Индекс пролиферации

Это важный прогностический фактор. Белок Ki-67 образуется при делении клеток. Повышение его концентрации ассоциировано с более высокой частотой рецидивирования и сокращением продолжительности жизни.

Эксперты международной группы по изучению рака груди установили, что при положительном ER- или PgR-статусе пациентка может быть отнесена к группе низкого риска по рецидивированию при соблюдении следующих условий:

p, blockquote 34,0,0,0,0 —>

  • рак не распространился на лимфоузлы;
  • опухоль меньше 2 см в диаметре;
  • ядра раковых клеток небольшого размера, мало изменены по цвету и другим характеристикам по сравнению с нормальными (высокодифференцированные опухоли);
  • отсутствует инвазия опухоли в кровеносные сосуды;
  • отсутствует ген Her2/neu.

Даже для небольших опухолей, отнесенных к категории самого низкого риска, при отсутствии дополнительной терапии 10-летний риск рецидивирования составляет 12%.

Эксперты предлагают относить пациенток к таким категориям риска:

Полностью обезопасить пациентку от этого современная медицина не в состоянии.

Тем не менее, многие исследования показали, что профилактика рецидива может осуществляться с помощью дополнительной гормональной терапии. Она уменьшает вероятность возвращения заболевания по крайней мере на 30% и существенно повышает показатели долгосрочной выживаемости.

Для дополнительной (адъювантной) гормонотерапии используются антиэстрогены (Тамоксифен) и ингибиторы ароматазы (летрозол, анастрозол и экземестан). Преимущество отдается последней группе препаратов. Они назначаются после операции.

Чтобы не допустить повторного развития онкозаболевания, после хирургического вмешательства также должна быть проведена современная химиотерапия.

Любая пациентка, перенесшая операцию по поводу злокачественного образования груди, должна знать, как проявляется рецидив, и вовремя обращаться в таком случае к онкологу. Нужно помнить, что его симптомы могут возникнуть через много лет, когда женщина уже снята с диспансерного учета.

Признаки рецидива зависят от типа рака молочной железы.

Местный рецидив

Опухоль появляется в той же области, что и первоначально. Если была проведена лампэктомия, злокачественные клетки могут распространиться в оставшейся ткани железы. После мастэктомии новообразование может появиться в области рубца.

p, blockquote 49,0,0,0,0 —>

  • неравномерная плотность железы или образование в ней «шишек»;
  • изменения кожи на груди, ее воспаление, покраснение;
  • выделения из соска;
  • появление одного или нескольких безболезненных узелков под кожей в области рубца;
  • возникновение области утолщенной кожи рядом с рубцом после мастэктомии.

Региональный рецидив

При этом раковые клетки размножаются в ближайших лимфатических узлах. Проявляется это как образование уплотнения («шишки») или отека в области под мышкой, над ключицей или на шее.

Отдаленные метастазы

Раковые клетки развиваются в других органах – костях, легких, печени, мозге. Наиболее частые признаки:

p, blockquote 53,0,0,0,0 —>

  • упорная постоянная не поддающаяся лечению боль в костях, спине;
  • постоянный кашель;
  • одышка, затрудненное дыхание;
  • потеря аппетита, снижение веса;
  • сильная головная боль;
  • судорожные припадки и другие.

Врач может заподозрить рецидивирование на основании клинических симптомов, данных физического обследования или маммографии. При этом дополнительно назначаются такие исследования:

p, blockquote 56,0,0,0,0 —>

  1. Визуализирующие, то есть позволяющие «увидеть» опухоль или метастазы: магнитно-резонансная, компьютерная, позитронно-эмиссионная томография, рентгенография, радиоизотопное сканирование.
  2. Биопсия с последующим гистологическим анализом: она необходима для определения, является ли новая опухоль рецидивом или другим случаем заболевания, а также для выявления чувствительности к гормональной или таргетной терапии.

Его варианты зависят от многих факторов, включающих размер опухоли, ее гормональный статус, ранее перенесенные вмешательства, общее состояние организма, а также цели лечения и предпочтения пациентки.

При местном рецидивировании требуется хирургическое лечение. Так как оно обычно возникает после органосохраняющей операции, пациентке выполняется удаление всей железы. После ранее выполненной мастэктомии проводится удаление опухоли с частью окружающих здоровых тканей. Также иссекаются подмышечные лимфоузлы.

Облучение рекомендуется лишь в том случае, если оно не проводилась ранее. Назначается химио- и гормональная терапия.

Лечение регионального рецидивирования комбинированное. Оно включает удаление опухолевого очага, пораженных лимфоузлов, облучение, химиотерапию, использование гормональных препаратов.

При лечении отдаленных метастазов хирургические операции обычно не используются, так как опухолевые очаги появляются сразу в нескольких органах. Используется химиотерапия, облучение или гормонотерапия. Цель такого вмешательства – продлить жизнь пациентке и ослабить проявления болезни.

На этой стадии рекомендуется часто оценивать эффективность лечения и влияние его на качество жизни женщины. В это время пациентка должна больше заботиться о себе:

p, blockquote 63,0,0,0,0 —>

  • правильно питаться;
  • достаточно отдыхать;
  • получать эмоциональную поддержку от близких;
  • спланировать действия в случае ухудшения здоровья.

В какой-то момент врач может рекомендовать пребывание в хосписе. Цель этого – сделать жизнь пациентки как можно более комфортной, а медицинский уход за ней – наиболее квалифицированным.

Новое направление в лечении рецидивирования рака груди – таргетная терапия. Она может применяться при любой распространенности опухолевого процесса и хорошо комбинируется с химиопрепаратами. Таргетные средства направлены только против опухолевых клеток, не повреждая здоровые. Научные достижения привели к появлению нескольких видов таргетных препаратов.

Препарат Герцептин применяемый при таргентной терапии рака молочной железы

От 20 до 30% всех случаев новообразований груди сопровождаются присутствием гена HER2, обеспечивающим быстрый рост злокачественных клеток. Поэтому были разработаны специальные препараты, направленные против этого механизма опухолевого роста:

p, blockquote 66,0,0,0,0 —>

  • Герцептин (трастузумаб) – препарат, который распознает и связывается с HER2-позитивными (раковыми) клетками. Его эффекты включают подавление клеточного роста и их гибель. При рецидивирующем течении рака Герцептин может быть использован как монопрепарат или в комбинации с химиотерапией даже при отдаленных метастазах. Даже в виде монотерапии он позволяет излечить до 15% рецидивов HER2-положительных опухолей.
  • Тайкерб (лапатиниб) применяется в комплексной терапии и профилактике HER2-положительного метастатического рака груди. В сочетании с химиотерапевтическим препаратом Кселода (капецитабин) он увеличивает время до развития рецидива опухоли.
  • Авастин (бевацизумаб) – препарат нового типа, подавляющий образование в опухоли новых кровеносных сосудов. Злокачественные клетки перестают получать нужное количество кислорода и питательных веществ и погибают. Доказан положительный эффект этого препарата при любом типе рецидивирования рака груди при сочетании его с химиотерапевтическими средствами. Плюсом этого средства является возможность его применения при HER2-негативных опухолях.

Перечисленные ниже способы терапии рецидивирующего рака груди пока проходят стадию клинических испытаний. Активно идут исследования в таких направлениях:

p, blockquote 67,0,0,0,0 —>

  • действие ингибиторов эпидермального фактора роста (аналогов Герцептина);
  • новые химиотерапевтические препараты;
  • фотодинамическая терапия.

Предсказать исход заболевания довольно сложно. Он зависит как от характеристик вновь образовавшегося очага, так и от состояния организма, возраста пациентки, сопутствующих заболеваний и многих других факторов.

Наиболее благоприятен для пациенток прогноз при локальном рецидиве рака молочной железы. При полноценной терапии и отсутствии поражения лимфоузлов в течение ближайших 5-ти лет после повторной операции живут как минимум 60% больных.

Выживаемость при рецидиве рака молочной железы с отдаленными метастазами обычно составляет не более 3 лет.

Этот калькулятор риска рецидивирующего течения определяет его вероятность на основе степени злокачественности опухоли и вовлечения лимфатических узлов.

Степень злокачественности:

p, blockquote 74,0,0,0,0 —>

  • I – 6 баллов;
  • II – 12 баллов;
  • III – 18 баллов.

Вовлечение лимфоузлов:

p, blockquote 75,0,0,0,0 —>

  • Нет – 6 баллов;
  • Есть – 12 баллов.
Читайте также:  Рак молочной железы t4n1m0 расшифровка

Инвазия в кровеносные или лимфатические сосуды:

p, blockquote 76,0,0,0,0 —>

  • Нет – 4 балла;
  • Есть – 8 баллов.

При сложении полученных баллов получается условная величина, которая позволяет определить примерный риск:

Разумеется, подобный подсчет не является абсолютно точным. Однако он помогает убедиться в необходимости тщательного наблюдения у онколога даже после проведенного лечения по поводу первичной опухоли.

О возможностях ранней диагностики и выявления предрасположенности к раку груди, читайте в статье: «Онкомаркеры рака молочной железы».

p, blockquote 80,0,0,0,0 —> p, blockquote 81,0,0,0,1 —>

источник

Пожалуй, одной из самых трудных задач в лечении локальных рецидивов (ЛР) рака молочной железы (РМЖ) является выбор наиболее адекватного лечебного подхода.

Большинство авторов считают, что подход к лечению должен быть комплексным и включать как местное воздействие на опухоль, так и системный лекарственный компонент.

Комплексный метод лечения рецидива включает: удаление опухоли, лучевую терапию, полихимиотерапию (ПХТ), гормонотерапию (в случае положительного статуса стероидных гормонов) и терапию герцептином (в случае гиперэкспрессии опухолью HER-2/neu).

Мы располагаем большим опытом, на основании которого проведен анализ различных лечебных подходов при возникновении локальных рецидивов; все многообразие видов лечения рецидивов мы разделили на 3 группы: местное, системное и комплексное (рис. 30).


Рис. 30. Виды лечения локальных рецидивов. О — операция, ЛТ — лучевая терапия, ХТ — химиотерапия, ГТ — гормонотерапия.

Местное лечение ЛР — применение методов местного воздействия на рецидивную опухоль: радикальное удаление рецидива (доля таких пациенток в нашем исследовании составила 14,6%); комбинация радикального хирургического лечения и лучевого воздействия на рецидивную опухоль использовалась в 18,1% случаев и реже всего (4,3%) применялась лучевая терапия на область рецидива в самостоятельном режиме.

Местное лечение ЛР чаще всего применялось при наличии благоприятных клинико-морфологических характеристик: у пациенток в менопаузе (72,1%), получивших комбинированное и комплексное лечение первичной опухоли (70%), при небольших размерах рецидивной опухоли (до 2 см в 60% случаев), при локализации рецидива в области послеоперационного рубца (67%) и при неосложненных формах локальных рецидивов (95%).

Системное лекарственное лечение ЛР (химиотерапия с включением антрациклиновых режимов) проведено всего 2,6% больных с осложненными формами. Большие размеры и наличие местно-деструктивных осложнений ограничивают возможности использования лучевой терапии и являются препятствием к выполнению радикального оперативного удаления рецидивной опухоли; в данной ситуации единственно возможным лечебным воздействием на ЛР является адекватная лекарственная терапия.

В большинстве (60,3%) случаев удается использовать комбинированное или комплексное лечение локальных рецидивов, в различных сочетаниях местного и системного воздействия на рецидивную опухоль. При небольших размерах (до 2 см) неосложненного ЛР, расположенного в области послеоперационного рубца или оставшейся части молочной железы целесообразно применение следующего лечебного алгоритма: на I этапе выполнение радикального оперативного удаления рецидивной опухоли с последующей лекарственной и лучевой терапией.

По нашим данным, хирургическое и послеоперационное лекарственное лечение выполнено 33,6% больным; в 23,3% случаев применялось хирургическое, лучевое и лекарственное лечение ЛР.

При размерах опухоли более 2 см и местно-деструктивном росте выполнение радикальной операции на I этапе не всегда возможно и нецелесообразно; лечение таких пациенток необходимо начинать с лекарственного, а иногда и лучевого воздействия на рецидивную опухоль: в нашем исследовании это отмечено в 20,7% случаев.

Полный или частичный эффект от проведенной терапии наблюдался у 14,6% пациенток, что позволило выполнить больным радикальное удаление остаточных проявлений рецидива как II этап лечебного алгоритма. Лечебный патоморфоз (полный или частичный) в рецидивной опухоли у этих больных подтвержден данными морфологического исследования операционного материала. В 6,1% случаев на фоне проводимого консервативного лечения отмечено дальнейшее прогрессирование заболевания.

Таким образом, лечебный алгоритм при локальных рецидивах основывается на возможности и целесообразности радикального удаления рецидивной опухоли, применения лекарственной терапии с учетом ранее полученного лечения и ответа на него; лучевого воздействия на область рецидива и регионарные зоны метастазирования; использование эндокринной терапии (при рецептороположительных опухолях).

Возможность и целесообразность выполнения радикальной операции при ЛР в мировой литературе обозначается как операбельность опухоли. Некоторые авторы отмечают, что операбельность ЛР является независимым благоприятным прогностическим фактором у пациенток, что подтверждается хорошими отдаленными результатами лечения.

Большие размеры опухоли и наличие местно-деструктивного роста являются признаками неоперабельности; неблагоприятный прогноз в данном случае объясняется не только трудностями терапии больных, но и повышенным риском отдаленного метастазирования.

По нашим данным, операбельные рецидивы отмечены в 79,3% случаев, при этом операбельность опухоли определялась не только размерами и клинико-морфологической формой, но и сроком возникновения локальных рецидивов (табл. 21).

Таблица 21. Факторы, определяющие операбельность ЛР

Фактор

План лечения составляют с учётом стадии опухолевого процесса, морфологической структуры опухоли, возраста больной, сопутствующих заболеваний, общего состояния пациентки. Применяют следующие методы лечения: хирургический, комбинированный (сочетание операции с лучевой или лекарственной терапией) и ком.

По данным многочисленных публикаций, этиология и патогенез РМЖ сложны и определяются сочетанием многих факторов. Гормональная регуляция функции молочных желез значительно сложнее, чем эндометрия. Помимо эстрогенов и прогесторона, развитие молочных желез в пубертатном периоде, их функция во время бер.

источник

Рис. 1. a — опухолевые клетки удерживаются в неактивном состоянии многими факторами: отсутствие сети кровеносных сосудов приводит к дефициту питательных веществ и кислорода, иммунные клетки убивают часть раковых клеток, сигналы от этих клеток и их микроокружения подавляют пролиферацию. b — баланс между пролиферацией и тормозящими факторами может нарушиться. Прорастание кровеносных сосудов улучшает снабжение питательными веществами и кислородом, а снижение активности иммунных клеток и ослабление подавляющих пролиферацию сигналов инициируют рост опухоли. Рисунок из популярного синопсиса к обсуждаемой статье

После удаления раковой опухоли молочной железы больным обычно в течение пяти лет проводится профилактическая терапия антагонистами эстрогенов. Терапия дает значительное снижение вероятности рецидива, но тем не менее она остается. Масштабный анализ огромного массива данных предыдущих лет позволил оценить эту вероятность на 15-летнем промежутке времени после окончания терапии. Риск рецидива составляет от 10 до 41% в зависимости от размера первичной опухоли, наличия раковых клеток в лимфатических узлах и степени злокачественности опухоли. Рецидивы возникают в результате «пробуждения» остаточных спящих раковых клеток. Радикальная превентивная терапия должна быть направлена на ликвидацию этих клеток или мешать их пробуждению.

Недавно мы рассказывали о том, как ученые разбираются в механизмах возникновения рака молочной железы (см.: При раке молочной железы основные мутации накапливаются еще в предраковом состоянии, «Элементы», 29.04.2018). Но до победы над этим онкологическим заболеванием — самой частой разновидностью онкологии у женщин — еще очень далеко и многие вопросы о нем пока остаются без ответов. Важно не только разрабатывать новые лекарства и изучать развитие опухолей, но и подытоживать предыдущие исследования. Некоторое время назад в журнале The New England Journal of Medicine вышла статья большого коллектива ученых с ретроспективным анализом огромного объема клинических данных по отдаленным последствиям рака молочной железы и случаям его рецидивов. Работа суммирует результаты многолетних исследований.

Одна из серьезных проблем при лечении рака молочной железы заключается в том, что он склонен к образованию метастазов: клетки первичной опухоли распространяются по организму и формируют вторичные опухоли в разных органах и тканях (чаще всего в костях, а также в легких, в мозге и печени). Если диагноз поставлен слишком поздно, то метастазы скорее всего уже сформировались и тогда клинический прогноз будет печальным. Но иногда даже при своевременном и, казалось бы, успешном лечении после удаления опухоли и профилактики противораковыми лекарствами через много лет возникают метастазы.

К сожалению, абсолютно эффективных способов лечения метастазов нет. Чтобы замедлить рост опухолей, применяют химиотерапевтические противораковые средства, радиотерапию и их комбинацию. Для облегчения страданий от боли метастазы на костях можно удалить хирургически. Но в общем эти приемы лишь продляют жизнь пациенток на какое-то время, но не излечивают их.

В обсуждаемой работе были проанализированы 62 923 случая ER-позитивного рака — одного из типов рака молочной железы, которому свойственна усиленная экспрессия рецептора эстрогенов, женских половых гормонов (ER — estrogen receptor). На ER-позитивный рак приходится примерно 70% случаев рака молочной железы. Стандартная схема лечения этого заболевания включает хирургическое удаление опухоли с последующей 5-летней профилактикой рецидивов тамоксифеном или другими антагонистами эстрогенов. Цель профилактики — снижение риска возникновения локальных и отдаленных опухолей, которые, как достоверно показано, происходят от так называемых остаточных «спящих» раковых клеток (P. E. Goss, A. F. Chambers, 2010. Does tumour dormancy offer a herapeutic target?). Об этих клетках, которые не делятся, но и не умирают, а пребывают в состоянии «спячки» десятилетиями (рис. 1), и об одном из механизмов их «засыпания» рассказано в новости Удалось выяснить, почему рак может уснуть и проснуться через много лет («Элементы», 10.06.2016). Вкратце, мощности иммунной системы организма часто оказывается недостаточно, чтобы полностью уничтожить все раковые клетки (рис. 1), но удается удерживать клетки в неактивном состоянии (в частности, деление клеток предотвращается подобно тому, как ограничивается пролиферация стволовых раковых клеток, см. cancer stem cell). Популяция «спящих» клеток остается маленькой потому, что в ее окружении мало кровеносных сосудов, из-за чего клетки испытывают дефицит питательных веществ и кислорода. Кроме того, она постоянно контролируется иммунной системой, которая уничтожает делящиеся раковые клетки. Но если баланс этих факторов нарушается, раковые клетки могут проснуться и дать начало локальным опухолям и метастазам.

Анализ показал, что терапия тамоксифеном дает хорошие результаты. Она обычно длится 5 лет и за этот срок число рецидивов ER-позитивного рака снижается на 50%, а на временных промежутках в 5 и 10 лет после окончания терапии — на 30% по сравнению с пациентами, которые не принимали тамоксифен. Для женщин в менопаузе применение ингибитора ароматазы (фермента, превращающего андрогены в эстрогены) дает еще лучшие результаты, чем тамоксифен.

Статус пациенток после удаления раковой опухоли оценивали по стандартной системе TNM (T — размеры опухоли, N — количество соседних с опухолью лимфатических узлов, в которых обнаруживались раковые клетки, M — наличие или отсутствие отдаленных метастазов). Риски рецидивов, образования отдаленных метастазов и смерти от рака молочной железы по пятилетним периодам оказались четко связаны со статусом лимфатических узлов. Среди больных, у которых на момент операции не обнаруживалось узлов с раковыми клетками (статус N0), отдаленные метастазы в течение 20 лет после операции возникли в 22% случаев (рис. 2). Если таких узлов было от одного до трех (статусы N1–3), то метастазы возникали в 31% случаев, а если узлов было от четырех до девяти (статусы N4–9), то — в 52% случаев. Аналогичная зависимость наблюдалась и для смертности.

Рис. 2. Связь между статусом лимфатических узлов и риском возникновения отдаленных метастазов (А) или смерти (В) от рака молочной железы на протяжении 20 лет. Приведены данные для 74 194 пациенток с ER-положительным раком после эндокринной терапии на протяжении 5 лет после операции. Рисунок из обсуждаемой статьи

Далее были оценены риски образования отдаленных метастазов рака молочной железы в зависимости от размеров первичной опухоли у пациенток, у которых не было рецидивов в течение пяти лет лечения тамоксифеном. Результаты представлены отдельно для опухолей стадии Т1 (диаметром до 2 см) и для опухолей стадии Т2 (диаметром от 2 до 5 см) с учетом статуса близлежащих лимфоузлов: риск развития отдаленных метастазов в течение 20 лет для опухолей Т1 составлял от 13 до 34%, а для Т2 — от 19 до 41% (рис. 3).

Рис. 3. Связь между статусом лимфатических узлов и риском возникновения отдаленных метастазов в период от 5 до 20 лет в зависимости от размера опухоли. Приведены данные для 62 923 пациенток с ER-положительным раком, у которых после 5 лет эндокринной терапии не было метастазов. А —опухоли стадии Т1 (диаметром до 2 см), В — опухоли стадии Т2 (диаметром от 2 до 5 см). Рисунок из обсуждаемой статьи

Другие факторы (такие как определяемая по гистологической картине степень злокачественности опухоли (рис. 4), уровень антител против связанного с пролиферацией клеток антигена Ki-67, статус рецептора прогестерона) также коррелировали с проанализированными параметрами, но в меньшей степени чем статус TM.

Рис. 4. Связь между степенью злокачественности опухоли и риском рецидива опухоли молочной железы на протяжении от 5 до 20 лет. Приведены данные по 19 402 пациенткам с опухолями T1N0. Рисунок из обсуждаемой статьи

Разумеется, и раньше было понятно, чем больше и агрессивнее опухоль, чем больше раковых клеток обнаруживается в близлежащих и отдаленных лимфатических узлах, тем выше будет вероятность рецидива. Но в обсуждаемой работе на большой выборке данных удалось получить четкие количественные оценки этой вероятности с распределением по длительному периоду времени.

Эти результаты могут оказать существенное влияние на долговременную стратегию наблюдения и предотвращения рецидивов рака молочной железы. Одно из возможных очевидных направлений уже испытано: пролонгация терапии тамоксифеном с пяти до десяти лет существенное снизила риски рецидивов на протяжении последующих пяти лет и вероятность возникновения рака во второй молочной железе. Однако, предполагая более длительную (а возможно — и пожизненную) терапию следует учитывать побочные эффекты применения этого и других противораковых препаратов (отложение жира в печени, повышение риска тромбоэмболии, риск возникновения рака эндометрия).

Лучшим решением проблемы было бы воздействие как раз на остаточные «спящие» раковые клетки. К сожалению, эффективных средств для этого пока нет. Но очевидно, что даже после успешной операции и курса превентивной терапии пациенткам и врачам нельзя расслабляться. Вылеченные больные должны укреплять иммунитет, периодически обследоваться для выявления возможных рецидивов и принятия мер для их подавления.

Источники:
1) H. Pan et al. 20-Year Risks of Breast-Cancer Recurrence after Stopping Endocrine Therapy at 5 Years // The New England Journal of Medicine. 2017. V. 377. P. 1836–1846. DOI: 10.1056/NEJMoa1701830.
2) F. Cardoso, G. Curigliano. A rude awakening from tumour cells // Nature. 2018. V. 554. P. 35–36. DOI: 10.1038/d41586-018-01140-z. Популярный синопсис к обсуждаемой статье.

источник

Ю. В. Петров, «Рак молочной железы»
Изд-во «Медицина», Ленинград, 1964 г.
OCR Wincancer.Ru
Приведено с некоторыми сокращениями

Отдаленные результаты служат самым ярким и убедительным доказательством эффективности проведенного лечения. Они позволяют сравнивать между собой отдельные способы, выяснять их преимущества или недостатки и даже оценивать постановку лечебной работы в разных онкологических учреждениях.

Учитывая специфические особенности течения рака молочной железы и нередкое возникновение поздних отдаленных метастазов, приходится изучать не только 5-летние, но 10-летние и даже 15-летние результаты. В качестве контрольной группы могут быть привлечены для сравнения неоперабильные больные, не подвергавшиеся ампутации молочной железы.

Из приведенных в гл. IV данных видно, что от 5 до 22% больных, оставшихся без радикального лечения, живет более 5 лет. Поэтому проведенное лечение следует считать тем эффективнее, чем больше часть выживших больных превышает вышеуказанные 5—22% при пятилетнем сроке наблюдения.

Сравнивать все эти материалы между собой приходится с большой осторожностью ввиду имеющейся разнородности классификаций по стадиям и несомненного субъективизма в определении стадии у отдельных больных. Поэтому полезно обратить внимание не только на результаты лечения по стадиям, но и на суммарные цифры для всех радикально леченных больных.

Льюисон и соавторы (1953) считают, что полученные ими отдаленные результаты на 15% лучше данных Халстэда (1907), работавшего в том же госпитале Джона Гопкинса. В материалах других авторов достигнутые успехи выражены более отчетливо. Так, например, Смизерс (1952) полагает, что в 20-х годах нашего столетия показатель абсолютного пятилетнего выживания составлял около 20%, в 30-х годах — около 30%, а с 40-го года поднялся выше 40% случаев.

Аналогичную динамику результатов лечения выявляет сравнение материалов Института онкологии, разделенных по пятилетним периодам его деятельности. Если в 1926—1931 гг. пятилетнее выживание составляло 41,8%, то в 1947—1950 гг. оно поднялось до 61,1% случаев (С. А. Холднн, 1956).

У больных, не имевших ко времени операции метастазов в лимфатических узлах, полученное излечение является очень стойким. По данным Хэррингтона (Harrington, 1953), свыше 15 лет прожили 48,2% таких больных (т. е. почти половина), а свыше 35 лет после операции — 14,0% больных. В то же время к группе больных с доказанными метастазами в лимфатических узлах свыше 15 лет прожили только 12,0%, а свыше 35 лет — 2,0% больных.

Конечно, прогресс результатов лечения определяется не только усовершенствованием самих методов лечения, но целым рядом факторов. Как справедливо отмечает Смизерс (1952), в этом аспекте имеют значение: отбор больных при приеме в специальные учреждения, возможные изменения биологических свойств опухоли, улучшение диагностики, время начала лечения и, наконец, комбинации нескольких факторов. На отдаленные результаты оказывают также свое влияние: давность заболевания, возраст больных, их гормональное состояние, клиническая форма рака. С практической точки зрения, самое главное значение имеет стадия заболевания, отражающая границы распространения процесса и являющаяся основой для построения плана лечения. Несомненно, доля больных в I стадии процесса за последние десятилетия увеличилась, а критерии определения этой стадии стали более строгими. Эти факты объясняются более ранней диагностикой и углубленным изучением начальных стадий рака молочной железы, о чем свидетельствует возросшая часть больных, не имевших при операции метастазов в удаленных лимфатических узлах.

При пятилетнем сроке наблюдения у нас было 84,6% выживших больных I стадии, 51,4% — IIб стадии (т. е. на 33,2% меньше) и 34,4% — III стадии (т. е. меньше еще на 17%). Полученная разница результатов является статистически достоверной.

Возрастные особенности больных в значительно меньшей степени влияли на эффективность лечебных мероприятий. Если в группе 30—З9 лет только 53,9 ± 4,2% больных прожили более 5 лет, то среди 50-летних, проживших этот срок, оказалось 61,0 ± 2,8%. При этом больные в I стадии рака составляли 26,6% среди 30-летних и 28,5% — среди 50-летних, т. е. также несколько меньше в более молодой группе.

При установлении отдаленных результатов лечения рака молочной железы приходится говорить не о «выздоровлении» в полном смысле этого слова, а о «выживании», так как часть больных, несмотря на появление у них метастазов, продолжает свою обычную жизнедеятельность и иногда является даже трудоспособной в течение значительного периода времени. Длительность жизни таких больных, как мы говорили в соответствующих главах, может быть несколько увеличена при помощи современных способов гормоно- и химиотерапии.

С этой точки зрения, полезно не ограничиваться подсчетом отдаленных результатов по срокам в 5, 10, 15 лет, а проследить выживаемость по каждому году наблюдения в отдельности. Тогда зависимость отдаленных результатов от стадии заболевания становится совершенно очевидной, особенно если полученные данные изобразить графически в виде кривых.

Вычисления сделаны по способу, разработанному 3. 3. Шнитниковой и Б. Д. Кауфманом в Институте онкологии. В правой части вышеупомянутых таблиц приведены данные, полученные при расчетах по старому способу; они почти не отличаются от результатов первого способа. Такое близкое сходство показателей выживаемости, полученных двумя способами, объясняется высокой прослеженностью наших больных, достигающей 99,2% при 5-летнем сроке наблюдения и 97,9% — при 10-летнем.

Кривые отчетливо показывают, что количество выживших больных в I стадии медленно убывало из года в год, причем разница между показателями составляла от 0,7 до 6,9%. В III стадии рака молочной железы количество выживших больных резко уменьшалось в первые годы наблюдения; при этом смертность на 1-м году составила 18,4%, на 2-м году — 31,8%, а на 3-м году — 21,6% случаев.

Изучая значение давности заболевания у 1731 больной, мы установили, что самые лучшие отдаленные результаты были получены у оперированных в 1-й месяц заболевания. Из них 46,9% прожили свыше 5 лет, а 28,3% — свыше 10 лет (Ю. В. Петров и В. С. Ленкер, 1955). У леченных в более поздние сроки результаты оказались несколько хуже. Однако среди больных, указавших в анамнезе более 1 года существования опухоли, было отмечено повышение числа 5-летних выживаний. По-видимому, у части таких больных за раковые опухоли были приняты предшествовавшие им локализованные формы фиброзно-кистозной мастопатии.

Гистологический тип опухоли не имеет решающего влияния на длительность благополучия больной (И. Я. Слоним и соавт., 1947; Льюисон и соавт., 1953, и др.), тем более, что структура опухоли нередко бывает различной в разных ее участках, а вследствие предоперационной лучевой терапии определить тип опухоли зачастую становится невозможным. Все же более благоприятные результаты наблюдались при солидной карциноме (Брук и Лорбек — Bruck, Lorbek, 1954).

К изучению отдаленных результатов имеются два подхода. Одни авторы стремятся охватить все количество заболевших раком молочной железы за какой-то отрезок времени, на территории определенного города, области (штата), относя к нему количество выживших. При этом в расчеты включаются и больные, оставшиеся без лечения и подвергавшиеся только симптоматическому лечению. Полученные данные характеризуют общее состояние этого вопроса в городе, области или даже в стране и являются очень важными для организации здравоохранения и для общестатистических исследований.

Однако полученные показатели непригодны для обоснования выбора методов лечения рака молочной железы, для установления показаний к тем или иным лечебным мероприятиям и для дифференцированной оценки отдельных способов. Поэтому другие авторы ограничивают изучение отдаленных результатов по отдельным группам больных в зависимости от стадии распространения опухоли, примененного метода лечения и других факторов. Такие данные являются незаменимыми для практической работы онколога-клинициста. Этими показателями ограничим и мы изложение вопроса об отдаленных результатах.

Операбельный рецидив (n=92) Неоперабельный рецидив (n=24) р
абс. % абс. %
Срок возникновения ЛР, мес:
до 30 37 40,2 17 70,8 0,001
30-60 34 36,9 6 25
после 60 21 24,9 1 4,2
Размер рецилива, см:
до 2 59 64,1 10 41,7 0,01
2-5 23 25 8 33,3
более 5 10 10,9 6 25
Форма рецилива:
неосложненная 84 91,3 5 20,8
Читайте также:  Рак молочной железы темпы роста

Каким должно быть питание при онкологических заболеваниях? Какие продукты абсолютно противопоказаны при той или иной форме рака?

Узнать подробности >>

Фитотерапия способна оказать существенную помощь не только в лечении онкологических заболеваний, но также и в их профилактике.

Узнать подробности >>

Многих людей, имеющих у себя или у родственников онкологическое заболевание, интересует вопрос: передается ли рак по наследству?

Узнать подробности >>

Лечение рака во время беременности является довольно сложным, ведь большинство лекарственных средств обладает токсичностью.

Узнать подробности >>

Какие перспективы у беременности после перенесенного онкологического заболевания? Следует ли выдерживать срок после лечения рака?

Узнать подробности >>

Профилактика является важной частью общей борьбы с онкологическими заболеваниями. Как же уменьшить вероятность возникновения рака?

Узнать подробности >>

Что представляет из себя паллиативное лечение рака? Как оно может повлиять на качество жизни онкологического больного и изменить ее к лучшему?

Узнать подробности >>

Учеными разработано достаточно много перспективных методов лечения рака, пока еще не признанных официальной медициной. Но все может измениться!

Узнать подробности >>

Статистика заболеваемости раком, к сожалению, неутешительна: наблюдается рост числа заболевших, при этом болезнь «молодеет».

Узнать подробности >>

Иногда «народными» методами удается победить рак, но тех, кто уповал только на них и в итоге покинул этот мир раньше времени — намного больше.

Узнать подробности >>

Как найти силы для борьбы с раком? Как не впасть в отчаяние от возможной инвалидности? Что может послужить надеждой и смыслом жизни?

Узнать подробности >>

Как помочь близкому человеку жить с диагнозом «рак»? Нужна ли «ложь во спасение»? Как вести себя, чтобы близкие люди меньше страдали?

Узнать подробности >>

Бытует такое мнение, что постоянные стрессовые ситуации способны привести к развитию онкологических заболеваний. Так ли это?

Узнать подробности >>

Многие онкологические больные часто страдают от резкой потери веса. Чем это вызвано и можно ли как-то справиться с этой проблемой?

Узнать подробности >>

Правила ухода за больными, вынужденными постоянно находиться в кровати, имеют свои особенности и их нужно обязательно знать.

источник