Меню Рубрики

После операции рака груди прошло 8 лет

Вам выполнили онкологическую операцию на молочной железе (при раке): сохранили грудь или удалили её полностью. Теперь нужно сделать так, чтобы Ваша болезнь не вернулась, а если это всё-же случится — «поймать» этот момент на ранней стадии.

До операции Вы прошли обследования для обнаружения возможных метастазов: проверяли лёгкие, печень, кости. Но метастазы могли быть очень малы и остаться незамеченными.

Качество исследований зависит от оборудования, подготовки специалиста и от его мотивации делать свою работу максимально качественно.

Мы рекомендуем обследоваться у НАШИХ ПАРТНЁРОВ

Затем Вы получили дополнительное лечение (химиотерапия, гормонотерапия, таргетное лечение, лучевая терапия). Все эти меры были направлены — чтобы убить возможные метастазы. Но гарантировать успех лечения на 100% невозможно. Могли остаться непогибшие опухолевые клетки.

Если они остались — они будут расти. Сначала они могут быть выявлены только по результатам обследований и никак себя не проявляют. Если их не искали или не заметили — они станут разрушать те органы — в которых находятся, и тогда станут проявляться признаки болезни этих органов.

Для пациента лучше выявить возврат болезни по результатам обследований, а не при появлении жалоб — когда метастаз опухоли ещё не разрушил орган. Тогда лечение будет более эффективным.

Если же Вы не прошли полноценного обследования до начала лечения — пройдите его хотя бы в процессе лечения: разумеется, кое-что уже могут и не заметить (стало невидимым на фоне лечения), но у Вас хотя бы появятся результаты правильных обследований, с которыми можно будет сравнивать последующие, а если что-то и выявится — то мы хотя бы будем иметь чёткое понимание об истинном состоянии Вашей болезни и (при необходимости) скорректируем дальнейшее лечение.

Подробнее о том, как Вас следовало бы обследовать до операции смотрите ЗДЕСЬ

Первый раз обследования желательно выполнить через 6 месяцев после завершения химиотерапии и\или лучевой терапии: маловероятно, что метастазы будут расти на фоне лечения этими методами: они достаточно эффективны. Далее выполняйте их в указанном ниже ритме.

Либо чередуя маммографию с МРТ – для раннего выявления возможного рецидива опухоли в сохранённой молочной железе выполняются:

  • Пременопаузальным женщинам (оперированной молочной железы) каждые 6 — 12 месяцев первые 3 года, затем – ежегодно. Здоровую м/железу — ежегодно;
  • Женщинам в постменопаузе (обе молочные железы) – 1 раз в 12 мес.

Пациентам, которые оперировались в нашем Центре мы устанавливаем специальные титановые метки в ложе удалённой опухоли, чтобы видеть это место при контрольных маммографиях (КТ) и обращать на него более пристальное внимание на предмет рецидива (только при органсохранных операциях). Данные метки не мешают выполнять МРТ.

Маммограммы с метками (скобами, клипсами) в ложе удалённой опухоли. При контрольных исследованиях (по этим меткам) более пристальное внимание уделяется зоне удалённой опухоли. Кроме того, по этим меткам проводится фокусировка аппарата для лучевой терапии — при проведении облучения после операции удаления опухоли рака молочной железы.

Или компьютерная томография грудной клетки, как более информативный метод диагностики – для выявления метастазов в лёгкие и кости выполняется:

  • В течении первых 3-х лет – 1 раз в 9 -12 месяцев;
  • Последующие годы – 1 раз в год.

Для выявления метатазов в кости – 1 раз в год. При выявлении очагов накопления РФП (радиофармпрепарата) – необходимо сделать прицельные рентгеновские снимки этих костей или их компьютерная томография.

Надключичных, шейных, подмышечных, сравнивая сторону операции с противоположной — для выявления рецидива опухоли в зоне операции и появления метастазов в лимфатических узлах (или МРТ, КТ этих зон — как более информативные методы):

  • В течении первых 2-х лет – 1 раз в 6 месяцев;
  • Последующие 3 года – 1 раз в 9 месяцев;
  • Последующие годы – 1 раз в год.

На: общий кальций (повышается при метастазах в кости), лактат-дегидрогеназу (лдг) и щелочную фосфотазу – повышаются при отдалённых метастазах

  • В течении первых 2-х лет – 1 раз в 6 месяцев;
  • Последующие 3 года – 1 раз в 9 месяцев;
  • Последующие годы – 1 раз в год.

Они не является стандартом обследования при раке молочной железы, равно как и для диагностики этого заболевания: так как при уже доказанных признаках прогрессии заболевания они реагируют только у 1 из 5 пациенток с запущенным раком молочной железы: РЭА и СА15-3:

  • первые 2 года – 1 раз в 6 месяца;
  • последующие 3 года – 1 раз в 9 месяцев;
  • последующие годы – 1 раз в год.

Подробнее про онкомаркеры можно прочитать ЗДЕСЬ

Если позволяют Ваши возможности, вместо УЗИ печени и зоны операции на молочной железе, рентгенографии лёгких и сцинтиграфии костей скелета — можно выполнять более информативные исследования (разумеется, если делать их у грамотных и мотивированных специалистов на современном оборудовании):

КТ (компьютерная томография) зоны операции, лёгких и печени, костей скелета (прицельно, после ОСГ);

  • МРТ (магнитно-резонансная томография) зоны операции (сохранённой молочной железы) и печени
  • ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография) – после операции (если не выполнялась до неё), затем — через 6-12 месяцев после операции в течении 3 лет, далее – ежегодно.
  • Восстанавливать грудь после удаления можно не ранее чем через 4 месяца после завершения лучевой терапии и не ранее чем через 2 месяца после завершения химиотерапии (таргетного лечения). В нашем учреждении мы делаем такие операции по квотам в рамках полиса ОМС (для жителей всех регионов РФ) и платно.

    Перед такой операцией необходимо доказать, что Ваша болезнь Вас оставила: КТ грудной клетки, ОСГ, УЗИ печени. С результатами этих обследований можете обращаться к нам для решения вопроса о реконструктивно-восстановительной операции.

    Демонстрация результатов обследований (если было выявлено что-либо новое, чего не было в предыдущих обследованиях), обращая особое внимание на отдаленные нежелательные эффекты, в частности проявления остеопороза:

    • каждые 3-6 мес. в течение первых 3 лет;
    • каждые 6-12 мес. — в течение последующих 2 лет;
    • далее – ежегодно.
    Профилактика (лечение) отёка руки после операции на груди смотрите ЗДЕСЬ.

    Эти тесты — молекулярный анализ рака молочной железы — делают в развитых странах всем пациентам по страховке. По результатам теста предсказывается эффективность от планируемой химиотерапии или гормонотерапии.

    При дуктальной карциноме in situ (DCIS) и инвазивном раке молочной железы (РМЖ) результат теста предстаёт в виде шкалы с баллами, где отмечается риск местного рецидива (чем меньше балл, тем ниже риски). Исходя из этого, иногда можно отказаться от запланированной по традиционным канонам химиотерапии (при низком балле) или наоборот назначить её пациентке, когда ей планировалось проведение только гормонотерапии (при высоком балле).

    Низкий балл теста демонстрирует невысокую перспективу от добавления химиотерапии к гормональному лечению конкретного больного, тогда как высокое значение счёта говорит о потенциальных преимуществах химиотерапии.

    По результатам теста у 37% оперированных пациенток с раком молочной железы традиционное последующее запланированное лечение было изменено (на основании персонифицированных данных о биологических свойствах опухоли).

    Его рекомендуют к использованию American Society of Clinical Oncology® (ASCO®) and the National Comprehensive Cancer Network®(NCCN®).

    Недавно компания Genext открыла свой офис в Санкт-Петербурге. Она предлагает аналогичный тест — EndoPredict (Эндо-Предикт). Тест выполняется в Мюнхене (Германия). Для этого необходимо предоставить парафиновые блоки опухоли (рака молочной железы) и заключить договор. Цена — 140 т. р. Тел. сотрудника: 8(965)080-72-77, Андрей Вдовин.

    Тесты ONCOTYPE DX и MAMMA PRINT оправданы только:

    • для пост- и пременопаузальных пациенток
      • с эстроген-положительными рецепторами опухоли (ER+);
      • не поражёнными метастазами лимфатическими узлами (No);
      • отрицательными рецепторы эпидермального фактора роста (Her2/neu «–» или «1+»);
      • стадией рака молочной железы: дуктальной карциноме in situ (DCIS), I, II и (иногда) IIIа.
    • для постменопаузальных пациенток
      • с незначительным поражением лимфатических узлов;
      • с эстроген или прогестин-положительными рецепторами опухоли (PR+ и/илиER+);
      • отрицательными рецепторами эпидермального фактора роста (Her2/neu «–» или «1+»).

    Подробнее о тестах Oncotype DX и MammaPrint смотрите ЗДЕСЬ. Для граждан нашей страны анализ может быть выполнен только на платной основе (около 4.100 USD). Мы можем оказать содействие в организации данных анализов.

    Иногда рак МЖ обусловлен мутацией генов. Чаще это бывает в следующих случаях:

    • если Ваше заболевание возникло до наступления менопаузы;
    • если были случаи рака молочной железы и/или яичников у Ваших кровных родственников (в том числе у мужчин — рак грудной железы), либо у вас ранее (рак второй молочной железы);
    • если у Вас мультифокальный рак молочной железы;
    • если опухоль триплнегативна по ИГХ (HER-2/neu «нет» или «1+», а эстрогеновые и прогестиновые рецепторы отрицательные: ER -, PR -, Her2/neu — );
    • пациенткам с медулярной карциномой молочной железы, возникшей в пременопаузу.

    Если в указанном списке Вы нашли свой «случай» — рекомендуется сделать анализ на мутацию.

    При обнаружении мутации Ваш риск снова заболеть составляет 50%. Поэтому (некоторые учёные считают) — что при мутации нежелательно выполнять операцию с сохранением молочной железы. Хотя «риск не заболеть» — тоже 50%.

    Только при наличии мутации у Вас — желательно проверить Ваших кровных родственников по женской линии на предмет наличия мутации у них. Если мутацию у них нашли — они должны для профилактики выполнять МРТ молочных желёз на 10 лет раньше того возраста, в котором было выявлено Ваше онкологическое заболевание.

    В ряде случаев рассматривается вопрос о профилактическом удалении молочных желёз (как у Анжелины Джоли) и их одномоментном протезировании (мы делаем такие операции).

    Анализы на мутацию можно выполнить в специализированной лаборатории, руководителем которой является Имянитов Евгений Наумович — генетик и ведущий специалист по наследственному раку в нашей стране. Тел. лаборатории: 8(812)439-95-28. По данному телефону можно согласовать и консультацию Имянитова Е.Н.

    • можно определить у Вас в крови «Cycline D1» — при наличии этого фермента тамоксифен будет неэффективен (анализ можно выполнить без посредников в специализированной лаборатории. Тел. лаборатории: 8(812) 439-95-28;
    • каждые 3-6 месяцев – УЗИ малого таза на предмет гиперплазии эндометрия;
    • консультация флеболога на предмет целесообразности склерозирования или операции на венах нижних конечностей;
    • тамоксифен противопоказан при глаукоме

    Гормонотерапия не тамоксиифеном и не торимефеном. Эти препараты могут провоцировать остеопороз (который может быть и без них): показана ОСГ (остеосцинтиграфия) костей скелета 1 раз в год, а для профилактики могут быть назначены витамин «Д» и препараты кальция (например, кальций Д3 компании «Никомед»)

    Жировая ткань — источник синтеза женских половых гормонов:

    регулярная физическая нагрузка (не противопоказан спорт, аэробика)

    Гимнастика (упражнения, ЛФК) после операции на молочной железе смотрите ЗДЕСЬ.

    На странице «Где обследоваться» откроются координаты специалистов, которые зарекомендовали себя как добросовестные в СПб.

    Формально обследования должны проводиться онкологами в поликлиниках по месту жительства. Но тут есть проблемы:

    • Сумма (компенсация из страховых компаний за обследования) не покрывает их себестоимость. Поэтому врачи поликлиник могут назначать только то, что регламентировано им для пациентов. Например, если выделено денег для обеспечения УЗИ, а пациенту необходимо выполнить компьютерную томографию или магнитно-резонансную томографию, или ПЭТ (как более информативные методы диагностики) — то смогут обеспечить только УЗИ.
    • Если онкологу регламентировано, например, 3 компьютерные томографии всем его пациентам на пол-года, то он не назначит это обследование четвёртой пациентке, даже если сам знает, что ей «очень нужно».
    • Если выполненное обследование не выявило патологии (не нашли метастазы), то это трактуется как «назначение не по показаниям». За это врач получает порицание, а страховая компания может отказать поликлинике в оплате труда врача и возмещении средств за выполненное «не по показаниям» обследование.
    • Некоторые обследования не являются стандартными в странах с низким уровнем финансирования здравоохранения, поэтому, например, про ОСГ, КТ или ПЭТ нередко пациентам даже не говорят.
    • Жалобы пациентов приводят к увольнению их врача, так как администрация мед. учреждений трактует информирование пациентов о недостатке чего-либо для их лечения и обследования — только как спровоцированная врачами акция против администрации. Поэтому врачи предпочитают не говорить, что чего-то нет, а объяснять это тем, что «Вам не надо» или «у нас есть чем заменить».

    Поэтому (чаще всего) обследования назначают только тогда — когда ранние признаки возврата болезни уже пропущены, и проявляются признаки нарушения работы поражённых органов.

    Ещё один нюанс — проходите ли Вы обследования у опытных специалистов или нет, на современном оборудовании или устаревшем.

    Вы должны знать, что сегодня в стране отсутствует легальный механизм поощрения хорошо работающих медиков. Труд врача, который принимает Вас в поликлинике по полису ОМС оценён государством в сумму 50 рублей (около 1 USD): именно столько ему платит государство за факт Вашего приёма (вашу консультацию). Качество работы не оценивается. Уйти врачу — некуда, везде одинаковые правила работы. Чтобы заработать — он берёт больше консультаций, неся потери в качестве. Будьте готовы, что для качественного современного обследования у хороших специалистов Вам придётся нести затраты, либо как-то выделяться на общем фоне других пациентов (с целью обращения его внимания на Ваши проблемы и появления заинтересованности сделать для Вас больше, чем регламентировано). Либо Ваше наблюдение и обследование — как в лотерее, во многом будет зависеть от случайности.

    Если информация нашего сайта была Вам полезна — пожалуйста, оставьте свои отзывы о нём и рекомендации в интернете для других пациентов.

    Автор: Чиж Игорь Александрович
    заведующий, кмн, онколог высшей квалификационной категории,
    хирург высшей квалификационной категории, пластический хирург

    источник

    Срок возникновения локальных рецидивов (ЛР) (время от радикально выполненной операции до возникновения рецидивной опухоли) является важным прогностическим фактором для больных раком молочной железы (РМЖ).

    Около 75% всех ЛР возникают в первые 5 лет после перенесенной операции, хотя в литературе описаны уникальные случаи возникновения поздних локальных рецидивов в области грудной стенки у пациенток, перенесших мастэктомию: у 77-летней пациентки спустя 23 года и у 90-летней женщины спустя 40 лет после перенесенной операции.

    Читайте также:  Опухолевые маркеры при раке молочной железы

    Использование возможностей современного морфологического исследования опухолей позволило подтвердить развитие именно ЛР первичной опухоли.

    По нашим данным (архив РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН), максимальный срок возникновения рецидива составляет 18 лет.

    В 1978 г. по поводу рака правой молочной железы T2N1M0 больной в возрасте 32 лет выполнена радикальная мастэктомия (РМЭ) (по Пейти), в адъювантном режиме проведена химиотерапия тиосроссрамидом в дозе 120 мг.

    Спустя 18 лет после операции у больной появилось опухолевидное уплотнение в средней трети послеоперационного рубца. При дообследовании [маммография и ультрозвуковое исследование (УЗИ) левой молочной железы, рентгенография органов грудной клетки, УЗИ органов брюшной полости и малого таза, сцинтиграфия скелета] какой-либо другой опухолевой патологии у больной не выявлено.

    По данным УЗИ: в средней трети послеоперационного рубца определяется опухолевый узел округлой формы с нечеткими контурами, размером 1,2х0,9 см, с инвазией в межреберье (рис. 7).


    Рис. 7. УЗ-картина ЛР в области послеоперационного рубца с инвазией опухоли в межреберье.

    С целью верификации диагноза выполнена пункция опухолевого узла. Цитологическое заключение — рак; при сравнении пунктатов цитограммы первичной опухоли и локальных рецидивов идентичны.

    Больной проведена лучевая терапия на область послеоперационного рубца и регионарные зоны метастазирования, разовая очаговая доза (РОД) 2 Гр, суммарная очаговая доза (СОД) 50 Гр, с полным эффектом. С учетом рецепторного статуса опухоли (опухоль экспрессирует рецепторы эстрогена (РЭ)+рецепторы прогестерона (РП)+) рекомендован прием тамоксифена 20 мг/сут. Больная прослежена в течение 2 лет — признаки прогрессирования заболевания отсутствуют.

    В мировой литературе выделены понятия раннего и позднего ЛР РМЖ. Понятие «ранний локальный рецидив» различно у разных авторов — от 2 до 4 лет после операции; развитие рецидива в эти сроки ассоциировано с повышенным риском отдаленного метастазирования и смерти от прогрессирования болезни. Различия в показателях общей выживаемости среди пациенток с ранними и поздними рецидивами представлены в табл. 9.

    Таблица 9. Показатели общей выживаемости у больных с ранними и поздними ЛР рака молочной железы

    Источник
    Число больных Срок возникновения
    локальных рецидивов РМЖ, мес после операции
    Общая выживаемость больных при рецидивах, %
    ранний поздний ранний поздний
    A. Courdi и соавт. 180 До 36 Позже 60 55,8 79,5
    J. Fodor 68 До 24 Позже 24 25 72
    A. Neri и соавт. 46 До 24 Позже 24 10 87,5

    Авторы подчеркивают, что срок возникновения ЛР коррелирует с такими факторами, как: пременопаузальный статус, размер опухоли более 2 см, степень злокачественности опухоли, наличие лимфоваскулярной инвазии, отрицательный статус рецептором эстрогена и мультицентричность роста опухоли.

    Кроме того, выявлена корреляция раннего срока возникновения рецидива с поражением аксиллярных лимфатических узлов, а также низкой степенью дифференцировки и РЭ(-)-статусом первичной опухоли, что определяет более неблагоприятный прогноз у этих больных.

    Ранние рецидивы после операции у больных раком молочной железы представляют особый клинический интерес. С одной стороны, ранние рецидивы после операций всегда вызывают сомнение в отношении радикальности выполненного хирургического вмешательства.

    С другой стороны, возникновение рецидива в ранние сроки после операции на фоне проводимой адъювантной терапии может являться показателем устойчивости опухолевых клеток к проводимому лекарственному и лучевому лечению, что требует пересмотра режимов стандартной терапии и выработки индивидуального, нередко нестандартного лечебного подхода.

    Мы изучили срок возникновения ЛР как самостоятельный прогностический фактор у 116 пациенток с первично-операбельным РМЖ (T1-3N0-1 стадии), получивших лечение в РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН с 1990 по 2006 г. ЛР возникли в срок от 4 мес до 10 лет после радикальной операции (мастэктомии в модификации по Маддену или радикальной резекции молочной железы со стандартной аксиллярной лимфаденэктомией).

    Среднее время возникновения локальных рецидивов составило 41,4±2,6 мес (от 4 мес до 10 лет). Максимальный риск возникновения ЛР нами отмечен на 2-м году после операции (29,3%) и минимальный — на 7-м году (1,7%). В срок до 5 лет реализовалось большинство ЛР (79,3%; рис. 8).


    Рис. 8. Частота возникновения ЛР в различные сроки после операции.

    По сроку возникновения локальных рецидивов мы разделили пациенток на 3 условные группы: группу раннего ЛР (рецидив возник в срок до 30 мес после операции) — 54 случая, 46,6%; промежуточную группу (рецидив от 30 до 60 мес после операции) — 38 больных, 32,8%; группу позднего локального рецидива (спустя 60 мес после операции) — 24 пациентки, 20,6% (рис. 9).


    Рис. 9. Распределение больных по сроку возникновения ЛР РМЖ.

    Такое распределение пациенток было неслучайным. Нами выполнен многофакторный статистический анализ, на основании которого выявлено принципиальное сходство (по факторам риска возникновения рецидивов, клинико-морфологическим проявлениям и прогнозу заболевания) характеристик пациенток со сроком возникновения ЛР до 30 мес; аналогичные данные получены и для пациенток со сроком возникновения ЛР спустя 60 мес. Это послужило основанием для предпринятого деления больных.

    Для выполнения однофакторного статистического анализа мы использовали пакет прикладных программ STATISTICA 6; непараметрические данные в зависимости от количества наблюдений анализировали с использованием теста хи-квадрат или точного критерия Фишера.

    Различия считались статистически достоверными при р 0,05) срока возникновения рецидива и таких показателей, как внутрипротоковый компонент, мультицентричность опухоли, лимфоидная инфильтрация стромы опухоли, локализация опухоли, сторона поражения, степень злокачественности опухоли и наличие поражения регионарных лимфатических узлов.

    При многофакторном анализе (по методу Байеса с анализом 60 признаков) выделены факторы, обладающие максимальной прогностической значимостью для риска возникновения раннего локального рецидива: рецепторный статус первичной опухоли и тактика лечения.

    Рецепторный статус первичной опухоли имеет важное прогностическое значение для срока возникновения ЛР. Мы выявили отчетливое преобладание рецептороотрицательных опухолей у пациенток с ЛР: РЭ(-)-опухоли у 56,4%, РП(-)-опухоли имели 55% больных, более четверти всех пациенток имели РЭ(-)РП(-)-опухоли, РЭ(+)РП(+)-опухоли были диагностированы только у 16% больных. Такая высокая частота рецептороотрицательных опухолей нехарактерна для общей группы пациенток с первично-операбельным РМЖ.

    Кроме того, при РЭ(+)РП(+)-статусе первичной опухоли среднее время возникновения рецидива составляет 53,9 мес, доля ранних рецидивов минимальна — 37,5%; у больных с рецептороотрицательными опухолями среднее время возникновения рецидива короче на 14 мес (39,8 мес), доля ранних рецидивов значительно выше — 59,3%, р

    План лечения составляют с учётом стадии опухолевого процесса, морфологической структуры опухоли, возраста больной, сопутствующих заболеваний, общего состояния пациентки. Применяют следующие методы лечения: хирургический, комбинированный (сочетание операции с лучевой или лекарственной терапией) и ком.

    По данным многочисленных публикаций, этиология и патогенез РМЖ сложны и определяются сочетанием многих факторов. Гормональная регуляция функции молочных желез значительно сложнее, чем эндометрия. Помимо эстрогенов и прогесторона, развитие молочных желез в пубертатном периоде, их функция во время бер.

    источник

    Рак молочной железы – злокачественное новообразование в области груди. Среди всех онкологических заболеваний он занимает лидирующие позиции. Согласно статистике, более 1 500 000 женщин по всему миру страдают от этой патологии.
    Ежегодно в мире регистрируют примерно 1 250 000 новых случаев рака груди, из них 54 000 в России.
    Реабилитолог Эмми Вант из штата Иллинойс, США в журнале Physical Therapy Journal писала: «Сегодня реабилитация после удаления раковой опухоли – быстро растущая область в медицине. И это неудивительно – число выживших после онкологии увеличивается с каждым годом. По данным ВОЗ, показатель пятилетней выживаемости после рака молочной железы в мире составляет 89%, десятилетней – 82%, пятнадцатилетней – 77%. Только в США примерное число раковых больных составляет 13 млн. и число пациентов с этим недугом растет. Учитывая раннюю диагностику, своевременное лечение, растет число победивших рак. Значит, и необходимость реабилитационных мер будет также увеличиваться»

    Что включает в себя реабилитация после оперативного лечения рака молочной железы (РМЖ) нам рассказали специалисты ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» МЗ РФ и некоммерческой службы «Ясное утро».


    Врач-реабилитолог, к.м.н., завотделением реабилитации Ольга Обухова и врач-реабилитолог Марина Хуламханова ГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» МЗ РФ:
    — План лечения каждой пациентки определяется на консилиуме с участием хирурга, химиотерапевта и радиолога.
    К лечению РМЖ относится локальное лечение (операция, лучевая терапия) и системное лечение (химиотерапия, гормонотерапия, таргетная терапия).

    Операция по удалению молочной железы называется мастэктомия. Это, как правило, только часть комплексного лечения, которое назначают женщинам с диагнозом РМЖ.
    Ее цель — предотвратить распространение онкологического процесса. Удаление груди у женщин достигается путем полного удаления ткани самой железы, окружающей ее подкожно-жировой клетчатки и лимфатических узлов.

    Операция является травматичным фактором для организма, но общее самочувствие восстанавливается довольно быстро. Уже к вечеру после операции (по согласованию с лечащим врачом) можно присаживаться в постели, а на вторые сутки вставать. Если самочувствие позволяет, можно аккуратно передвигаться по палате и самостоятельно ходить в туалет. На 3-4 сутки после операции самочувствие становится нормальным.
    Срок госпитализации после проведения операции составляет в среднем 10-21 день.


    Перед выпиской из стационара пациенткам дают рекомендации по дальнейшему лечению и контрольному наблюдению.
    Реабилитация начинается сразу после операции и включает лечебную физкультуру, массаж, физиотерапию различного объема, психотерапию, и, позднее, после снятия швов, ношение правильно подобранного протеза и белья.
    Оперативное лечение того или иного объема (органосохранное или полное удаление молочной железы) нередко приводит к послеоперационным осложнениям и функциональным нарушениям — уменьшению объема движений в верхней конечности на стороне операции, отеку (лимфостазу) верхней конечности и грудной клетки, болевому синдрому, нарушению осанки, слабости, дисфункции мягких тканей, боли, быстрой утомляемости.

    Проведение полноценной реабилитации у таких пациенток способствует ускорению процесса заживления послеоперационной раны; уменьшению отека в области операции; улучшению оттока лимфы; восстановлению проводимости в нервных структурах, пострадавших от травмы, компрессии; уменьшению болевого синдрома; профилактика развития и устранение уже сформированной тугоподвижности и контрактуры. Для достижения этого проводится специальный массаж, назначается специально разработанный комплекс лечебной физкультуры и разрешенные таким больным физиопроцедуры.


    Компрессионная терапия является основой лечения и профилактики лимфедемы («застоя лимфы»). Подобрать правильную модель компрессионного трикотажа поможет только врач – реабилитолог. Компрессионное белье в короткие сроки принесет облегчение женщине: снимет отеки, уменьшит болевой синдром, тем самым повысит качество жизни. Во время плавания в бассейне и лечебной гимнастики ношения компрессионного рукава обязательно. Но к компрессионной терапии есть некоторые противопоказания: рожистое воспаление, появление сильных болей.

    Экзопротезы представляют собой искусственные накладки из мягких материалов. Они имитируют форму и размер настоящей груди пациентки. Экзопротезы подбираются индивидуально для каждой женщины и носятся постоянно после разрешения лечащего врача. Правильно подобранный экзопротез придаст женщине уверенности, а также станет лечебно-профилактическим средством быстрой постоперационной адаптации.

    Экзопротез компенсирует весовой дисбаланс, предупреждая вторичные деформации тела, как искривление позвоночника, опущение плеч, нарушение осанки. Стоит отметить также важность специального белья, которое зафиксирует экзопротез. Специальные бюстгальтеры носятся вместе с экзопротезами. Они обеспечивают безопасность и комфорт при ношении экзопротезов.

    Бретельки специальных лифчиков имеют подкладки, расширены в области плеча, не врезаются в кожу, снижают давление на плечи, предотвращая лимфедему. Белье должно плотно облегать, чтобы при движении и наклонах протез не менял положения.

    Конечно, пациенток волнует вопрос, когда они смогут приобрести силиконовые протезы. В первые дни после операции не рекомендовано их ношение.
    Женщинам, проходящим лучевую и химиотерапию, противопоказаны силиконовые протезы. В этот период повышается чувствительность рубцов и кожи вокруг швов, усиливается потоотделение. Силиконовые накладки плохо впитывают влагу, поэтому могут натирать и вызывать воспаление. Мы рекомендуем тканевые протезы, которые не раздражают кожу и ускоряют восстановление.
    На сегодняшний день возможно проведение реконструктивных операций (одномоментных или отсроченных) с использованием силиконовых эндопротезов. Тактику такого лечения необходимо обсуждать со своим лечащим врачом.

    Существует множество рекомендаций по профилактике осложнений после операции. Лучше проконсультироваться со специалистом по этому поводу в каждом конкретном случае.
    Назовем лишь некоторые:
    НЕЛЬЗЯ: мерить давление на руке со стороны операции, носить кольца, плотные браслеты, часы, рукава на резинках, сумки на локтевом сгибе, плече, поднимать более 2 кг рукой на стороне операции.
    НЕЛЬЗЯ: спать на руке со стороны операции.
    НЕЛЬЗЯ: брать кровь, проводить инфузии на руке со стороны операции.

    Не существует достоверно изученных диет, которые бы были рекомендованы женщинам после лечения РМЖ. Однако некоторые продукты лучше исключить из рациона: жирную пищу, консерванты, алкоголь. Считается, что введение в рацион омега-3 жирных кислот (рыбьего жира), селена и витамина Д в суточных дозировках помогает легче переносить противоопухолевую терапию.

    Советы по реабилитации западных специалистов.
    Журнал WebMd в реабилитации делает основной акцент на правильном питании и движении. В конце 2018 года журнал опубликовал основные правила подбора рациона для пациенток после мастэктомии:
    Справиться с потерей аппетита, тошнотой, слабостью после операции поможет питание маленькими порциями. Избегайте в первое время твердой пищи, лучше включить в диету йогурт, кефир.
    Женщинам после мастэктомии необходим белок, строительный материал, «помощник» в восстановлении сил и борьбе с инфекцией.
    Белком богато нежирное мясо. Несмотря на полезность сыра, орехов, чрезмерное увлечение ими чревато развитием панкреатита.
    Антиоксиданты защищают клетки от повреждений. Они содержатся в брокколи, чернике, моркови, печени, манго, помидорах, абрикосах.
    Западные и российские врачи утверждают, что все полезно, но в меру. Злоупотребление недопустимо, т.к. может наступить эффект, обратный желаемому!

    Известно также, что нет панацеи от рака. Лечить онкологию значит наблюдаться у доктора и строго соблюдать его рекомендации.

    Занятия спортом полезны для физического и психического состояний женщин после завершения лечения. Особенно подходит плавание и аквааэробика, скандинавская ходьба. Избегайте виды спорта, где используются повторяющиеся энергичные, противодействующие чему-либо движения рукой на стороне операции (теннис и т. д.), сильные температурные колебания (лыжи, коньки). Также лучше исключить травмоопасные виды спорта, баскетбол, волейбол, борьбу.

    После удаления молочной железы с разрешения врача обязательно нужно заниматься физкультурой. Набор веса – шанс возвращения РМЖ. Начинать стоит с прогулок.
    Основной комплекс ЛФК:
    1. Перед гимнастикой обязательно разогрейте мышцы:
    1) Сидя руки на коленки, сжимаем как можно сильнее пальцы в кулак, затем разжимаем, расслабляемся и повторяем 5-7 раз.
    2) Сидя, руки согнуты в локтях, пальцы расслаблены: ладони поворачиваем тыльным боком вверх, затем ладошки плавно поднимаем и опускаем 7-10 раз.
    3) Кисти рук на плечи, плавно приподнимаем и опускаем локти, 7-10 раз.
    4) Прижимаем руки к корпусу, плавно из поднимаем и опускаем, 7-10 раз.
    2. После окончания разогрева — основной комплекс.
    1) Поочередно напрягаем и расслабляем мышцы руки. В фазе напряжения стараемся задерживаться хотя бы 3-4 секунды.
    2) Выпрямляем руку перед собой, затем отводим в сторону, опускаем. При вытягивании — вдох, при опускании – выдох.
    3) Кисти на плечи, плавно делаем круговые движения по часовой стрелке, потом — против.
    4) Запястья заводим за спину, медленно потягиваемся лопатками назад.
    5) Руки опущены, поочередно проделываем круговые движения плечевым суставом, сначала по часовой стрелке, потом — против.
    6) Сидя пытаемся приподнимать руку с прооперированного бока. На первых занятиях ей можно помогать другой рукой.
    7) Делаем наклон тела в бок прооперированной стороны, задерживаемся на пару секунд в таком положении и возвращаемся в исходную позицию. При наклоне делается выдох, при выпрямлении – вдох.
    8) Опираемся спиной на стену, приподнимаем руки и пытаемся развести их в стороны.
    9) Приложившись спиной к стене поднимаем руку с оперированной стороны вверх и немного задерживаемся в таком положении. С каждым разом стараемся дотянуться этой рукой немного выше, чем на предыдущем занятии.

    При выполнении работы по дому, в саду или другой работы, при которой возможны даже минимальные повреждения, используйте перчатки. Старайтесь избегать любой травмы руки на стороне операции (удары, порезы, солнечные или другие ожоги, спортивные повреждения, укусы насекомых, царапины). Травматизация кожных покровов оперированной руки опасна инфицированием и развитием рожистого воспаления.
    Касаясь отдыха на море, смены климата (поездка на юг) — обсуждайте с лечащим врачом, потому что это решается индивидуально и только после завершения лечения.

    Читайте также:  Опухоли похожие на рак молочной железы

    Длительность реабилитации зависит от функциональных нарушений, которые возникают после операции.
    Во время реабилитации важна хорошая психологическая поддержка семьи и друзей. Это помогает женщине быстро адаптироваться к новой жизненной ситуации.
    В онкологии очень важно после проведения лечения регулярные контрольные обследования по назначению врача.
    После первичного лечения рекомендовано проводить осмотр от 1 до 4 раз в год (в зависимости от конкретной клинической ситуации) в течение первых 5 лет, далее – ежегодно.

    Психолог «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» МЗ РФ Галина Ткаченко:

    — Вряд ли найдется хоть один человек, который спокойно воспримет известие об онкологическом заболевании. Слезы, страх, депрессия, отчаяние – это нормальная реакция. Однако, если лечение закончено, врач говорит, что вы здоровы, но по своим ощущениям вы этого не чувствуете, необходимо обратиться к психологу. Еще один повод для встречи со специалистом – сложности с адаптацией к привычной жизни. Если что-то мешает вам жить качественно: вы страдаете бессонницей, постоянно думаете о болезни, испытываете чувство тревоги и страха за свое будущее, не можете справиться с депрессией, не нужно стесняться или бояться разговоров с психологом.

    Психолог службы «Ясное утро» Любовь Черкасова:

    — К нашим специалистам, онкопсихологам, обращаются еще и до лечения. Сначала мы разбираемся, какая эмоциональная реакция человека на новость о диагнозе. У каждого выражается по-своему. Кто-то в шоке от услышанного и предстоящего лечения, операции. Кто-то уходит в себя, замыкается, а кто-то говорит, что это не могло случиться с ним. При любой реакции надо дать место эмоциям, дать человеку возможность выразить свои чувства, одним словом — дать пространство эмоциям.

    Когда эмоциональный компонент разряжен, переходим к информационной составляющей. Психолог уточняет, что пациент знает о своей болезни, методах лечения, дополняет его знания. Если болезнь обнаружена на начальных стадиях, и поддается лечению, мы говорим, что сейчас 21 век, если выполнять все рекомендации медиков, есть хорошая перспектива.

    После эмоций переходим к страхам. Страхи разные: а вдруг не поможет, а вдруг поможет, но потом будет рецидив? Все страхи выговариваем. Всегда отмечаем, что важно все обсуждать с лечащим врачом, все вопросы ему задавать, а не искать ответы и рецепты в Интернете.

    Говорим о ценностях, которые были до вторжения болезни. Это может быть все, что угодно – творчество, увлечения, профессиональная деятельность. Даже мелочевки важны – например, человек любил до болезни печь торты или ценил утреннюю чашку кофе. Любая деталь, самая простая и на первый взгляд ничтожная, станет потом тем крючком, за который будем тянуть человека к жизни. (Это касается и постоперационного времени).
    После излечения нередко у людей наступает апатия или депрессия. Чем это вызвано? Частая ситуация: пациент воображал себе, что когда услышит радостное сообщение врача о ремиссии или исцелении, то будет прыгать на одной ножке, закатит пир, пригласит всех на бал. А ничего! Пассивная реакция. «Ну да, хорошо и больше ничего. Почему такое происходит, куда делись мои чувства», — думает человек.
    Ничего удивительного: эмоциональные ресурсы были истощены, растрачены на предыдущих этапах. Эмоциональная система вымоталась. Нужна пауза, и организм ее включает. Это нормально, поэтому надо дать этому состоянию быть! Некоторые пациенты на этом этапе боятся впасть в клиническую депрессию. И нам помогут те крючки, о которых мы говорили до начала лечения – вспоминаем вещи, дела, интересы, которые приносили радость. Пожалуйста, музыка, чтение, прогулки. Пусть не смущает и такая банальность, как еда. Да, она тоже может доставить радость, поднять настроение (конечно, только выбираем то, что разрешено врачом после операции).
    Приведу одно из упражнений, к которому часто прибегаю:
    Оно состоит из 8 вопросов, выполняем его несколько раз в день:

    • Что я вижу
    • Что я слышу
    • Что я осязаю
    • Что я обоняю
    • Какой вкус во рту
    • Что я чувствую
    • Чтобы я хотел делать, если бы не было ограничений (в первую очередь, материальных)
    • Что я буду делать сейчас на самом деле

    Это помогает распознать себя, установить громкость эмоций, настроить на поиск «что делать», «где искать себя».
    В среднем работа с психологом – 1 год. Это включает консультации до лечения, во время и после. Бывает, что пациенты возвращаются, например, работать со страхом рецидива. А бывает, что «выпустили» в жизнь, и пациент нашел новые интересы или развил старые, и больше не появляется.

    Родственники и близкие друзья, конечно, могут поддержать человека с диагнозом рак, победившего онкологию. Важно бережное, теплое отношение. И помните, что до лечения и после нашему родному важно чувствовать себя нужным и полезным. Это надо поддерживать и развивать. Его нельзя изолировать или избегать, оставлять наедине со своими мыслями, вопросами.

    Текст: Александра Грипас

    источник

    Рак молочной железы – это одно из самых распространенных онкологических заболеваний в мире. Этот термин объединяет сразу несколько видов опухолей, которые развиваются из разных тканей.

    11 мая в Алуште состоялась конференция, посвященная таргетной терапии солидных опухолей, в частности лечению рака молочной железы, который на сегодня является значимой причиной смерти женщин во всем мире.

    Эндогенная терапия за последние два десятилетия позволила добиться определенного прогресса в лечении рака молочной железы, который достаточно чувствителен к гормональному воздействию.

    Существует несколько классификаций рака молочной железы, однако наибольшую распространенность получила принятая в 1984 г. гистологическая классификация ВОЗ.

    Рак молочной железы – это наиболее распространенная злокачественная опухоль среди женщин. По данным статистики, в 2012 году более 20% выявленных у представительниц слабого пола случаев рака приходилось на опухоли молочной железы.

    Рак груди — это ужасный диагноз, столкнуться с которым может каждая женщина. На ранних стадиях развития рак можно остановить, не прибегая к удалению молочной железы. Регулярный самоосмотр и посещение маммолога могут спасти не только красоту, но и жизнь.

    21 октября состоялся Международный медицинский научно-практический круглый стол, посвященный актуальным проблемам патологии молочной железы в мире и Украине.

    Молочная железа — нежный и чувствительный орган, подверженный заболеваниям разного характера. Воспаления, кисты, доброкачественные опухоли — все это при отсутствии должного лечения может привести к тяжелым последствиям вплоть до удаления груди.

    Посещение маммолога – такое же важное профилактическое мероприятие для здоровья женщины, как и консультация гинеколога. Новообразования молочной железы всегда являлись актуальной проблемой женской онкологии. За последние годы заболеваемость раком груди ув

    Остались в прошлом те времена, когда даже при опухолях незначительного размера хирурги удаляли грудь полностью. Теперь во многих случаях применяются органсохраняющая хирургия рака молочной железы. А последующая радиотерапия снижает риск рецидивов.

    По сравнению с женщинами европеоидной расы, врачи реже назначают лучевую терапию афроамериканкам, перенесшим операцию по поводу рака молочной железы на ранних стадиях

    У многих женщин после хирургического вмешательства по поводу рака молочной железы отмечается отек – состояние, создающее пациенткам много неудобств и проблем под медицинским названием лимфедема

    Около 30% женщин после органосохраняющей операции по поводу рака молочной железы сообщают о последующей асимметрии грудных желез, существенно влияющей на качество жизни

    Правильное питание имеет очень большое значение для состояния здоровья больных людей вне зависимости от диагноза. Эту истина была еще раз подтверждена учеными, которые открыли, что включение рыбы в рацион снижает риск рецидива рака молочной железы.

    Рак молочной железы часто метастазирует в кости, что не только ухудшает прогноз заболевания, но и доставляет больным большие страдания. Между тем, ученые из Англии обнаружили, что лекарства от остеопороза предотвращают метастазирование рака в кости.

    Грозный диагноз рака молочной железы не стал препятствием на пути к материнству для 33-летней американки Амбер Блос.

    Сейчас больным с нераспространенным раком молочной железы после хирургической операции назначается лучевое лечение, которое обычно продолжается в течение 3-5 недель. Теперь британские онкологи станут использовать новый, «ускоренный» метод радиотерапии.

    Печальное известие, пришедшее из США, разом изменило в пользу звезды экрана мнение «широкой общественности», до сих пор обсуждающей неоднозначное решение голливудской актрисы Анджелины Джоли. Тетя Анджелины, как ранее и ее мать, умерла от рака.

    источник

    Жизнь после рака молочной железы есть, но это другая жизнь, потому что испытания меняют женщину и её взгляды. Многие стараются забыть, что с ними случилось, и, наверное, для них это единственно правильный выход. Другие, наоборот, победу над раком считают началом лучшей новой жизни. И болезнь, и тяжелое лечение не проходят без последствий, и не просто научиться жить с ними.

    Без операции только химиотерапией и облучением невозможно навсегда вылечить рак, но можно на некоторое время приостановить его развитие, как правило, на два-три года и редко дольше. Поэтому хирургический этап следует рассматривать как благо, не взирая на его часто невосполнимые последствия.

    Сохраняющая репродуктивный орган резекция деформирует грудь, что усугубляет обязательная лучевая терапия. Надо быть готовой к тому, что рубцовые постлучевые изменения с течением времени будут усиливаться.

    Основная цель частичного удаления груди — снижение степени лимфостаза руки, для этого онкологи отказались от повсеместного удаления подмышечных лимфоузлов при отсутствии в них метастазов, отдав предпочтение предварительной биопсии сторожевого узла во время операции.

    При груди большого размера возникнет необходимость в операции на здоровой железе — эстетической, то есть выполняемой для «красоты» и симметричной нагрузки позвоночника. Но это не обязательно, потому что сегодня предлагается масса способов завуалировать потерю «части себя» от любопытных взглядов.

    Профилактическая химиотерапия после операции проводится не во всех случаях: от неё отказываются при крошеной опухоли 1 стадии у пожилых женщин с благоприятными биологическими характеристиками. При высокой гормональной зависимости — тип, А люминальный предпочтение отдаётся профилактической гормонотерапии, а ХТ не проводится.

    Нет необходимости в адъювантной ХТ при полном курсе дооперационного лекарственного лечения, которое проводится при 3 стадии заболевания. Тем не менее, в большинстве случаев для подавления циркулирующих в кровеносном русле раковых клеток и предотвращения метастазирования в будущем проводится химиотерапия, причём начинается лечение сразу же по заживлении послеоперационной раны и до облучения.

    Стандартной комбинации лекарств нет, множество комбинаций доказало свою результативность, поэтому лечение подбирается строго индивидуально. Клинические исследования показали, что улучшение отдалённых результатов достигается обязательным использованием доксорубицина и таксанов.

    Сколько проживет женщина после выявления заболевания, определить непросто, поскольку прогноз зависит не столько от размера опухоли, сколько от потенциала агрессивности, заложенного в раковые клетки.

    При 1 стадии выживаемость максимально высокая — 80% пациенток переживает 5 лет, при 3 стадии — вдвое меньше, но из прошедших радикальное лечение вне зависимости от стадии почти 60% проживёт дольше пятилетки.

    Тем не менее, ни один онколог не возьмется сказать, сколько и как будет жить его пациентка, потому что всё очень и очень индивидуально и даже компьютерные программы не в состоянии рассчитать индивидуальный прогноз. Недавний мета-анализ большого числа статей с несколькими миллионами пациенток показал, что точный расчёт длительности жизни отдельной пациентки пока за гранью научного понимания.

    Читайте также:  Оральные контрацептивы вызывают рак груди

    Несомненно, что качество терапии — оптимальный подбор лекарств, соблюдение правильной дозы и интервалов между введениями способствуют увеличению жизни пациентки.

    Сегодня в клинике «Медицина 24/7» подбирают комбинацию цитостатиков с учетом чувствительности раковых клеток, индивидуальные программы поддержания хорошего самочувствия и своевременное купирование токсичности помогают «продержаться» на необходимой дозе препарата и не сбиться на увеличение перерыва между введениями.

    В англоязычной онкологической литературе термин «рецидив» часто обозначает любое проявление заболевания после радикального лечения, и метастазирование тоже. Отечественные специалисты под рецидивом обычно понимают повторное образование карциномы в зоне послеоперационного рубца.

    Вероятность рецидива — развития опухоли на прежнем месте снижается применением лучевой терапии и качественным исполнением хирургического этапа. Длительные наблюдения показали, что частота рецидива в рубце после резекции практически аналогична таковой после мастэктомии, что стало поводом для расширения показаний к органосохраняющим вмешательствам.

    В предотвращении рецидива большую роль играет искусство хирурга-онколога, правильно определяющего объём вмешательства и качественно его выполняющего, а также соблюдение стандартов облучения.

    Вероятность метастазирования растёт параллельно с размером опухоли и числом поражённых метастазами лимфатических узлов.

    В большинстве случаев смерть после лечения РМЖ обусловлена именно метастазированием. Особенно неблагоприятны в прогностическом отношении метастазы во внутренние органы, множественные и поражение злокачественным процессом нескольких систем органов и тканей, к примеру, легких, печени и кожи. Единичные и солитарный — единственный метастаз имеют неплохую перспективу на стабилизацию и даже регрессию при хорошей чувствительности к лекарствам.

    Адекватный подбор химиотерапии на этом этапе жизни — главное, потому что лекарственное лечение единственно возможное, но в некоторых случаях его можно дополнить лучевой терапией и даже малоинвазивными инновационными вмешательствами.
    Комплексное лечение метастазов — стандартный подход клиники «Медицина 24/7», позволяющий повысить качество и продолжительность жизни наших пациенток.

    Реабилитационные мероприятия начинаются уже во время операции, потому что основная суть органосохраняющей резекции и биопсии сторожевого лимфоузла — максимальное сохранение функции руки. Когда не удаётся избежать удаления лимфатических узлов вместе с клетчаткой из подмышечной, а тем более, подключичной и подлопаточной областей, высока вероятность развития лимфостаза руки.

    Дополнительная лучевая терапия, к сожалению, также способствует нарушению оттока лимфы, что проявляется не только увеличением размера верхней конечности, но и снижением её двигательных возможностей. Дополняют неприятности и рубцовые изменения тканей, усиливаемые использованием цитостатиков, повышающих чувствительность мягких тканей к облучению.

    Фактически после радикального лечения формируется синдром комбинированного лечения РМЖ, составные части которого послеоперационные рубцы, усиливающие локальный застой лимфы постлучевые изменения, нарушение оттока венозной крови как последствие повреждения вен цитостатиками.

    Помогает восстановлению работоспособности лечебная физкультура и подбор компрессионного белья, аппаратные способы купирования лимфостаза и фармакологические средства.
    Спектр терапевтических возможностей широк, а специалисты «Медицина 24/7» подберут оптимальный для каждой пациентки.

    Нет спасающей от рака диеты, но питание важно для поддержания защитных сил организма и восстановления после лечения. Налегание на солёненькое может стать пусковым моментом для развития лимфостаза, а острая пища осложнится спазмами кишечника, не восстановившего слизистую после химиотерапии.

    Разорвать порочный круг можно и в одиночку, сев на диету, но проще и эффективнее сделать это с помощью специалиста-нутрициолога.

    В клинике «Медицина 24/7» подберут оптимальный и очень индивидуальный режим питания, учитывающий последствия тяжелого лечения, вероятность развития неблагоприятных состояний и поддерживающего организм в борьбе со злокачественной опухолью.

    Юля К., 27 лет была прооперирована в федеральном центре по поводу рака молочной железы IIB стадии — сделана частичная резекция правой молочной железы с удалением подмышечных лимфоузлов. После операции провели полный курс лучевой терапии и 6 курсов ХТ. Профилактическую гормональную терапию начала, но из-за усиления менструаций и частых приливов прекратила принимать тамоксифен примерно через 3 месяца.

    Через полтора года после завершения лечения в верхней части рубца заметила уплотнение около сантиметра в диаметре. При обследовании был заподозрен рецидив. В онкодиспансере предложили полное удаление правой груди с последующей многокурсовой химиотерапией. Молодая женщина на мастэктомию не согласилась и обратилась в «Медицина 24/7».

    При обследовании метастазов не найдено, биопсия узла в верхней трети послеоперационного рубца показала наличие клеток рака. В плановом порядке выполнена подкожная мастэктомия с одновременной реконструкцией имплантатом. В удалённой рецидивной опухоли размером 0.8 см обнаружено высокое содержание рецепторов эстрогенов и прогестинов при отрицательном HER-2.

    В связи с сохранной менструальной функцией проводится профилактическое лечение антиэстрогенами под наблюдением гинеколога и с коррекцией нежелательных явлений. Самочувствие хорошее, контрольное обследование через год после повторной операции не выявило метастазов.

    источник

    Рис. 1. a — опухолевые клетки удерживаются в неактивном состоянии многими факторами: отсутствие сети кровеносных сосудов приводит к дефициту питательных веществ и кислорода, иммунные клетки убивают часть раковых клеток, сигналы от этих клеток и их микроокружения подавляют пролиферацию. b — баланс между пролиферацией и тормозящими факторами может нарушиться. Прорастание кровеносных сосудов улучшает снабжение питательными веществами и кислородом, а снижение активности иммунных клеток и ослабление подавляющих пролиферацию сигналов инициируют рост опухоли. Рисунок из популярного синопсиса к обсуждаемой статье

    После удаления раковой опухоли молочной железы больным обычно в течение пяти лет проводится профилактическая терапия антагонистами эстрогенов. Терапия дает значительное снижение вероятности рецидива, но тем не менее она остается. Масштабный анализ огромного массива данных предыдущих лет позволил оценить эту вероятность на 15-летнем промежутке времени после окончания терапии. Риск рецидива составляет от 10 до 41% в зависимости от размера первичной опухоли, наличия раковых клеток в лимфатических узлах и степени злокачественности опухоли. Рецидивы возникают в результате «пробуждения» остаточных спящих раковых клеток. Радикальная превентивная терапия должна быть направлена на ликвидацию этих клеток или мешать их пробуждению.

    Недавно мы рассказывали о том, как ученые разбираются в механизмах возникновения рака молочной железы (см.: При раке молочной железы основные мутации накапливаются еще в предраковом состоянии, «Элементы», 29.04.2018). Но до победы над этим онкологическим заболеванием — самой частой разновидностью онкологии у женщин — еще очень далеко и многие вопросы о нем пока остаются без ответов. Важно не только разрабатывать новые лекарства и изучать развитие опухолей, но и подытоживать предыдущие исследования. Некоторое время назад в журнале The New England Journal of Medicine вышла статья большого коллектива ученых с ретроспективным анализом огромного объема клинических данных по отдаленным последствиям рака молочной железы и случаям его рецидивов. Работа суммирует результаты многолетних исследований.

    Одна из серьезных проблем при лечении рака молочной железы заключается в том, что он склонен к образованию метастазов: клетки первичной опухоли распространяются по организму и формируют вторичные опухоли в разных органах и тканях (чаще всего в костях, а также в легких, в мозге и печени). Если диагноз поставлен слишком поздно, то метастазы скорее всего уже сформировались и тогда клинический прогноз будет печальным. Но иногда даже при своевременном и, казалось бы, успешном лечении после удаления опухоли и профилактики противораковыми лекарствами через много лет возникают метастазы.

    К сожалению, абсолютно эффективных способов лечения метастазов нет. Чтобы замедлить рост опухолей, применяют химиотерапевтические противораковые средства, радиотерапию и их комбинацию. Для облегчения страданий от боли метастазы на костях можно удалить хирургически. Но в общем эти приемы лишь продляют жизнь пациенток на какое-то время, но не излечивают их.

    В обсуждаемой работе были проанализированы 62 923 случая ER-позитивного рака — одного из типов рака молочной железы, которому свойственна усиленная экспрессия рецептора эстрогенов, женских половых гормонов (ER — estrogen receptor). На ER-позитивный рак приходится примерно 70% случаев рака молочной железы. Стандартная схема лечения этого заболевания включает хирургическое удаление опухоли с последующей 5-летней профилактикой рецидивов тамоксифеном или другими антагонистами эстрогенов. Цель профилактики — снижение риска возникновения локальных и отдаленных опухолей, которые, как достоверно показано, происходят от так называемых остаточных «спящих» раковых клеток (P. E. Goss, A. F. Chambers, 2010. Does tumour dormancy offer a herapeutic target?). Об этих клетках, которые не делятся, но и не умирают, а пребывают в состоянии «спячки» десятилетиями (рис. 1), и об одном из механизмов их «засыпания» рассказано в новости Удалось выяснить, почему рак может уснуть и проснуться через много лет («Элементы», 10.06.2016). Вкратце, мощности иммунной системы организма часто оказывается недостаточно, чтобы полностью уничтожить все раковые клетки (рис. 1), но удается удерживать клетки в неактивном состоянии (в частности, деление клеток предотвращается подобно тому, как ограничивается пролиферация стволовых раковых клеток, см. cancer stem cell). Популяция «спящих» клеток остается маленькой потому, что в ее окружении мало кровеносных сосудов, из-за чего клетки испытывают дефицит питательных веществ и кислорода. Кроме того, она постоянно контролируется иммунной системой, которая уничтожает делящиеся раковые клетки. Но если баланс этих факторов нарушается, раковые клетки могут проснуться и дать начало локальным опухолям и метастазам.

    Анализ показал, что терапия тамоксифеном дает хорошие результаты. Она обычно длится 5 лет и за этот срок число рецидивов ER-позитивного рака снижается на 50%, а на временных промежутках в 5 и 10 лет после окончания терапии — на 30% по сравнению с пациентами, которые не принимали тамоксифен. Для женщин в менопаузе применение ингибитора ароматазы (фермента, превращающего андрогены в эстрогены) дает еще лучшие результаты, чем тамоксифен.

    Статус пациенток после удаления раковой опухоли оценивали по стандартной системе TNM (T — размеры опухоли, N — количество соседних с опухолью лимфатических узлов, в которых обнаруживались раковые клетки, M — наличие или отсутствие отдаленных метастазов). Риски рецидивов, образования отдаленных метастазов и смерти от рака молочной железы по пятилетним периодам оказались четко связаны со статусом лимфатических узлов. Среди больных, у которых на момент операции не обнаруживалось узлов с раковыми клетками (статус N0), отдаленные метастазы в течение 20 лет после операции возникли в 22% случаев (рис. 2). Если таких узлов было от одного до трех (статусы N1–3), то метастазы возникали в 31% случаев, а если узлов было от четырех до девяти (статусы N4–9), то — в 52% случаев. Аналогичная зависимость наблюдалась и для смертности.

    Рис. 2. Связь между статусом лимфатических узлов и риском возникновения отдаленных метастазов (А) или смерти (В) от рака молочной железы на протяжении 20 лет. Приведены данные для 74 194 пациенток с ER-положительным раком после эндокринной терапии на протяжении 5 лет после операции. Рисунок из обсуждаемой статьи

    Далее были оценены риски образования отдаленных метастазов рака молочной железы в зависимости от размеров первичной опухоли у пациенток, у которых не было рецидивов в течение пяти лет лечения тамоксифеном. Результаты представлены отдельно для опухолей стадии Т1 (диаметром до 2 см) и для опухолей стадии Т2 (диаметром от 2 до 5 см) с учетом статуса близлежащих лимфоузлов: риск развития отдаленных метастазов в течение 20 лет для опухолей Т1 составлял от 13 до 34%, а для Т2 — от 19 до 41% (рис. 3).

    Рис. 3. Связь между статусом лимфатических узлов и риском возникновения отдаленных метастазов в период от 5 до 20 лет в зависимости от размера опухоли. Приведены данные для 62 923 пациенток с ER-положительным раком, у которых после 5 лет эндокринной терапии не было метастазов. А —опухоли стадии Т1 (диаметром до 2 см), В — опухоли стадии Т2 (диаметром от 2 до 5 см). Рисунок из обсуждаемой статьи

    Другие факторы (такие как определяемая по гистологической картине степень злокачественности опухоли (рис. 4), уровень антител против связанного с пролиферацией клеток антигена Ki-67, статус рецептора прогестерона) также коррелировали с проанализированными параметрами, но в меньшей степени чем статус TM.

    Рис. 4. Связь между степенью злокачественности опухоли и риском рецидива опухоли молочной железы на протяжении от 5 до 20 лет. Приведены данные по 19 402 пациенткам с опухолями T1N0. Рисунок из обсуждаемой статьи

    Разумеется, и раньше было понятно, чем больше и агрессивнее опухоль, чем больше раковых клеток обнаруживается в близлежащих и отдаленных лимфатических узлах, тем выше будет вероятность рецидива. Но в обсуждаемой работе на большой выборке данных удалось получить четкие количественные оценки этой вероятности с распределением по длительному периоду времени.

    Эти результаты могут оказать существенное влияние на долговременную стратегию наблюдения и предотвращения рецидивов рака молочной железы. Одно из возможных очевидных направлений уже испытано: пролонгация терапии тамоксифеном с пяти до десяти лет существенное снизила риски рецидивов на протяжении последующих пяти лет и вероятность возникновения рака во второй молочной железе. Однако, предполагая более длительную (а возможно — и пожизненную) терапию следует учитывать побочные эффекты применения этого и других противораковых препаратов (отложение жира в печени, повышение риска тромбоэмболии, риск возникновения рака эндометрия).

    Лучшим решением проблемы было бы воздействие как раз на остаточные «спящие» раковые клетки. К сожалению, эффективных средств для этого пока нет. Но очевидно, что даже после успешной операции и курса превентивной терапии пациенткам и врачам нельзя расслабляться. Вылеченные больные должны укреплять иммунитет, периодически обследоваться для выявления возможных рецидивов и принятия мер для их подавления.

    Источники:
    1) H. Pan et al. 20-Year Risks of Breast-Cancer Recurrence after Stopping Endocrine Therapy at 5 Years // The New England Journal of Medicine. 2017. V. 377. P. 1836–1846. DOI: 10.1056/NEJMoa1701830.
    2) F. Cardoso, G. Curigliano. A rude awakening from tumour cells // Nature. 2018. V. 554. P. 35–36. DOI: 10.1038/d41586-018-01140-z. Популярный синопсис к обсуждаемой статье.

    источник