Меню Рубрики

Протоковый рак молочной железы после операции

Жизнь после рака молочной железы есть, но это другая жизнь, потому что испытания меняют женщину и её взгляды. Многие стараются забыть, что с ними случилось, и, наверное, для них это единственно правильный выход. Другие, наоборот, победу над раком считают началом лучшей новой жизни. И болезнь, и тяжелое лечение не проходят без последствий, и не просто научиться жить с ними.

Без операции только химиотерапией и облучением невозможно навсегда вылечить рак, но можно на некоторое время приостановить его развитие, как правило, на два-три года и редко дольше. Поэтому хирургический этап следует рассматривать как благо, не взирая на его часто невосполнимые последствия.

Сохраняющая репродуктивный орган резекция деформирует грудь, что усугубляет обязательная лучевая терапия. Надо быть готовой к тому, что рубцовые постлучевые изменения с течением времени будут усиливаться.

Основная цель частичного удаления груди — снижение степени лимфостаза руки, для этого онкологи отказались от повсеместного удаления подмышечных лимфоузлов при отсутствии в них метастазов, отдав предпочтение предварительной биопсии сторожевого узла во время операции.

При груди большого размера возникнет необходимость в операции на здоровой железе — эстетической, то есть выполняемой для «красоты» и симметричной нагрузки позвоночника. Но это не обязательно, потому что сегодня предлагается масса способов завуалировать потерю «части себя» от любопытных взглядов.

Профилактическая химиотерапия после операции проводится не во всех случаях: от неё отказываются при крошеной опухоли 1 стадии у пожилых женщин с благоприятными биологическими характеристиками. При высокой гормональной зависимости — тип, А люминальный предпочтение отдаётся профилактической гормонотерапии, а ХТ не проводится.

Нет необходимости в адъювантной ХТ при полном курсе дооперационного лекарственного лечения, которое проводится при 3 стадии заболевания. Тем не менее, в большинстве случаев для подавления циркулирующих в кровеносном русле раковых клеток и предотвращения метастазирования в будущем проводится химиотерапия, причём начинается лечение сразу же по заживлении послеоперационной раны и до облучения.

Стандартной комбинации лекарств нет, множество комбинаций доказало свою результативность, поэтому лечение подбирается строго индивидуально. Клинические исследования показали, что улучшение отдалённых результатов достигается обязательным использованием доксорубицина и таксанов.

Сколько проживет женщина после выявления заболевания, определить непросто, поскольку прогноз зависит не столько от размера опухоли, сколько от потенциала агрессивности, заложенного в раковые клетки.

При 1 стадии выживаемость максимально высокая — 80% пациенток переживает 5 лет, при 3 стадии — вдвое меньше, но из прошедших радикальное лечение вне зависимости от стадии почти 60% проживёт дольше пятилетки.

Тем не менее, ни один онколог не возьмется сказать, сколько и как будет жить его пациентка, потому что всё очень и очень индивидуально и даже компьютерные программы не в состоянии рассчитать индивидуальный прогноз. Недавний мета-анализ большого числа статей с несколькими миллионами пациенток показал, что точный расчёт длительности жизни отдельной пациентки пока за гранью научного понимания.

Несомненно, что качество терапии — оптимальный подбор лекарств, соблюдение правильной дозы и интервалов между введениями способствуют увеличению жизни пациентки.

Сегодня в клинике «Медицина 24/7» подбирают комбинацию цитостатиков с учетом чувствительности раковых клеток, индивидуальные программы поддержания хорошего самочувствия и своевременное купирование токсичности помогают «продержаться» на необходимой дозе препарата и не сбиться на увеличение перерыва между введениями.

В англоязычной онкологической литературе термин «рецидив» часто обозначает любое проявление заболевания после радикального лечения, и метастазирование тоже. Отечественные специалисты под рецидивом обычно понимают повторное образование карциномы в зоне послеоперационного рубца.

Вероятность рецидива — развития опухоли на прежнем месте снижается применением лучевой терапии и качественным исполнением хирургического этапа. Длительные наблюдения показали, что частота рецидива в рубце после резекции практически аналогична таковой после мастэктомии, что стало поводом для расширения показаний к органосохраняющим вмешательствам.

В предотвращении рецидива большую роль играет искусство хирурга-онколога, правильно определяющего объём вмешательства и качественно его выполняющего, а также соблюдение стандартов облучения.

Вероятность метастазирования растёт параллельно с размером опухоли и числом поражённых метастазами лимфатических узлов.

В большинстве случаев смерть после лечения РМЖ обусловлена именно метастазированием. Особенно неблагоприятны в прогностическом отношении метастазы во внутренние органы, множественные и поражение злокачественным процессом нескольких систем органов и тканей, к примеру, легких, печени и кожи. Единичные и солитарный — единственный метастаз имеют неплохую перспективу на стабилизацию и даже регрессию при хорошей чувствительности к лекарствам.

Адекватный подбор химиотерапии на этом этапе жизни — главное, потому что лекарственное лечение единственно возможное, но в некоторых случаях его можно дополнить лучевой терапией и даже малоинвазивными инновационными вмешательствами.
Комплексное лечение метастазов — стандартный подход клиники «Медицина 24/7», позволяющий повысить качество и продолжительность жизни наших пациенток.

Реабилитационные мероприятия начинаются уже во время операции, потому что основная суть органосохраняющей резекции и биопсии сторожевого лимфоузла — максимальное сохранение функции руки. Когда не удаётся избежать удаления лимфатических узлов вместе с клетчаткой из подмышечной, а тем более, подключичной и подлопаточной областей, высока вероятность развития лимфостаза руки.

Дополнительная лучевая терапия, к сожалению, также способствует нарушению оттока лимфы, что проявляется не только увеличением размера верхней конечности, но и снижением её двигательных возможностей. Дополняют неприятности и рубцовые изменения тканей, усиливаемые использованием цитостатиков, повышающих чувствительность мягких тканей к облучению.

Фактически после радикального лечения формируется синдром комбинированного лечения РМЖ, составные части которого послеоперационные рубцы, усиливающие локальный застой лимфы постлучевые изменения, нарушение оттока венозной крови как последствие повреждения вен цитостатиками.

Помогает восстановлению работоспособности лечебная физкультура и подбор компрессионного белья, аппаратные способы купирования лимфостаза и фармакологические средства.
Спектр терапевтических возможностей широк, а специалисты «Медицина 24/7» подберут оптимальный для каждой пациентки.

Нет спасающей от рака диеты, но питание важно для поддержания защитных сил организма и восстановления после лечения. Налегание на солёненькое может стать пусковым моментом для развития лимфостаза, а острая пища осложнится спазмами кишечника, не восстановившего слизистую после химиотерапии.

Разорвать порочный круг можно и в одиночку, сев на диету, но проще и эффективнее сделать это с помощью специалиста-нутрициолога.

В клинике «Медицина 24/7» подберут оптимальный и очень индивидуальный режим питания, учитывающий последствия тяжелого лечения, вероятность развития неблагоприятных состояний и поддерживающего организм в борьбе со злокачественной опухолью.

Юля К., 27 лет была прооперирована в федеральном центре по поводу рака молочной железы IIB стадии — сделана частичная резекция правой молочной железы с удалением подмышечных лимфоузлов. После операции провели полный курс лучевой терапии и 6 курсов ХТ. Профилактическую гормональную терапию начала, но из-за усиления менструаций и частых приливов прекратила принимать тамоксифен примерно через 3 месяца.

Через полтора года после завершения лечения в верхней части рубца заметила уплотнение около сантиметра в диаметре. При обследовании был заподозрен рецидив. В онкодиспансере предложили полное удаление правой груди с последующей многокурсовой химиотерапией. Молодая женщина на мастэктомию не согласилась и обратилась в «Медицина 24/7».

При обследовании метастазов не найдено, биопсия узла в верхней трети послеоперационного рубца показала наличие клеток рака. В плановом порядке выполнена подкожная мастэктомия с одновременной реконструкцией имплантатом. В удалённой рецидивной опухоли размером 0.8 см обнаружено высокое содержание рецепторов эстрогенов и прогестинов при отрицательном HER-2.

В связи с сохранной менструальной функцией проводится профилактическое лечение антиэстрогенами под наблюдением гинеколога и с коррекцией нежелательных явлений. Самочувствие хорошее, контрольное обследование через год после повторной операции не выявило метастазов.

источник

Злокачественные новообразования груди считаются частыми заболеваниями, которые приводят к смерти женщины. Рак молочной железы – это лидер среди онкологических болезней. Он может встречаться у пациентов женского пола и мужчин. Иногда образование начинает возникать в протоках, не затрагивая соседние органы, считается серьёзным раковым течением.

Протоковый рак молочной железы – когда злокачественное развитие наблюдается внутри протоков, иногда распространяясь на ближайшие ткани.

Внутрипротоковый рак не относится к распространённым видам онкологических процессов. Может разрастаться на мягкую ткань соседней области. Данный вид относится к карциноме грудной железы. Существует двух типов:

  1. Карцинома неинвазивная (неинфильтрующая). Для этой формы возникновения заболевания характерен онкологический процесс развития во внутренней части протока, который не разрастается за границы и не прорастает в рядом расположенную ткань. Эта форма узла молочной железы не угрожает жизни. Злокачественные клетки имеются на очерченном участке и не размножаются. Опухоль не увеличивается в размере, не образуются метастазы.
  2. Инвазивный (инфильтрующий) злокачественный узел считается серьёзным и опасным. Для него характерно поражение протоков, разрастание на соседние тканевые участки ускоренными темпами. Разновидность такого заболевания возникает чаще. Инфильтративный рак может формироваться стремительно и замедленно. Это зависит от организма женщины. Образование характеризуется уплотненной структурой, с размытыми границами.

Неинвазивная онкология имеет три степени протекания; низкую, среднюю, высокую. При достижении 3 ступени переходит в инфильтрирующую форму рака.

Инвазивный узел подразделяется на следующие виды:

  • Инвазивный проточный рак – аномальные изменения затрагивают млечный проток, затем разрастаются в области соска, деформируя его. Раковые клетки попадают в кровоток, который начинает их распространять по организму.
  • Прединвазивный рак протока – возникает на клеточном слое, не разрастается на близлежащие участки. Замедленное развитие временное.
  • Дольковый тип онкологии – образуется в долях молочной железы, распространяется на другие области. Опухолевое образование бывает множественным, поражающим с двух сторон. Диагностировать этот вид трудно.

На возникновение заболевания влияют указанные факторы:

  • Возрастная категория женщины. Опасность образования карциномы повышается после завершения месячного цикла, после 45 лет.
  • Наследственность. Наличие онкологических новообразований по женской линии повышает возможность возникновения рака.
  • Первое родоразрешение после 35 лет или если не наблюдалась ни одной беременности.
  • Прерывания беременностей. Высокий риск для развития онкологии оказывает первое зачатие, которое закончилось абортом. Сильные менструальные кровотечения после выскабливания.
  • Отсутствие грудного кормления после рождения ребёнка.
  • Половое созревание в раннем возрасте.
  • Позднее окончание менструального цикла оказывает негативное воздействие на гормональный фон груди.
  • Потребление гормональных препаратов продолжительное время, больше 5 лет.
  • Наличие аномально развитых генов.
  • Неимение регулярной половой жизни или полное её отсутствие.
  • Мастопатия.
  • Облучение кожи груди.

Протоковый рак молочной железы характеризуется бессимптомным развитием болезни. Неинвазивный узел обнаруживается случайно, в ходе регулярных медосмотров. Инвазивный тип распространяется быстро, его симптомы наблюдаются выраженно.

Болезнь характеризуется следующими показателями:

  • Плотность внутри грудной железы. Она может обладать чёткими или размытыми границами, это зависит от формы рака. Иногда уплотнения удаётся прощупать самостоятельно.
  • Жидкие выделения из сосков, с кровяной или светлой составляющей.
  • Меняется форма, размер соска, он может втягиваться. Возможно изменение цвета кожных покровов около сосковой области.
  • Кожа груди меняет оттенок. Область развития выглядит небольшой либо обширной. Эпидермис сморщивается, шелушится, краснеет или бледнеет. Кожные покровы на ощупь грубые, сухие.
  • При значительном поражении желёз изменяются размеры и формы груди.
  • Грудь начинает инфильтрировать (отекать), наблюдается чувство тяжести, распирания, дискомфортные ощущения. Возможны болевые спазмы.
  • Поражение подмышечных лимфоузлов. Они бывают небольшими или увеличенными, характеризуются болезненной плотностью.

Развитие заболевания проходит за несколько этапов. Стадия определяется размерами, поражениями лимфоузлов, метастазами.

  • Нулевая стадия характерна для неинвазивной формы, дольчатой карциномы без поражения слоя клеток.
  • Для первой степени характерны образования, не превышающие 2 см, без метастазов, не прорастающие в соседние структуры.
  • Вторая степень проявляется увеличением ракового узла до 5 см, клетки рака находятся в лимфоузлах. Клетка не срастается с другими тканями, метастазирования нет.
  • 3 степень характеризуется нечёткими проявлениями долькового или проточного образования, лимфатические узлы соединены между собой и с тканями, расположенными рядом. Метастазы не распространяются по всем органам.
  • 4 ступень – поражение лимфоузлов, наличие метастазов в отдалённых органах.

При обнаружении нескольких или одного симптома необходимо обратиться для консультации медицинского специалиста. Врач назначает необходимые обследования.

В необходимый женский список исследования входят:

  • Маммография – проводится рентгеном или в цифровом виде обследование молочных желёз, с применением аппаратов – маммографов.
  • Дуктография – протоки заполняются контрастным препаратом, затем проводится рентген.
  • УЗИ используют для просмотра внутреннего строения желёз, выявляя новообразования небольших размеров, которые незаметны при маммографии.
  • КТ, МРТ позволяют увидеть изображение первичной опухоли, метастазы, поражённые лимфатические узлы.
  • Использование онкологических маркеров.
  • Биопсия пункционная, проводится с применением УЗИ. Возможно получить образец ткани из опухоли. Затем материал для исследования изучают по следующим направлениям: гистология, определяющая вид клеток узла; молекулярно-генетическое исследование для нахождения рецепторов ER, PR, HER2.

Изучение рецепторов проходит по двум методикам, которые позволяют широко исследовать аномальный процесс. К ним относятся:

  1. Иммуногистохимия – микроскопический способ с использованием светлого поля для установки статуса HER2 (положительный или отрицательный), даётся оценка тканям. Метод считается быстрым, простым и не затратным. Точный результат не даёт, нужно повторно провести исследование с использованием гибридизации.
  2. Гибридизация in situ – микроскопический способ с применением тёмного поля с использованием ДНК зонда. Методику можно применять не только для подтверждения показателей иммуногистохимии, но и для первоначального и основного обследования.
Читайте также:  Может ли рак груди передаваться половым путем

После завершения лабораторных исследований с исключением ошибочного диагноза заболеванию присваивается кодирование по МКБ-10. Это может быть:

  • C50 – злокачественное заболевание молочной железы;
  • 0 – ареола и сосок;
  • 1 – центральная часть молочной железы;
  • 0 – дольковая карцинома in situ;
  • 1 – карцинома внутрипротоковая in situ.

Определив точный диагноз, медицинские специалисты (онколог, маммолог, хирург, радиолог, гистолог) выбирают метод проведения терапии.

Излечение ракового течения болезни может состоять из распространённых методов, которыми являются хирургическое вмешательство с последующей радиотерапией.

Оперативное вмешательство составляет первый способ лечения неинвазивного и инвазивного протокового рака грудной железы, на любых стадиях развития. Проводится для полного иссякания опухолевого узла. Врачи стараются провести операцию с вероятностью сохранения молочной части органа. Это возможно только на первых этапах развития рака. Хирургическое вмешательство проводится двумя методами:

  • Лампэктомия – вырезается участок железы, на котором локализуется опухоль, захватывая небольшой соседний участок здоровой ткани.
  • Мастэктомия – происходит удаление всей грудной железы, совместно с рассеканием подмышечных лимфоузлов, крупной мышцы груди. Возможно проведение операции с сохранением части кожных покровов, соска, области околососковой и выполнение реконструкции груди для имплантата.

Использование УЗИ при хирургическом способе позволяет выполнить лечение точно. Одновременная реконструкция органа во время операции помогает восстановить внешний вид груди.

Применяется после оперативного вмешательства для ликвидации раковых клеток. Считается вторым значимым способом для излечения онкологии. Назначается как вспомогательный метод лечения. Женщина получает облучение во время операции разово или курсом внешней радиотерапии после удаления онкологического узла. Грудь облучается участками либо полностью по назначению врача. Это препятствует разивтию злокачественных клеток.

Метод не применяется, если нет опасности повторного возникновения заболевания.

К основным методикам лечения добавляют вспомогательные, если стадия развития узла выше первой. Сюда относятся терапия химией и гормонами.

Считается комплексным добавлением к излечению карциномы. Пациенткам назначаются цитотоксические препараты, которые оказывают снижение и подавление на развитие узла, разрушают клеточные образования онкологии. Проведение химиотерапии происходит до и после оперативного вмешательства или назначают лечение курсами.

Использование перед операцией позволяет снизить воспалительный процесс, сократить размеры образования. После хирургического метода позволяет приостановить метастазы, не допустить повторного возникновения болезни.

На грудном органе благоприятно сказывается влияние некоторых гормонов, контролирующих рост и развитие клеточного слоя. Они являются основными составляющими тканевой структуры организма. Влияние гормональных веществ оказывает стойкие результаты для благоприятных изменений в тканях.

Гормональный способ лечения влияет на организм постепенно. Медикаментозные препараты назначают для положительного ракового течения или при повторном развитии заболевания. Имеются различия между гормонотерапией во время менопаузы и лечением онкологического протекания.

Основой излечения препаратами считается ликвидация раковых клеток после первой хирургической операции или после проведения других методов. Лечение гормонами может показать лучший эффект, чем использование химиотерапии. Эти 2 способа применяют комплексно.

Если клетка опухоли обладает положительным типом HER2, то лечение сложное, онкология характеризуется ускоренным развитием. Использование химиотерапии не даёт благоприятный результат на излечение. Химические препараты повышают рост опухолевого образования. И при таком типе повышается риск повторного заболевания. Поэтому важно установить показатель белка во время лабораторных исследований.

Выживаемость после лечения зависит от стадии карциномы. Для начального этапа характерен показатель от 90%, для второй выздоровление наступает в 66%, третья составляет 40%, четвёртая около 10%. Для наружного распространения рака прогноз продолжительности жизни увеличивается на 5%.

Чтобы не допустить и не запустить раковое образование, нужно в профилактических целях проводить раннюю диагностику. Для этого требуется проведение скрининга, самостоятельный осмотр груди, посещение врача, проведение маммографии. Любой симптом, указывающий на проточный узел, требует посещения медучреждения.

Пациентки старше 40 лет маммографическое обследование проходят раз в 2 года, после 50 лет один раз в год. Для женщин с наследственным риском возникновения болезни назначается пожизненное употребление лекарственных средств, которые тормозят развитие опухоли.

Современные методики излечения позволяют восстановить здоровье, улучшить качество жизни после перенесенных способов лечения. Внутрипротоковый рак – тяжёлая, но излечимая форма онкологии. Главное, обнаружить на ранних этапах формирования.

источник

Удаление груди — нередко болезненный вопрос для женщины с раком молочной железы. Однако избавляться от пораженного органа целиком нужно далеко не всегда. Иногда грудь можно сохранить, убрав только опухоль.

Не всегда нужно удалять и подмышечные лимфоузлы. Даже если вам показано удаление молочной железы, у вас есть возможность бесплатно и единовременно сделать реконструкцию — установить имплантаты по квоте.

Вместе с врачами-онкологами, резидентами Высшей школы онкологии Александром Петрачковым и Анной Ким мы сделали подробный разбор темы.

Онкологическая хирургия молочной железы делится на два вида:

  1. удаление всего органа (органоуносящая операция);
  2. удаление только части органа (органосохраняющая операция).

Мастэктомия — это удаление молочной железы целиком. Единых показаний для ее удаления нет.

Однако обычно мастэктомию проводят, если есть:

  • внутрипротоковая карцинома, которая занимает почти всю железу;
  • несколько очагов. Грубо говоря, вырезать несколько кусков ткани нецелесообразно;
  • желание пациентки (в том числе при совмещении с реконструкцией молочной железы);

Важно! Удаление опухоли или всей железы при метастатическом раке груди нецелесообразно! Это возможно только при наличии осложнений со стороны первичной опухоли.

Да. Чем ниже стадия, тем более щадящие варианты мастэктомии могут быть. Например, возможно полное сохранение всей кожи и соска, а вместо удаленной железы ставится имплантат.

При необходимости реконструкция проводится в несколько этапов — ставится временный имплантат, расширяется и заполняется водой. Затем он растягивает кожу, создавая объем для новой молочной железы. После этого хирург меняет протез на постоянный с силиконом.

Это дискуссионный вопрос. Сейчас считается, что необходимо удалять только клинически позитивные узлы или когда сигнальные лимфоузлы не обнаруживаются. Удаление лимфоузлов действительно снижает количество рецидивов, но качество жизни пациентки может сильно снизиться.

Раньше полная подмышечная лимфодиссекция была популярной операцией, когда онкология была более радикальной. Сейчас от этого подхода уходят. Многие зарубежные исследователи считают удаление лимфоузлов стадирующей операцией. Она нужна, чтобы понять, насколько распространилось заболевание, и выбрать тактику лечения.

Сейчас ее должны делать в следующих случаях:

  • при пораженных сигнальных лимфоузлах,
  • при выраженных клинических показаниях, когда до начала лечения есть пораженные лимфоузлы и они не исчезают после химиотерапии.

Вообще я о таких прецедентах слышал. Но есть правила, как обязан себя вести онколог — он должен обсуждать все возможные варианты с пациенткой. Органосохраняющая операция и мастэктомия обладают схожей эффективностью.

Выбирать, что ей будут делать, будет только пациентка. Если мы видим небольшую опухоль, то мы предлагаем оба варианта.

Женщины бывают разные. Они хотят разных вещей и по-разному относятся к своему организму, телу. Кто-то очень боится рака и настроена еще до визита к врачу все удалить, не всегда врач может переубедить.

Такие прецеденты должны уйти в прошлое, потому что сам пациент должен решать, что ему больше нужно, если врач не видит препятствий со стороны своих возможностей и онкологических познаний.

Частные клиники общего профиля также занимаются реконструкцией после удаления железы. Однако клиники эстетической медицины специализированно занимаются эстетической хирургией — подтяжкой и увеличением молочных желез.

Эстетикой с точки зрения реконструкции занимаются в основном в государственных крупных центрах. Эти операции входят в раздел государственного финансирования. Можно получить операцию по квотам, государство их оплатит.

Чаще всего имплантаты производятся в Америке. Сейчас стали появляться протезы из Кореи, Мексики, Германии и других стран. Какой имплантат достанется пациентке — зависит от того, что разыграно в тендере. Протезы пока не подвергаются импортозамещению.

Они все схожего хорошего качества, стерилизованы и запечатаны. По факту разницы между ними нет — такие же используют в частных клиниках пластической хирургии.

  1. Лимфорея (когда копится жидкость после имплантации) — необходимо пунктировать или дренировать;
  2. Кровотечения;
  3. Протрузии имплантатов (когда имплантат продавливает кожу на месте шва). От этого никто не застрахован, но наибольшие риски есть у пациенток после лучевой терапии — кожа истончается, нарушается ее кровоснабжение и риск осложнений увеличивается.
  1. липосакция, когда забирается собственная жировая ткань в шприцы и потом она пересаживается;
  2. использование лоскута из жировой ткани с сосудами.

Это разные по принципу операции и разные по результату, потому что лоскут позволяет сделать единомоментно полный объем молочной железы. Что же про липофилинг, то это, как правило, не больше 100-200 мл за один сеанс, а это редко когда позволяет полностью восстановить ткань молочной железы.

Органосохраняющие операции предполагают просто удаление опухоли из органа. Формат выполнения зависит от того, насколько большая зона удаляется и насколько женщина хочет косметически восстановить железу.

Можно ограничиться только удалением опухоли:

  • без пластики (с незначительной деформацией, не влияющей на качество жизни);
  • с пластикой лоскутами, восполняющими форму и объем (со спины, живота);
  • с онкопластикой — маскировкой операции под обычную пластическую операцию с помощью перемещения тканей. Это нужно тем, кто хочет неплохой косметический результат (если есть возможность сделать органосохранную операцию).

Если врач предлагает лоскутные пластики, то это тоже может быть исполнено в двух вариантах:

  1. если удалена кожа, то мы берем лоскут с других частей тела с кожей;
  2. если кожа не удалена, то мы можем взять только жир и эта операция часто эстетически выигрышная. Однако она технически сложная: занимает порой 7-8 часов, имеет немало осложнений и мало кто владеет навыками таких операций сейчас.

Показания для органосохраняющей операции — это ранние стадии — T1-T2 (в зависимости от вида новообразования), в том числе после предоперационной химиотерапии.

Фактически, органосохраняющую операцию можно выполнить и при большой опухоли (больше 5 см), просто от органа ничего не останется. Поэтому при больших опухолях мастэктомия целесообразнее.

Примечание: после органосохраняющей операции женщине всегда показан курс (или несколько) лучевой терапии. Теоретически, можно сделать органосохраняющую операцию и на 3-4 стадии, но это необходимо обсудить с врачом. Все зависит от того, какая опухоль у пациентки.

Когда размер опухоли 5 см и больше — в любом случае уйдет большая часть железы и называть операцию органосохраняющей будет уже неразумно. Почему назначается химиотерапия до операции?

Одна из причин — возможность прооперировать органосохранно. Чем меньше размер опухоли, тем меньший объем ткани нужно удалять и тем легче проходит операция. При органосохраняющих операциях можно сделать онкопластику — замаскировать операцию по резекции железы под пластическую операцию. Это будет выглядеть как подтяжка, хотя на самом деле у женщины удалили злокачественную опухоль.

Радикальная резекция не всегда обеспечивает лучший косметический результат по сравнению с мастэктомией.

Лучевая терапия нужна всегда, после нее может много эстетических нюансов:

  • истончение кожи
  • излишняя пигментация кожи
  • сокращение рубцов
  • деформация кожи от лучевого ожога.

К сожалению, все эти эффекты могут помешать эстетическому результату. Но это не отменяет то, что лучевая терапия всегда нужна после органосохранных операций.

Регионы и крупные города уже подтягиваются к Москве и Питеру. А столица и Петербург оперируют на том же уровне, что и западные коллеги. Сейчас общая тенденция – уменьшать объем операций, не делать сверхрадикальных вмешательств, то есть с удалением мышцы.

Если говорить о том, что происходит вне областных центров, то там до сих пор встречаются сверхрадикальные операции. Нужно понимать, что необходимость удаления всей опухоли — это столп всей онкохирургии

Обязательно сначала спросите врача: «Могу ли я сохранить грудь? Если нет, какие есть варианты реконструкции?»

Задача врача — обеспечить полной информацией. Он также должен обеспечить безопасность вмешательства — как онкологического, так и эстетического.

Пациентка приходит к своему онкологу, зная о своей стадии, желании удалить новообразование, страхах. Если она живет далеко и для нее будет проблематично наблюдаться после реконструкции, ей также нужно сказать об этом врачу. Если вы не уверены в своем враче, напишите другим врачам и уточните все.

  • На какой стадии заболевание?
  • Насколько это злокачественная опухоль, требует ли это дополнительного лечения?
  • Какой размер опухоли?
  • Перечислите симптомы: боли, втянутый сосок, гусиная кожа, покраснение и другие поражения кожи.

Все это может послужить критерием к вмешательству и стоит все это задавать своему врачу. Также стоит уточнить, возможна ли реконструкция.

Сохранить грудь — это технически даже проще, чем удалить полностью молочную железу. Однако пока не все и не везде могут делать реконструкции. Обычно происходит так, потому что немногие могут этому обучиться.

Читайте также:  Может ли рак молочной железы проходить бессимптомно

Такое бывает из-за дорогого обучения, у кого-то больница не может обеспечить оборудованием, в том числе протезами.

источник

Срок возникновения локальных рецидивов (ЛР) (время от радикально выполненной операции до возникновения рецидивной опухоли) является важным прогностическим фактором для больных раком молочной железы (РМЖ).

Около 75% всех ЛР возникают в первые 5 лет после перенесенной операции, хотя в литературе описаны уникальные случаи возникновения поздних локальных рецидивов в области грудной стенки у пациенток, перенесших мастэктомию: у 77-летней пациентки спустя 23 года и у 90-летней женщины спустя 40 лет после перенесенной операции.

Использование возможностей современного морфологического исследования опухолей позволило подтвердить развитие именно ЛР первичной опухоли.

По нашим данным (архив РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН), максимальный срок возникновения рецидива составляет 18 лет.

В 1978 г. по поводу рака правой молочной железы T2N1M0 больной в возрасте 32 лет выполнена радикальная мастэктомия (РМЭ) (по Пейти), в адъювантном режиме проведена химиотерапия тиосроссрамидом в дозе 120 мг.

Спустя 18 лет после операции у больной появилось опухолевидное уплотнение в средней трети послеоперационного рубца. При дообследовании [маммография и ультрозвуковое исследование (УЗИ) левой молочной железы, рентгенография органов грудной клетки, УЗИ органов брюшной полости и малого таза, сцинтиграфия скелета] какой-либо другой опухолевой патологии у больной не выявлено.

По данным УЗИ: в средней трети послеоперационного рубца определяется опухолевый узел округлой формы с нечеткими контурами, размером 1,2х0,9 см, с инвазией в межреберье (рис. 7).


Рис. 7. УЗ-картина ЛР в области послеоперационного рубца с инвазией опухоли в межреберье.

С целью верификации диагноза выполнена пункция опухолевого узла. Цитологическое заключение — рак; при сравнении пунктатов цитограммы первичной опухоли и локальных рецидивов идентичны.

Больной проведена лучевая терапия на область послеоперационного рубца и регионарные зоны метастазирования, разовая очаговая доза (РОД) 2 Гр, суммарная очаговая доза (СОД) 50 Гр, с полным эффектом. С учетом рецепторного статуса опухоли (опухоль экспрессирует рецепторы эстрогена (РЭ)+рецепторы прогестерона (РП)+) рекомендован прием тамоксифена 20 мг/сут. Больная прослежена в течение 2 лет — признаки прогрессирования заболевания отсутствуют.

В мировой литературе выделены понятия раннего и позднего ЛР РМЖ. Понятие «ранний локальный рецидив» различно у разных авторов — от 2 до 4 лет после операции; развитие рецидива в эти сроки ассоциировано с повышенным риском отдаленного метастазирования и смерти от прогрессирования болезни. Различия в показателях общей выживаемости среди пациенток с ранними и поздними рецидивами представлены в табл. 9.

Таблица 9. Показатели общей выживаемости у больных с ранними и поздними ЛР рака молочной железы

Источник
Число больных Срок возникновения
локальных рецидивов РМЖ, мес после операции
Общая выживаемость больных при рецидивах, %
ранний поздний ранний поздний
A. Courdi и соавт. 180 До 36 Позже 60 55,8 79,5
J. Fodor 68 До 24 Позже 24 25 72
A. Neri и соавт. 46 До 24 Позже 24 10 87,5

Авторы подчеркивают, что срок возникновения ЛР коррелирует с такими факторами, как: пременопаузальный статус, размер опухоли более 2 см, степень злокачественности опухоли, наличие лимфоваскулярной инвазии, отрицательный статус рецептором эстрогена и мультицентричность роста опухоли.

Кроме того, выявлена корреляция раннего срока возникновения рецидива с поражением аксиллярных лимфатических узлов, а также низкой степенью дифференцировки и РЭ(-)-статусом первичной опухоли, что определяет более неблагоприятный прогноз у этих больных.

Ранние рецидивы после операции у больных раком молочной железы представляют особый клинический интерес. С одной стороны, ранние рецидивы после операций всегда вызывают сомнение в отношении радикальности выполненного хирургического вмешательства.

С другой стороны, возникновение рецидива в ранние сроки после операции на фоне проводимой адъювантной терапии может являться показателем устойчивости опухолевых клеток к проводимому лекарственному и лучевому лечению, что требует пересмотра режимов стандартной терапии и выработки индивидуального, нередко нестандартного лечебного подхода.

Мы изучили срок возникновения ЛР как самостоятельный прогностический фактор у 116 пациенток с первично-операбельным РМЖ (T1-3N0-1 стадии), получивших лечение в РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН с 1990 по 2006 г. ЛР возникли в срок от 4 мес до 10 лет после радикальной операции (мастэктомии в модификации по Маддену или радикальной резекции молочной железы со стандартной аксиллярной лимфаденэктомией).

Среднее время возникновения локальных рецидивов составило 41,4±2,6 мес (от 4 мес до 10 лет). Максимальный риск возникновения ЛР нами отмечен на 2-м году после операции (29,3%) и минимальный — на 7-м году (1,7%). В срок до 5 лет реализовалось большинство ЛР (79,3%; рис. 8).


Рис. 8. Частота возникновения ЛР в различные сроки после операции.

По сроку возникновения локальных рецидивов мы разделили пациенток на 3 условные группы: группу раннего ЛР (рецидив возник в срок до 30 мес после операции) — 54 случая, 46,6%; промежуточную группу (рецидив от 30 до 60 мес после операции) — 38 больных, 32,8%; группу позднего локального рецидива (спустя 60 мес после операции) — 24 пациентки, 20,6% (рис. 9).


Рис. 9. Распределение больных по сроку возникновения ЛР РМЖ.

Такое распределение пациенток было неслучайным. Нами выполнен многофакторный статистический анализ, на основании которого выявлено принципиальное сходство (по факторам риска возникновения рецидивов, клинико-морфологическим проявлениям и прогнозу заболевания) характеристик пациенток со сроком возникновения ЛР до 30 мес; аналогичные данные получены и для пациенток со сроком возникновения ЛР спустя 60 мес. Это послужило основанием для предпринятого деления больных.

Для выполнения однофакторного статистического анализа мы использовали пакет прикладных программ STATISTICA 6; непараметрические данные в зависимости от количества наблюдений анализировали с использованием теста хи-квадрат или точного критерия Фишера.

Различия считались статистически достоверными при р 0,05) срока возникновения рецидива и таких показателей, как внутрипротоковый компонент, мультицентричность опухоли, лимфоидная инфильтрация стромы опухоли, локализация опухоли, сторона поражения, степень злокачественности опухоли и наличие поражения регионарных лимфатических узлов.

При многофакторном анализе (по методу Байеса с анализом 60 признаков) выделены факторы, обладающие максимальной прогностической значимостью для риска возникновения раннего локального рецидива: рецепторный статус первичной опухоли и тактика лечения.

Рецепторный статус первичной опухоли имеет важное прогностическое значение для срока возникновения ЛР. Мы выявили отчетливое преобладание рецептороотрицательных опухолей у пациенток с ЛР: РЭ(-)-опухоли у 56,4%, РП(-)-опухоли имели 55% больных, более четверти всех пациенток имели РЭ(-)РП(-)-опухоли, РЭ(+)РП(+)-опухоли были диагностированы только у 16% больных. Такая высокая частота рецептороотрицательных опухолей нехарактерна для общей группы пациенток с первично-операбельным РМЖ.

Кроме того, при РЭ(+)РП(+)-статусе первичной опухоли среднее время возникновения рецидива составляет 53,9 мес, доля ранних рецидивов минимальна — 37,5%; у больных с рецептороотрицательными опухолями среднее время возникновения рецидива короче на 14 мес (39,8 мес), доля ранних рецидивов значительно выше — 59,3%, р

План лечения составляют с учётом стадии опухолевого процесса, морфологической структуры опухоли, возраста больной, сопутствующих заболеваний, общего состояния пациентки. Применяют следующие методы лечения: хирургический, комбинированный (сочетание операции с лучевой или лекарственной терапией) и ком.

По данным многочисленных публикаций, этиология и патогенез РМЖ сложны и определяются сочетанием многих факторов. Гормональная регуляция функции молочных желез значительно сложнее, чем эндометрия. Помимо эстрогенов и прогесторона, развитие молочных желез в пубертатном периоде, их функция во время бер.

источник

Злокачественные новообразования в груди уже на протяжении нескольких лет занимают лидирующие позиции в списке онкологических заболеваний. Протоковый рак молочной железы — наиболее часто встречаемая патология данного органа (диагностируется в 80% случаев). Развивается он из железистых эпителиальных клеток, выстилающих выводные протоки. При своевременном обнаружении и радикальном лечении прогноз на выздоровление благоприятный.

Патогенез данного онкологического заболевания практически не отличается от процессов, приводящих к развитию новообразования в любой части организма. Различные канцерогенные факторы воздействуют на элементы молочной железы, приводят со временем к мутации ДНК. В результате обычная клетка становится атипичной. Она утрачивает свои нормальные признаки, начинает бесконтрольно размножаться.

В медицинской практике принято выделять 2 клинические разновидности патологического процесса:

  1. Прединвазивная форма или внутрипротоковый рак. Выявляется только после прорастания в протоке, при этом другие ткани и органы остаются незадетыми. Данная форма заболевания считается начальной стадией. Развитие осложнений наблюдается редко. Клиническая картина обычно выражена слабо, что затрудняет раннюю диагностику.
  2. Инвазивная форма или инфильтрирующий протоковый рак молочной железы. Встречается в 80% случаев от общего числа онкологических патологий. Инвазивная форма условно является продолжением прединвазивной. В результате воздействия негативных факторов опухоль испытывает вторичное перерождение. Это влечет за собой способность давать метастазы, неограниченно увеличиваться в размерах. Злокачественные элементы могут прорастать в соседние ткани и органы, лимфоузлы.

В сегодняшней статье мы более подробно остановимся на втором варианте заболевания.

Основным элементом, определяющим развитие протокового рака молочной железы под воздействием провоцирующих факторов, является время. Поэтому возраст женщины считается главным фактором риска. Точные причины развития заболевания врачи не могут назвать до сих пор. Однако они выделяют группу неблагоприятных условий, служащих своеобразным пусковым механизмом злокачественного процесса. Среди них особенно выделить необходимо следующие:

  1. Возраст женщины. Вероятность онкологии существенно возрастает после 30-50 лет, когда месячный цикл прекращается, наступает менопауза.
  2. Генетическая предрасположенность. Если среди близких родственников по женской линии был диагностирован рак молочной железы, вероятность его развития в последующих поколениях повышается.
  3. Поздние роды или отсутствие беременности.
  4. Большое количество абортов в анамнезе.
  5. Раннее начало полового созревания и поздний климакс.
  6. Длительное применение гормональных препаратов, оральных средств контрацепции.
  7. Отказ от грудного вскармливания.
  8. Травмы и механические повреждения мягких тканей груди.
  9. Регулярные стрессы.
  10. Высококалорийное питание с преобладанием в рационе продуктов, богатых животными жирами.
  11. Злоупотребление алкогольными напитками, табакокурение.

Наличие одного или одновременно нескольких факторов из списка выше должно насторожить. Таким женщинам следует особое внимание уделять самодиагностике, а врача-маммолога нужно посещать не менее раза в год.

Симптомы протокового рака молочной железы на начальном этапе обычно отсутствуют. Патологию чаще всего обнаруживают случайно во время прохождения профилактического осмотра или диспансеризации.

Первым признаком нарушения работы молочных желез выступает появление выделений из сосков. Они могут иметь различный цвет и консистенцию (от прозрачного до зеленоватого с примесями крови). Подобные выделения не зависят от фазы менструального цикла. В случае длительно текущего патологического процесса изменения затрагивают и ареолы груди. На них возникают язвочки, кожа становится бугристой. Пальпация сопровождается выраженным болевым синдромом.

По мере развития заболевания женщине становится легко определить саму опухоль. Ее типичными признаками выступают следующие:

  • плотная консистенция;
  • болезненность;
  • большой размер;
  • малая подвижность;
  • бугристая поверхность.

С ростом новообразования начинает деформироваться железа. Ее форма меняется, сосок становится втянутым. Расположенные рядом лимфоузлы воспаляются. Клиническая картина часто дополняется ухудшением общего самочувствия, беспричинной потерей веса. Возможно ограничение движений в конечности на стороне поражения.

В медицинской практике принято выделять в течении любого онкологического заболевания несколько этапов или стадий.

  1. Для протокового рака молочной железы 1 этапа характерно отсутствие метастазов. Размер новообразования не превышает 2 см в диаметре.
  2. На второй стадии метастазы также отсутствуют, н наблюдается поражение регионарных лимфоузлов. Размер опухоли не превышает 5 см.
  3. На следующем этапе происходит вовлечение в онкологический процесс не только регионарных, но и отдаленных лимфоузлов. Метастазы отсутствуют, размер новообразования составляет более 5 см.
  4. Четвертая стадия является терминальной. На этом этапе врачи диагностируют обширную опухоль, поражение множества лимфоузлов. Также определяются метастазы в отдаленных органах.

Определение стадии или степени онкологического процесса позволяет назначить адекватное лечение, дать прогноз на выздоровление.

Диагностика заболевания начинается с опроса пациентки, изучения ее жалоб и анамнеза. Затем следует осмотр и пальпация пораженной молочной железы, что позволяет подтвердить или опровергнуть наличие субъективных ощущений.

В обязательном порядке назначаются биохимический и иммунологический анализы крови с целью обнаружения признаков недуга, онкомаркеров. Для визуализации опухоли, определения ее размера и локализации используются инструментальные методы диагностики:

Для определения типа новообразования проводится биопсия. Процедура подразумевает собой забор тканей из опухоли с последующим исследованием в лабораторных условиях.

Лечение протокового рака молочной железы наиболее эффективно в комплексе. Обычно назначают хирургическое иссечение новообразования, а после его дополняют химио-, гормональной и лучевой терапией.

Протокол лечения назначает врач после изучения клинической картины, результатов обследования. Дополнительно может потребоваться консультация узких специалистов (онколога, маммолога, химиотерапевта). Также курс терапии зависит от возраста пациентки, наличия сопутствующих проблем со здоровьем, наличия метастаз и локализации новообразования.

В большинстве случаев лечение протокового рака молочной железы требует радикального подхода — удаления опухолевого очага. Операцию проводят одним из следующих способов:

  • лампэктомия (частичное иссечение тканей пораженной железы);
  • квадрантектомия (удаление всех тканей железы);
  • мастэктомия (полная резекция молочной железы и расположенных рядом лимфоузлов).
Читайте также:  Может ли рак молочной железы передаваться по наследству

Пластическую операцию по восстановлению внешнего вида груди проводят во время мастэктомии или через год после вмешательства.

На начальной стадии развития заболевания прибегают к химиотерапии. Она позволяет приостановить рост злокачественных элементов, давая шанс на проведение впоследствии органосохраняющей операции.

Препараты для лечения вводятся внутримышечно или внутривенно. Обычно используется одновременно несколько медикаментов, что особенно эффективно при борьбе с метастазами.

К помощи лучевой терапии прибегают в тех случаях, когда нет возможности провести операцию или непосредственно перед вмешательством для определения очага патологии. Также ее используют в целях профилактики рецидивов, если был диагностирован протоковый рак молочной железы 3 степени или 4. Данный метод лечения имеет некоторые ограничения. Например, лучевая терапия не проводится при расстройствах кровообращения, нарушениях обменных процессов или дисфункции печени.

Грудь является весьма восприимчивой частью тела к влиянию некоторых гормонов. Поэтому лечение с использованием препаратов на их основе также применяется в онкологии. Обычно подбираются медикаменты, которые сокращают показатели эстрогенов, что тормозит рост опухоли.

Терапия осуществляется или после хирургического вмешательства, или после иных вариантов лечения. По мнению многих врачей, применение гормонов более эффективно, если сравнивать данный метод лечения с химиотерапией.

При своевременном обращении к врачу и на начальной стадии протокового рака молочной железы прогноз наиболее благоприятный.

Менее оптимистичные слова от онколога можно услышать в следующих случаях:

  • большой размер новообразования;
  • наличие метастазов в ближайших лимфоузлах;
  • отсутствие рецепторов женских половых гормонов;
  • низкодефференцированная опухоль.

Если на первой стадии процент выживаемости составляет около 90%, то при 2 степени протокового рака молочной железы — всего 70%. Четвертая стадия, даже при условии качественной терапии, практически всегда приводит к летальному исходу.

Однако данное заболевание не следует считать приговором. Успех в борьбе с ним зависит от правильного настроя со стороны пациентки и ее серьезного отношения. Необходимо точно выполнять рекомендации врача, пересмотреть образ жизни.

Лучшей профилактикой протокового рака молочной железы выступает периодический профосмотр у гинеколога, а также самодиагностика. Кроме того, врачи дают следующие рекомендации по предупреждению заболевания:

  • своевременно лечить патологий половой системы;
  • следить за регулярностью женского цикла;
  • не откладывать беременность на возраст после 35 лет;
  • вести регулярную половую жизнь;
  • использовать барьерные средства контрацепции;
  • обеспечить длительную лактацию (не менее 1 года);
  • избегать стрессов.

При появлении первых симптомов протокового рака молочной железы прогноз на выздоровление будет благоприятным, если сразу обратиться к врачу. Своевременная диагностика и грамотное лечение иногда стоят жизни женщине.

источник

Удаление груди — нередко болезненный вопрос для женщины с раком молочной железы. Однако избавляться от пораженного органа целиком нужно далеко не всегда. Иногда грудь можно сохранить, убрав только опухоль. Не всегда нужно удалять и подмышечные лимфоузлы. Даже если вам показано удаление молочной железы, у вас есть возможность бесплатно и единовременно сделать реконструкцию — установить имплантаты по квоте.

Вместе с врачами-онкологами, резидентами Высшей школы онкологии Александром Петрачковым и Анной Ким мы сделали подробный разбор темы.

Какие общие факторы учитываются врачом при назначении операции при раке молочной железы?

Онкологическая хирургия молочной железы делится на два вида:

1. удаление всего органа (органоуносящая операция);

2. удаление только части органа (органосохраняющая операция).

Мастэктомия — это удаление молочной железы целиком. Единых показаний для ее удаления нет. Однако обычно мастэктомию проводят, если есть:

— внутрипротоковая карцинома, которая занимает почти всю железу;

— несколько очагов. Грубо говоря, вырезать несколько кусков ткани нецелесообразно;

— желание пациентки (в том числе при совмещении с реконструкцией молочной железы);

«Мастэктомия перестает быть «плохой» операцией, потому что теперь ее можно делать с одномоментной реконструкцией. Реконструкция — восстановление молочной железы с помощью протеза (имплантата). Отсроченную реконструкцию делают по желанию пациентки, когда мастэктомия была некоторое время назад»

— кровотечения при распадающейся опухоли;

Важно: Удаление опухоли или всей железы при метастатическом раке груди нецелесообразно! Это возможно только при наличии осложнений со стороны первичной опухоли.

«Не стоит забывать, что сейчас разрабатываются методы генетического исследования женщин с генетической мутацией. Им требуется удаление молочной железы целиком, потому что у них даже в оставшейся железе может возникнуть рак. Однако вопрос остается дискутабельным в профессиональных сообщества. Сейчас идут исследования, которые говорят, что это только опция, есть вариант гормональной профилактики тамоксифеном у женщин-носительниц гена BRCA1»

Да. Чем ниже стадия, тем более щадящие варианты мастэктомии могут быть. Например, возможно полное сохранение всей кожи и соска, а вместо удаленной железы ставится имплантат.

При необходимости реконструкция проводится в несколько этапов — ставится временный имплантат, расширяется и заполняется водой. Затем он растягивает кожу, создавая объем для новой молочной железы. После этого хирург меняет протез на постоянный с силиконом.

Когда действительно нужно удалять подмышечные лимфоузлы (проводить лимфодиссекцию)?

Это дискуссионный вопрос. Сейчас считается, что необходимо удалять только клинически позитивные узлы или когда сигнальные лимфоузлы не обнаруживаются. Удаление лимфоузлов действительно снижает количество рецидивов, но качество жизни пациентки может сильно снизиться.

Раньше полная подмышечная лимфодиссекция была популярной операцией, когда онкология была более радикальной. Сейчас от этого подхода уходят. Многие зарубежные исследователи считают удаление лимфоузлов стадирующей операцией. Она нужна, чтобы понять, насколько распространилось заболевание, и выбрать тактику лечения. Сейчас ее должны делать в следующих случаях:

— при пораженных сигнальных лимфоузлах,

— при выраженных клинических показаниях, когда до начала лечения есть пораженные лимфоузлы и они не исчезают после химиотерапии.

Объем вмешательства зависит от возраста пациентки?

«Вообще я о таких прецедентах слышал. Но есть правила, как обязан себя вести онколог — он должен обсуждать все возможные варианты с пациенткой. Органосохраняющая операция и мастэктомия обладают схожей эффективностью. Выбирать, что ей будут делать, будет только пациентка. Если мы видим небольшую опухоль, то мы предлагаем оба варианта.

Женщины бывают разные. Они хотят разных вещей и по-разному относятся к своему организму, телу. Кто-то очень боится рака и настроена еще до визита к врачу все удалить, не всегда врач может переубедить.

Такие прецеденты должны уйти в прошлое, потому что сам пациент должен решать, что ему больше нужно, если врач не видит препятствий со стороны своих возможностей и онкологических познаний»

Можно ли пойти в частную клинику, чтобы восстановить грудь после мастэктомии?

«Частные клиники общего профиля также занимаются реконструкцией после удаления железы. Однако клиники эстетической медицины специализированно занимаются эстетической хирургией — подтяжкой и увеличением молочных желез. Эстетикой с точки зрения реконструкции занимаются в основном в государственных крупных центрах. Эти операции входят в раздел государственного финансирования. Можно получить операцию по квотам, государство их оплатит»

Какие могут быть протезы (имплантаты)?

Чаще всего имплантаты производятся в Америке. Сейчас стали появляться протезы из Кореи, Мексики, Германии и других стран. Какой имплантат достанется пациентке — зависит от того, что разыграно в тендере. Протезы пока не подвергаются импортозамещению. Они все схожего хорошего качества, стерилизованы и запечатаны. По факту разницы между ними нет — такие же используют в частных клиниках пластической хирургии.

Какие могут быть осложнения при протезировании (установке имплантатов)?

лимфорея (когда комится жидкость после имплантации). Необходимо пунктировать или дренировать;

протрузии имплантатов (когда имплантат продавливает кожу на месте шва). От этого никто не застрахован, но наибольшие риски есть у пациенток после лучевой терапии — кожа истончается, нарушается ее кровоснабжение и риск осложнений увеличивается.

липосакция, когда забирается собственная жировая ткань в шприцы и потом она пересаживается;

использование лоскута из жировой ткани с сосудами.

Это разные по принципу операции и разные по результату, потому что лоскут позволяет сделать единомоментно полный объем молочной железы. Что же про липофилинг, то это, как правило, не больше 100-200 мл за один сеанс, а это редко когда позволяет полностью восстановить ткань молочной железы.

Органосохраняющие операции предполагают просто удаление опухоли из органа. Формат выполнения зависит от того, насколько большая зона удаляется и насколько женщина хочет косметически восстановить железу. Можно ограничиться только удалением опухоли:

без пластики (с незначительной деформацией, не влияющей на качество жизни);

с пластикой лоскутами, восполняющими форму и объем (со спины, живота);

с онкопластикой — маскировкой операции под обычную пластическую операцию с помощью перемещения тканей. Это нужно тем, кто хочет неплохой косметический результат (если есть возможность сделать органосохранную операцию).

Операции с использованием лоскутов

Если врач предлагает лоскутные пластики, то это тоже может быть исполнено в двух вариантах :

если удалена кожа, то мы берем лоскут с других частей тела с кожей;

если кожа не удалена, то мы можем взять только жир и эта операция часто эстетически выигрышная. Однако она технически сложная: занимает порой 7-8 часов, имеет немало осложнений и мало кто владеет навыками таких операций сейчас.

Показания для органосохраняющей операции:

— ранние стадии — T1-T2 (в зависимости от вида новообразования), в том числе после предоперационной химиотерапии.

Фактически, органосохраняющую операцию можно выполнить и при большой опухоли (больше 5 см), просто от органа ничего не останется. Поэтому при больших опухолях мастэктомия целесообразнее.

Примечание: после органосохраняющей операции женщине всегда показан курс (или несколько) лучевой терапии. Теоретически, можно сделать органосохраняющую операцию и на 3-4 стадии, но это необходимо обсудить с врачом. Все зависит от того, какая опухоль у пациентки.

«Когда размер опухоли 5 см и больше — в любом случае уйдет большая часть железы и называть операцию органосохраняющей будет уже неразумно. Почему назначается химиотерапия до операции? Одна из причин — возможность прооперировать органосохранно. Чем меньше размер опухоли, тем меньший объем ткани нужно удалять и тем легче проходит операция. При органосохраняющих операциях можно сделать онкопластику — замаскировать операцию по резекции железы под пластическую операцию. Это будет выглядеть как подтяжка, хотя на самом деле у женщины удалили злокачественную опухоль»

Что лучше с эстетической точки зрения мастэктомия с реконструкцией или органосохраняющая операция?

Радикальная резекция не всегда обеспечивает лучший косметический результат по сравнению с мастэктомией. Лучевая терапия нужна всегда, после нее может много эстетических нюансов:

— излишняя пигментация кожи,

— деформация кожи от лучевого ожога.

К сожалению, все эти эффекты могут помешать эстетическому результату. Но это не отменяет то, что лучевая терапия всегда нужна после органосохранных операций.

Как различаются подходы к операциям при раке молочной железы в крупных городах и регионах?

«Регионы и крупные города уже подтягиваются к Москве и Питеру. А столица и Петербург оперируют на том же уровне, что и западные коллеги. Сейчас общая тенденция – уменьшать объем операций, не делать сверхрадикальных вмешательств, то есть с удалением мышцы. Если говорить о том, что происходит вне областных центров, то там до сих пор встречаются сверхрадикальные операции. Нужно понимать, что необходимость удаления всей опухоли — это столп всей онкохирургии»

Как понять, что мне могут сделать органосохраняющую операцию или реконструкцию имплантатами?

Обязательно сначала спросите врача: «Могу ли я сохранить грудь? Если нет, какие есть варианты реконструкции?»

Задача врача — обеспечить полной информацией. Он также должен обеспечить безопасность вмешательства — как онкологического, так и эстетического. Пациентка приходит к своему онкологу, зная о своей стадии, желании удалить новообразование, страхах. Если она живет далеко и для нее будет проблематично наблюдаться после реконструкции, ей также нужно сказать об этом врачу. Если вы не уверены в своем враче, напишите другим врачам и уточните все.

Если человек не разбирается в своем диагнозе, может быть есть список вопросов, который стоит задать врачу?

— На какой стадии заболевание?

— Насколько это злокачественная опухоль, требует ли это дополнительного лечения?

— Перечислите симптомы: боли, втянутый сосок, гусиная кожа, покраснение и другие поражения кожи.

Все это может послужить критерием к вмешательству и стоит все это задавать своему врачу. Также стоит уточнить, возможна ли реконструкция.

Врачи вообще заинтересованы в органосохраняющих операциях и реконструкциях, а не только в мастэктомии?

Сохранить грудь — это технически даже проще, чем удалить полностью молочную железу. Однако пока не все и не везде могут делать реконструкции. Обычно происходит так, потому что немногие могут этому обучиться. Такое бывает из-за дорогого обучения, у кого-то больница не может обеспечить оборудованием, в том числе протезами.

источник