Меню Рубрики

Паллиативная химиотерапия при раке молочной железы

В нашей стране рак молочной железы является лидирует среди злокачественных новообразований у женщин, и к сожалению, одной из основных причин смерти у женщин в возрасте от 35 до 55 лет. Критически важно для сохранения населения нашей страны внедрение активных методов профилактики и ранней диагностики рака, поскольку за период рыночных реформ общая заболеваемость раком молочной железы возрасла на 64%. Множество существующих факторов риска, к сожалению, не позволяют в настоящее время рассчитывать на снижение заболеваемости.

  • Стадия заболевания на момент диагностики и в период проведения активного лечения
  • Темпы роста опухоли, ее гистологическая структура
  • Чувствительность тканей опухоли к препаратах таргетной и химиотерапии
  • Состояние окружающих тканей
  • Гормональный фон
  • Наличие периферических метастазов
  • Сопутствующие заболевания и степень декомпенсации жизненно-важных функций.

В современной онкологии различают три вида лечения злокачественных образований

  • радикальное — излечивающее или дающее шанс добиться излечения онкологического заболевания;
  • паллиативное – при проведении операций ими являются преимущественно циторедуктивные вмешательства и операции по удалению отдельных метастатических очагов; при проведении химиотерапии – химиотерапия со сниженными дозами;
  • симптоматическое – не содержит компонентов или методов, влияющих на активность опухоли, но улучшающее функционирование отдельных систем и органов пациента с раком;

Паллиативное лечение рака молочной железы показано при распространенной форме рака, когда не существует возможности провести радикальное лечение или же шансы на полное выздоровление минимальны, а все основные врачебные мероприятия направлены на увеличение общего ресурса здоровья – за счет снятия опухолевой интоксикации, и, как следствие, увеличение продолжительности жизни и улучшение ее качества. Своевременно начатое паллиативное лечение позволяет продлить жизнь на несколько лет. Выраженный положительный эффект паллиативной терапии наблюдается обычно у 60-80%, при этом у 25-30% наблюдается существенный прогресс в общем состоянии и самочувствии.

  • Хирургическое лечение – радикальная или санационная мастэктомия (удаление молочной железы), некрэктомия (удаление омертвевших тканей кокруг опухолевой язвы у ранее оперированных больных) ,
  • Химиотерапия – терапия со сниженными дозами (супрессивная химиотерапия)
  • Радиотерапия – лучевая терапия
  • Гормональная и таргетная терапия обычно используются совместно с химиотерапией.
  • Обезболивающее лечение – купирование болевого синдрома

Хирургические вмешательства проводятся у 30-40% всех больных с раком молочной железы на поздних стадиях. В связи с распространением опухолевого процесса с поражением окружающих тканей, регионарных лимфоузлов, при проведении мастэктомии проводится полное или частичное удаление молочной железы, а также окружающих тканей – фасций большой и малой грудных мышц, соединительной ткани, кожи. Крове того, производится резекция подмышечных лимфатических узлов, и при вовлеченнии в процесс – и других регионарных лимфоузлов. В последующем при хорошей динамике состояния пациента возможно эндопротезирование молочной железы для восстановления психологического статуса пациентки.

Выполнение паллиативных хирургических вмешательств избавляет пациенток от распада опухоли, с формированием опухолевой язвы и массивного кровотечения, септико-токсической интоксикации, и септического шока.

Органосохраняющие операции при паллиативном лечении не проводятся.

Системная химиотерапия при раке груди позволяет остановить в короткие сроки процесс размножения клеток опухоли и уничтожить уже имеющиеся. Как правило, она используется в комплексе с хирургическим лечением.

Уменьшение размеров новообразования, приглушение симптомов заболевания если и не приводит к полному выздоровлению, то хотя бы способствует продлению жизни пациента и облегчению его страданий. Зачастую химиотерапия применяется в сочетании с другими способами.

Лучевая терапия – разрушение активно делящихся опухолевых клеток с помощью место применяемого ионизирующего излучения. Паллиативная лучевая терапия проводится при поражении 4-х и более регионарных лимфатических узлов, а также при местно-распространной форме рака молочной железы. В ряде случаев лучевая терапия применяется при поражении лимфатических узлов.. Ее активное применение при широком распространеии позволяет провести конверсию неоперабельной опухоли в операбильную форму.

Лучевая терапия также используется при поражении метастазами рака молочной железы губчатых костей – позвоночника, костей таза. Правильно проведенная лучевая терапия позволяет снизить остроту болевого синдрома при костных метастазах.

Умеренные побочные эффекты лучевой терапии встречаются практически у всех пациентов. Однако, примерно у 5% пациентов наблюдается развитие последствий лучевой болезни, например, поражение плечевого сплетения, возрастает риск некроза тканей и костей, развития фиброзов и др. Следует тщательно выбирать между облегчением тяжелых симптомов и потенциальными осложнениями.

Гормонотерапия направлена на подавление действия собственных половых гормонов пациентки с раком груди (эстрогенов и прогестерона), которые стимулируют рост рака груди. Основным показанием к назначению препаратов гормонотерапии является высокая чувствительность к ним клеток опухоли. Чаще всего препараты гормонотерапии применяются при значительном распространении опухоли или наличии отдаленных метастазов рака груди.

Самые распространенные препараты включают блокаторы рецепторов к гормонам на поверхности опухолевой клетки — тамоксифен и торемифен, а также блокаторы синтеза эстрогенов — летрозол (фемара), анастрозол (аримидекс) и ряд других.

Применение препаратов гормональной терапии совместно с лучевой терапией и химиотерапией может приводить к снижению эффективности каждого из методов, что обусловлено различием механизмов их действия. Поскольку препараты гормонотерапии приводят к снижению скорости роста клеток, но химиопрепараты и лучевая терапия воздействуют именно на растущие и активно делящие клетки. Поэтому современные схемы комплексного лечения предполагает последовательное назначение всех компонентов лечения.

Как правило, гормональная терапия назначается после применения других методов лечения рака и продолжается от 5-6 месяцев до 5-7 лет, обеспечивая ремиссию рака груди.

При невысокой степени распространенности рака груди гормональные препараты могут назначаться на 2-3 месяца с целью отграничить опухолевые и здоровые ткани перед проведением циторедуктивной операции.

При агрессивном течении опухоли гормональные препараты могуть быть назначены сразу после проведения первичной химиотерапии и совсмещаться с курсами лучевой терапии.

Прогноз при раке молочной железы один из самых благоприятных, в связи с большой изученностью и хорошо развитым лечением данного рака.

Результаты лечения обычно оцениваются по выживаемости пациентов в течение пяти лет. Конечно, длительность жизни зависит от стадии болезни, при которой было начато лечение. Сегодня, благодаря современным методам лечения, можно добиться пятилетней выживаемости на III стадии рака у 67-87% больных.

Альтернативным показателем является средняя продолжительность жизни после проведенного лечения. Так, после проведения комплексной полихимиотерапии, гормональной и лучевой терапии у пациентов четвертой IVБ стадии, средняя продолжительность составляет в нашей стране 0,5-1,5 года без проведения паллиативных операций и 2-3 года после проведения паллиативных операций. За рубежом альтернативные показатели могут составлять, соответственно, 2-3 года и 4-6 лет.

Служба платной госпитализации оказывает комплексную помощь в диагностике и лечении рака молочной железы. Своевременное обращение в нашу Службу поможет достичь лучших результатов лечения и получить максимальную медицинскую помощь при онкологическом заболевании, что обеспечит оптимальный прогноз заболевания и сохранение качества жизни.

При необходимости хирургического лечения мы обеспечим проведение операции в одном из ведущих профильных центров г. Москвы (смотрите разделы этого сайта «Медицинские центры» и «О нас»).

За подробной информацией обращайтесь по тел. +7 (495) 181-06-08

источник

Онкологические способы терапии принято разделять на методы радикального характера, в том числе оперативное вмешательство, а также паллиативное лечение. Это временный тип терапии, который направлен на уменьшение раковой опухоли. Если злокачественное образование обнаружено уже в терминальной стадии, то химиотерапия поможет облегчить пациенту боли и продлить жизнь.

Паллиативное лечение подразумевает не только медикаментозные способы терапии, но и совокупность психологических методов помощи онкологическим больным. Пациентам нужна поддержка психологов, православных священников, работников онкологических хосписов. В борьбе с раком важно принять наличие болезни и настроиться на борьбу с ней.

Когда речь идёт о заболевании четвёртой стадии, работа с психическим состоянием больного становится актуальной задачей. Поэтому паллиативная терапия включает в себя:

  • Физические методы борьбы – направлены на минимизацию симптомов онкологии.
  • Психологические методы – помогают пациенту справиться со страхом, напряжением.
  • Социальные методы – помогают больному решить проблемы с проживанием, отношениями с родственниками.
  • Духовные способы – направлены на удовлетворение потребности больного в покое.

Ключевая цель паллиативной медицины – снижение симптомов онкологического заболевания на поздних стадиях. Это связано с тем, что вылечить болезнь становится невозможно, метастазы распространяются в другие органы, опухоль не поддаётся оперативному удалению.

Паллиативная терапия часто используется в качестве комплексного метода лечения при следующих видах онкологии:

  1. Опухоли в лёгких – диагностируются на завершающей стадии развития, поэтому каждый год приводят к смерти около миллиона больных. Примерно 20-25% пациентов получают паллиативное лечение рака, когда операция по удалению образования и метастазов уже невозможна. Терапия помогает прожить в среднем на год дольше обозначенного срока.
  2. Злокачественные образования молочной железы – на этапе метастазирования патологию считают неизлечимой, так как даже при полном удалении органа вместе с опухолью невозможно избавиться от всех метастазов, которые уже распространились в другие системы организма. После применения паллиативных методов женщина может прожить в среднем на два года дольше прогнозируемого срока.
  3. Онкология яичников – более чем в 70% случаев диагностируется на последних стадиях. Только 5% больных выживают в течение пяти лет с момента постановки диагноза. Паллиативная терапия помогает увеличить срок жизни пациента и повышает процент выживаемости.
  4. Рак прямой кишки – каждый год обнаруживается более чем у полумиллиона людей. Заболевание опасно, не подлежит радикальным методам лечения на последних стадиях. При использовании паллиативных методов удаётся повысить выживаемость пациентов, дать людям возможность прожить ещё пару лет.

Кроме перечисленных онкологических патологий, терапия применяется и на поздних стадиях опухолей желудка, при раке поджелудочной железы, других опухолей кишечника.

Таким образом, паллиативная терапия способствует увеличению процента выживаемости больных при онкологии почти в три раза.

Больные раком могут рассчитывать на получение ухода в специальных учреждениях медицинского характера. Они называются хосписами и специализируются на работе с больными неизлечимыми заболеваниями.

Пациенты хосписов получают диетическое питание, обезболивающие средства, могут общаться с родными. В подобных центрах работают врачи разных специальностей: онкологи, анестезиологи, психологи. Медицинские работники подробно расписывают лечение для каждого больного, консультируют родственников пациента по вопросам ухода.

Для больного цель пребывания в хосписе означает продление жизни и облегчение симптомов болезни в запущенной стадии. Поэтому медики оказывают помощь в нескольких направлениях:

  1. Облегчение болей – лечебная терапия включает оценку типа и характера болей, подбор подходящих обезболивающих препаратов, описание схемы из приёма.
  2. Минимизация симптомов – лечение, которое направлено на устранение сбоев в работе желудочно-кишечного тракта, заболеваний кожи, болезней вирусной этиологии, а также на работу с осложнениями при раковой опухоли.
  3. Контроль за питанием больного – направлен на то, чтобы сбалансировать рацион питания пациента. Это необходимо для поддержания постоянного веса онкобольного.
  4. Поддерживание связи с родными больного – работа медиков включает регулярные беседы и консультации родственников пациента, уведомление о необходимости применить препараты наркотического характера.
  5. Ксенотерапевтические методы – поддержание психического здоровья онкобольного использованием газосодержащих смесей, которые помогают справиться с депрессией и стрессом, а также купировать приступы головной боли и болей сердечного характера.

Пациент и родственники должны понимать, что государственные и частные хосписы решают разные задачи. В первом случае применяется классическая паллиативная терапия. Главный её смысл – поддерживать состояние больного на текущем этапе, облегчать физическую и душевную боль, но не бороться с самим заболеванием. В платных медицинских учреждениях врачи пытаются не только применять методы паллиативной медицины, но и проводят мероприятия по замедлению распространения онкологической болезни, если выбранные способы не сказываются на состоянии больного.

Выделяют виды химиотерапии:

  1. Неоадъювантная – преследует целью сократить объём опухоли и назначается перед операцией.
  2. Адъювантная – профилактическая терапия. Применяется после удаления первичного очага рака для подавления процесса метастазирования.
  3. Паллиативная – отличается от профилактической тем, что используется в случаях, когда хирургическое удаление опухоли невозможно.

Паллиативная химиотерапия – это совокупность методов медикаментозного лечения, направленных на уменьшение ракового образования.

Паллиативную химиотерапию применяют, когда у пациента имеется неоперабельная раковая опухоль и необходимо купировать боли, продлить больному жизнь. Иначе методику называют полихимиотерапией.

На практике используют препараты, которые останавливают рост образования, предотвращают метастазирование раковых клеток в соседние органы. Таким способом возможно увеличить продолжительность жизни пациента.

Однако вопрос применения паллиативный химиотерапевтических методов спорный. В первую очередь, роль медикаментозного лечения в замедлении скорости размножения злокачественных клеток, останавливает рост опухоли и миграцию метастазов. Но в то же время цитостатик (основной химиотерапевтический препарат) влечет за собой массу побочных эффектов. Пациент страдает, так как качество жизни ухудшается. Возникает противоречие в самой сути паллиативной медицины.

В связи с этим назначение подобных методов лечения требует от врачей-онкологов высокой квалификации. Важно правильно оценить тяжесть заболевания, сопутствующие риски, спрогнозировать клиническую картину. Особое внимание врачи уделяют подбору лекарственных средств, которые помогут не навредить пациенту, а улучшить состояние человека.

Кроме медикаментозных средств, в паллиативной медицине используют также введение в опухоль раствора этилового спирта. С помощью УЗИ в образование вводят иглу и впрыскивают раствор. Спирт помогает вывести лишнюю воду из опухоли и разрушает новообразование.

Длительность химиотерапевтического курса зависит от степени тяжести болезни, индивидуальной переносимости пациентов различных компонентов препарата.

Выбор препаратов зависит от вида раковой опухоли, локализации, распространения метастазов, самочувствия больного. У медикаментов разная степень воздействия на раковые клетки, поэтому чаще используют препараты в комплексе.

К основным типам лекарственных средств относят:

  1. Антиметаболиты – препараты цитотоксического свойства. Активные вещества внедряются в ткань опухоли и вызывают разрушение внутриклеточных процессов. В результате такое действие приводит к распаду ракового образования.
  2. Цитостатики – медикаменты, которые предотвращают рост и распространение очага раковых клеток, могут останавливать процесс метастазирования. К группе относятся алкалоиды на растительной основе, антибиотики, которые направлены на поражение ДНК раковых клеток. Компоненты данных лекарственных средств тормозят размножение атипичных клеток.
Читайте также:  Стоимость химиотерапии при раке груди

В некоторых схемах терапии врачи прописывают использование лекарств обоих типов. Это распространённый метод лечения. Как правило, комплекс препаратов даёт больший эффект, чем применение одного лекарственного средства.

Кроме этого, лечащий врач описывает, сколько циклов терапии потребуется, как часто необходимо употреблять лекарства.

Несмотря на то, что диагноз пациенту уже поставлен, в момент принятия решения об использовании полихимиотерапии (ПХТ) проводятся дополнительные диагностические мероприятия. Это необходимо для получения точной клинической картины, оценки поведения раковой опухоли, оценки самочувствия больного. Химиотерапия предполагает агрессивное воздействие на организм медикаментозных препаратов, поэтому нужно понимать, выдержит ли лечение онкологический больной.

Используют следующие разновидности диагностики:

  • Рентген, КТ, МРТ – позволяют с точностью оценить визуально состояние внутренних органом, место расположения опухоли, установить на каком этапе развития находится рак.
  • УЗИ поражённого органа – метод используется для оценки структуры тканей.
  • Эндоскопия – метод предполагает диагностику с помощью введения специальных инструментов в область поражения раком.
  • Биопсия – участок ткани опухоли изымается для проведения гистологии. Исследование клеток образования под микроскопом позволяет определить форму рака и тяжесть заболевания. Это необходимо для выбора корректной тактики лечения.
  • Анализы крови – в крови содержатся онкомаркеры, подтверждающие наличие злокачественного процесса в конкретном органе.

Когда клиническая картина собрана, врач, основываясь на полученных данных, определяет тактику лечения, назначает курс медикаментов и описывает протоколы лечения.

Препараты химиотерапевтической направленности воздействуют на организм агрессивно. Даже качественные средства могут привести к сбою функционирования органов. Поэтому при назначении медикаментов врачи оценивают, есть ли у пациента противопоказания к их применению.

Наиболее опасные противопоказания:

  • недостаточность в работе печени и почек;
  • закупорка желчных протоков;
  • аллергия на компоненты лекарственных средств;
  • патологические процессы в сердце и кровеносных сосудах;
  • анемия в острой форме;
  • воспалительные или инфекционные заболевания;
  • отсутствие у раковых клеток восприимчивости к препаратам.

Если врач принимает решение назначить при указанных противопоказаниях медикаментозную терапию, он берёт на себя ответственность за риск ухудшения состояния пациента.

Отсутствие противопоказаний у человека не снижает риск возникновения побочных эффектов от приёма лекарств.

Чаще всего больной чувствует такие последствия лечения:

  • сильная потеря волос, приводящая к облысению;
  • повышение хрупкости ногтевых пластин;
  • ощущение тошноты;
  • приступы рвоты;
  • снижение или полное отсутствие аппетита;
  • разжижение крови;
  • упадок сил;
  • снижение защитных функций иммунной системы.

Современная медицинская наука расходится во взглядах на паллиативную химиотерапию.

Некоторые врачи уверены, что такие методы только ухудшают самочувствие больного и не должны использоваться на поздних стадиях рака.

Другие специалисты в области медицины оспаривают этот факт и говорят, что медикаменты способствуют сокращению количества атипичных клеток, что приводит к остановке роста опухоли и снижает симптом. То есть, состояние человека от химиотерапии улучшается.

На самом деле важно соблюсти баланс в выборе методик лечения конкретного пациента. Во-первых, врачу нужно оценить поможет ли полихимоиотерапия продлить больному жизнь. А во-вторых, спрогнозировать риски. В терминальной стадии рака распространение метастазов в другие органы становится настолько массовым явлением, что приводит к истощению организма человека, ослаблению защитных функций.

Врач-онколог при выборе тактики лечения должен учитывать, что пациент может оказаться в критическом состоянии в любой момент. В этой ситуации за больным требуется постоянное наблюдение, что возможно лишь в условиях платного стационара.

Государственные хосписы не могут предоставить больным такой сервис, поэтому решение о применении методов паллиативной медицины в данном случае не принимается.

Таким образом, использование паллиативной химиотерапии подходит не всем больным и должно проходить под строгим наблюдением лечащего врача. Только при данных условиях результат от лечения будет положительным.

источник

Под химиотерапией (ХТ) предполагается применение лекарственных средств, непосредственно убивающих раковые клетки, это разные виды цитостатиков, преимущественно вводимых инъекционно — внутривенно. Эти лекарства обладают высокой токсичностью, поскольку уничтожают любые клетки, но в первую очередь, злокачественные.

Гормонотерапия (ГТ) базируется на прекращении поступления в раковую клетку необходимых ей гормональных средств, в результате чего нарушаются процессы роста и деления, что приводит к её гибели. Гормональное воздействие значительно менее агрессивное, но требует постоянного многолетнего приёма таблеток для создания определённого гормонального фона, не позволяющего роста и размножения раковых клеток.

Выбор лекарственного лечения при раке молочной железы зависит:

  • от распространения опухоли на время выявления, то есть размера новообразования в молочной железе и количества раковых лимфатических узлов в подмышечной области, а также наличия метастазов в других органах;
  • чувствительности опухолевых клеток к гормональным препаратам, что определяется по наличию рецепторов гормонов, положительными считаются клетки от 1% рецепторов;
  • маркёра чувствительности рака к лекарственным препаратам, что показывает ген множественной лекарственной резистентности HER2, которого много — гиперэкспрессия или в геноме встроено множество его копий — амплификация.

Есть дополнительные факторы, показывающую высокую агрессивность рака — Ki67 и определение 21 гена, но они не используются для выбора вида лекарственного лечения: химиопрепаратов или антигормонов. Если в раковых клетках нет рецепторов гормонов, то гормональное воздействие будет безрезультатным, поэтому для терапии выбираются химиотерапевтические препараты.

Недавно стали выделять четыре биологических подтипа рака.

Если клетки содержат гормональные рецепторы, то это люминальный подтип. Вариант «А» наиболее благоприятный, при нём уровень эстрогеновых (ЭР) и прогестиновых рецепторов (ПР) достаточно высокий, при варианте «В» прогестероновых рецепторов нет. Считается, что ПР говорят о чувствительности ЭР, то есть предполагают хорошую реакцию на антигормональное воздействие. Как правило, при люминальном варианте гена HER2 не определяется, что тоже говорит об ожидаемой пользе лекарств.

К базальному подтипу относят новообразования без рецепторов и HER2, его иногда именуют трижды негативный, такой вариант однозначно не реагирует на гормональные средства, поэтому применяются цитостатики.

Биологический подтип рака без гормональных рецепторов, но с наличием гена лекарственной устойчивости HER2 относят к нелюминальному или с гиперэкспрессией HER2. Он плохо реагирует на лекарства, поэтому к химиотерапии добавляется специальный препарат, подавляющий ген HER2.

  • Практически при всех стадиях рака молочной железы, кроме самой минимальной, для уменьшения вероятности возврата болезни предполагается дополнительное послеоперационное лечение — адъювантная лекарственная терапия.
  • При значительном поражении молочной железы для улучшения результатов операции применяется дооперационное лекарственное — неоадъювантное воздействие, что позволяет уменьшить раковый узел, выявить чувствительность клеточной популяции к конкретным лекарствам и даже избежать послеоперационной профилактики.
  • При неоперабельной — генерализованной стадии процесса на первом этапе химиотерапевтическое воздействие неизбежно.

Цитостатические препараты назначаются при высокой агрессивности РМЖ и незначительной зависимости клеток от гормонов. Формально, уже 1% ЭР и ПР предполагает реакцию на эндокринное воздействие, но особо выраженного результата от ГТ ждать не приходится.

При люминальном подтипе преимущества на стороне воздействия гормонами, но при высоком пролиферативном потенциале — Ki67 больше 20% и высоком риске рецидива по анализу 21 гена, что встречается при люминальном В, показана и химиотерапия. Базальный и нелюминальный молекулярные варианта лечатся цитостатиками.

Клинический пример:

Пациентка 54 года, работает профессором высшей математики и теоретической механики в столичном ВУЗе. Во время плановой маммографии было выявлена одиночная опухоль диаметром 2,5 см. Заподозрен рак молочной железы. После биопсии диагноз был уточнен: «Тройной негативный рак молочной железы, стадия 2». Существует несколько научных школ: европейская — «давайте сначала прооперируем, потом будем проводить химиотерапию»; альтернативное мнение американской школы онкологии со ссылкой на американские guidelines «давайте сделаем химиотерапию, а потом решим оперировать ли и в каком объеме». В результате попыток на протяжении 3 месяцев самостоятельно проанализировать рекомендации клинической онкологии, посещения еще врачей, и неоднократные обследования, в результате развития опухолевого процесса рак из стадии 2 перешел в стадию 4: при сцинтиграфии выявлено поражение костей, одиночные метастазы в печень.

Комментарий и рекомендации врача-онколога, маммолога к.м.н. Д.А.Шаповалова:

Пациентка обошла в течение 3 месяцев врачей, чтобы сделать правильный выбор. Но выбора она себе не оставила. Потеряны годы жизни. Ее прогноз крайне неутешительный. Предполагаемая продолжительность жизни согласно статистическим данным — менее 2 лет, вместо 10-15, которые были бы при начале активной терапии в момент первичной диагностики.

Во всех случаях, когда предполагается использовании ХТ и гормонотерапии, начинают с цитостатиков и вместе с гормонами их не используют, поскольку эндокринное воздействие снижает чувствительность клеток к лекарствам. Лучевая терапия тоже проводится после завершения ХТ, не противопоказан параллельный прием гормональных лекарств.

Курсы лечения начинаются через 3–4 недели после операции, но при хорошем заживлении раны можно начинать ХТ и раньше, а отсрочка может неблагоприятно сказаться в дальнейшем.

Стандартно проводится не менее 4 курсов ХТ, если требуется препарат, подавляющие ген HER2, то его вводят каждые три недели целый год или 17 раз.

Дооперационное лекарственное воздействие возможно тогда, когда нет сомнений в проведении и обязательности профилактики рецидива рака, то есть при всех стадиях, кроме I и не операбельного рака молочной железы IV стадии — с метастазами.

Лечение лекарствами до операции выявит истинную чувствительность рака к выбранным лекарствам, что невозможно при адъювантном лечении. При стандартной профилактике опухоли уже нет, хоть лекарственная комбинация выбирается из оптимальных по сочетанию результата и осложнений, но индивидуальная реакция не прогнозируема. Соответственно, нечувствительность рака к лекарствам до операции позволит отказаться от лекарственной профилактики после хирургического этапа.

Если неоадъювантные циклы приведут к регрессии новообразования, то можно отказаться от мастэктомии в пользу сохраняющей молочную железу операции.

При люминальном, А варианте РМЖ неоадъювантная химиотерапия мало изменяет благоприятный прогноз болезни, поэтому не практикуется. При всех остальных подтипах уменьшение ракового узла, тем более полное его исчезновение, позитивно сказывается на дальнейшем течении заболевания.

Клинический пример:

Пациентка М., 40 лет, работает воспитателем в детском дошкольном учреждении. За неделю до обращения в клинику самостоятельно обнаружила уплотнение в молочной железы, с измененной кожей над уплотнением в виде «лимонной корки». На основе отзывов и рекомендаций записалась на прием к Шаповалову Д.А., хирургу онкологу, к.м.н., заведующему хирургическим отделением клиники «Медицина 24/7». На основании данных анамнеза и первичной диагностики, пациентке было рекомендовано проведение полихимиотерапии после проведения core-биопсии с иммуногистохимическим исследованием. Пациентка была удивлена, что врач отказал в первичном проведении операции.

Комментарий и рекомендации врача-онколога, Д.А.Шаповалова:

В данном случае имеется классический вариант отечно-инфильтративной формы рака молочной железы IIIа/b/c стадии, что согласно рекомендаций NCCN, ESMO и ASCO требует на первом этапе ОБЯЗАТЕЛЬНОГО (!) проведения лекарственного противоопухолевого лечения — комбинации полихимиотерапии и таргетной терапии. При наиболее частой форме, собственно выявленной у пациентки, люминальном B-варианте были назначены согласно «золотого стандарта» по схеме Dose-Dance препараты AC-T в количестве 4+4 курсов. Невзирая на настоятельные требования пациентки начать лечение в день обращения, начало лечение было отложено до получения результатов определения Ki67 (5 рабочих дней), составивших 75% (агрессивная быстро делящаяся опухоль). От схемы СAF отказались, учитывая молодой возраст пациентки.

Через 2 курса от начала лечения была произведена клиническая оценка результата — отечность уменьшилась, опухолевый узел уменьшился по данным УЗИ. Лечение было продолжено.

Перед операцией используются аналогичные профилактическим комбинации, при положительном гене HER2 лечение обязательно, причём не менее 9 введений.

Если из 4 стандартных курсов провели только 2, то оставшиеся 2 надо доделать после удаления железы. После операции проводится столько курсов, сколько не удалось сделать до «полного счёта».

Рак молочной железы III стадии радикально сомнительно удалим даже с мастэктомией, его считают местно-распространенным, подлежащим комбинированному подходу, то есть с участием всех методов противоопухолевого лечения: лекарственного, лучевого и хирургического. Главная задача ХТ — уменьшить размер раковых узлов.

Разумеется, в этом случае химиотерапия до операции — неизбежность, а дальнейшее зависит от результата полноценной цикловой ХТ с соблюдением межкурсовых интервалов и доз лекарств.

Уменьшение узла в молочной железе в результате стандартного числа курсов приводит к операции и облучению.

Когда новообразование не среагировало на ХТ, меняется комбинация цитостатиков и при хорошем эффекте после завершения прибегают к удалению с последующим облучением.

Если после замены лекарств результата нет, проводится лучевая и только после неё операция.

Нужна ли профилактическая ХТ после удаления молочной железы, определяется индивидуально.

источник

Правда ли, что химиотерапия «устарела»? Потому что больше вредит, чем помогает? А в прогрессивных клиниках рак давно лечат без «химии»? Комментирует резидент Высшей школы онкологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Катерина Коробейникова.

В поддержку этого мнения ссылаются на цитируемое в интернете исследование профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса, якобы опубликованное в «Scientific American» и в «Журнале клинической онкологии» в 2004 году, о том, что на самом деле химиотерапия помогает лишь 2,3-5% случаев (комментарий об источнике см. в конце нашего материала). Зато именно «химия» вызывает «сопротивление опухоли, которое выражается в метастазах».

Есть нейробластома у детей или хорионкарцинома матки. Их можно полностью излечить именно с помощью химиотерапии. Излечение означает, что у человека нет рецидивов в течении 5 лет.

Есть опухоли, высокочувствительные к химиотерапии – саркома Юинга, рак предстательной железы, рак мочевого пузыря. С помощью химиотерапии они поддаются контролю — возможно излечение, как минимум, можно добиться длительной ремиссии.

Читайте также:  Стоимость химиотерапии при раке молочной железы спб

Есть промежуточная группа – рак желудка, рак почки, остеогенная саркома, при которых уменьшение опухоли от химиотерапии происходит в 75-50% случаев.

А есть рак печени, поджелудочной железы. Эти опухоли малочувительны к лекарственной терапии, но к ним сейчас применяют другие методы лечения – оперируют или облучают. И еще есть рак крови – понятие, которым пациенты называют острые лейкозы и лимфомы. Они вообще развиваются по другим законам.

Даже при запущенной стадии рака с метастазами, прогноз очень сильно зависит от того, какой у вас конкретно подтип опухоли. Например, гормоночувствительный подтип рака молочной железы даже с метастазами контролю поддается очень хорошо. Поэтому делать какие-то выводы о «химиотерапии при раке в целом» — некорректно.

В интернете рассказывается, что это доказали некие доктор медицинских наук Алан Левин и профессор Шарль Матье. Якобы на самом деле большинство пациентов, получающих химиотерапию, умирает именно от химии, а не от рака.

Я не нашла подтверждающей информации, что врачи с такими именами (они есть, но они не онкологи) высказали такое мнение.

Сегодня Россия, как Европа и США, переходит к стандартам доказательной медицины. В этой системе все доказательства оцениваются по определенной шкале. И меньше всего доверия — аргументам из серии «профессор Иванов (или профессор Смит) сказал». Более серьезный уровень аргументов – метаанализы, то есть объединение нескольких, уже проведенных маленьких исследований в одно, когда их результаты складывают и считают вместе.

Химиотерапия – это лечение. И, как у всякого лечения, у нее бывают побочные эффекты. Они бывают от любых лекарств, они бывают после хирургических операций. Сама химиотерапия тоже бывает разной в зависимости от цели. Предоперационную химиотерапию применяют до хирургической операции, чтобы максимально уменьшить размер опухоли и сделать хирургическое вмешательство максимально щадящим.

Цель постоперационной «химии» – убрать отдельные опухолевые клетки, которые еще могут циркулировать в организме.

А бывает химиотерапия паллиативная. Ее применяют, когда опухоль запущена, со множественными метастазами, и вылечить больного невозможно, но возможно затормозить дальнейшее прогрессирование и попытаться контролировать опухоль. В этом случае химиотерапия призвана подарить пациенту время, но, как правило, она сопровождает его до конца. И тогда может создаться впечатление, что пациент умер не от рака, а от «химии», хотя это не так.

Кроме того, при предоперационной или послеоперационной «химии» часто врачи наблюдают пациента не только в тот момент, когда он получает капельницы с препаратами, но и между курсами. Поэтому смертельные случаи от побочных эффектов редки.

Главный механизм действия химиопрепаратов – воздействие на механизм деления клетки. Клетки раковых опухолей очень быстро делятся, поэтому, воздействуя на деление клеток, мы останавливаем рост опухоли.

Но, помимо опухоли, в организме много других быстро делящихся клеток. Они есть во всех системах, которые активно обновляются, — в крови, в слизистых. Те химиопрепараты, которые воздействуют не выборочно, действуют и на эти клетки.

  • падение показателей крови
  • поражения печени
  • изъязвление слизистых и связанные с этим тошнота и понос
  • выпадение и ломкость ногтей.

Такой эффект объясняется тем, что цитостатическая химиотерапия действует не только на клетки опухоли, но на все быстроделящиеся клетки организма.Также у отдельных препаратов, которые оказывают на организм токсичное действие, бывают специфические осложнения. (Часть препаратов химиотерапии сделана на основе платины – это тяжелый металл).

Токсичные препараты химиотерапии могут вызвать ряд неврологических симптомов – головные боли, бессонницу или сонливость, тошноту, депрессию, спутанность сознания. Иногда возникает ощущение онемения конечностей, «мурашки». Эти симптомы проходят после прекращения действия препарата.

После химиотерапии у пациента ожидаемо падают показатели крови. Обычно пик падения приходится на седьмой-четырнадцатый день, потому что «химия» как раз подействовала на все клетки, которые были в периферической крови, а новые костный мозг выработать еще не успел. Падение происходит в зависимости от препарата, который применялся; одни из них действует преимущественно на тромбоциты, другие – на лейкоциты и нейтрофилы, третьи – на эритроциты и гемоглобин.

Химиотерапевтическое лечение проходит циклами. В зависимости от схемы химиотерапии, человек может получить, например, три дня капельниц химиотерапии, а следующие будут через 21 день. Этот промежуток называется «один цикл», он дается специально, чтобы организм пациента восстановился.

Перед каждым новым сеансом химиотерапии состояние пациента контролируют, смотрят, что было с ним в этот промежуток – делают клинический и биохимический анализ крови. Пока человек не восстановился, новый цикл лечения не начинается.

Если кроме снижения показателей крови до определенного уровня в промежуток между «химиями» ничего плохого не происходило — кровь восстановится сама. Чрезмерное падение тромбоцитов создает угрозу кровотечения, пациенту с такими показателями делают переливание тромбоцитарной массы. Если упали лейкоциты, которые отвечают за иммунитет, а человек заразился какой-то инфекцией, начался кашель, насморк, поднялась температура, — сразу назначают антибиотики, чтобы инфекция не распространилась. Обычно все эти процедуры делаются амбулаторно.

В перерывах между курсами химиотерапии пациента ведет онколог из районного онкодиспансера или поликлиники.

Перед самым первым циклом химиотерапии пациенту должны объяснить все возможные осложнения, рассказать про каждый препарат и его воздействие; и пациент может проконсультироваться со своим онкологом. Взвешивание рисков – отправная точка химиотерапии. Врач и пациент выбирают между повреждением, которое может принести химиотерапия, и преимуществом, которое может за ней последовать, — а именно – продление жизни порой на десятки лет.

Это – ключевой момент в принятии решения о необходимости применения химиопрепаратов: если мы понимаем, что при назначении того или иного лекарства процент успеха будет ниже, чем побочные эффекты, применять его просто нет смысла.

Причины возникновения метастазов у разных опухолей очень разные, как именно возникают метастазы, мы пока не знаем. Единственное, что мы знаем – «стволовых клеток рака» не бывает.

Опухоль в разных своих фрагментах и клетки метастазов – это очень неоднородное образование, там все клетки разные, они быстро делятся и быстро мутируют. Но в любом случае химиотерапия воздействует на все метастазы, где бы они ни были.

Исключение – метастазы в головном мозге, куда проникают не все препараты. В этих случаях назначают особое лечение, либо особое введение препаратов – в спинномозговой канал. Бывают даже такие опухоли, у которых нельзя найти первичный очаг, — то есть, все, что мы видим в организме – это метастазы. Но лечение все равно назначают, и оно, во многих случаях, успешно проводится.

Якобы давно есть препараты эффективнее, безвреднее и дешевле, но о них не говорят, боятся обвалить фармрынок.

Этот миф существует и по поводу других заболеваний, особенно это касается ВИЧ.

«Альтернативные препараты», которые принимают онкологические пациенты, в лучшем случае оказываются безобидными травками, от которых нет заметного действия. Увы, бывает хуже. Например, иногда пациенты начинают пить чудодейственные лекарства на основе смеси разных масел, а ведь масло – это очень тяжелый продукт для печени.

В итоге пациент буквально вызывает у себя воспаление печени, и мы не можем начать цикл химиотерапии, потому что «химия» на печень тоже воздействует. И хорошо, если пациент хотя бы рассказывает нам, что он принимал, и мы можем понять, что так ухудшило ситуацию. Но лечение в итоге откладывается, эффективность его понижается.

Кроме того, ряд новых лекарств для лечения, например, рака молочной железы, сейчас основан на растительных компонентах. Например, препарат трабектедин содержит специальным образом обработанную вытяжку из морских тюльпанов. Так что иногда препараты, которые пациенты принимают в ходе официального лечения, сами по себе – «природные».

Что до «гигантских денег фарминдустрии», часть препаратов химиотерапии, например, метотрексат, — это очень старые, давно разработанные лекарства, они стоят буквально копейки. Никаким «обвалом» или «подъемом отрасли» уменьшение или увеличение их производства не грозит.

В любом случае препараты для лечения онкологических заболеваний пациенты в России получают бесплатно.

В последнее время в дополнение к цитостатикам – препаратам химиотерапии, которые действовали на весь организм целиком, появились новые препараты. Это – новое поколение препаратов химиотерапии – таргетные препараты и лекарства, основанные на принципиально ином принципе действия – иммунопрепараты.

Таргетный препарат – это лекарство, воздействующее не на весь организм, а адресно на клетки опухоли. При этом важно – молекулы конкретного таргетного препарата могут присоединиться к рецепторам клетки только определенного вида опухоли. Конкретный подтип опухоли определяется генетическим анализом во время молекулярно-генетического исследования.

Иммунопрепараты воздействуют на иммунную систему организма и иммунные механизмы опухоли в её ядре. В результате в организме активизируется собственный иммунитет, который начинает бороться с раковыми клетками.

Однако чтобы получить иммунопрепарат и таргетный препарат, у пациента должна быть опухоль с определенными характеристиками, эти препараты действуют не на все опухоли, а на их определенные мутации. Патолог и молекулярный генетик должен подробно прописать паспорт опухоли, и записать в назначении, что пациенту необходим именно этот препарат.

Сравнительно новый метод — гормонотерапия, но здесь круг показаний еще уже – опухоль должна быть гормоночувствительная. Считается, что на гормонотерапию лучше всего реагируют опухоли молочной железы и предстательной железы, хотя и здесь гормоны можно использовать только при определенных показаниях.

Кстати, с гормонотерапией связан еще один миф: чаще всего она используется в форме таблеток, и пациенты считают, что таблетки – это «не лечение» при такой болезни, как рак.

Без химиотерапии, одними гормонами иногда лечат, например, рак молочной железы. Хотя понятно, что гормоны тоже небезобидны, от них бывают свои осложнения.

Вместе с тем надо понимать: мы изобретаем новые препараты, но и раковые клетки мутируют и к ним приспосабливаются. Даже у пациента, которому раньше лечение без «химии» помогало, опухоль может спрогрессировать и стать нечувствительной к лекарствам, которые сдерживали ее рост. В этом случае химиотерапия применяется как экстренное лечение.

Например, пациентка с раком молочной железы долгое время принимает гормоны, и опухоль не растет. Внезапно она чувствует слабость, появляются метастазы в печени. В этом случае мы проводим несколько циклов химиотерапии, возвращаем организм в состояние, когда опухоль вновь начинает реагировать на гормоны, и тогда пациентка возвращается к прежней схеме лечения.

Совсем без химиотерапии на нынешнем уровне развития онкологии мы не обойдемся. Но при этом развивается «сопроводительное лечение» — вместе с химиотерапией пациент получает целый набор лекарств, ослабляющих тошноту, ускоряющих восстановление клеток крови и нормализующих стул. Так что неприятные побочные эффекты химиотерапии удается значительно ослабить.

Об исследовании «профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса», которое озвучивает миф 1: химия малоэффективна, я слышу впервые. Единственный практикующий врач по имени Джон Кернс, которого удалось найти в интернете, — это невролог-радиолог, который занимается проблемами головного мозга, а про химиотерапию вообще ничего не писал.Возможно, речь идет о британском враче Джоне Кернсе (John Cairns), с 1991 года на покое – он 1923 года рождения. Кернс — автор книг «Рак: Наука и Общество» (1978) и «Вопросы жизни и смерти: взгляды на здравоохранение, молекулярную биологию, рак и перспективы человеческого рода» (1997).

Годы работы Джона Кернса говорят о том, что он ссылался на статистику выживаемости 1970-1980-х годов, и публиковаться в научных журналах в начале 2000-х не мог.Если речь идет об этом Джоне Кернсе, то мы можем говорить лишь об устаревших исследованиях в онкологии: с 1970-х годов эффективность лекарств сильно изменилась.«Журнал клинической онкологии» в число современных авторитетных изданий не входит.

«Scientific American» — это американский научно-популярный журнал. Доверия к нему как к изданию, публикующему результаты научных исследований, никакого.Похожее скептическое исследование про химиотерапию выложил недавно портал geektimes.ru. Там сказано: «за период с 2009 по 2015 год было одобрено 48 различных противоопухолевых препаратов. Из них эффективны 10%, а 57% не дали вообще никакого эффекта».

Здесь исследователи оценивали только два параметра – 5-летнюю выживаемость и качество жизни и смешали очень разные заболевания – рак желудка, рак легкого, и рак крови. Показатели по этим локализациям опухолей разные, механизм действия препаратов – тоже, и признаком эффективности лекарства будут разные показатели выживаемости. А у исследователей получилась просто «средняя температура по больнице». Оригинал статьи опубликован на сайте Miloserdie.ru

Автор: Дарья Менделеева, Корреспондент Милосердие.ru

источник

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ

Журнал входит в Перечень рецензируемых научных изданий ВАК.

Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина РАМН

Х имиотерапия и гормонотерапия играют существенную роль в комплексном лечении рака молочной железы практически при всех стадиях заболевания. Это объясняется особенностями данной опухоли – даже на ранних стадиях заболевания велик риск существования отдаленных микрометастазов, особенно при наличии факторов риска (поражении подмышечных лимфоузлов, отрицательных рецепторах эстрадиола и прогестерона, гиперэкспрессии Неr–2/neu и т.д.). Применение адъювантной химио– и гормонотерапии значительно улучшило результаты лечения операбельного рака молочной железы. При запущенном раке молочной железы химиотерапия и гормонотерапия являются основными методами лечения, позволяющими значительно продлить жизнь больного и улучшить ее качество. У 10–25% женщин с диссеминированным раком молочной железы возможно достижение полной регрессии опухоли с длительным безрецидивным периодом.

Адъювантная терапия рака молочной железы сегодня представляет собой систему стандартов, эффективность которых доказана в большом числе клинических исследований [1].

Читайте также:  Стоимость операции удаления рака молочных желез

До настоящего времени остается четыре независимых прогностических фактора при резектабельном раке молочной железы: поражение регионарных лимфатических узлов, размер первичной опухоли, степень дифференцировки и содержание рецепторов к стероидным гормонам (к эстрогенам – РЭ и к прогестерону – РП).

Стандартами химиотерапии и эндокринной терапии являются: 4 цикла химиотерапии в режиме АЦ (адриамицин + циклофосфан) или АЦФ (адриамицин + циклофосфан + фторурацил) или 6 циклов химиотерапии по схеме ЦМФ (циклофосфан + метотрексат + фторурацил), а также тамоксифен 20 мг в день в течение 5 лет.

Первый фактор, положенный в основу назначения адъювантной терапии – поражение регионарных лимфатических узлов, разделяет всех больных на две группы.

Рак молочной железы без метастазов в регионарные лимфоузлы

Для назначения адъювантной терапии в этой группе необходимо определение групп повышенного риска. Граница для назначения адъювантной лекарственной терапии, что означает группу повышенного риска – снижение пятилетней выживаемости до 95% и менее (табл. 1).

Только в группе низкого риска пятилетняя выживаемость больных составляет более 95%. Во всех остальных группах проведение адъювантной лекарственной терапии улучшает результаты хирургического лечения.

Больным в пременопаузе с умеренным или высоким риском и положительным уровнем эстрогенных рецепторов показана химиотерапия с последующим назначением тамоксифена. При гормононезависимых опухолях показано назначение только химиотерапии.

Больным в постменопаузе с умеренным или высоким риском и положительным уровнем эстрогеновых рецепторов показан прием тамоксифена, а в группе высокого риска – комбинация химиотерапии с тамоксифеном. При отрицательном уровне рецепторов к эстрогенам показано применение только химиотерапии.

Всем пожилым больным (старше 70 лет) показан прием тамоксифена, а в группе высокого риска возможно дополнительное назначение химиотерапии. С уче– том возраста больных дополнительное назначение химиотерапии должно быть индивидуально обоснованным.

Рак молочной железы с метастазами в регионарные лимфоузлы

У всех больных раком молочной железы с метастазами в регионарные лимфатические узлы применение адъювантной лекарственной терапии улучшает результаты лечения.

При положительном уровне рецепторов к эстрогенам вне зависимости от менструальной функции показана комбинированная адъювантная терапия – химиотерапия и эндокринная терапия тамоксифеном.

При гормононезависимых опухолях показано применение только химиотерапии.

Всем пожилым больным (старше 70 лет) показан прием тамоксифена вне зависимости от уровня эстрогеновых рецепторов. Если уровень рецепторов к эстрогенам отрицательный, возможно дополнительное назначение химиотерапии. С учетом возраста больных дополнительное назначение химиотерапии должно быть индивидуальным.

При всей внешней простоте и схематичности назначения адъювантного лечения лишь методы, доказавшие свою эффективность в результате длительных клинических исследований, применяются для лечения больных. Оптимальная тактика адъювантной терапии постоянно совершенствуется. Совсем недавно химиотерапия рекомендовалась только больным в пременопаузе с метастазами в регионарные лимфатические узлы. В настоящее время только больным с низким риском и пожилым больным с положительными эстрогеновыми рецепторами не показано проведение химиотерапии.

При проведении адъювантной химиотерапии необходимо строго придерживаться оптимального режима (стандартных доз и интервалов между циклами). Неоправданные модификации режимов химиотерапии, несомненно, ухудшают результаты лечения.

Сегодня продолжаются исследования роли выключения функции яичников и рутинное применение данного метода адъювантного лечения нецелесообразно.

Появились данные об эффективности таксанов, как дополнительной химиотерапии к антрациклин–содержащим комбинациям у больных с неблагоприятным про– гнозом.

В связи с широкими исследованиями роли гиперэкспрессии рецептора Her2/neu наметились новые тенденции в оценке прогноза и лечения больных. Однако пока необходимо дополнительное число исследований для изменения практических рекомендаций.

Исследования по адъювантной терапии рака молочной железы интенсивно продолжаются, и можно надеяться, что в ближайшее время все больше и больше женщин будут излечиваться от рака молочной железы.

Неоадъювантная терапия – системное лечение, которое проводится до начала локального лечения (хирургического вмешательства или лучевой терапии).

Задачи неоадъювантной терапии:

  • уменьшение размеров первичной опухоли и регионарных метастазов
  • уменьшение объема оперативного вмешательства (радикальная резекция вместо радикальной мастэктомии)
  • определение чувствительности опухоли к цитостатикам, выявление резистентных случаев с целью использования альтернативных режимов для адъювант– ной химиотерапии
  • увеличение общей и безрецидивной выживаемости
  • оценка новых режимов лечения по частоте полной клинической и морфологической ремиссии.

Стандартом неоадъювантной химиотерапии по результатам многоцентрового исследования NSABP B–18 признана схема АЦ, при применении которой объективный эффект составил 80%, полная морфологическая ремиссия отмечена у 15% больных.

Предполагалось, что раннее воздействие противоопухолевых лекарств на микрометастазы приведет к увеличению общей и безрецидивной выживаемости. Однако анализ 7 крупных рандомизированных исследований, в том числе NSABP B–18, включившего 1500 женщин с операбельным раком молочной железы, проведенный Wolff [2], не подтвердил эту гипотезу. Продолжительность жизни может быть увеличена только за счет рационального подхода к лечению – использования альтернативных режимов для адъювантной химиотерапии в случае низкой эффективности неоадъювантного лечения.

Продолжается поиск наиболее эффективного режима неоадъювантной химиотерапии. Особенно важным показателем является достижение полной морфологической регрессии опухоли, так как именно этот показатель статистически достоверно коррелирует с ростом общей выживаемости. С этой целью исследуются комбинации, включающие наиболее эффективные препараты, входящие в режимы неоадъювантной химиотерапии в последние годы – цисплатин, навельбин, таксаны. Некоторые авторы показали преимущество комбинаций антрациклинов и таксанов по сравнению со стандартным режимом АС. Разрабатываются новые режимы, включающие препараты, недавно вошедшие в практику химиотерапии, например, кселода и герцептин. Исследуются интенсивные режимы химиотерапии, однако пока не получено достоверных доказательств влияния интенсификации неоадъювантной химиотерапии на отдаленные результаты лечения.

Обсуждается количество курсов неоадъювантной химиотерапии. Признано, что эффект химиотерапии и частота полных регрессий опухоли зависят от количест– ва курсов лечения. Поэтому целесообразно проводить не менее 4 курсов, что безопасно для больных при условии регулярного контроля за динамикой заболевания.

У больных в менопаузе с положительными РЭ и/или РП применяется неоадъювантная гормонотерапия. Объективный эффект гормонотерапии достигает 50–70%. Для неоадъювантной гормонотерапии могут быть рекомендованы тамоксифен, анастразол, летрозол, экземестан.

Диссеминированный рак молочной железы

Для выбора метода лечения перед началом терапии необходимо оценить ряд прогностических факторов, определяющих возможный ответ заболевания на проводимое лечение. Длительный период, прошедший после лечения первичной опухоли до появления отдаленных метастазов, поражение только мягких тканей и костной системы или единичные отграниченные очаги в легких, медленный рост опухоли, удовлетворительное общее состояние больной, пожилой возраст и постменопауза, положительный уровень рецептов эстрадиола и/или прогестерона свидетельствуют о вероятно высокой чувствительности опухоли к гормонотерапии. В случае раннего появления отдаленных метастазов после лечения первичной опухоли, быстрого прогрессирования заболевания, молодого возраста больной, при множественных висцеральных метастазах, наличии лимфангоита кожи или легких лечение необходимо начинать с химиотерапии.

Эффективность гормонотерапии при положительном уровне РЭ и РП достигает 50–70%, снижается при положительных рецепторах одного вида (33%). При отрицательных РЭ и РП существует небольшой процент больных (5–10%), отвечающих на гормонотерапию. Традиционными препаратами, рекомендованными для первой линии гормонотерапии у больных в менопаузе, являются антиэстрогены – тамоксифен и торемифен. В настоящее время в I линии эндокринотерапии альтернативой тамоксифену являются антиароматазные препараты – анастрозол и летрозол. Во II линии эндокринотерапии больных раком молочной железы в менопаузе (при использовании тамоксифена в I линии) в настоящее время вместо прогестинов используются антиароматазные препараты (анастрозол, летрозол, экземестан). Применять прогестины во II линии гормонотерапии считается неэтичным.

У больных в пременопаузе гормонотерапию можно начинать с выключения функции яичников с помощью агониста гонадотропин–рилизинг гормона гипофиза – гозерелина (золадекса), а также хирургическим или лучевым методами.

Эффект гормонотерапии оценивается через 6–8 нед после начала лечения. Положительным ответом считается не только полная или частичная регрессия опухоли, но и длительная стабилизация заболевания (>=6 месяцев). Лечение продолжается до прогрессирования болезни. В случае быстрого прогрессирования болезни после гормонотерапии первой линии следует начать химиотерапию. При прогрессировании после длительного положительного эффекта на фоне первой линии гормонотерапии, а также кратковременной полной или частичной регрессии опухоли начинают гормонотерапию второй линии – ингибиторы (инактиваторы) ароматазы.

Наиболее известные ингибиторы ароматазы – аминоглютетемид (ориметен, мамомит), ингибитор ароматазы первого поколения, стероидный инактиватор ароматазы – экземестан (аромазин) и препараты третьего поколения – летрозол (фемара), анастрозол (аримидекс). Экземестан, летрозол и анастрозол менее токсичны и не требуют заместительной кортикостероидной терапии. Они эффективны и у больных, принимавших ранее аминоглютетемид: если лечение аминоглютетемидом было эффективным, частота ответа составляет 25–33%, если неэффективным – 6–12%. У пременопаузальных больных ингибиторы ароматазы назначаются только после выключения функции яичников, чтобы избежать активизации синтеза эстрогенов в функционирующих яичниках по принципу «обратной связи».

Третья линия гормонотерапии – прогестины – медроксипрогестерона ацетат (фарлутал, провера) и мегестрола ацетат (мегейс). Достаточно редко в наше время в III линии гормонотерапии используются андрогены и у женщин в постменопаузе – эстрогены.

Стандартами I линии химиотерапии рака молочной железы являются схемы: ЦМФ (циклофосфан 100 мг/м 2 внутрь ежедневно дни 1–14, метотрексат 40 мг/м 2 в/в дни 1,8, фторурацил 600 мг/м 2 в/в дни 1,8, интервал 4 нед), ЦАФ (циклофосфан 100 мг/м 2 внутрь ежедневно дни 1–14, доксорубицин 30 мг/м 2 в/в дни 1,8, фторурацил 500 мг/м 2 в/в дни 1, 8, интервал 4 недели), АЦФ (фторура– цил 500 мг/м 2 , доксорубицин 50 мг/м 2 , циклофосфан 500 мг/м 2 каждые 3 нед), ЕЦФ (фторурацил 500 мг/м 2 , эпирубицин 100 мг/м 2 , циклофосфан 500 мг/м 2 каждые 3 нед), АЦ (доксорубицин 60 мг/м 2 , циклофосфан 600 мг/м 2 каждые 3 нед).

Большинство исследователей отдают предпочтение антрациклиновым комбинациям, учитывая более высокий противоопухолевый эффект этих комбинаций по сравнению с ЦMФ. Комбинация ЦМФ чаще используется у пожилых больных, при противопоказаниях к применению антрациклинов.

Высокую эффективность показали комбинации антрациклинов и таксанов – АТ (доксорубицин 50–60 мг/м 2 , паклитаксел 175 мг/м 2 , интервал 3 нед), ЕД (эпирубицин 100 мг/м 2 , доцетаксел 75 мг/м 2 , интервал 3 нед).

Длительность химиотерапии обычно определяется ответом опухоли: после достижения максимального эффекта проводится дополнительно 2 курса ПХТ. Затем предпочтение может быть отдано наблюдению за больным до прогрессирования. При продолжении лечения до прогрессирования увеличивается время до прогресси– рования, однако общая выживаемость не меняется, при этом снижается качество жизни больных.

Ведется поиск эффективных комбинаций для первой линии лечения диссеминированного рака молочной железы, включающих новые препараты, в частности, капецитабин (кселода). Показано, что капецитабин имеет лечебную активность, сходную с ЦМФ.

У больных, имевших прогрессирование после химиотерапии антрациклинсодержащими комбинациями, стандартом дальнейшего лечения являются таксаны (паклитаксел 175 мг/м 2 в/в со стандартной премедикацией 1 раз в 3 нед, доцетаксел 100 мг/м 2 в/в со стандартной премедикацией 1 раз в 3 нед). В монотерапии у резистентных к антрациклинам больных объективный эффект составляет 41%. В последнее время все более популярным становится еженедельное введение таксанов, при этом увеличивается интенсивность лечения без увеличения токсичности. Эффективны комбинации таксанов с другими препаратами: навельбин 20 мг/м 2 в/в дни 1, 5-й + доцетаксел 75 мг/м 2 в/в со стандартной премедикацией день 1-й, интервал 3 нед; паклитаксел 175 мг/м 2 в/в со стандартной премедикацией день 1-й + фторурацил 1 г/м 2 /день в/в кап. 72–часовая инфузия дни 1, 2, 3-й, интервал 3 нед; кселода 1650 мг/м 2 дни 1–14 + паклитаксел 175 мг/м 2 (или доцетаксел 75 мг/м 2 )1 раз в 3 нед; гемцитабин 1 г/м 2 дни 1, 15-й + паклитаксел 135 мг/м 2 дни 1, 15-й, интервал 4 нед.

Для третьей и последующих линий лечения четких стандартов не разработано. Применяются комбинации препаратов, включающие навельбин, препараты платины (цисплатин, оксалиплатин), антиметаболиты (длительные инфузии фторурацила, гемцитабин, томудекс, кселода). Следует отметить высокую эффективность кселоды у больных во II (объективный ответ у 36% больных) и III (20%) линиях химиотерапии. Препарат может быть рекомендован, как альтернатива таксанам во II линии химиотерапии.

Некоторые режимы, эффективные во II–III линии лечения диссеминированного рака молочной железы: МММ – митомицин 8 мг/м 2 в/в день 1 + митоксантрон 8 мг/м 2 в/в день 1 + метотрексат 30 мг/м 2 в/в день 1; МЕП – митомицин 10 мг/м 2 в/в день 1 + цисплатин 40 мг/м 2 в/в дни 2, 7 + вепезид 100 мг/м 2 в/в дни 3 ,4, 5, интервал 4 нед; цисплатин 80 мг/м 2 в/в день 1 + кселода 2000 мг/м 2 внутрь ежедневно дни 1–14; навельбин 25 мг/м 2 в/в дни 1, 8 + митомицин 7 мг/м 2 в/в день 1, интервал 4 недели; навельбин 20 мг/м 2 в/в дни 1, 15 + цисплатин 80 мг/м 2 в/в день 1, интервал 4 нед; циклофосфан 600 мг/м 2 в/в день 1 + лейковорин 500 мг/м 2 в/в кап. в течение 2 часов + фторурацил 1,5 г/м 2 в/в постоянная 24–часовая инфузия, дни 1, 15, интервал 4 нед; навельбин 25 мг/м 2 в/в дни 1, 8 + томудекс 1 мг/м 2 в/в дни 1, 8, интервал 3 нед.

В 25–30% случаев в опухоли молочной железы отмечается гиперэкспрессия Неr–2/neu, коррелирующая с плохим прогнозом заболевания. У таких больных эф– фективен Герцептин – препарат принципиально нового механизма действия – рекомбинантные гуманизированные моноклональные антитела, связывающиеся с рецептором Неr–2/neu. Герцептин применяется еженедельно, первое введение – 4 мг/кг в/в, последующие – 2 мг/кг. Лечение продолжается до прогрессирования заболевания. Герцептин рекомендуется к применению у больных с гиперэкспрессией Неr–2/neu в комбинации с гормонотерапией и химиотерапией. Добавление герцептина к комбинации АС повысило частоту объективных эффектов с 42 до 60%. При резистентности к антрациклинам комбинация герцептина с таксолом была эффективна у 49% больных (при монотерапии таксолом эффект составил 17%). Изучаются комбинации герцептина с другими цитостатиками, например, с кселодой, навельбином [5].

1. Материалы шестой конференции по адъювантной терапии рака молочной железы, Сан–Галлен Швейцария, 1998 год.

2. A.C.Wolff, N.E. Davidson: Primary systemic therapy in operable breast cancer. J Clin Oncol 18:1558–1569, 2000.

3. C.А. Тюляндин: Химиотерапия диссеминированного рака молочной железы. Практическая онкология, 2, 2000.

источник