Меню Рубрики

Рак молочной железы дифференциальный диагноз таблица

Более двух десятилетий назад, Doll и Peto (The causes of cancer: quantitative estimates of avoidable risks of cancer in the United States today) показали, что 35% всех случаев смерти от рака в Соединенных Штатах и Европе может быть предотвращено с помощью изменений в диете, это на 5% больше, чем для табака и на 25% больше, чем для инфекций.

Это говорит о том, что питание, являющееся неотъемлемой частью нашей жизни, важно не только для нашей фигуры, здоровья сердечно-сосудистой системы и интеллектуального долголетия, но и для защиты от онкологической патологии.

Остановимся подробнее на отдельных составляющих нашего привычного рациона, для этого заглянем в настольную книгу современного онколога Devita, Hellman, and Rosenberg’s cancer: principles & practice of oncology.

Наиболее важное влияние диеты на риск развития рака опосредовано массой тела. Избыточный вес, ожирение и пассивный образ жизни являются основными факторами риска развития рака.

В большом исследовании Американского онкологического общества, тучные люди имели значительно более высокую смертность от всех видов рака и, в частности, от колоректального рака, рака молочной железы в постменопаузе, рака тела матки, рака шейки матки, рака поджелудочной железы и рака желчного пузыря, чем у их сверстников с нормальной массой тела.

Ожирение и, в частности, окружность талии являются предикторами заболеваемости раком толстой кишки у женщин и мужчин. Увеличение веса на 10 кг или более связано со значительным увеличением в постменопаузе заболеваемости рака молочной железы среди женщин, которые никогда не использовали заместительную гормональную терапию, в то время как потеря веса после менопаузы существенно уменьшает риск рак молочной железы. Избыточный вес тесно связан с эндогенным уровнем эстрогена, который, вероятно, способствует избыточному росту эндометрия и риску рака молочной железы в постменопаузе.

Причины возникновения других видов рака менее ясна, но избыточный вес тела также связан с более высоким уровнем циркулирующего инсулина, инсулиноподобного фактора роста (IGF) -1, и С-пептида (маркер секреции инсулина), низким уровнем связывания белков с половыми гормонами и IGF-1, а также с более высокими уровнями различных воспалительных факторов, все из которых могут гипотетические быть связаны с риском развития различных видов рака.

Международным агентством по изучению рака алкоголь классифицируется как канцероген. Потребление алкоголя увеличивает риск многочисленных видов рака, в том числе печени, пищевода, глотки, полости рта, гортани, молочной железы и колоректального рака в зависимости от дозы.Фактические данные доказывают, что чрезмерное потребление алкоголя увеличивает риск первичного рака печени, возможно, через цирроз и алкогольный гепатит.

Механизмы могут включать в себя прямое повреждение клеток в верхних отделах желудочно-кишечного тракта; модуляцию метилирования ДНК, который влияет на восприимчивость ДНК к мутациям; и увеличению количества ацетальдегида, основного метаболита спирта, который усиливает пролиферацию эпителиальных клеток, образуют агенты, повреждающие ДНК, и является признанным канцерогеном.

Связь между потреблением алкоголя и раком молочной железы примечательна тем, что небольшой, но значительный риск был обнаружен даже при потреблении одного напитка в день. Механизмы могут включать в себя взаимодействие с фолиевой кислотой, увеличение уровня эндогенных эстрогенов, и повышение концентрации ацетальдегида.

Интерес к пищевому жиру в качестве причины раки начался в первой половине 20-го века, когда исследования “Танненбаум” показали, что диета с высоким содержанием жира может способствовать росту опухоли у животных. Особенно сильные корреляции были замечены с риском развития рака молочной железы, толстой кишки, простаты и эндометрия, которые являются наиболее важными видами рака не по причине курения в развитых странах.

Эти корреляции были характерны для животного жира (особенно для красного мяса), но не для растительного жира.

Фрукты и овощи гипотетически должны вносить существенный вклад в профилактику рака, потому что они богаты веществами, обладающими потенциально противораковыми свойствами. Фрукты и овощи содержат антиоксиданты и минералы и являются хорошими источниками клетчатки, калия,каротиноидов, витамина С, фолиевой кислоты и других витаминов.

Несмотря на то, что фрукты и овощи составляют менее 5% от общего калоража в большинстве стран по всему миру, концентрация микроэлементов в этих продуктах больше, чем в большинстве других.

Связь между потреблением фруктов и овощей и заболеваемостью раком толстой или прямой кишки рассматривалась по крайней мере в шести крупных исследованиях. В некоторых из этих проспективных исследований наблюдалась обратная зависимость для отдельных продуктов или подгруппы фруктов или овощей.

Результаты крупнейшего исследования среди медсестер “Health Study”и среди медицинских работников “Follow-Up Study” не показывают никакой важной связи между потреблением фруктов и овощей и уменьшением количества случаев рака толстой или прямой кишки во время 1,743,645 наблюдений. В этих двух больших популяциях диета постоянна анализировалась в течение периода наблюдения с помощью подробного анкетирования участников об их каждодневном рационе.

Аналогичным образом, в проспективном исследовании “Pooling Project”, включающем 14 исследований, 756217 участников и 5838 случаев рака толстой кишки, никакой связи с общим риском развития рака толстой кишки не было найдено.

Анализ исследований Health Study и Follow-Up Study, включающих более 9000 случаев заболевания раком, не выявил существенной пользы потребления фруктов и овощей для общей заболеваемости раком. Несмотря на то, что обильное потребление овощей и фруктов не может снизить риск развития опухолей, тем не менее есть существенная польза для защиты организма от сердечно-сосудистых заболеваний.

Под термином “пищевые волокна” с 1976 года понимается “совокупность всех полисахаридов растений и лигнин, которые устойчивы к гидролизу пищеварительными ферментами человека”. Волокна, как растворимые, так и нерастворимые, ферментируются просветными бактериями толстой кишки.

Среди всех свойств волокон, важным для профилактики рака являются их эффект «набухания», что сокращает время прохождения химуса по ободочной кишке и позволяет связывать потенциально канцерогенные химические вещества. Волокна могут также помогать просветным бактериям в производстве жирных кислот с короткой цепью, которые могут непосредственно обладать антиканцерогенными свойствами.

Некоторые исследователи считают, что пищевые волокна могут снизить риск развития рака молочной железы за счет снижения кишечной абсорбции эстрогенов и прохождения их через билиарную систему.

Регулярное потребление молока связано с незначительным снижением риска развития колоректального рака, что было показано в крупном мета-анализе когортных исследований, возможно из-за содержания в нём кальция. По результатам нескольких рандомизированных исследований, добавление кальция в рацион снижает риск развития колоректального рака и аденом.

С другой стороны, в нескольких исследованиях высокое потребление кальция или молочных продуктов было ассоциировано с повышенным риском рака простаты, в частности, со смертельным исходом рака простаты. Употребление трех или более порций молочных продуктов продуктов в день было связано с раком эндометрия у женщин в постменопаузе, не использующих гормональную терапию.

Высокое потребление лактозы из молочных продуктов также было связано с умеренно высоким риском развития рака яичников.

В 1980 году Гарленд выдвинул гипотезу, что солнечный свет и витамин D может снизить риск развития рака толстой кишки. С тех пор, существенное количество исследований было проведено по поводу обратной связи между циркулирующим 25-гидроксивитамином D(25 [OH] D) и риском колоректального рака. Было показано, что уровень витамина D может, в частности влиять на прогноз колоректального рака; смертность от колоректального рака составила на 72% ниже среди лиц с концентрацией 25 (OH) D 80 нмоль / л или выше.

Высокая плазменная концентрация витамина D связаны с уменьшением риска развития некоторых других видов рака, включая рак молочной железы, простаты, особенно со смертельным исходом, и яичника.

Вышеизложенные факты доказывают, что в мире онкологии вопрос о рациональном и профилактическом питании остаётся открытым. Однако, на основании уже имеющихся данных мы можем сформулировать некоторые рекомендации, сформулированные Американским Обществом против рака:

  1. Не пренебрегайте регулярными физическими нагрузками. Физическая активность является основным способом контроля веса, а это, как мы уже выяснили, снижает риск развития некоторых видов рака, особенно рака толстой кишки.
  2. Избегайте избыточного веса. Положительный энергетический баланс приводит к избыточному отложению жира в организме, что является одним из наиболее важных факторов риска развития рака.
  3. Ограничьте потребление алкоголя. Это способствует уменьшению риска развития многих видов рака, а также уменьшает смертность (в том числе и онкологических больных) от несчастных случаев.
  4. Потребляйте много фруктов и овощей. Частое потребление фруктов и овощей во взрослой жизни, вероятно, не играет существенной роли в заболеваемости раком, но уменьшает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний.
  5. Потребляйте цельное зерно и избегайте рафинированных углеводов и сахаров. Регулярное потребление цельного зерна вместо продуктов из рафинированной муки и низкое потребление рафинированного сахара снижает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета.
  6. Замените красное мясо рыбой, орехами и бобовыми, ограничьте потребление молочных продуктов. Потребление красного мяса увеличивает риск развития колоректального рака, диабета и ишемической болезни сердца, и должно быть в значительной степени снижено. Частое потребление молочных продуктов может увеличить риск развития рака простаты. Рыба, орехи и бобовые являются отличными источниками моно- и полиненасыщенных жиров и растительных белков и может способствовать снижению темпов развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета.
  7. Рассмотрите вопрос о потреблении добавок с витамином D. Значительная часть населения, особенно тех, кто живет в более высоких широтах, испытывают дефицит витамина D. Большинство взрослых людей могут извлечь пользу от принятия 1000 МЕ витамина D3 в день в течение месяца при низкой интенсивности солнечного света. Витамин D будет, как минимум, снижать частоту переломов костей, и, вероятно, частоту рака ободочной и прямой кишки.

Подробнее с этими и многими другими рекомендациями можно ознакомиться в оригинальной статье American Cancer Society Guidelines on nutrition and physical activity for cancer prevention: reducing the risk of cancer with healthy food choices and physical activity.

1) Devita, Hellman, and Rosenberg’s cancer : principles & practice of oncology / editors, Vincent T. DeVita, Jr.,Theodore S. Lawrence, Steven A. Rosenberg ; with 404 contributing authors.—10th edition.

2) Doll R, Peto R. The causes of cancer: quantitative estimates of avoidable risks of cancer in the United States today. J Natl Cancer Inst 1981

3) Kushi LH, Doyle C, McCullough M, et al. American Cancer Society Guidelines on nutrition and physical activity for cancer prevention: reducing the risk of cancer with healthy food choices and physical activity. CA Cancer J Clin 2012.

источник

При дифференциальной диагностике рака молочной железы от других заболеваний определяющее значение играет цитологическое или гистологическое исследование из уплотнения или выделений из соска. Рак молочной железы необходимо дифференцировать от доброкачественных новообразований молочной железы (различных узловых форм мастопатии, липом, лимфогранулем, галактоцеле, ангиоматозных опухолей, сарком). Маститоподобные формы рака, отечно-инфильтративную форму рака молочной железы необходимо дифференцировать с острым маститом. Мастит имеет острое и короткое начало, сопровождается болями и поддается противовоспалительному лечению; чаще встречается у молодых женщин и нередко связан с лактацией.

ЛЕЧЕНИЕ РАКА МОЛОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

В лечении рака молочной железы используется весь арсенал терапевтических воздействий: хирургический метод, лучевая терапия, химиотерапия, гормонотерапия, иммунотерапия.

Выбор метода лечения определяется многими факторами, главным из которых является стадия заболевания. Перечисленные методы чаще всего используются в программах комбинированного и комплексного лечения, но при соответствующих показаниях применяются в качестве единственного (самостоятельного) метода лечения.

Хирургическое лечение

В настоящее время используются различные виды хирургических вмешательств на молочной железе у онкологических больных. Выбор того или иного вида радикальной операции определяется не только степенью распространения опухолевого процесса, но и клинической формой, локализацией опухоли, возрастом больных и некоторыми другими факторами, характеризующими их общее состояние.

В последнее время все большее значение придается вопросам улучшения качества жизни, которое достигается выполнением органосохраняющих операций на молочной железе, а также реконструктивно-восстановительных операций с использованием местных тканей или имплантантов.

Радикальная мастэктомия по Холстеду–Майеру. Операция заключается в удалении единым блоком молочной железы с большой и малой грудными мышцами, подмышечно-подключично-подлопаточной клетчаткой с лимфоузлами. Такую операцию в настоящее время выполняют только при прорастании опухоли в большую грудную мышцу. При этом используют различные виды разрезов кожи в зависимости от локализации и размеров опухоли, требований к закрытию раневого дефекта. Кожные лоскуты отсепаровывают кверху до ключицы, медиально до грудины, книзу до верхней трети прямой мышцы живота, латерально — до широчайшей мышцы спины.

Расширенная радикальная мастэктомия по Урбану — Холдину. Операция предусматривает удаление единым блоком молочной железы, большой и малой грудной мышц, подмышечно-подло-паточно-подключичной клетчатки и парастернальных лимфатических узлов. В настоящее время используется редко.

Читайте также:  Препараты для лечения рака молочной железы купить

Модифицированная радикальная мастэктомия (операция Пейти — Дайсена). Отличием данной операции от радикальной мастэктомии по Холстеду Майеру является сохранение большой грудной мышцы. Отсечение малой грудной мышцы обеспечивает свободный доступ к сосудисто-нервному пучку и создает условия для удаления клетчатки этой зоны (лимфатических узлов II–III уровней.). Все остальные этапы не отличаются от таковых при операции по Холстеду Майеру. Сохранение большой грудной мышцы снижает инвалидизацию больных, улучшает условия для последующего протезирования или реконструкции молочной железы.

Простая мастэктомия с лимфаденэктомией (операция Маддена). Предусматривает сохранение как большой, так и малой грудной мышцы. При этом необходимо выполнение в полном объеме подключично-подмышечной лимфаденэктомии и удаление межмышечной клетчатки. Эту операцию в настоящее время считают оптимальным вариантом радикальной мастэктомии при узловых формах рака молочной железы, так как она носит щадящий характер и не увеличивает частоту местных рецидивов по сравнению с операциями Холстеда и Пейти.

Простая мастэктомия (абляция). Предусматривает удаление молочной железы с фасцией большой грудной мышцы (но без удаления грудных мышц). Показана при распространенном раке с распадом и кровотечением (санационная операция). Ее цель – только улучшение качества жизни. Подмышечную лимфодиссекцию не выполняют, так как это повышает риск осложнений.

Радикальная секторальная резекция молочной железы. Органо-сохраняющая операция и предусматривает удаление сектора молочной железы вместе с опухолью, части подлежащей фасции большой и малой грудной мышцы, подключичной, подмышечной, подлопаточной клетчатки с лимфатическими узлами в одном блоке. При локализации опухоли в медиальных отделах молочной железы операция может быть выполнена из двух разрезов кожи — на молочной железе и в подмышечной области. Для выполнения подобных операций важно соблюдать критерии отбора больных. Риск местного рецидивирования при такой операции повышен, поэтому больным после органосохраняющей операции показана послеоперационная лучевая терапия на оставшуюся часть молочной железы.

Секторальная резекция молочной железы. Операция предусматривает удаление сектора молочной железы до подлежащей фасции. Секторальная резекция как самостоятельный метод лечения при раке не имеет обоснования к выполнению. Ее применяют только в диагностических целях. В лечебных целях секторальную резекцию необходимо выполнять исключительно в редких случаях и дополнять лучевой терапией (например, при одиночных очагах неинвазивного сагcinoma in situ).

Туморэктомия(лампэктомия). Это удаление только первичного очага без обширного иссечения неизмененных тканей с гистологическим подтверждением полного удаления опухоли (оценка краев резекции). Остальные виды операций предполагают удаление не менее 2 см здоровой ткани по краям от опухоли. Как самостоятельный метод хирургического лечения лампэктомию применяют только у пожилых больных при карциномах in situ и небольших опухолях, выявленных при скрининговой маммографии. В тех случаях, когда необходимо удалить более 1/3 части железы, большинство хирургов-онкологов считают целесообразным проводить мастэктомию и реконструкцию железы, особенно при локализации в верхневнутреннем квадранте, где нарушение формы наиболее заметно.

Послеоперационные осложнения операций на молочной железе:

– постмастэктомический отек конечности;

– образование сером, инфильтратов в ране;

– образование грубых рубцов (келоидных, гипертрофических).

В последние десятилетия произошли значительные изменения в отношении объема хирургических вмешательств у больных раком молочной железы. С целью улучшения качества жизни пациентов и уменьшения послеоперационных осложнений имеется тенденция к уменьшению объема хирургического вмешательства, стремление к выполнению органосохраняющих операций.

Это связано с тем, что в ходе многочисленных исследований доказана оправданность (с онкологической точки зрения) выполнения хирургических вмешательств меньшего объема, чем мастэктомия по Холстеду и ее модификации. Учитывая калечащий характер мастэктомии не только в физическом, но и в психическом плане, все больше онкологов стремятся выполнять органосохраняющие операции. Такие операции обеспечивают, наряду с высокими показателями выживаемости, хорошие косметические и функциональные результаты. Социально-трудовая реабилитация больных после радикальной резекции молочной железы происходит быстрее, чем после мастэктомии.

При выполнении органосохраняющих операций обязательным является гистологическое исследование края резекции. Все случаи с позитивными краями отсечения должны сопровождаться повторными операциями, включая реиссечение до негативных краев или выполнение мастэктомии. В случае если позитивными оказались несколько краев отсечения, мастэктомия является оптимальным методом лечения.

При выполнении органосохраняющей операции обязательным является инраоперационная маркировка ложа опухоли танталовыми скрепками для последующего планирования и проведения послеоперационной лучевой терапии.

При наличии рака молочной железы или рака яичников у ближайших родственников по материнской линии выполнение органосохраняющей операции не рекомендуется.

Показания к выполнению органосохраняющих операций на молочной железе:

– желание больной сохранить молочную железу;

– наличие узловой формы рака, размером до 3,0–4,0 см;

– отсутствие мультицентрического роста (на маммограммах, УЗИ, либо клинически);

– медленный и умеренный темпы роста, удвоение размера опухоли не быстрее чем за 3 мес. (по данным анамнеза);

– отсутствие отдаленных метастазов;

– допустимо наличие одиночных метастазов в подмышечной области;

– благоприятное соотношение размеров молочной железы и опухоли для получения удовлетворительного косметического результата операции.

Реконструктивно-восстановительные операции могут выполняться при I–III стадиях рака молочной железы по желанию пациентки при любой локализации опухоли. Женщина должна быть ознакомлена со всеми видами хирургических вмешательств, а также со всем комплексом планируемых лечебных мероприятий.

Реконструкция молочной железы. Восстанавливать молочную железу можно как одномоментно (первичная маммопластика), так и отсрочено (вторичная маммопластика). Последняя выполняется после завершения комплексного лечения.

Для восстановления молочной железы используют:

· кожно-мышечные лоскуты (торакодорзальный (ТДЛ), абдоминальный лоскут на прямых мышцах живота (TRAM));

· сочетание имплантов и собственных тканей пациентки.

Выбор метода реконструкции молочной железы основывается на совокупности ряда факторов: оценке комплексного противоопухолевого лечения, конституциональных особенностей пациентки, истории курения, сопутствующих заболеваний, пожеланий пациентки. Курение является относительным противопоказанием для выполнения реконструктивных операций на молочной железе. Пациентки должны быть информированы об увеличении риска послеоперационных осложнений, частичных и полных некрозов лоскутов у курильщиц.

Если планируется реконструкция молочной железы собственными тканями пациентки и предполагается проведение послеоперационного облучения, то предпочтительна отсроченная реконструкция, так как в ином случае ухудшается косметичесий результат.

При использовании имплантов предпочтительна одномоментная реконструкция во избежание в последующем растяжения кожных лоскутов.

Операция по замене тканевых экспандеров на постоянные импланты может быть выполнена как перед проведением лучевой терапии, так и после нее.

После проведенной лучевой терапии использование экспандер-протезов, имплантов является относительным противопоказанием.

Для вторичной маммопластики приступать к восстановлению молочной железы можно лишь при отсутствии, рецидива или прогрессирования опухолевого процесса. Отсроченная маммопластика более сложна, чем первичная. Это обусловлено развитием рубцов в зоне операции и недостатком тканей.

Химиотерапия

Адъювантная химиотерапия. Термин «адъювантная терапия» обозначает комплекс дополнительных лечебных мероприятий, направленных на уничтожение скрытых метастазов после радикального удаления первичного очага опухоли. Она позволяет увеличить выживаемость больных и продлить безрецидивный период. При этом важно, чтобы в случае развития рецидива в дальнейшем опухоль оставалась чувствительной к цитостатикам, иначе увеличение безрецидивного периода будет сопровождаться снижением общей выживаемости. Вид адъювантной системной терапии определяется в соответствии с категориями риска. Для определения категорий риска необходимо использовать рекомендации Международного консенсуса по лечению первичного рака молочной железы (St Gallen, 2009).

Неоадъювантная химиотерапия нацелена не только на подавление или уничтожение возможно существующих микрометастазов, но и на уменьшение размеров первичной опухоли. В ряде случаев переводит местно-распространенную опухоль в резектабельную форму. Кроме того, раннее начало системного лечения снижает вероятность развития резистентности к цитостатикам, которые спонтанно возникают при росте опухоли. Определение степени лекарственного патоморфоза позволяет своевременно решить вопрос о необходимости перехода к более агрессивным схемам лечения. Противопоказания к химиотерапии: кахексия, интоксикация, метастазы в печень при высоких значениях билирубина, метастазы в головной мозг (только при тяжёлом состоянии больной).

источник

Онкология — лечение опухолей — Рopmed.ru — 2008

Детальное клиническое обследование позволяет поставить диагноз рака молочной железы примерно в восьмидесяти пяти процентах случаев. Опрос, осмотр, целенаправленная пальпация молочных желез, лимфатических узлов обычно дают возможность получить определенное представление о злокачественном процессе.

Не все обнаруживаемые в молочной железе образования являются опухолевыми, это могут быть и доброкачественные образования такие, например как: фиброзная и фиброзно-кистозная мастопатия, фиброаденомы, маститы.

Фиброзная и фиброзно-кистозная мастопатия – это доброкачественный процесс, обычно симметричный, наиболее часто располагающийся в верхних наружных квадрантах, где более выражена железистая ткань. Пальпаторно эта область определяется как эластичное образование с очагами более плотной ткани. Киста, как правило, имеет четкие контуры, подвижна.

Мастопатия сопровождается болезненностью при прощупывании и имеет цикличное течение, связанное с менструацией. Этот процесс наблюдается у пятидесяти процентов женщин в пременопаузе и обычно исчезает в менопаузе.

Фиброаденомы отличаются подвижностью, имеют плотную консистенцию, гладкую поверхность. Обычно развиваются в юношеском возрасте.

Обнаружение опухолевого процесса требует использования всей доступной информации с целью уточнения характера выявленной в молочной железе патологии. Также в молочной железе помимо этих заболеваний могут встречаться липомы (доброкачественные разрастания жировой ткани). На ощупь они плотные, подвижны, с кожей не соединены, безболезненны, размеры их могут быть различны.

Липогранулемы тоже не редкое явление. Они возникают сразу или через короткое время после травм, отличаются плотными, четкими краями, кожа, как правило, имеет синюшный оттенок, болезненность в области липогранулемы небольшая.

У кормящих женщин может возникнуть такое явление как галактоцеле – это небольшое уплотнение, в молочной железе возникающее вследствие неполного выпаивания молока ребенком, над областью галактоцеле возникает легкая болезненность, которая проходит через пару дней бесследно.

Ангиоматозные (сосудистые) опухоли. Возникают в измененном сосуде молочной железы, иногда могут пульсировать, причем этот пульс совпадает с ритмом сердца, мягкие на ощупь, безболезненные.

Значительные трудности возникают при дифференцировке маститоподобных форм рака молочной железы и острого мастита. Острый мастит начинается остро, и быстро у него, как правило, молниеносное, очень быстрое начало. Сопровождается острый мастит болями, молочная железа увеличена в размере, кожа над ней имеет гиперемированный характер (красная), на ощупь горячая, плотная. В отличие от рака молочной железы мастит поддается противовоспалительному лечению.

Маститоподобный рак молочной железы начинается исподволь, постепенно, иногда даже сами женщины не могут вспомнить день и час начала развития заболевания. Кожа над опухолевым процессом напряжена. Молочная железа плотная, подвижность ее ограничена. Изменение цвета кожи носит характер ближе к синюшности, но кожа над очагом тоже горячая. В глубине железистой ткани пальпируются диффузные уплотнения. Характерно, как и при мастите, подъем температуры, но температура не достигает больших цифр, как при мастите, и поднимается не резко, а постепенно.

В этом случае, когда диагноз установить трудно по клиническим проявлениям, то нужно провести цитологическое, то есть на клеточном уровне, исследование пунктата (пробы) из уплотнения и выделений из соска при их наличии. Такое исследование поможет диагностировать данное заболевание и может иметь решающее значение в установлении правильного диагноза.

Также в молочной железе могут встречаться такие заболевания как: туберкулез молочной железы и актиномикоз. Эти заболевания встречаются редко, но имеют место быть. О них тоже можно сказать несколько слов. Туберкулез распознают по обнаружению в выделениях или пунктате (пробе) возбудителя данного заболевания, а именно палочки Коха (туберкулезной палочки). Актиномикоз распознают по обнаружению в выделениях друз (слепков тел грибов) актиномикоза. И туберкулез, и актиномикоз сопровождаются образованием свищей.

Вот лишь некоторые сходные по клинической картине с раком молочной железы заболевания, на которые женщинам следует обратить внимание и не впадать сразу в панику, а обратиться к специалисту и пусть уже он определит, что это за болезнь.

источник

ДИАГНОЗ Возраст Наружный осмотр Пальпаторные данные Лимфатические узлы Патологические выделения из соска Влияние менструальной функции Симптомы Кенига, Прибрама
Дисгормональные гиперплазии узлового типа (аденофибро-мы, фиброаде-номы, адено-мы, кисты…) Чаще 20-40 лет. Положение желез, кожа над опухолью не изменена. Ретракция соска отсутствует. Расширение вен над опухолью отсутствует. Опухоль округлой или полисферической формы, ограниченная, подвижная, не болезненная. Консистенция от мягко- до плотноэластической. Не пальпируются или пальпируются неизменённые Отсутствуют. Изредка бесцветные, прозрачные Может увеличиваться перед месячными. Отрицательные
Внутрипрото-ковые папил-ломы Чаще >35 лет Железы размещены на одном уровне, кожа не изменена. Ретракция соска, расширение вен отсутствуют. Размещены под соском или под ареолой. Форма округлая или продленная. При нажиме на опухоль из соска выделяется кровь. При закупорке протока выделения отсутствуют. Не пальпируются. Кровянистые. Влияния не отмечается. Отрицательные
Диффузные формы дис-гормональ-ных гипер-плазий. Любой. Железы размещены на одном уровне, кожа не изменена. Ретракция соска, расширение вен отсутствуют. Поражается вся железа или отдельные её сегменты. При пальпации плотная, могут пальпироваться отдельные узелки и тяжи с нечеткими контурами. Могут быть болезненные ощущения, которые усиливаются при пальпации. Не пальпируются. Отсутствуют. Иногда бывают выделения желтовато- буро-коричневого цвета. Усиление болезненности, набухание желез в пред- и менструальном периоде. Отрицательные.
Болезнь Педжета 40-60 лет Положение желез в начале не измененно, в дальнейшем поражённая железа подтягивается вверх Экземоподобные изменения области соска и ареолы. Венозная сетка не изменена. В стадии образования инфильтрата пальпируется уплотнение без четких контуров. В III стадии пальпируются аксилярные узлы. Отсутствуют. Не влияет. Отрицательные.
Саркомы До 35-40 лет При больших опухолях наблюдается асимметрия. При инфильтрации кожи имеются очаговые её втяжения, язвы. Может быть ретракция соска, венозная сетка над опухолью. Округлая или полисферическая опухоль, разных размеров. При небольших опухолях боли отсутствуют. Регионарные метастазы в лимфоузлы встречаются редко. Отсутствуют. Нет Кенига в начальной фазе роста отрицательный, позже может быть положительный Прибрама, как правило, отрицательный.
Рак молочной железы В любом возрасте, чаще >35, может быть раньше. Больная железа может быть выше здоровой. В I стадии кожа не изменена, при прогрессировании появляются симптомы лимонной корки, умбиликации, ретракция соска, расширение вен, деформация железы, изъязвление. Опухоль плотная, не болезненная, в начальных стадиях подвижная. При прогрессировании подвижность теряется. Пальпируются подмышечные узлы начиная со IIб стадии. Нет. Появляются при развитии карциномы из крупных протоков. Нет. Кенига положительный. Прибрама положительный при локализации опухоли возле соска.
Галактоцеле (молочная киста) Детородный Больная железа ниже, кожа инфильтрирована, гиперемирована. Уплотнение округлой формы, контуры четкие, подвижное, незначительно болезненное. Пальпируются мягкие узлы только в стадии перифокального воспаления. Отсутствуют. Нет. Кенига при больших кистах положительный. Прибрама положительный при расположении возле соска.
Туберкулез молочной железы 20-50 лет. Больная железа выше. Кожа отёчна, панцырная, с деформирующими втяжениями. Сосок втянутый. Вены не расширены. При нодозной форме пальпируется плотный узел, при склерозирующей – с нечеткими контурами инфильтрат. Болезненность незначительная. Пальпируются небольшие, плотные подмышечные узлы. Могут в желзе появляться раньше до очага воспаления. Нет. Беременность, роды, кормление активизируют процесс. Кенига положительный Прибрама часто положительный.
Сифилис молочной железы Чаще молодой. Железы на одном уровне. Сосок может быть втянутый. Вены не расширены. Может быть гумозная язва, симптом лимонной корки. Плотная ограниченная, связанная с кожей опухоль. С прогрессированием в центре появляется размягчение. Увеличенные, сравнительно мягкие. нет нет Кенига может быть положительный Прибрама положительный, если опухоль расположена близко к соску.
Читайте также:  Препараты для лечения рака молочной железы у кошек

Важное значение для диагностики имеют флюоромаммография и маммография. Флюоромаммография — это метод скрининг-исследования, который даёт ориентировочную информацию о состоянии молочных желез женщин, которые принадлежат к определенной профессиональной, возрастной, экологически опасной, генетически отягощённой группе, которая характеризуется повышенным риском заболевания опухолями молочной железы. Флюоромаммография — не уточняющий, а ориентирующий метод. Бессмысленно, выявив у женщины патологическое образование в молочной железе, направлять её на флюоромаммографию, будто бы для выяснения природы опухоли. Все — наоборот! Выявив у n-числа женщин патологические изменения на флюоромамограммах, необходимо выделить эту группу и подвергнуть ее тщательному изучению. В отличие от флюоромаммографии крупнокадровая маммография может оказывать содействие уточнению диагноза. Выявление на рентгенограммах патологических теней с нечёткими границами, иногда — с “лучами” лимфангоита, иногда — с вкраплением мелких кальцификатов, может склонить дифференциальную диагностику в сторону злокачественной опухоли.

В последнее время широко применяются методы УЗИ с доплерографией, которые разрешают выявить образование, диаметр которых не превышает 3 мм. Дифференцильно-диагностические возможности УЗИ не превышают результатов физикального исследования, выполненного опытным специалистом. УЗИ может оказать помощь в диагностике, когда в большой молочной железе нечетко прощупывается небольшое, выскальзывающее уплотнение ткани, и врач затрудняется высказать категорическое суждение о наличии или отсутствие новообразования. Более того, ультразвуковой контроль способствует повышению информативности пункционной биопсии, локализуя и направляя конец иглы в опухоль.

Термография, прямая рентгенография лимфатических сосудов и лимфоузлов, косвенная лимфография радиоактивными изотопами (Аu198), флебография принципиально возможны. Методики этих исследований разработаны, но широкого распространения они не получили. Иммунологическое исследование с помощью маркера СА дает результаты, которые отмечаются высокой чувствительностью и специфичностью. Применение маркера с целью диагностики не получило широкого применения. СА применяется для определения радикальности выполненной операции, мониторинга результатов лечения, как прогностический критерий. Ценные результаты получены при выявлении с помощью СА рецидивов и метастазов опухоли.

В лечении рака молочной железы применяются методы хирургического, лучевого и лекарственного воздействия. В зависимости от стадии заболевания применяется один из методов (монотерапия), два метода (комбинированное лечение), три метода (комплексное лечение).

На протяжении многих лет стандартной операцией при раке молочной железы считалась радикальная ампутация молочной железы по Холстеду. Объем операции диктовался представлениями о путях лимфогенного распространения метастазов. В рамках операции Холстеда удаляется пораженная опухолью молочная железа с большими и малыми грудными мышцами, подмышечными, подключичными, подлопаточными и межпекторальными лимфоколлекторами. Эта операция характеризуется обоснованным онкологическим радикализмом, травматичностью и неудовлетворительными эстетиче5скими и косметическими результатами. Операция Холстеда у значительного количества больных усложняется лимфостазом, отеком руки, которая достигает иногда степени слоновости. Варианты операций, которые выполняются больным раком молочной железы, обусловлены следующими мотивами: стремлением к повышению онкологического радикализма и тенденцией к выполнению органосохраняющих вмешательств.

Расширение объема вмешательства касается лишь больных с опухолями, которые локализуются в медиальных квадрантах молочной железы. Эти опухоли метастазируют в ретростернальные лимфоколлектор, который находится вблизи внутренней грудной артерии. Поэтому некоторые хирурги выполняют операцию Урбана-Холдина, при которой к тканям, которые удаляются в объем операции Холстедта, прибавляется пласт грудной стенки с хрящами 2, 3 и 4 ребер, межреберными мышцами, внутренней грудной фасцией и лимфоколлектором по ходу внутренней грудной артерии. Формально — это обоснованная операция, которая при локализации рака во внутренних квадрантах молочной железы более радикальна, чем операция Холстеда. И все ж, период увлечения этим вмешательством сменился охлаждением. Дело в том, что отдаленные результаты этой операции не лучше, чем результаты операции Холстеда, которая выполняется в комплексе с лучевой терапией и полихимиотерапией. В то же время операция Урбана-Холдина оставляет большой дефект грудной стенки, при котором возникает опасность повреждения органов средостения случайными механическими влияниями (удары, сдавление и т.п.). Для предупреждения этих случайных травм больным приходится носить защитные металлические или пластмассовые щиты. Эстетическая оценка результатов расширенной операции Урбана-Холдина отрицательная: удаление участка грудной стенки оставляет уродующую деформацию, которая не имеет перспектив реконструкции.

Радикальная мастэктомия по Пейти отличается от классической операции Холстеда тем, что большая грудная мышца сохраняется, а малая грудная или удаляется, или пересекается возле прикрепления к ребрам. Доступ к подмышечному лимфоколлектору при этом обеспечивается путем оттягивания латерального края большой грудной мышцы вверх и медиально. Радикальная мастэктомия по Пейти – основной метод при раке молочной железы Т1-2N0-1. Исключение составляют опухоли, располагающиеся в медиальных квадрантах и в субареолярном (центральном) секторе, откуда лимфогенные метастазы следуют к ретростернальному коллектору или транспекторально через лимфоузлы Ротера непосредственно к подключичной и надключичной зоне, минуя подмышечный путь лимфоотока. Операция Пейти менее травматична, чем операция Холстеда, ее результаты отвечают эстетическим требованиям.

Мастэктомия с моноблочной лимфаденэктомией подмышечного, подключичного и подлопаточного коллекторов без резекции большой и малой грудных мышц (по Виневартеру) не претендует на радикализм, так как сохранение малой грудной мышцы ограничивает доступ к подключичному участку и позволяет удалить лишь доступные лимфоузлы. Эта компромиссная операция выполняется больным с высокой степенью операционного риска, обусловленного патологией и старческой дряхлостью.

Простая мастэктомия без лимфаденэктомии — паллиативная операция, которая выполняется вынуждено с целью предупреждения или преодоления кровотечения или инфекционных осложнений у больных с опухолью Т4, которая распадается, а радикальное вмешательство исключается по техническим причинами или в связи с общим тяжелым состоянием больной.

При наличии опухолей ТisN0 или Т1N0, которые локализуются в верхнем латеральном квадранте, адекватной и достаточной оказывается резекция пораженного сектора в одном блоке с подмышечным и подлопаточным лимфатическим коллекторами. Эта операция получила название радикальной секторальной резекции по Н.Н. Блохину. Отдаленные результаты этой операции не уступают результатам разнообразных мастэктомий. Ее преимущество — в особенности для молодоженов женщин — не требует комментариев.

В конце концов, некоторым больным раком молочной железы выполняется обычная лампэктомия без лимфаденэктомии. Это случается тогда, когда лампэктомия выполняется больным, у которых предполагается доброкачественное новообразование, морфологическая экспресс-диагностика не выявляет признаков злокачественного роста, и диагноз рака устанавливается лишь после изучения постоянных препаратов. Это — вариант случайной мастэктомии при раке молочной железы. Однако, бывают и намеренные секторальные резекции больным с предоперационным диагнозом рака. При IV стадии заболевания, когда наличие отдаленных метастазов (М1) исключает возможность радикальной операции, лампэктомии, квадрантэктомия, даже энуклеация опухоли выполняется вынуждено для остановки или предупреждения кровотечения из опухоли, которая распадается, или для профилактики инфекционных осложнений.

В последние годы подвергается пересмотру принцип обязательной лимфаденэктомии в объеме радикальной операции. На смену обязательной лимфаденэктомии (включая и профилактическую) выдвигается положение о необходимости удаления лимфатических коллекторов при возможном метастатическом поражении и отказе от лимфаденэктомии при отсутствии метастазов. Пересмотр этого главного принципа связан с появлением концепции «сторожевых» лимфоузлов, к которым принадлежат те лимфоузлы, которые оказываются первыми на пути оттока лимфы к опухоли. Локализация этих узлов определяется по накоплению радиоактивного изотопа. Определив «сторожевой» лимфоузел, его (и лишь его!) удаляют, подвергают тщательному гистологическому исследованию. Если в нем оказывается метастаз, выполняют региональную лимфаденэктомию. Если же метастаз в «сторожевом» лимфоузле отсутствует, сторонники критического отношения к обязательной лимфаденэктомии считают, что удалять лимфатический коллектор не следует.

Лучевая терапия применяется как компонент комбинированного или комплексного лечения рака молочной железы, а в некоторых ситуациях оказывается единственным методом лечения. Эффект гамматерапия характеризуется прежде всего девитализацией клеток облученной ткани. Клетки облученной опухоли или распадаются, или теряют способность к пролиферации, имплантации в окружающую здоровую ткань, значительно снижаются возможности лимфогенного и гематогенного метастазирования. Подавляя перифокальное воспаление, гамма-терапия уменьшает размер воспалительного инфильтрата, который соединяет опухоль с окружающими тканями, уменьшает объем опухоли, делает ее подвижной и увеличивает шансы на резектабельность. Опытные онкохирурги имеют наблюдения, свидетельствующие о том, что опухоли, которые до лучевой терапии квалифицировались как нерезектабельные, после облучения удалялись без технических трудностей. Исключительно важным свойством гамма-терапии является обезболивающий её эффект. Это свойство применяется в лечении костных метастазов, главным образом — метастазов в позвонки.

Как компонент комбинированного и комплексного лечения гамма-терапия применяется до и после операции. Преобладающим является предоперационный вариант. Показанием к предоперационному облучению являются метастазы в региональные лимфоузлы (N1, 2, 3), размеры первичной опухоли, которые соответствуют Т3, 4, все инфильтрирующие, отёчные и воспалительные формы рака, низкая степень дифференцирования опухолевой ткани (G3, G4). Показанием к предоперационному облучению служит локализация опухоли в медиальных квадрантах железы. При этом облучается опухоль и участок ретростернального регионального лимфоколлектора, недосягаемого для визуальной и пальпаторной оценки и являющегося наиболее возможной мишенью метастазирования.

Иногда возникает ситуация, при которой гистологическое исследование препарата, удаленного в объеме лампэктомии, противоречит ложноотрицательному результату срочного исследования замороженного среза, выполненного во время операции. Окончательный диагноз приходит на 6-7 день после операции, объем которой, как оказалось, был недостаточным. Неадекватный объем операции может вызывать диссеминацию раковых клеток в ране. Поэтому для уменьшения риска метастазирования перед радикальной операцией следует выполнить предоперационную гамма-терапию.

Послеоперационная лучевая терапия показана в тех случаях, когда во время операции невыявленные во время дооперационного исследования метастазы в региональные лимфоузлы или когда результаты окончательного гистологического исследования характеризуют низкую степень дифференцирования ткани (G3,4), или когда хирург остается неудовлетворённым радикализмом выполненной операции. Если после лампэктомии выявляется рак, а больная категорически отказывается от радикальной операции, послеоперационное гамма-облучение обязательно. ТГТ не является равноценной альтернативой радикальной операции, но — это показанная лечебная процедура, которая уменьшает риск локо-региональных рецидивов и метастазов. В IV стадии рака молочной железы лучевая терапия широко применяется как основной метод лечения отдаленных метастазов. При наличии остеолитических метастазов в тела позвонков гамма-терапия тормозит рост метастатических опухолей, способствует образованию блока из двух-трёх позвонков, что препятствует смещению пораженного позвонка с грубым повреждение спинного мозга. Облучению присущ стойкий анальгезирующий эффект, значение которого в лечении поздних стадий злокачественных опухолей невозможно переоценить.

К противопоказаниям, которые ограничивают или исключают применение лучевой терапии, следует отнести кахексию, осложнённые формы сахарного диабета, декомпенсацию кровообращения, сложные нарушения функции печени, почек, анемию, лейко-лимфопению.

Читайте также:  Препараты для лечения рака молочной железы стоимость

Лекарственная терапия рака молочной железы (химиотерапия, гормонотерапия) представляет собой важный, иногда основнойкомпонент комбинированного или комплексного лечения. Главной характеристикой химиотерапевтических препаратов является их цитостатический эффект. Главным отличием химиотерапии от лучевой терапии является системное распределение цитостатического эффекта. Если лечебный эффект лучевой терапии оказывается лишь в зоне облучения, то цитостатический эффект химиотерапии оказывается в масштабе всего организма. Поэтому объектами лучевой терапии являются первичная опухоль и региональные лимфоузлы, а мишенью химиотерапии оказываются все органы и ткани.

В прошлом химиотерапия применялась лишь для лечения распространенных форм злокачественных опухолей у больной с отдаленными метастазами. В дальнейшем химиотерапия приобрела распространение как метод дополнительного (адъювантного) лечения больных, которым была сделана радикальная операция. Применение адъювантной химиотерапии обусловлено концепцией микрометастазов, которые невозможно распознать современными клиническими, лабораторными, лучевыми и инструментальными методами исследования, но которые все ж они существуют в бессимптомной, доклинической форме развития. Задачей адъвантной химиотерапии является угнетение этих микрометастазов и предупреждение перехода их в формы клинических макрометастазов. В последнее время химиотерапию начали применять как неоадъювантный метод лечения, который назначается не после, а перед операцией. Неоадъювантная химиотерапия стала альтернативой предооперационной лучевой терапии. Ее преимуществом считают системное влияние на весь организм и угнетение возможных микрометастазов не только в участке первичной опухоли и зоны регионального лимфоотока, но и в отдаленных органах и тканях. Наиболее широкое распространения получили различные комбинации циклофосфана (С), 5-фторурацила (F), винкристина (V), адриамицина (А), цисплатина (Р), метатрексата (М): СМF, СА, САМF, САV, САР и др. При наличии метастазов в легких эффективным является адриамицин (доксорубицин).

Гормонотерапия используется при местно распространенных и диссеминированных формах рака молочной железы. Она эффективна для больных, в опухолях которых есть рецепторы эстрогенов и/или прогестерона. В разнообразных программах применяются андрогены, прогестины, преднизолон, у женщин в глубокой менопаузе — синестрол. Среди хирургических методов гормонального влияния зачастую применяется, двусторонняя оварэктомия, которую можно выполнить

видеолапароскопическим методом. Обязательным условием оварэктомии является то, что содержание эстрогенных рецепторов не менее 10 фмоль/мг белка. Широко используется антиэстрогенный препарат тамоксифен (зитазониум, нолвадекс). Он применяется в адъювантных и лечебных программах, и самую высокую эффективность имеет у женщин в менопаузе.

1. У кормящей матери через 2 месяца после вскрытия гнойного мастита в правой молочной железе образовался точечный молочный свищ, через который выделяется молоко в очень маленьком количестве. Проведенные консервативные методы, направленные на закрытие свища, результатов не дали. Какая Ваша дальнейшая тактика?

A. После окончания лактации свищ закроется самостоятельно

D. Наложить тугую повязку на железу

E. Ограничить прием жидкости

2. Больная 68 лет обратилась в онкодиспансер с жалобами на опухолевидное образование в правой молочной железе. В анамнезе 2 родов, 4 аборта, болеет сахарным диабетом, имеет избыточный вес. Объективно в наружном-верхнем квадранте правой молочной железы определяется опухоль 2,5х2 см, плотная, ограниченно подвижная, при тракции за сосок смещается. Регионарные лимфоузлы не увеличены. При пункции выявлены раковые клетки. Какую тактику лечения следует избрать?

A. ТГТ по интенсивной программе + операция Пейти + гормонотерапия тамоксифеном.

B. Мелко-фракционная ТГТ + операция Холстеда

D. Операция Холстеда + химиотерапия.

E. Операция Урбана-Холдинга.

3. Больная поступила с новообразованием в молочной железе, подозрительным на рак (клиническая группа 1а). Однако во время срочного гистологического исследования (экспресс-биопсия) удаленное образование оказалось фиброаденомой. Какую клиническую группу следует выставить?

4. Женщина 54 лет обратилась к врачу с жалобами на боли в левой молочной железе. На учете у терапевта в связи с гипертонической болезнью, у эндокринолога – в связи с хроническим аутоиммунным тиреоидитом. При объективном исследовании патологических изменений в молочных железах не выявлено. Какой метод уточняющей диагностики наиболее эффективен в данном случае?

B. Пальпация молочных желез

D. Ультразвуковая диагностика

E. Пункционная биопсия молочных желез

5. Больная 20 лет на десятые сутки после выписки из родильного отделения обратилась с жалобами на повышение температуры тела до 39°С, боль в правой молочной железе. При обзоре: молочная железа увеличена, в верхнем внешнем квадрате отмечается участок гиперемии, там же пальпируется уплотнение с нечеткими контурами, лактостаз, флюктуация отсутствуют. Лимфатические узлы в правой подмышечной ямке увеличены, болезненные. Укажите диагноз.

A. Мастит правой молочной железы, инфильтративная стадия

6. Больная 47 лет, обратилась к врачу с жалобами на наличие опухоли в левой молочной железе. При осмотре в верхнем внутреннем квадранте молочной железы имеется образование диаметром 3,0 см, плотное, бугристое, без чётких границ, безболезненое при пальпации. Регионарные лимфоузлы не увеличены. Каков наиболее вероятный диагноз?

7. Больная 20 лет, жалуется на наличие образования в молочной железе. При осмотре на границе наружных квадрантов правой молочной железы пальпируется образование до 5 см в диаметре плотной консистенции, с чёткими контурами, подвижное, безболезненое при пальпации. Регионарные лимфоузлы не увеличены. Каков наиболее вероятный диагноз?

8. У больной 30 лет на протяжении полугода в верхне-наружном квадранте правой молочной железы имеется опухолевидное образование до 1,5 см в диаметре, безболезненное при пальпации. Перед менструацией “нагрубает” и становится болезненным. Выделений из соска нет. Кожа над опухолью не изменена. Опухоль подвижная. В положении лежа – “исчезает”. Сформулируйте предварительный диагноз:

A. Кистозная мастопатия правой молочной железы

B. Фиброзная мастопатия правой молочной железы

C. Киста правой молочной железы.

D. Рак правой молочной железы

9. Больная З., 23 лет, жалуется на боль в молочных железах, больше – в левой, повышение температуры тела до 39°С, которое сохраняется после кормления и сцеживания молока. Болеет третьи сутки. При осмотре молочные железы увеличены в объеме, в особенности левая; последняя резко болезненна, гиперемирована, в верхне-латеральном квадранте пальпируется инфильтрат плотно-эластичной консистенции, размером 5х6 см, резко болезненный. Ваш диагноз?

10. У роженицы через 2 недели после родов появилась боль в левой молочной железе, повысилась температура тела. При объективном исследовании – отек левой молочной железы, гиперемия, болезненность и флюктуация в верхненаружном квадранте. Предположительный диагноз?

A. Острый гнойный лактационный мастит

D. Фиброзно-кистозная мастопатия

E. Туберкулез молочной железы

  1. Брускин Я.М. Дисгормональные заболевания молочной железы и их лечение. Г.,1955.-249.с
  2. Дегрель И. Атлас заболеваний молочной железы. Будапешт, 1977.-174 с
  3. Клиническая хирургия. Справочник руководство для врачей под редакцией Ю.М. Папутрева; Москва. «Медицина»,- 1988. — 635 с.
  4. Ларищенко Т.Г. Лучевое лечение рака молочной железы. Г.,1961.- 212 с
  5. Оперативная гнойная хирургия (пособие для врачей), Гостищев В.К., М. Медицина, 1996.- 324 с
  6. Островская И.М., Островцев Л.Д., Ефимова О.М. Рак молочной железы у мужчин. -М.:Медицина,1988.-142 с
  7. Русаков В.И. Основы частной хирургии т. 1, 2, 3. -Р.н/Дону — 1975.
  8. Трапезников Н.Н., Летягин В.П., Алиев Д.А. Лечение опухолей молочной железы. –М.: Медицина,1989.-175с
  9. Частная хирургия. В ІІ томах. Учебник для медицинских вузов. Под ред. акад. РАМН проф. Ю.Л.Шевчен-ко. СПб: СпецЛит, -2000
  10. Шпитальна хірургія. За редакцією Ковальчука Л.Я., Саєнко В.Ф., Книшова Г.В., Ничитайло М.Ю. Тернопіль. “Укркнига”., 1999.-590с

Указания составил доц. Мищенко Н. В.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 9956 — | 7471 — или читать все.

193.124.117.139 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

источник

Отличить рак молочной железы от доброкачественных опухолей сравнительно нетрудно. Фиброаденомы, например, отличаются полной подвижностью, отграниченностью от ткани молочной железы и клетчатки, гладкой поверхностью, равномерной плотно-эластической консистенцией, отсутствием связи с кожей, нередко множественностью. Липомы расплывчаты, мягки, без признаков уплотнения в центре. Они сравнительно редки, как и ангиомы, уменьшающиеся при давлении и иногда просвечивающие синевой сквозь кожный покров.

Неизмеримо больше трудностей встречается при дифференциальной диагностике рака молочной железы от разлитых и особенно локализованных форм фиброаденоматоза. Частое сочетание этих двух процессов и возможность перехода одного в другой еще более усложняют диагностику. Для фиброаденоматоза характерны множественность очагов, двустороннее поражение, разлитые бляшкообразные уплотнения равномерной консистенции с мелко- или крупнозернистой поверхностью. Раковые узлы более тверды, обычно одиночны, более связаны с тканями, кожей. В горизонтальном положении фиброаденоматозный участок становится значительно мягче, равномерно «расплывается», а раковые узлы сохраняют свою плотность, нарастающую по направлению от периферии к центру опухоли. Циклические изменения опухоли, нарастающие болевые ощущения перед менструацией арактерны для фиброаденоматоза. Нередко вопрос может быть разрешен лишь после удаления пораженного участка и рассечения его в нескольких направлениях, так как среди фиброаденоматозной ткани могут быть обнаружены подозрительные участки. Окончательное решение может быть иногда достигнуто лишь после детального микроскопического изучения.

Не меньше затруднений при дифференциальной диагностике рака молочной железы возникает иногда при глубоко расположенных крупных одиночных кистах. Округлая форма, эластическая, иногда весьма плотная консистенция вследствие напряжения растянутых содержимым стенок, полная подвижность свойственны кистам. При трансиллюминации или рентгенографии киста с серозным содержимым дает довольно ясное просветление с рельефным контуром. Так как ошибки и здесь не так редки, то следует прибегать к иссечению опухолевого узла, которое сразу разрешает диагностические сомнения.

Объектом смешения со злокачественными опухолями могут стать изредка наблюдающиеся ограниченные жировые некрозы. Примерно у 50% таких больных удается установить в анамнезе травму. Плотность этих образований, связь с кожей и нередкая склонность к прогрессивному увеличению дают повод ошибочно признать их раками. Наличие в анамнезе травмы соответственно развившемуся после нее уплотнению может подсказать предположительный диагноз жирового некроза. Однако диагноз может быть поставлен лишь с большой осторожностью и требует обязательного подтверждения путем иссечения уплотнения и тщательного макро- и микроскопического исследования.

Рак легко смешать и с некоторыми специфическими воспалительными процессами, например с туберкулезом. Одиночный туберкулезный узел имеет обычно тенденцию к медленному увеличению, вызывает нередко боли и с течением времени подвергается расплавлению с образованием свищей. По этим свищам с серозно-гнойным, иногда крошковатым отделяемым или по втянутым рубцам, образующимся после заживления свищей, можно без особого труда поставить диагноз. Другая, более диффузная, фиброзно-склерозирующая форма туберкулеза трудно отличима от инфильтрирующего рака. Смазывание такой молочной железы йодной настойкой или инъекции йодоформной эмульсии ведут к размягчению и образованию абсцесса, что может помочь в распознавании. Подмышечные лимфоузлы при туберкулезе более болезненны и благодаря ранним периаденитам сращены друг с другом, что также может служить их отличительным признаком. В сомнительных случаях следует идти на удаление молочной железы с регионарным лимфоаппаратом, тем более, что сочетание туберкулеза и рака отмечалось не раз.

Изредка приходится проводить дифференциальную диагностику рака молочной железы и натечного абсцесса, исходящим из кариозного ребра или параплеврита. Глубокое залегание инфильтрата, характерное расположение его основания на ребре или вдоль него, спаянность с грудной стенкой, сравнительно мягкая, эластическая консистенция с довольно ясной флюктуацией, отсутствие связи с молочной железой и кожей, метастазов в регионарные лимфрузлы, несмотря на значительные размеры инфильтрата, — всех этих признаков достаточно для распознавания натечного абсцесса. Для подтверждения можно воспользоваться пункцией, дающей при натечном абсцессе типичную серозно-гнойную беловатую жидкость.

Не всегда легко отличить от рака сифилитические поражения молочной железы в виде разлитого фиброза, множественных мелких или одиночных гуммозных узлов, спаянных с кожей и иногда изъязвленных. Сравнительно редкое увеличение регионарных лимфатических узлов, отрицательный результат микроскопического исследования (при изъязвленных формах), данные серологических реакций и успешность противосифилитического лечения помогают в распознавании.

Очень трудна дифференциальная диагностика рака молочной железы и актиномикоза молочной железы, особенно при первичном поражении. При наличии в гное характерных друз диагноз упрощается. Расходящиеся в радиальных направлениях от соска плотные тяжи с небольшими очагами размягчения, нарастание воспалительного процесса по направлению к соску — входным воротам инфекции — могут служить опознавательными вехами. Все же диагноз обычно выявляется уже после удаления молочной железы.

Дифференциальная диагностика рака молочной железы и саркомв часто не представляет большого труда. Значительная величина, очень быстрый рост саркомы в виде бугристых кругловатых узлов, достигающих значительно больших размеров, чем при раке, отсутствие увеличенных подмышечных лимфатических узлов — вот основные признаки их различия. Практически же дифдиагностика не имеет большого значения, так как принципы и методика лечения почти одинаковы.

источник