Меню Рубрики

Препарат для химиотерапии лечение рака молочной железы

Под химиотерапией (ХТ) предполагается применение лекарственных средств, непосредственно убивающих раковые клетки, это разные виды цитостатиков, преимущественно вводимых инъекционно — внутривенно. Эти лекарства обладают высокой токсичностью, поскольку уничтожают любые клетки, но в первую очередь, злокачественные.

Гормонотерапия (ГТ) базируется на прекращении поступления в раковую клетку необходимых ей гормональных средств, в результате чего нарушаются процессы роста и деления, что приводит к её гибели. Гормональное воздействие значительно менее агрессивное, но требует постоянного многолетнего приёма таблеток для создания определённого гормонального фона, не позволяющего роста и размножения раковых клеток.

Выбор лекарственного лечения при раке молочной железы зависит:

  • от распространения опухоли на время выявления, то есть размера новообразования в молочной железе и количества раковых лимфатических узлов в подмышечной области, а также наличия метастазов в других органах;
  • чувствительности опухолевых клеток к гормональным препаратам, что определяется по наличию рецепторов гормонов, положительными считаются клетки от 1% рецепторов;
  • маркёра чувствительности рака к лекарственным препаратам, что показывает ген множественной лекарственной резистентности HER2, которого много — гиперэкспрессия или в геноме встроено множество его копий — амплификация.

Есть дополнительные факторы, показывающую высокую агрессивность рака — Ki67 и определение 21 гена, но они не используются для выбора вида лекарственного лечения: химиопрепаратов или антигормонов. Если в раковых клетках нет рецепторов гормонов, то гормональное воздействие будет безрезультатным, поэтому для терапии выбираются химиотерапевтические препараты.

Недавно стали выделять четыре биологических подтипа рака.

Если клетки содержат гормональные рецепторы, то это люминальный подтип. Вариант «А» наиболее благоприятный, при нём уровень эстрогеновых (ЭР) и прогестиновых рецепторов (ПР) достаточно высокий, при варианте «В» прогестероновых рецепторов нет. Считается, что ПР говорят о чувствительности ЭР, то есть предполагают хорошую реакцию на антигормональное воздействие. Как правило, при люминальном варианте гена HER2 не определяется, что тоже говорит об ожидаемой пользе лекарств.

К базальному подтипу относят новообразования без рецепторов и HER2, его иногда именуют трижды негативный, такой вариант однозначно не реагирует на гормональные средства, поэтому применяются цитостатики.

Биологический подтип рака без гормональных рецепторов, но с наличием гена лекарственной устойчивости HER2 относят к нелюминальному или с гиперэкспрессией HER2. Он плохо реагирует на лекарства, поэтому к химиотерапии добавляется специальный препарат, подавляющий ген HER2.

  • Практически при всех стадиях рака молочной железы, кроме самой минимальной, для уменьшения вероятности возврата болезни предполагается дополнительное послеоперационное лечение — адъювантная лекарственная терапия.
  • При значительном поражении молочной железы для улучшения результатов операции применяется дооперационное лекарственное — неоадъювантное воздействие, что позволяет уменьшить раковый узел, выявить чувствительность клеточной популяции к конкретным лекарствам и даже избежать послеоперационной профилактики.
  • При неоперабельной — генерализованной стадии процесса на первом этапе химиотерапевтическое воздействие неизбежно.

Цитостатические препараты назначаются при высокой агрессивности РМЖ и незначительной зависимости клеток от гормонов. Формально, уже 1% ЭР и ПР предполагает реакцию на эндокринное воздействие, но особо выраженного результата от ГТ ждать не приходится.

При люминальном подтипе преимущества на стороне воздействия гормонами, но при высоком пролиферативном потенциале — Ki67 больше 20% и высоком риске рецидива по анализу 21 гена, что встречается при люминальном В, показана и химиотерапия. Базальный и нелюминальный молекулярные варианта лечатся цитостатиками.

Клинический пример:

Пациентка 54 года, работает профессором высшей математики и теоретической механики в столичном ВУЗе. Во время плановой маммографии было выявлена одиночная опухоль диаметром 2,5 см. Заподозрен рак молочной железы. После биопсии диагноз был уточнен: «Тройной негативный рак молочной железы, стадия 2». Существует несколько научных школ: европейская — «давайте сначала прооперируем, потом будем проводить химиотерапию»; альтернативное мнение американской школы онкологии со ссылкой на американские guidelines «давайте сделаем химиотерапию, а потом решим оперировать ли и в каком объеме». В результате попыток на протяжении 3 месяцев самостоятельно проанализировать рекомендации клинической онкологии, посещения еще врачей, и неоднократные обследования, в результате развития опухолевого процесса рак из стадии 2 перешел в стадию 4: при сцинтиграфии выявлено поражение костей, одиночные метастазы в печень.

Комментарий и рекомендации врача-онколога, маммолога к.м.н. Д.А.Шаповалова:

Пациентка обошла в течение 3 месяцев врачей, чтобы сделать правильный выбор. Но выбора она себе не оставила. Потеряны годы жизни. Ее прогноз крайне неутешительный. Предполагаемая продолжительность жизни согласно статистическим данным — менее 2 лет, вместо 10-15, которые были бы при начале активной терапии в момент первичной диагностики.

Во всех случаях, когда предполагается использовании ХТ и гормонотерапии, начинают с цитостатиков и вместе с гормонами их не используют, поскольку эндокринное воздействие снижает чувствительность клеток к лекарствам. Лучевая терапия тоже проводится после завершения ХТ, не противопоказан параллельный прием гормональных лекарств.

Курсы лечения начинаются через 3–4 недели после операции, но при хорошем заживлении раны можно начинать ХТ и раньше, а отсрочка может неблагоприятно сказаться в дальнейшем.

Стандартно проводится не менее 4 курсов ХТ, если требуется препарат, подавляющие ген HER2, то его вводят каждые три недели целый год или 17 раз.

Дооперационное лекарственное воздействие возможно тогда, когда нет сомнений в проведении и обязательности профилактики рецидива рака, то есть при всех стадиях, кроме I и не операбельного рака молочной железы IV стадии — с метастазами.

Лечение лекарствами до операции выявит истинную чувствительность рака к выбранным лекарствам, что невозможно при адъювантном лечении. При стандартной профилактике опухоли уже нет, хоть лекарственная комбинация выбирается из оптимальных по сочетанию результата и осложнений, но индивидуальная реакция не прогнозируема. Соответственно, нечувствительность рака к лекарствам до операции позволит отказаться от лекарственной профилактики после хирургического этапа.

Если неоадъювантные циклы приведут к регрессии новообразования, то можно отказаться от мастэктомии в пользу сохраняющей молочную железу операции.

При люминальном, А варианте РМЖ неоадъювантная химиотерапия мало изменяет благоприятный прогноз болезни, поэтому не практикуется. При всех остальных подтипах уменьшение ракового узла, тем более полное его исчезновение, позитивно сказывается на дальнейшем течении заболевания.

Клинический пример:

Пациентка М., 40 лет, работает воспитателем в детском дошкольном учреждении. За неделю до обращения в клинику самостоятельно обнаружила уплотнение в молочной железы, с измененной кожей над уплотнением в виде «лимонной корки». На основе отзывов и рекомендаций записалась на прием к Шаповалову Д.А., хирургу онкологу, к.м.н., заведующему хирургическим отделением клиники «Медицина 24/7». На основании данных анамнеза и первичной диагностики, пациентке было рекомендовано проведение полихимиотерапии после проведения core-биопсии с иммуногистохимическим исследованием. Пациентка была удивлена, что врач отказал в первичном проведении операции.

Комментарий и рекомендации врача-онколога, Д.А.Шаповалова:

В данном случае имеется классический вариант отечно-инфильтративной формы рака молочной железы IIIа/b/c стадии, что согласно рекомендаций NCCN, ESMO и ASCO требует на первом этапе ОБЯЗАТЕЛЬНОГО (!) проведения лекарственного противоопухолевого лечения — комбинации полихимиотерапии и таргетной терапии. При наиболее частой форме, собственно выявленной у пациентки, люминальном B-варианте были назначены согласно «золотого стандарта» по схеме Dose-Dance препараты AC-T в количестве 4+4 курсов. Невзирая на настоятельные требования пациентки начать лечение в день обращения, начало лечение было отложено до получения результатов определения Ki67 (5 рабочих дней), составивших 75% (агрессивная быстро делящаяся опухоль). От схемы СAF отказались, учитывая молодой возраст пациентки.

Через 2 курса от начала лечения была произведена клиническая оценка результата — отечность уменьшилась, опухолевый узел уменьшился по данным УЗИ. Лечение было продолжено.

Перед операцией используются аналогичные профилактическим комбинации, при положительном гене HER2 лечение обязательно, причём не менее 9 введений.

Если из 4 стандартных курсов провели только 2, то оставшиеся 2 надо доделать после удаления железы. После операции проводится столько курсов, сколько не удалось сделать до «полного счёта».

Рак молочной железы III стадии радикально сомнительно удалим даже с мастэктомией, его считают местно-распространенным, подлежащим комбинированному подходу, то есть с участием всех методов противоопухолевого лечения: лекарственного, лучевого и хирургического. Главная задача ХТ — уменьшить размер раковых узлов.

Разумеется, в этом случае химиотерапия до операции — неизбежность, а дальнейшее зависит от результата полноценной цикловой ХТ с соблюдением межкурсовых интервалов и доз лекарств.

Уменьшение узла в молочной железе в результате стандартного числа курсов приводит к операции и облучению.

Когда новообразование не среагировало на ХТ, меняется комбинация цитостатиков и при хорошем эффекте после завершения прибегают к удалению с последующим облучением.

Если после замены лекарств результата нет, проводится лучевая и только после неё операция.

Нужна ли профилактическая ХТ после удаления молочной железы, определяется индивидуально.

источник

Химиотерапия при раке молочной железы разделяется на несколько видов.

Принципом действия такого метода является применение цитостатиков, препаратов, которые обладают противоопухолевым действием. Обычно их вводят внутривенно, орально или с помощью капельницы. Химиотерапия считается «системной» формой лечения, потому как цитостатики попадая в кровоток, угнетают рост раковых клеток во всех органах, а не только в месте поражения.

[1], [2], [3], [4], [5], [6]

Основные показания к проведению химиотерапии рака молочной железы это наличие злокачественных опухолей в области груди. Но это далеко не все, потому как подобный метод лечения используется и в других случаях.

Так, показания к проведению данного вида лечения зависят от многих факторов. Дело в том, что ключевыми особенностями раковых опухолей являются их размеры, стадия и гормональный статус человека. Кроме того, влияет и скорость роста раковых клеток, а также степень вовлеченности в процесс региональных лимфоузлов. Также, одним из факторов являются индивидуальные особенности пациентки. К ним относят возраст, общее состояние женщины и локализация опухоли.

На назначение противопухолевых лекарств влияет и стадия опухоли. Большую роль играет и состояние яичников, а также риск осложнений и положительные эффекты от этой процедуры. Поэтому сказать однозначно, будет ли женщине назначена химиотерапия при раке молочной железы, сложно. Многое зависит и от того, что скажет лечащий врач.

Стоит отметить, что курс химиотерапии рака молочной железы является важным составляющим всего процесса лечения. Потому как избавиться от опухоли не так просто. Нужен полный комплекс процедур, способствующих полному выздоровлению.

Как правило, речь идет не только о назначении противопухолевых лекарств. Назначаются лучевая терапия, а также хирургическое вмешательство. Но все это согласовывается с лечащим врачом.

Что касается самой цитостатической терапии, то она проводится циклами. Что под этим подразумевается? Как правило, цикл противоопухолевой терапии это время, в течение которого женщина получает химиопрепарат. Количество циклов зависит от состояния женщины. Необходимое их количество и составляет полный курс лечения. В этом случае многое зависит и от препарата, который вводится. Обычно один курс может состоять как из четырех, так и семи циклов. Этот вопрос решается с лечащим врачом. В целом же, химиотерапия при раке молочной железы это эффективный способ избавиться от злокачественной опухоли.

[7], [8], [9], [10], [11], [12]

Дело в том, что химиотерапия после удаления груди также несет некое положительное действие. Благодаря этому методу можно предупредить повторное развитие опухоли. Кроме того, этот способ прекрасно блокирует возникновение новых метастазов. Также это позволяет избавиться от уже существующих раковых клеток. Ну и что самое главное, таким образом можно избежать рецидивов в дальнейшем.

Переоценить эффективность противопухолевых лекарств невозможно. Потому как в основе этого метода лежит разрушение злокачественных клеток и дальнейшее торможение их развития. Противоопухолевую терапию вполне можно использовать как самостоятельный метод, так и комбинировать с другими.

В данном случае все зависит от состояния женщины и стадии заболевания. В целом же, цитостатическая терапия позволяет уменьшить злокачественные новообразования. Это приводит к тому, что опухоль иссекается с минимальной травматизацией тканей. Так что она эффективна как до операции, так и после нее. Потому как химиотерапия при раке молочной железы борется с раковыми клетками.

[13], [14], [15], [16]

Использование антрациклинов это и есть красная химиотерапия рака молочной железы. Что же подразумевается под этим методом? На самом деле это использование препаратов красного цвета. Дело в том, что это лечение является самым жестким из всех существующих. Кроме того, это и токсичный метод.

Причиной негативного воздействия на организм кроется в интересной комбинации препаратов. Дело в том, что красная терапия назначается исходя из многих критериев. Так, на этот процесс влияет размер опухоли, скорость роста, а также распространение злокачественных клеток. Кроме того, большую роль играет возраст пациентки, а также иммуногистологическое исследования и др.

Методика действительно серьезная, но, тем не менее, она широко используется. Во время курса лечения, красная терапия назначается для всестороннего воздействия на опухоль. На сегодняшний день существует много схем, в результате которых улучшение наблюдается практически у 50-70% пациентов. Да и снизилось количество летальных исходов, с 25% до 3%. Поэтому красная химиотерапия при раке молочной железы широко используется.

Что собой представляет адъювантная химиотерапия рака молочной железы? Этот метод используется в качестве дополнительной или профилактической терапии. Необходимо она вовремя операбельного рака груди. В некоторых случаях ее назначают до операции или же после нее.

Читайте также:  Внешние признаки рака молочной железы фото

В целом несомненным плюсом этого метода является определение чувствительности опухоли к химиопрепаратам. Правда есть здесь и свои недостатки. Такой метод может значительно затянуть оперативное вмешательство. Потому как в некоторых случаях возникают трудности при определении гистологического типа опухоли. Не обойтись и без проблем с определением рецепторов к эстрогенам и прогестерону.

Преимуществ у адъювантной противоопухолевой терапии довольно много. Этот способ является самым распространенным и действительно несет положительное действие. В целом, химиотерапия при раке молочной железы эта вынужденная мера для исключения дальнейших рецидивов и избавления от раковых клеток.

[17], [18], [19], [20], [21], [22], [23], [24], [25]

Что же включают в себя схемы химиотерапии рака молочной железы? Итак, стоит отметить, что схема должна обладать особенными свойствами. Так, нужно уничтожить все разновидности раковых клеток. Причем производится это на определенном участке груди.

Кроме того, нужно использовать препараты, эффект которых способен взаимоусиливаться без побочных действий. Раковые клетки не должны приспосабливаться к химиопрепаратам. Ну и наконец, схема лечения должна обладать таким уровнем побочных действий, которые человек сможет перенести.

Стандартная схема цитостатической терапии простая. Сначала женщина встречается с врачом консультантом, он объясняет всевозможные побочные действия, а также преимущества методики. После чего назначается день, когда будет проводиться процедура. В день противоопухолевой терапии медсестра должна измерять артериальное давление, частоту дыхания, пульс и температуру тела. Кроме того, большую роль играет рост и вес пациентки. Исходя из этих данных, подбирается доза лекарства.

После этого можно ставить капельницу с лекарством. По окончанию введения препарата, внутривенный катетер извлекается из вены и человек может отправляться домой. Такая химиотерапия при раке молочной железы является стандартной схемой.

[26], [27], [28], [29], [30], [31]

Существуют препараты для химиотерапии рака молочной железы, которые оказывают положительное действие на процесс выздоровления. Так, к списку этих средств относят алкилирующие вещества. По своему механизму действия они похожи на радиацию. Они способствуют разрушению белков, которые контролируют развитие генов опухолевых клеток. Самым ярким представителем этой категории препаратов является циклофосфамид.

Другие лекарственные препараты получили название антиметаболиты. Данные средства «обманывают» раковую клетку, запросто встраиваясь в ее генетический аппарат. После чего при делении клетки происходит ее гибель. Одним из самых востребованных препаратов является 5-фторурацил. Кроме того, используется и новейший препарат – гемзер.

Антибиотики. Стоит сразу отметить, что они совсем не похожи на традиционные средства. Это специальные противораковые антибиотики. Механизм их действия заключается в полном замедлении деления генов. Самым распространенным препаратом является адриамицин. Зачастую его сочетают вместе с цитоксаном.

Таксаны. Эти агенты активно действуют на микротрубочки. В класс этих препаратов входят паклитаксел и доцетаксел. Препараты способствуют сборке микротрубочек из димеов тубулина и стабилизируют их. При этом вовсе исключается процесс их деполимеризации.

Все эти препараты являются эффективными. Но химиотерапия при раке молочной железы все, же требует индивидуального подбора медикаментов. Ведь многое зависит от состояния женщины, опухоли и прочих факторов.

Существуют и противопоказания к химиотерапии рака молочной железы. Обусловлено это тем, что такая процедура способна помочь далеко не во всех случаях. Всегда есть риск того, что возникнет рецидив. Поэтому в большинстве случаев противопухолевые лекарства являются неэффективными.

Дело в том, что у женщин, которые страдают гормонально-зависимыми формами рака, такой метод не применяется. Потому как он является неэффективным. Но все, же многое зависит от возраста пациентки. Так, молодым девушкам часто назначают курс противоопухолевой терапии. Женщинам в возрасте это может не понадобиться.

У девушек, страдающих гормонально-зависимыми формами рака снижен уровень эстрогена и прогестерона. В этом случае приходится использовать другие методы. Так, происходит подавление функции яичников с помощью медикаментов. Назначается хирургическое удаление яичников, а также прием препаратов, которые блокируют эффект половых гормонов. Поэтому химиотерапия при раке молочной железы у таких пациентов не применяется.

[32], [33], [34], [35], [36], [37], [38], [39], [40]

Многие женщин пугают побочные эффекты химиотерапии рака молочной железы. Ничего страшного в этом нет. Потому как в большей мере, действия просто напросто неприятные. Так, некоторые женщины бояться появления тошноты, рвоты, а также развития лейкопении.

На самом деле многое зависит от самой женщины и от того, как она себя будет настраивать. Но, несмотря на это, появление некоторых побочных действий все же избежать нельзя. Так, может развиться и тромбоцитопения. Это уменьшение числа тромбоцитов крови. Встречается еще и снижение уровня гемоглобина и алопеция (выпадение волос).

Но в любом случае стоит понимать, что речь идет о процессе лечения. Поэтому порой на побочные действия необходимо просто закрывать глаза. Все эти неприятные моменты можно пережить. Не стоит бояться процедуры из-за этого. Потому как химиотерапия при раке молочной железы это шанс женщины начать новую и здоровую жизнь.

В некоторых случаях возможны и осложнения химиотерапии рака молочной железы, учитывать этот факт необходимо. Так почему же возникают различные неприятные ощущения?

Дело в том, что цитостатическая терапия повреждает и губит опухолевые клетки. Но ведь в организме состоит из нормальных клеток, которые также могут расти и размножаться. Поэтому и возникают различные проблемы.

В результате этого может появиться тошнота, рвота, снижение аппетита, анемия, а также выпадение волос. Но это скорее побочные действия. Если же перейти к осложнениям, так организм полностью ослабевает, иммунитет уже не выполняет своих привычных функций по защите от внешних факоров агрессии. Поэтому легко можно «подхватить» любое инфекционное заболевание. Кроме того, могут возникнуть и серьезные повреждения внутренних органов. В этом случае проблемы могут сохраняться на протяжении нескольких лет. Да и в целом, химиотерапия при раке молочной железы может спровоцировать в дальнейшем рецидив заболевания.

[41], [42], [43], [44]

источник

Правда ли, что химиотерапия «устарела»? Потому что больше вредит, чем помогает? А в прогрессивных клиниках рак давно лечат без «химии»? Комментирует резидент Высшей школы онкологии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Катерина Коробейникова.

В поддержку этого мнения ссылаются на цитируемое в интернете исследование профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса, якобы опубликованное в «Scientific American» и в «Журнале клинической онкологии» в 2004 году, о том, что на самом деле химиотерапия помогает лишь 2,3-5% случаев (комментарий об источнике см. в конце нашего материала). Зато именно «химия» вызывает «сопротивление опухоли, которое выражается в метастазах».

Есть нейробластома у детей или хорионкарцинома матки. Их можно полностью излечить именно с помощью химиотерапии. Излечение означает, что у человека нет рецидивов в течении 5 лет.

Есть опухоли, высокочувствительные к химиотерапии – саркома Юинга, рак предстательной железы, рак мочевого пузыря. С помощью химиотерапии они поддаются контролю — возможно излечение, как минимум, можно добиться длительной ремиссии.

Есть промежуточная группа – рак желудка, рак почки, остеогенная саркома, при которых уменьшение опухоли от химиотерапии происходит в 75-50% случаев.

А есть рак печени, поджелудочной железы. Эти опухоли малочувительны к лекарственной терапии, но к ним сейчас применяют другие методы лечения – оперируют или облучают. И еще есть рак крови – понятие, которым пациенты называют острые лейкозы и лимфомы. Они вообще развиваются по другим законам.

Даже при запущенной стадии рака с метастазами, прогноз очень сильно зависит от того, какой у вас конкретно подтип опухоли. Например, гормоночувствительный подтип рака молочной железы даже с метастазами контролю поддается очень хорошо. Поэтому делать какие-то выводы о «химиотерапии при раке в целом» — некорректно.

В интернете рассказывается, что это доказали некие доктор медицинских наук Алан Левин и профессор Шарль Матье. Якобы на самом деле большинство пациентов, получающих химиотерапию, умирает именно от химии, а не от рака.

Я не нашла подтверждающей информации, что врачи с такими именами (они есть, но они не онкологи) высказали такое мнение.

Сегодня Россия, как Европа и США, переходит к стандартам доказательной медицины. В этой системе все доказательства оцениваются по определенной шкале. И меньше всего доверия — аргументам из серии «профессор Иванов (или профессор Смит) сказал». Более серьезный уровень аргументов – метаанализы, то есть объединение нескольких, уже проведенных маленьких исследований в одно, когда их результаты складывают и считают вместе.

Химиотерапия – это лечение. И, как у всякого лечения, у нее бывают побочные эффекты. Они бывают от любых лекарств, они бывают после хирургических операций. Сама химиотерапия тоже бывает разной в зависимости от цели. Предоперационную химиотерапию применяют до хирургической операции, чтобы максимально уменьшить размер опухоли и сделать хирургическое вмешательство максимально щадящим.

Цель постоперационной «химии» – убрать отдельные опухолевые клетки, которые еще могут циркулировать в организме.

А бывает химиотерапия паллиативная. Ее применяют, когда опухоль запущена, со множественными метастазами, и вылечить больного невозможно, но возможно затормозить дальнейшее прогрессирование и попытаться контролировать опухоль. В этом случае химиотерапия призвана подарить пациенту время, но, как правило, она сопровождает его до конца. И тогда может создаться впечатление, что пациент умер не от рака, а от «химии», хотя это не так.

Кроме того, при предоперационной или послеоперационной «химии» часто врачи наблюдают пациента не только в тот момент, когда он получает капельницы с препаратами, но и между курсами. Поэтому смертельные случаи от побочных эффектов редки.

Главный механизм действия химиопрепаратов – воздействие на механизм деления клетки. Клетки раковых опухолей очень быстро делятся, поэтому, воздействуя на деление клеток, мы останавливаем рост опухоли.

Но, помимо опухоли, в организме много других быстро делящихся клеток. Они есть во всех системах, которые активно обновляются, — в крови, в слизистых. Те химиопрепараты, которые воздействуют не выборочно, действуют и на эти клетки.

  • падение показателей крови
  • поражения печени
  • изъязвление слизистых и связанные с этим тошнота и понос
  • выпадение и ломкость ногтей.

Такой эффект объясняется тем, что цитостатическая химиотерапия действует не только на клетки опухоли, но на все быстроделящиеся клетки организма.Также у отдельных препаратов, которые оказывают на организм токсичное действие, бывают специфические осложнения. (Часть препаратов химиотерапии сделана на основе платины – это тяжелый металл).

Токсичные препараты химиотерапии могут вызвать ряд неврологических симптомов – головные боли, бессонницу или сонливость, тошноту, депрессию, спутанность сознания. Иногда возникает ощущение онемения конечностей, «мурашки». Эти симптомы проходят после прекращения действия препарата.

После химиотерапии у пациента ожидаемо падают показатели крови. Обычно пик падения приходится на седьмой-четырнадцатый день, потому что «химия» как раз подействовала на все клетки, которые были в периферической крови, а новые костный мозг выработать еще не успел. Падение происходит в зависимости от препарата, который применялся; одни из них действует преимущественно на тромбоциты, другие – на лейкоциты и нейтрофилы, третьи – на эритроциты и гемоглобин.

Химиотерапевтическое лечение проходит циклами. В зависимости от схемы химиотерапии, человек может получить, например, три дня капельниц химиотерапии, а следующие будут через 21 день. Этот промежуток называется «один цикл», он дается специально, чтобы организм пациента восстановился.

Перед каждым новым сеансом химиотерапии состояние пациента контролируют, смотрят, что было с ним в этот промежуток – делают клинический и биохимический анализ крови. Пока человек не восстановился, новый цикл лечения не начинается.

Если кроме снижения показателей крови до определенного уровня в промежуток между «химиями» ничего плохого не происходило — кровь восстановится сама. Чрезмерное падение тромбоцитов создает угрозу кровотечения, пациенту с такими показателями делают переливание тромбоцитарной массы. Если упали лейкоциты, которые отвечают за иммунитет, а человек заразился какой-то инфекцией, начался кашель, насморк, поднялась температура, — сразу назначают антибиотики, чтобы инфекция не распространилась. Обычно все эти процедуры делаются амбулаторно.

В перерывах между курсами химиотерапии пациента ведет онколог из районного онкодиспансера или поликлиники.

Перед самым первым циклом химиотерапии пациенту должны объяснить все возможные осложнения, рассказать про каждый препарат и его воздействие; и пациент может проконсультироваться со своим онкологом. Взвешивание рисков – отправная точка химиотерапии. Врач и пациент выбирают между повреждением, которое может принести химиотерапия, и преимуществом, которое может за ней последовать, — а именно – продление жизни порой на десятки лет.

Это – ключевой момент в принятии решения о необходимости применения химиопрепаратов: если мы понимаем, что при назначении того или иного лекарства процент успеха будет ниже, чем побочные эффекты, применять его просто нет смысла.

Причины возникновения метастазов у разных опухолей очень разные, как именно возникают метастазы, мы пока не знаем. Единственное, что мы знаем – «стволовых клеток рака» не бывает.

Опухоль в разных своих фрагментах и клетки метастазов – это очень неоднородное образование, там все клетки разные, они быстро делятся и быстро мутируют. Но в любом случае химиотерапия воздействует на все метастазы, где бы они ни были.

Читайте также:  Вместе против рака груди женская грудь

Исключение – метастазы в головном мозге, куда проникают не все препараты. В этих случаях назначают особое лечение, либо особое введение препаратов – в спинномозговой канал. Бывают даже такие опухоли, у которых нельзя найти первичный очаг, — то есть, все, что мы видим в организме – это метастазы. Но лечение все равно назначают, и оно, во многих случаях, успешно проводится.

Якобы давно есть препараты эффективнее, безвреднее и дешевле, но о них не говорят, боятся обвалить фармрынок.

Этот миф существует и по поводу других заболеваний, особенно это касается ВИЧ.

«Альтернативные препараты», которые принимают онкологические пациенты, в лучшем случае оказываются безобидными травками, от которых нет заметного действия. Увы, бывает хуже. Например, иногда пациенты начинают пить чудодейственные лекарства на основе смеси разных масел, а ведь масло – это очень тяжелый продукт для печени.

В итоге пациент буквально вызывает у себя воспаление печени, и мы не можем начать цикл химиотерапии, потому что «химия» на печень тоже воздействует. И хорошо, если пациент хотя бы рассказывает нам, что он принимал, и мы можем понять, что так ухудшило ситуацию. Но лечение в итоге откладывается, эффективность его понижается.

Кроме того, ряд новых лекарств для лечения, например, рака молочной железы, сейчас основан на растительных компонентах. Например, препарат трабектедин содержит специальным образом обработанную вытяжку из морских тюльпанов. Так что иногда препараты, которые пациенты принимают в ходе официального лечения, сами по себе – «природные».

Что до «гигантских денег фарминдустрии», часть препаратов химиотерапии, например, метотрексат, — это очень старые, давно разработанные лекарства, они стоят буквально копейки. Никаким «обвалом» или «подъемом отрасли» уменьшение или увеличение их производства не грозит.

В любом случае препараты для лечения онкологических заболеваний пациенты в России получают бесплатно.

В последнее время в дополнение к цитостатикам – препаратам химиотерапии, которые действовали на весь организм целиком, появились новые препараты. Это – новое поколение препаратов химиотерапии – таргетные препараты и лекарства, основанные на принципиально ином принципе действия – иммунопрепараты.

Таргетный препарат – это лекарство, воздействующее не на весь организм, а адресно на клетки опухоли. При этом важно – молекулы конкретного таргетного препарата могут присоединиться к рецепторам клетки только определенного вида опухоли. Конкретный подтип опухоли определяется генетическим анализом во время молекулярно-генетического исследования.

Иммунопрепараты воздействуют на иммунную систему организма и иммунные механизмы опухоли в её ядре. В результате в организме активизируется собственный иммунитет, который начинает бороться с раковыми клетками.

Однако чтобы получить иммунопрепарат и таргетный препарат, у пациента должна быть опухоль с определенными характеристиками, эти препараты действуют не на все опухоли, а на их определенные мутации. Патолог и молекулярный генетик должен подробно прописать паспорт опухоли, и записать в назначении, что пациенту необходим именно этот препарат.

Сравнительно новый метод — гормонотерапия, но здесь круг показаний еще уже – опухоль должна быть гормоночувствительная. Считается, что на гормонотерапию лучше всего реагируют опухоли молочной железы и предстательной железы, хотя и здесь гормоны можно использовать только при определенных показаниях.

Кстати, с гормонотерапией связан еще один миф: чаще всего она используется в форме таблеток, и пациенты считают, что таблетки – это «не лечение» при такой болезни, как рак.

Без химиотерапии, одними гормонами иногда лечат, например, рак молочной железы. Хотя понятно, что гормоны тоже небезобидны, от них бывают свои осложнения.

Вместе с тем надо понимать: мы изобретаем новые препараты, но и раковые клетки мутируют и к ним приспосабливаются. Даже у пациента, которому раньше лечение без «химии» помогало, опухоль может спрогрессировать и стать нечувствительной к лекарствам, которые сдерживали ее рост. В этом случае химиотерапия применяется как экстренное лечение.

Например, пациентка с раком молочной железы долгое время принимает гормоны, и опухоль не растет. Внезапно она чувствует слабость, появляются метастазы в печени. В этом случае мы проводим несколько циклов химиотерапии, возвращаем организм в состояние, когда опухоль вновь начинает реагировать на гормоны, и тогда пациентка возвращается к прежней схеме лечения.

Совсем без химиотерапии на нынешнем уровне развития онкологии мы не обойдемся. Но при этом развивается «сопроводительное лечение» — вместе с химиотерапией пациент получает целый набор лекарств, ослабляющих тошноту, ускоряющих восстановление клеток крови и нормализующих стул. Так что неприятные побочные эффекты химиотерапии удается значительно ослабить.

Об исследовании «профессора Гарвардского университета Джона Кэрнса», которое озвучивает миф 1: химия малоэффективна, я слышу впервые. Единственный практикующий врач по имени Джон Кернс, которого удалось найти в интернете, — это невролог-радиолог, который занимается проблемами головного мозга, а про химиотерапию вообще ничего не писал.Возможно, речь идет о британском враче Джоне Кернсе (John Cairns), с 1991 года на покое – он 1923 года рождения. Кернс — автор книг «Рак: Наука и Общество» (1978) и «Вопросы жизни и смерти: взгляды на здравоохранение, молекулярную биологию, рак и перспективы человеческого рода» (1997).

Годы работы Джона Кернса говорят о том, что он ссылался на статистику выживаемости 1970-1980-х годов, и публиковаться в научных журналах в начале 2000-х не мог.Если речь идет об этом Джоне Кернсе, то мы можем говорить лишь об устаревших исследованиях в онкологии: с 1970-х годов эффективность лекарств сильно изменилась.«Журнал клинической онкологии» в число современных авторитетных изданий не входит.

«Scientific American» — это американский научно-популярный журнал. Доверия к нему как к изданию, публикующему результаты научных исследований, никакого.Похожее скептическое исследование про химиотерапию выложил недавно портал geektimes.ru. Там сказано: «за период с 2009 по 2015 год было одобрено 48 различных противоопухолевых препаратов. Из них эффективны 10%, а 57% не дали вообще никакого эффекта».

Здесь исследователи оценивали только два параметра – 5-летнюю выживаемость и качество жизни и смешали очень разные заболевания – рак желудка, рак легкого, и рак крови. Показатели по этим локализациям опухолей разные, механизм действия препаратов – тоже, и признаком эффективности лекарства будут разные показатели выживаемости. А у исследователей получилась просто «средняя температура по больнице». Оригинал статьи опубликован на сайте Miloserdie.ru

Автор: Дарья Менделеева, Корреспондент Милосердие.ru

источник

Химиотерапевтическое лечение при онкологии молочной железы состоит в использовании препаратов, которые называются цитостатиками. Они останавливают развитие опухоли, разрушают злокачественные клетки в молочной железе. Этот метод применяют и как самостоятельный, и в сочетании с хирургической операцией или облучением, в зависимости от различных факторов.

Химиопрепаратами или химиотерапевтическими агентами называют лекарства на основе токсинов, ядов. Они губительно действуют на клетки опухоли. Химиотерапия при раке молочной железы может осуществляться до или после операции либо являться лечебной, профилактической, все зависит от проявлений опухоли, ее роста, стадии рака. Лечение подбирается врачом-химиотерапевтом. Специфика приема средств обусловлена тем, что клетки рака бесконечно делятся, и лечение придется повторять, учитывая клеточный цикл.

Когда отсутствует явный опухолевой процесс, проводится адъювантное («дополнительное») химиотерапевтическое лечение, направленное на возможные скрытые метастазы, даже если их наличие не подтвердилось. Проводится такая химиотерапия после операции. Аналог адъювантного лечения – неоадъювантная терапия, делается до хирургического вмешательства. Этот вид химиотерапии помогает уменьшить злокачественное образование, сформировать четкую границу между здоровой тканью и опухолевой, что помогает выполнять операцию для удаления новообразования.

Неоадъювантная химиотерапия при раке молочной железы уничтожает микрометастазы, что делает опухоль более операбельной и повышает шанс женщины выжить. При проведении терапии против онкологии медики смотрят, как рак реагирует на лечение, и делают выводы о правильности выбранного препарата. К недостаткам метода относят затягивание операции: пока идет лечение, оперативное вмешательство откладывают до момента, когда опухоль не уменьшится до нужного размера.

Когда в молочной железе есть ясно выраженный генерализированный очаг рака молочной железы с отдаленными метастазами, назначают лечебную химиотерапию. Этот вид химиотерапии при раке молочной железы уменьшает метастатические опухоли, те, что называют «вторичными», возникшими от метастазов. Терапия позволяет повысить качество жизни пациента, увеличить ее продолжительность.

Когда опухолевый процесс при раке молочной железы на неоперабельной стадии, назначают индукционное лечение химиопрепаратами, его цель – перевести рак в операбельную стадию. Если опухоль в грудной железе достигла крупного размера, нет явной границы между ней и здоровой тканью, назначают препараты, воздействующие на раковые клетки. Специалисты отслеживают состояние больной, а когда опухоль уменьшается до операбельного размера, назначается операция.

Противоопухолевые лекарства принимаются как перорально в форме таблеток, капсул, так и внутривенно в виде капельниц. Активные действующие вещества вводятся в кровоток, по нему разносятся к раковым клеткам. Еще один вариант, как делают химиотерапию при онкологии – препарат вводится в специфические участки организма, такие как спинномозговая жидкость или напрямую в артерии больного органа. С помощью этой процедуры достигается максимальная концентрация лекарства в нужном месте.

Пероральный прием химиопрепарата – самый простой метод, но его эффективность ниже, отсутствует уверенность, что при приеме каждой дозы всасывается одно и то же количество лекарственного вещества. В этом отношении инъекции и капельницы имеют большее преимущество при лечении рака. Курс введения препарата – от одного до нескольких дней, между циклами лечения делается перерыв в 1-4 недели, определение длительности приема зависит от схемы, назначенной врачом. Общее число курсов – 4-8.

Иногда низкие дозы вводятся непрерывно с помощью небольшого переносного насоса. Он крепится к поясу или размещается в сумке, и подает лекарство в организм неделями или даже месяцами. Подготовка больного раком к лечению «химией» может занять определенное время, некоторые препараты требуют «премедикации», приема лекарств, ослабляющих побочные эффекты активного химиотерапевтического агента.

Лекарственные средства для химиотерапии при раке груди делятся на четыре группы:

  1. Алкилирующие препараты для химиотерапии: разрушают белок, который контролирует развитие генов клеток опухоли. Самые известные препараты группы – Циклофосфамид или Циклофосфан.
  2. Антиметаболиты: встраиваются в генетическую структуру раковой клетки, «обманывая» ее. Когда клетка начинает делиться, антиметаболиты вызывают ее гибель, фактически самоуничтожение. К таким лекарствам относятся 5-фторурацил (5-ФУ) и Гемзар.
  3. Антибиотики: не путать с традиционными, обычными антимикробными. Противораковые антибиотики замедляют деление генов раковых клеток, пример – Адриамицин.
  4. Таксаны: агенты, влияющие на микротрубочки, к этому классу препаратов относятся Паклитаксел и Доцетаксел. Микротрубочки –это белковые структуры внутри клетки, образующие ее «скелет». Таксаны мешают процессу их функционирования, это не дает раковым клеткам делиться.

Химиотерапия опухолей молочной железы подразделяется на:

Цвет определяет раствор препарата, который будет применяться при лечении в зависимости от показаний. Такие лекарства как Доксорубицин и Эпирубицин (антибиотики) образуют раствор красного цвета, что и дает название терапии. Красная химиотерапия отличается самым жестким токсическим влиянием на весь организм, остальные действуют мягче. После красной терапии часто применяют желтую или белую, при системном подходе достигается всестороннее воздействие на опухоль.

Последствия химиотерапии включают побочные эффекты, так как агенты направлены на уничтожение клеток, которые быстро делятся, а этим свойством обладают не только раковые клетки. Общее состояние после химиотерапии поэтому может ухудшиться, придется лечить уже последствия терапии, которыми могут быть:

  • тошнота и рвота;
  • диарея;
  • выпадение волос, ухудшение состояния кожи и ногтей;
  • нарушения свертываемости крови;
  • анемия;
  • повышенная утомляемость;
  • изменения вкусовых, обонятельных ощущений;
  • нарушение функции яичников, сбои в менструальном цикле;
  • ухудшение памяти;
  • риск развития лейкемии у пациенток пожилого возраста.

Лечение агрессивными, токсичными препаратами — это большая нагрузка на весь организм. Неправильный рацион усугубит это состояние. Питание при химиотерапии рака груди важно подбирать так, чтобы оно помогало укреплять защитные силы организма пациентки, снабжало здоровые ткани нужными питательными веществами. Правильное меню может облегчить побочные эффекты лечения. Диетическое питание можно разделить на два варианта:

  • диета во время лечения рака;
  • диета в промежутках между циклами химиотерапии.

Питание во время лечения рака должно предотвратить и облегчить такие проявления как:

  • диспепсические расстройства;
  • потеря аппетита;
  • тошнота.

Диета между курсами призвана:

  • повысить стойкость организма;
  • помочь накопить силы на дальнейшие курсы терапии и борьбы с раком молочной железы.

Принципы организации питания для больных во время химиотерапии:

  • не соблюдать диеты для похудения, калорий должно употребляться столько, чтобы покрывались энергетические затраты;
  • соблюдать режим питания, это поможет предупредить потерю аппетита, отказаться от перекусов, есть в определенное время;
  • питаться разнообразно, свежей пищей;
  • еда должна быть легко усваиваемой: без жирных блюд, соли, перца, консервов, полуфабрикатов и прочих вредностей;
  • сахар заменить медом, раковые опухоли питаются сахарами;
  • пить не менее двух литров воды в день (можно компот, бульон, чай с молоком), зеленый чай лучше исключить, он нивелирует свойства химиопрепаратов;
  • не употреблять алкоголь.

Диета после лечения рака должна быть направлена на восстановление организма, правильное питание входит в комплекс мер профилактики рецидива, и его необходимо основывать на следующих принципах:

  • рассчитывать количество калорий, если лишний вес присутствует, можно от него избавляться;
  • делать упор на крупы, растительные продукты;
  • добавлять в блюда клетчатку и отруби;
  • использовать растительные масла;
  • употреблять богатые кальцием продукты;
  • ограничить сахар, соль, консервы, красное мясо.
Читайте также:  Внешние признаки рака молочных желез

источник

В развитых странах в структуре онкологической заболеваемости женщин рак молочной железы (РМЖ) занимает 1-е место (26% всех случаев рака).

По данным ВОЗ, в мире ежегодно умирает от РМЖ 590 000 женщин.

В 2006 г. в России рак молочной железы составил 17,8% всех злокачественных опухолей у женщин.

Показатель заболеваемости в 2006 г. составил 65,5 случая на 100 000 населения, абсолютное число заболевших — 48 821. Смертность в 2006 г. равнялась 29,5 случая на 100 000 женского населения, 1-летняя летальность — 11,5%. Мутация генов BRCA1 и BRCA2 увеличивает риск РМЖ.

Выбор метода лечения больных раком молочной железы зависит от стадии заболевания и от биологической характеристики опухоли (степень злокачественности, рецепторный статус, экспрессия HER2).

Ниже приводится классификация РМЖ по системе TNM и группировка по стадиям (табл. 9.17).

ТХ — недостаточно данных для оценки первичной опухоли.
Т0 — признаков первичной опухоли нет.
Tis — рак in situ.
Tis (DCIS) — протоковый рак in situ.
Tis (LCIS) — дольковый рак in situ.
Tis (Paget’s) — рак Педжета соска при отсутствии опухоли в паренхиме железы. При этом рак Педжета в сочетании с опухолью паренхимы оценивают в соответствии с размерами последней.

Т1 — опухоль не более 2 см в наибольшем измерении.
T1mic — микроинвазивный рак размером 0,1 см и менее в наибольшем измерении.
Т1а — опухоль более 0,1 см, но не более 0,5 см.
T1b — опухоль более 0,5 см, но не более 1 см.
T1c — опухоль более 1 см, но не более 2 см.

Т2 — опухоль более 2 см, но не более 5 см в наибольшем измерении.

Т3 — опухоль более 5 см в наибольшем измерении.

Т4 — опухоль любого размера с непосредственным распространением на а) грудную стенку, б) кожу с учетом описанных ниже принципов:
Т4а — опухоль поражает грудную стенку;
Т4b — отек (включая симптом лимонной корки), изъязвление кожи или метастазы в
коже той же молочной железы;
Т4с — сочетание признаков Т4а и Т4b;
T4d — диффузный рак.

NX — недостаточно данных для оценки регионарных лимфоузлов (например, они были ранее удалены).
N0 — регионарные лимфоузлы не пальпируются.
N1 — пальпируются подвижные подмышечные лимфоузлы с той же стороны.

N2 — пальпируются подмышечные лимфоузлы с той же стороны, спаянные друг с другом или окружающими тканями, либо имеются клинические признаки метастазов в окологрудинных лимфоузлах той же стороны при отсутствии таких признаков для подмышечных лимфоузлов.
N2a — подмышечные лимфоузлы на стороне опухоли спаяны друг с другом или окружающими тканями.
N2b — клинические признаки метастазов в окологрудинных лимфоузлах той же стороны при отсутствии таких признаков для подмышечных лимфоузлов.

N3 — пальпируются подключичные лимфоузлы (лимфоузел) вне зависимости от состояния подмышечных лимфоузлов, либо имеются клинические признаки метастазов в окологрудинных и подмышечных лимфоузлах, либо имеются метастазы в надключичных лимфоузлах, необязательно в сочетании с метастазами в подмышечных или окологрудинных лимфоузлах.

MX — недостаточно данных для оценки отдаленных метастазов.
М0 — отдаленных метастазов нет.
M1 — отдаленные метастазы имеются.

Таблица 9.17. Группировка рака молочной железы по стадиям (6-е издание, 2002)

Своеобразное течение РМЖ и биологические особенности этой опухоли обусловливают использование на определенных этапах заболевания всех существующих методов лечения — хирургического, лучевого, гормонального, химиотерапевтического, включая таргетную терапию; однако оптимальная последовательность их применения до настоящего времени остается предметом активных клинических исследований.

По современным представлениям, для выбора оптимальной терапии больной раком молочной железы необходимо иметь сведения о содержании в опухоли рецепторов стероидных гормонов (рецепторов эстрогена (РЭ), рецепторов прогестерона (РП)), экспрессии HER2 и степени злокачественности опухоли, определяемой по степени ее дифференцировки.

С точки зрения биологических особенностей, определяющих возможности лечения, все больные РМЖ делятся на три группы:

1) больные с гормоночувствительными опухолями, содержащими РЭ, РП; в лечении этих больных, как правило, используется гормонотерапия;
2) больные, опухоль которых характеризуется гиперэкспрессией HER2; этим больным показан трастузумаб (Герцептин);
3) больные РМЖ, у которых опухоль не содержит ни рецепторов стероидных гормонов, ни HER2 (так называемые трижды негативные опухоли); при лечении таких больных наиболее перспективна цитотоксическая химиотерапия (XT).

Эти клинические группы соответствуют молекулярным подтипам рак молочной железы (люминальный А и Б HER2-позитивный, базальный нормоклеточный).

Гормонотерапия — один из важнейших методов лечения РМЖ. Около 60% больных РМЖ (а среди пожилых больных до 80%) имеют гормонозависимые опухоли, т.е. опухоли, содержащие РЭ и РП.

Существует прямая корреляция между наличием и уровнем рецепторов стероидных гормонов и эффективностью гормонотерапии. Эффективность лечения РЭ-положительных опухолей составляет 50-60%, тогда как при РЭ-отрицательных злокачественных опухолях молочной железы положительный эффект гормонотерапии отмечается лишь у 5-10% больных. Около 30% больных с неизвестным рецепторным статусом отвечают на гормональные воздействия.

К методам гормонотерапии относятся: хирургическая, лучевая и химическая (с помощью суперагонистов LH-RH) кастрация у женщин с сохранной менструальной функцией, применение антиэстрогенов, ингибиторов ароматазы, прогестинов, андрогенов и их аналогов, кортикостероидов.
В принципе в основе всех методов гормонотерапии рака молочной железы лежит попытка воспрепятствовать стимулирующему воздействию стероидных гормонов (эстрогенов) на клетки опухоли.

У женщин в пременопаузе это может быть достигнуто путем овариэктомии или облучения яичников либо с помощью применения суперагонистов LH-RH, под влиянием которых функционируют яичники. Такая химическая кастрация носит обратимый характер и достигается применением гозерелина (Золадекс) или лейпрорелина, бусерелина.

У женщин в менопаузе синтез эстрогенов происходит в основном в жировой ткани путем реакции ароматизации андрогенов, продуцируемых корой надпочечников, а следовательно, использование ингибиторов ароматазы снижает содержание эстрогенов.

К селективным ингибиторам ароматазы относятся нестероидные — летрозол (Фемара), анастрозол (Аримидекс) — и стероидный ингибитор экземестан (Аромазин).

Антиэстрогены блокируют РЭ в опухоли. В эту группу входят селективные модуляторы эстрогенных рецепторов (SERM) — тамоксифен и торемифен и селективный супрессор эстрогенных рецепторов (SERD) — фульвестрант (Фазлодекс). Эти препараты активны как в пре-, так и в менопаузе.

Менее ясен механизм противоопухолевого действия прогестинов (мегестрол, медроксипрогестерон), которые также используются в гормонотерапии РМЖ.

РМЖ — опухоль, чувствительная к большинству современных противоопухолевых цитотоксических препаратов, прежде всего к антрациклинам — доксорубицину, который эффективен у 40% больных. Аналогичная эффективность и у эпирубицина, митоксантрона, циклофосфамида (35%), метотрексата (35%), фторурацила и тегафура (25 %). В 1990-е годы в клиническую практику вошли таксаны: паклитаксел (Таксол), эффективность 56-60%, доцетаксел (Таксотер) — 57-75%, винорелбин (Навельбин) — 41-51 %, капецитабин (Кселода) вторая линия — 20-36%, гемцитабин (Гемзар) вторая линия — 25%. У больных с гиперэкспрессией HER2 эффективен таргетный препарат трастузумаб (Герцептин) — гуманизированное МКА к EGFR — и лапатиниб (Тайверб, Тайкерб) — двойной ингибитор тирозинкиназы рецепторов EGF (HER2/HER1).

Больные с операбельным раком молочной железы нуждаются в дополнительной (адъювантной) лекарственной терапии, улучшающей отдаленные результаты лечения, снижающей риск рецидива заболевания и увеличивающей выживаемость больных. Исключение составляет лишь небольшая прогностически благоприятная группа больных старше 35 лет с высокодифференцированной (G1) гормоночувствительной (РЭ+, РП+) опухолью размером до 1 см, без метастазов в лимфоузлах (T1aN0M0) и без гиперэкспрессии HER2.

Важнейшими прогностическими факторами являются наличие и число пораженных лимфоузлов, размер первичной опухоли, степень злокачественности, определяемая по дифференцировке опухоли (G), возраст больной и состояние ее менструальной функции, содержание РЭ и/или РП в опухоли, а также гиперэкспрессия HER2 (табл. 9.18).

Таблица 9.18. Распределение больных раком молочной железы на категории риска

Рекомендации по выбору методов лечения в зависимости от чувствительности РМЖ к гормонотерапии приведены в табл. 9.19 и 9.20.

Таблица 9.19. Рекомендации по выбору методов лечения в зависимости от чувствительности к гормонотерапии (ГТ)


Примечание: При необходимости назначения XT и тамоксифена прием последнего должен быть начат после завершения XT (ХТ->ГТ) Вопрос относительно последовательности назначения ингибиторов ароматазы и XT (XT + ГТ или ХТ->ГТ) остается дискутабельным У больных в пременопаузе применение аналогов гонадотропин-рилизинг гормона может быть начато одновременно с XT для максимально быстрого достижения менопаузы.

Таблица 9.20. Рекомендации по лечению больных с гормоночувствительными опухолями


Примечание: В круглых скобках указаны лечебные опции, являющиеся предметом дискуссий и оцениваемые в соответствующих клинических исследованиях. Т — тамоксифен; ИА — ингибиторы ароматазы, ГТ — гормонотерапия; ОС — овариальная супрессия

При высоком риске N0 и отсутствии гормональных рецепторов послеоперационно проводится 4-6 курсов химиотерапии с включением антрациклинов (AC, FAC) или 6 курсов CMF. Больным в пременопаузе с положительными рецепторами и N0 после XT назначается тамоксифен на 5 лет. Альтернативой у этой категории пациенток служит выключение функции яичников с назначением тамоксифена.

У больных с низким риском в пременопаузе с N0 используется выключение функции яичников с помощью агонистов LH-RH в течение 2 лет, изучается целесообразность более длительного применения этих препаратов.

У больных в постменопаузе с N0 и положительными рецепторами используются ингибиторы ароматазы либо тамоксифен в течение 5 лет или прием тамоксифена в течение 2-3 лет с последующим переходом на ингибиторы ароматазы (до 5 лет). У больных в постменопаузе адъювантная гормонотерапия на любом этапе ее проведения может включать ингибиторы ароматазы. В ряде исследований было показано, что лечение тамоксифеном неэффективно у НЕR2-позитивных больных, что служит показателем резистентности к тамоксифену.

При высоком риске и N0 даже в менопаузе считается целесообразным назначение химиотерапии, а затем гормонотерапии ингибиторами ароматазы или тамоксифеном. У больных старше 70 лет основой адъювантной лекарственной терапии является тамоксифен.

При N+ в пременопаузе и при количестве метастазов в подмышечных лимфоузлах менее 4 показано проведение 6 курсов антрациклинсодержащих комбинаций CAF, FAC, АС или 6 курсов классического режима CMF с пероральным приемом циклофосфамида. При наличии 4 метастазов и более считается целесообразным назначение более длительной химиотерапии с дополнительным использованием таксанов. Далее при положительных рецепторах назначается тамоксифен на 5 лет.

У больных с сохранной менструальной функцией при поражении не более 3 лимфоузлов и положительных рецепторах допустимо выключение функции яичников с одновременным приемом тамоксифена.

У больных в постменопаузе с положительными рецепторами основой адъювантного лечения считается гормонотерапия (ингибиторы ароматазы или тамоксифен), но при поражении 4 лимфоузлов и более показано на I этапе проведение XT с последующей гормонотерапией. При отрицательных рецепторах в постменопаузе рекомендуется только XT.

Комитет экспертов конференции (St. Gallen, 2009) предложил упростить вопрос выбора показаний к применению гормонотерапии при операбельном РМЖ: все больные, у которых обнаружены РЭ+ (независимо от их уровня), должны получать гормонотерапию. РЭ-положительными считаются все опухоли, в которых при иммуногистохи-мическом исследовании обнаруживается даже минимальное количество РЭ-положительных клеток. При окрашивании более 50% клеток опухоль рассматривается как высокочувствительная к гормонотерапии.

Стандарт гормонотерапии для больных в пременопаузе — это применение тамоксифена либо тамоксифена + выключение функции яичников; ингибиторы ароматазы пациенткам в пременопаузе противопоказаны и могут применяться лишь в случае противопоказаний к использованию тамоксифена, при условии надежного выключения функции яичников по показателю содержания эстрадиола в сыворотке крови (верификация выключения функции яичников желательна даже при назначении ингибиторов ароматазы пациенткам в менопаузе моложе 60 лет). Для женщин в менопаузе предпочтительна гормонотерапия ингибиторами ароматазы, хотя у отдельных больных возможно использование тамоксифена. У больных с высоким риском предпочтительны ингибиторы ароматазы.

Показано, что у больных в менопаузе при рецептор-положительном раком молочной железы длительное применение летрозола (Фемара) по 2,5 мг/сут после окончания 5-летнего приема тамоксифена улучшает эффективность адъювантной гормонотерапии, снижая к 4 годам наблюдения относительный риск рецидива на 42 %.

Современный выбор оптимальных режимов адъювантной химиотерапии достаточно широк и включает использование антрациклинов и таксанов.

Применение антрациклинсодержащих комбинаций позволяет по сравнению с CMF уменьшить риск рецидива на 12%, риск смерти — на 11 % и увеличить 5-летнюю безрецидивную выживаемость на 3,2%, 5-летнюю общую выживаемость — на 2,7%. В США в адъювантном лечении у больных с плохим прогнозом используется паклитаксел после нескольких курсов антрациклинсодержащих комбинаций, в Европе активно ведутся исследования по использованию доцетаксела в адъювантной терапии, показавшие его высокую активность.

У больных с HER2+ РМЖ в рандомизированных исследованиях показано значение адъювантного применения трастузумаба (Герцептин).

На основании предварительного анализа результатов этих исследований международным консенсусом в 2007 г. рекомендовано использование трастузумаба при ранних стадиях HER2+ РМЖ в течение 1 года. Остается неясным вопрос о длительности его применения, целесообразности назначения при N0 и Т 5 лет);
• пожилой возраст;
• метастазы в костях, локорегионарные метастазы, минимальные метастазы в легких;
• гистологически установленная I-II степень злокачественности (G1-G2);
• большая длительность полученной ранее ремиссии в результате предшествовавшей гормонотерапии.

Ответ на гормонотерапию маловероятен в следующих случаях:

• короткий период без метастазирования (

источник