Меню Рубрики

Рак молочной железы in situ прогнозы

Карцинома молочной железы — одно из названий рака, в это понятие включено большое число разных морфологических — клеточных вариантов злокачественного процесса, к которым применимы общие лечебные подходы. Ежегодно заболевание диагностируется у 65–65 тысяч россиянок, и вопреки сложившемуся мнению, это болезнь зрелых женщин — средний возраст больных чуть старше 61 года.

Скорость роста опухолевой ткани очень индивидуальна, но в среднем до объёма в кубический сантиметр опухоль может расти почти десятилетие. На протяжении своей жизни раковая опухоль постоянно изменяется, стремясь максимально защититься от лечебных «посягательств».

В процессе самосовершенствования злокачественные клетки синтезируют молекулы, облегчающие распространение метастазов, и приобретают новые способности по внедрению в окружающие ткани. Этот процесс называется «инвазия». Инвазия начинается с момента прорыва базальной мембраны, разделяющей эпителий от подлежащих тканей.

По степени внедрения в окружающие ткани карцинома молочной железы может быть:

  • Неинвазивной — это рак in situ, то есть на одном месте, когда клетки располагаются в поверхностном слое слизистой оболочки, но не внедряются вглубь.
  • Микроинвазивной — внедрившиеся в глубину не более 1 мм, и это максимально, но уже случилось главное — пробита базальная мембрана, когда клеточная колония превысит 1 мм — это 1 стадия рака.
  • Инвазивной — раковые комплексы разрушили базальную мембрану слизистой и расползаются в окружающие ткани.

Инвазивная карцинома способна разрушать и метастазировать, карцинома in situ тоже растёт, но инвазия в другие ткани на этом этапе жизни невозможна. Неизвестно, способен ли рак «на месте» стать «настоящим» инвазивным, но такая возможность не исключается, как и одновременное или последовательное развитие в молочной железе неинвазивной и инвазивной опухоли.

  • Рак in situ может появиться в протоке или дольке железы, отсюда его разделение на внутрипротоковый и дольковый варианты, каждый имеет отличительные особенности и лечатся они неодинаково.
  • Рак in situ не обязательно микроскопический, иногда встречаются узлы по несколько сантиметров в диаметре, а некоторые опухоли имеют обещающую много неприятностей агрессивность. Недавно открылась и способность неинвазивной карциномы к формированию метастазов, правда, чрезвычайно редко — в 1–3% случаев.

Внутрипротоковый или дуктальный рак in situ в специальной литературе обозначается аббревиатурой DCIS. В каждом третьем случае он развивается сразу в нескольких очагах — мультицентрично. Такая форма не опасна для жизни, хоть выделяют высоко агрессивный вид — низкодифференцированная in situ через несколько лет существования без лечения вполне может обрести способности к инвазии в окружающие ткани.

Как правило, DCIS проявляется симптомами — кровянистыми выделениями из соска, есть специальный термин — «кровоточащая молочная железа», отражающий её основной, но не обязательный клинический признак. Могут беспокоить боли и припухлость. При размере больше сантиметра DCIS можно прощупать. При маммографии патологию визуализируют по глыбкам кальция и уплотнению тканей.

Лечение серьёзное, как при «настоящем» инвазивном раке, то есть обязательна операция. Возможна и небольшая резекция, и удаление сектора — лампэктомия, и полное удаление — мастэктомия. Во время хирургического вмешательства лимфатические узлы должны обследоваться на наличие раковых эмболов. Главная неприятность — 30% вероятность рецидива, поэтому небольшая операция дополняется лучевой терапией, после мастэктомии облучение не требуется.

При наличии позитивных рецепторов половых гормонов возможна профилактическая гормональная терапия, поскольку вероятность развития в будущем «обычного» рака у таких женщин выше. Гормональная терапия, как предполагают, снижает эту возможность.

Прогноз очень благоприятный, этот вид ракового поражения не угрожает женщине смертью.

Дольковая или лобулярная карцинома in situ (LCIS) возникает уже не в протоке, а в железистой дольке, из которых состоит молочная железа. У половины женщин атипические новообразования одновременно возникают в нескольких дольках, в каждом третьем случае — в обеих железах. Это заболевание молодых женщин, большинство пациенток 45-летние.

LCIS чаще никак не проявляется, не прощупывается и плохо видна на маммограмме, потому что в её сосудах не откладывается кальций, что характерно для злокачественных процессов. До внедрения в практику МРТ молочных желез, дольковый in situ находили почти случайно, когда делали биопсию железы по поводу фиброзно-кистозной мастопатии или других заболеваний груди.

Лечение LCIS — операция секторальная резекция, но чаще прибегают к удалению всей груди, при очагах in situ с обеих сторон выполняют двухстороннюю подкожную мастэктомию. Вероятность последующего развития инвазивного рака у женщины на порядок выше, примечательно, что у 73% возникают не дольковые, а протоковые раки и не обязательно в той же груди.

Раковые комплексы находят в лимфоузлах у 1–2% женщин, поэтому во время операции анализируется состояние «сигнального» лимфоузла, если он поражён — удаляют весь коллектор. При чувствительности к гормонам не исключена гормональная терапия, преимущественно для возможности развития инвазивного рака.

Подавляющее большинство злокачественных процессов в молочной железе относится к инвазивному раку, то есть обладающему способностями к распространению вглубь тканей и в крови и лимфе по всему организму, обычно их называют инфильтрирующим раком. Выделяются почти два десятка клеточных вариантов: железистый, медуллярный, тубулярный, аденокистозный и прочие. Нередко невозможно разобрать клеточную структуру, что обозначают как неклассифицированная карцинома, она же неспецифическая, скирозный рак и ещё несколько названий.

Морфологическая классификация громоздка, из практических соображений все гистологические типы разделяют по чувствительности к лечению, а конкретно — реагирующие на гормональные препараты или не чувствительные к ним. Так медуллярный тип устойчив к гормональным препаратам, а криброзный наоборот.

В клинике часто используется классификация с выделением узловой формы и воспалительной или маститоподобной, она же инфильтративно-отёчная, при которой изначально сомнительна возможность радикальной операции, поэтому на первом этапе проводится химиотерапия.

Злокачественный процесс возникает либо в дольке, либо в протоке, в части случаев при микроскопии это удаётся установить, тогда в гистологическом анализе указывается внутрипротоковая/дуктальная или лобулярная/дольковая инфильтрирующая карцинома.

Большее значение для прогноза и выбора лечения имеет степень дифференциации раковых клеток, то есть их агрессивность.

Известно, чем больше раковые клетки отличаются по своему строению от нормальной клетки молочной железы, тем агрессивнее их поведение.

Очень похожие на нормальную ткань злокачественные новообразования называют высокодифференцированными и обозначают их литерой «G1», соответственно низкодифференцированный тип — «G3», а промежуточный — умеренно дифференцированный «G2». Совсем утратившую структурную и функциональную связь с нормальной тканью обозначают как недифференцированная опухоль и литерой «G4», а невозможность определения — «Gх».

Каждый клиницист знает, что протоковая инвазивная карцинома G3 или инфильтрирующая дольковая карцинома G4 обещают быструю прогрессию процесса при высокой чувствительности к лекарствам и скором формировании устойчивости к ним, поэтому целесообразна активная химиотерапия. Пациентки с G1 или G2 имеют лучший прогноз после операции и вероятна хорошая реакция на гормональное воздействие.

Совершенствование лечебных подходов и новые лекарственные препараты изменяют запросы к морфологическому исследованию, так в последнее десятилетие выбор лечебной тактики ориентирован на биологический подтип рака, учитывающий дифференцировку, ген изначальной устойчивости к лекарствам HER2, гормональные рецепторы и другие клеточные прогностические маркёры, выделяя: А и В люминальные, нелюминальный и базальноподобный типы. Для оптимального подбора химиотерапии опухоль подвергают анализу на 21 ген.

Не исключено, что через некоторое время будут найдены дополнительные и более важные маркеры ответа на лечение, сегодня главное, чтобы специалисты онкологической клиники были в курсе инноваций и имели весь спектр лекарственных средств для проведения оптимальной и индивидуальной терапии рака молочной железы.

источник

Карцинома молочной железы in situ является наиболее распространенным типом неинвазивного рака груди.

Опухоль может развиться в любом месте груди, но чаще всего появляется либо в дольках, либо в протоках. Из долек состоит округлая часть молочной железы, а протоки — это подсоединенные к долькам каналы, через которые из долек в сосок поступает молоко, когда женщина кормит ребенка. В обычный, не лактационный период, протоки должны находиться в нормальном, не активном состоянии.

Соответственно, карцинома грудной железы in situ разделяется на два вида: протоковая и дольковая.

Протоковая карцинома грудной железы in situ определяется как опухолевое образование, которое образуется в пределах молочного протока и не выходит за его стенки. Общепризнанное медицинское международное сокращение этого заболевания — DCIS. Неинвазивной формой этот рак называется потому, что без дополнительных условий не распространяется за пределы протока и может сосуществовать с нормальной тканью молочной железы.

DCIS не угрожает жизни женщины, но её наличие повышает риск инвазивных форм рака на 60%. Большинство случаев развития «неподвижной» опухоли в инвазивную происходит в течение 5-10 лет после постановки первоначального диагноза.

Рисунок 1. Протоковая карцинома

Вероятность наступления рецидива после успешного лечения составляет около 30%.

В настоящее время частота случаев карциномы груди in situ увеличилась по двум причинам:

  • повысилась продолжительность жизни;
  • стала широкодоступной такая процедура диагностики, как маммография, следовательно, увеличилось число диагностируемых случаев.

Факторы риска образования протоковой карциномы груди

Факторы, которые могут увеличить риск протоковой карциномы груди:

  • пожилой возраст;
  • личная история доброкачественных заболеваний молочной железы, например, атипичная гиперплазия;
  • семейная история рака молочной железы;
  • первая беременность после 30 лет;
  • прием препаратов, содержащих эстроген и прогестин, особенно, если продолжительность гормональной терапии более 3-5 лет после менопаузы;
  • генетические мутации, такие как мутации генов BRCA1 и BRCA2;
  • ожирение.

Симптомы протоковой карциномы

Хотя протоковая карцинома не является опасной для жизни, она требует лечения, поскольку в перспективе грозит появлением опасной опухоли другого характера. Самые эффективные способы предотвращения инвазии это:

Определить, что с молочной железой что-то не в порядке, можно по нескольким признакам, в частности:

  1. Выделение крови из соска.
  2. Боль в груди.
  3. Припухлость и отечность.

Обнаруживается карцинома на маммографии и представляет собой небольшие кластеры неправильной формы и разных размеров.

Рисунок 2. Дольковая карцинома

Дольковая карцинома in situ (LCIS) технически так же не является раком, однако выступает в качестве маркера развития всех видов инвазивных (проникающих в соседние ткани) и неинвазивных (стационарных) раковых заболеваний груди.

Дольковая карцинома появляется в результате присутствия аномальных клеток в долевых участках груди. Эти клетки редко распространяются за пределы долек или в другие части тела.

Большинство женщин с диагнозом дольковая карцинома чаще всего не вошли в менопаузу. В каждом втором случае затрагивается больше одной дольки. Примерно в трети случаев дольковая карцинома поражает обе молочные железы. При наличии этого заболевания при сопутствующих условиях рак инвазивной формы может появиться в течение 15 лет с момента постановки первичного диагноза.

Симптомы дольковой карциномы

У дольковой карциномы симптомы выражены крайне слабо, изредка бывает так, что её не устанавливает даже маммография. Это происходит потому, что в отличие от других видов рака, она не приводит к образованию отложений кальция в клетках молочной железы.

Чаще всего это заболевание диагностируется после биопсии. Как правило, биопсия делается для оценки какой-либо другой аномалии, обнаруженной при профилактическом осмотре или маммографии.

Лечение дольковой карциномы

Большинство женщин с дольковой карциномой не нуждаются в немедленном лечении, операции или лекарственных препаратах. Необходимо прежде всего проводить регулярно диагностику и следить, не перешла ли опухоль в инвазивную форму.

При определенных обстоятельствах врач может посоветовать использование лекарственных препаратов, например, Тамоксифена, Ралоксифена (Evista), Экземестана (Aromasin) или Анастрозола (Arimidex). Эти препараты часто применяются для лечения женщин с семейной историей рака молочной железы, имеющих повышенный риск заболевания. Препараты могут уменьшить вероятность инвазивного рака груди.

Некоторые женщины предпочитают пройти профилактическую хирургию. Такого рода операция называется профилактической мастэктомией. В свое время голливудская актриса Анжелина Джоли так же прошла мастэктомию, удалив обе груди из-за генетической предрасположенности к этому виду рака.

Процедура значительно снижает риск рака молочной железы, а современное протезирование позволяет выбрать любую форму молочной железы и заменить натуральный орган имплантами. Подобная процедура рекомендуется в основном уже рожавшим и выкормившим ребенка женщинам.

Диагностируются аналогично: при проведении маммографии или биопсии.

Встречаются такие виды карциномы in situ, кроме дольковой и протоковой:

— тубулярная;
образуется в жировой ткани, для нее характерны небольшие размеры и очень медленный рост.

— болезнь Педжета;
по симптомам похожа на внутрипротоковую, однако проявляется в виде язв на соске;

— инфильтрирующая (предшествует инфильтративной);

— инфильтративная (самая неблагоприятная форма, опухоль быстро растет и в скором времени выходит за пределы молочного канала и даже груди).

Причины появления карциномы in situ молочной железы до сих пор точно не установлены. Ученые утверждают, что основная вероятность появления этого заболевания вызвана именно генетическими мутациями ДНК клеток протоков молочной железы.

Генетические мутации вызывают появление таких клеток, которые не могут выйти наружу из протока и формируют там карциному.

Исследователи не знают точно, что вызывает аномальный рост клеток. Вполне вероятно, что определенное значение имеет и образ жизни, и наследственность, и качество питания.

Когда необходимо обращаться к врачу?

При обнаружении в груди каких-либо уплотнений, а также при появлении на её поверхности сморщенной кожи, утолщений, изменений формы соска и других, несвойственных для нормального состояния факторов, следует в срочном порядке записаться на прием к хирургу, маммологу. Дополнительно необходимо провести тест-скрининг на диагностику рака молочной железы.

источник

Тотальная мастэктомия (ТМ) может выполняться с одномоментной реконструкцией или без таковой.

Наиболее существенным современным достижением в реконструкции молочных желез является мастэктомия с сохранением кожного покрова, при которой ТМ, включая комплекс соска и ареолы, выполняется через периареолярный разрез.

Крупные ретроспективные исследования не показали увеличения частоты местных рецидивов рака молочной железы.

Хотя вмешательства с сохранением комплекса ареолы и соска исследуются применительно к протоковому раку (ПР) in situ, к настоящему времени доступны только ограниченные данные относительно местного рецидивирования (примерно 3-5%). Лимфаденэктомия подмышечных лимфатических узлов не является необходимой в лечении большинства пациенток с ПР in situ, поскольку частота метастазирования в лимфатические узлы при чистом протоковом раке in situ составляет всего лишь 0-1%.

Применение органосохраняющего хирургического вмешательства (ОСХВ) остается спорным и должно рассматриваться в контексте клинических испытаний. Клинически подозрительные лимфатические узлы и хирургически удаленные сторожевые лимфатические узлы следует подвергать гистологическому исследованию с приготовлением препаратов методом мазков-отпечатков или замороженных срезов.

Положительный результат исследования должен приводить к завершению первоначального вмешательства лимфаденэктомией лимфатических узлов уровня. Такой подход особенно эффективен в случаях, когда планируется одномоментная реконструкция молочной железы.

Ключевым для исходов органосохраняющих методов лечения (ОМЛ) является скрупулезное иссечение опухоли в пределах здоровых тканей с одновременным достижением приемлемого косметического результата. Выявляемые маммографически непальпируемые образования иссекают после дооперационного установления локализации патологии путем установки проводника при помощи визуализирующих методов исследования.

Читайте также:  Химиотерапия при раке молочной железы народными средствами

Точность иссечения можно улучшить за счет обозначения границ крупных образований проводниками. Точное расположение кончика проводника оценивается путем триангуляции с помощью маммографии в двух проекциях, выполняемой после введения проводника. Изогнутый разрез кожи делают как можно ближе к кончику проводника, а чрезмерного туннелирования следует избегать.

Опухоль предпочтительнее удалять одним блоком, пользуясь для точной анатомической ориентации скобками, узелками или шестицветной схемой окрашивания края резекции. Такое окрашивание крайне важно для точного анализа края резецированных тканей и значительно облегчает повторное иссечение.

Рекомендуется дополнительное иссечение краев для того, чтобы избежать выявления ложноположительных краев резекции при использовании систем окраски и для уменьшения частоты повторного иссечения. Рекомендуется выполнять интраоперационные мазки-отпечатки в качестве меры профилактики повторного иссечения по поводу обнаружения по краю резекции опухолевых клеток.

Частота повторного иссечения по поводу обнаружения по краю резекции или вблизи него (менее 1 мм) опухолевых клеток оценивается в 55%, а повторное иссечение обычно ухудшает косметический результат. Повторное сопоставление биопсийной полости и использование более совершенных онкопластических методик обеспечивает достижение лучшего косметического результата.

Хирург и рентгенолог должны взаимодействовать в использовании периоперационных рентгенографических методов для выполнения интраоперационной рентгенографии операционного материала. В то время как рентгенография образца не позволяет адекватно определить полноту удаления опухоли, увеличение изображения в двух проекциях усиливает разрешение изображения и может помочь в выявлении микрокальцификатов (или объемных образований), распространяющихся за пределы края резекции. После этого резекция может быть завершена.

Рентгенография операционного материала должна сопровождать гистологическое исследование, чтобы помочь в точном взятии образца патологических изменений. Исследование замороженных срезов иссеченных образцов не рекомендуется, поскольку атипичная протоковая гиперплазия (АПГ) или ПР in situ могут быть неразличимы на таких срезах, мелкие очаги микроинфильтрации могут быть пропущены. Металлические скобки следует размещать в операционной ране, чтобы помочь точно определить опухолевое ложе для адъювантной лучевой терапии на область молочной железы.

Подвергшимся простой (тотальной) мастэктомии пациенткам, которые не подлежат одномоментной реконструкции, устанавливают дренаж по Бюлау, удаляемый, когда объем отделяемого уменьшается до уровня ниже 30 мл/сутки.

При ОМЛ дренирование требуется редко. Ведение после одномоментной реконструкции основывается на типе реконструктивного вмешательства, при этом методики перемещения тканей требуют более тщательного наблюдения за жизнеспособностью перемещенных тканей.

Частота рецидивов после мастэктомии составляет 0-2%, тогда как при органосохраняющих методах лечения регистрируемая частота варьирует от 10% до 40%. Критическим для оптимального ведения пациенток, подвергающихся ОМЛ, является минимизация риска местного рецидива. Факторы, приводящие к местному рецидиву, многообразны и включают технические, связанные с опухолью, и связанные с пациенткой факторы, играющие роль в местном рецидиве после органосохраняющих методов лечения.

Основным техническим моментом местного устранения опухоли является ее удаление в пределах здоровых тканей — адекватный край опухоли, который представляет собой расстояние между протоковыму раком in situ и краем удаленного блока тканей. Послеоперационная маммография и состояние края равнозначны в отношении оценки полноты иссечения.

Поскольку ПР in situ лишен инфильтрирующей и метастатической способности, полное иссечение опухоли должно приводить к излечению. До второй половины 1980-х годов не существовало стандартизированных методов оценки тканей края резекции. В этой связи в ранних исследованиях не удалось продемонстрировать, что состояние края резекции является значимым фактором в отношении местного устранения опухоли.

Сильверштейн (Silverstein) опубликовал ретроспективный анализ влияния ширины края на местный рецидив при протоковом раке in situ по сведениям из проспективной базы данных. Пациенток распределяли в группы по ширине края резекции (более 10 мм, 1-9 мм и менее 1 мм). У пациенток с краем резекции свыше 10 мм добавление к лечению лучевой терапии не снижало частоту рецидивирования, при этом расчетная вероятность рецидива к 8 годам после операции составляла 4%.

Однако статистическая достоверность для выявления различий в этой группе была низкой. В группе 1-9 мм к 8 годам частота местного рецидива равна 20% без адъювантной лучевой терапии и 12% с лучевой терапией (p не определялось).

Кроме того, облученные образования были существенно больше и с большей вероятностью имели угревидные некрозы, а также наблюдались в дальнейшем на 20 месяцев дольше по сравнению с группой, в которой лучевая терапия не проводилась. Последующие проспективные исследования этой благоприятной в отношении прогноза группы не смогли подтвердить низкую частоту рецидивирования у пациенток, лучевая терапия которым не проводилась.

ПР in situ с краем резекции менее 1 мм приводил к статистически значимому снижению частоты рецидивирования с 58% до 30% при дополнении лечения лучевой терапией. Однако это не имело клинического значения, поскольку обе частоты обладали слишком высоким значением для органосохраняющих методов лечения.

Работа Холланда (Holland) и др. продемонстрировала, что ПР in situ может иметь отстоящие от основной опухоли образования размером до 10 мм или более, что также поднимает вопрос об адекватности края резекции в пределах 1-2 мм. В настоящее время идет включение пациенток в проспективные протоколы (исследования RTOG 98-04 и ECOG E-5194), в которых будет оцениваться изолированное применение иссечения опухоли у отдельных пациенток.

Длительное время признаки некроза при гистологическом исследовании ПР in situ ассоциировались с неблагоприятным прогнозом и более высокой частотой рецидивов. Лишь недавно было установлено, что клеточная архитектура и степень полиморфизма ядер оказывают влияние на местный рецидив более прогнозируемо, чем только угревидный некроз.

Рецидивы в группе низкодифференцированных опухолей возникают значительно раньше, чем в группе высокодифференцированных опухолей или с промежуточной степенью дифференцировки. Солин (Solin) зафиксировал, что 5-летняя частота рецидивирования составляет 12% при низкодифференцированных опухолях, по сравнению с 3% при высокодифференцированных, однако 10-летняя частота рецидивирования не различалась статистически и составляла 18% и 15% соответственно.

Это указывает на различия по времени прогрессирования, а не на различия в самой способности к рецидивированию. Размер опухоли, подобно ширине края резекции, отражает распространение опухоли и способность хирурга адекватно иссечь протоковый рак in situ.

Сильверштейн (Silverstein), используя прогностические факторы — степень полиморфизма ядер и угревидного некроза вместе с размером опухоли и шириной края резекции, разработал USC/VNPI. Этот индекс выявляет подгруппы пациенток, у которых в случае выбора в качестве метода лечения ОМЛ не требуется проведение лучевой терапии.

В табл. 4.1 описана система USC/VNPI с общей оценкой по трем показателям для каждого прогностического фактора — от наименьшего значения, равного 4, до наибольшего, равного 12.

Таблица 4.1. Шкала оценки прогноза USC/Ван-Найса.

источник

НА ВОПРОСЫ ОТВЕЧАЕТ СКВОРЦОВ ВИТАЛИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ, кмн, маммолог, пластический хирург, врач-онколог ГКОД

ВОПРОС: Доктор, по результатам гистологии у меня неинвазивный рак молочной железы in situ. Мне 37 лет. Какое лечение Вы бы назначили в данном случае? И чем отличается неинвазивный рак от инвазивного? Заранее спасибо. Любовь.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Я бы вам назначил лучевую терапию, определил экспрессию рецепторов эстрогена и прогестерона, если они экспрессируют ,то добавил бы Тамоксифен и регулярно наблюдался у лечащего врача. Неинвазивный рак — значит не дает отдаленных метастаз, а инвазивный — идет метастазирование в другие части тела.

ВОПРОС: Виталий Александрович, иногда протоковую карциному in situ (DCIS) не удаляют, потому что один из ее видов является низкозлокачественным и никогда не перерождается в инвазивный рак. Или все-таки это мина замедленного действия? Ведь даже фиброаденома может переродиться в рак.

ОТВЕТ: Здравствуйте! in situ- это тоже рак, исследования показали, что его достаточно облучить и он не метастазирует, не прорастает стенку базальной мембраны! Так рассуждать, что фиброаденома может переродиться — тоже нельзя! А вдруг не переродится?! Поэтому для каждой патологии есть своя операция! А смотреть в будущее не стоит! Убережешь себя от рака молочной железы, так возникнет другой какой-нибудь ,к примеру, в желудке!

ВОПРОС: Здравствуйте St:0T:is N0M0 внутрипротоковый рак неинфильтрующий БДУ морфологический диагноз пролиферативный дольковый и протоковый фиброадемотоз ИГХ Her2neu отрицательный Est Pr отрицательный отрицательный, Ki -67-60-80 % раковых клеток, сделали ампутацию груди. Скажите, пожалуйста, еще какие-то нужно пить травы? Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! В данном случае рак молочной железы лечится только лучевой терапией, но так как Вам сделали мастэктомию, то она Вам не показана. В Вашем случае только наблюдение у онколога и все!

ВОПРОС: Виталий Александрович, мой онколог сказала мне, что рак in situ не считается раком. На сколько я понимаю, это нулевая стадия и рак неинвазивный, то есть не пророс в окружающие ткани. И всегда рак in situ становится инвазивным?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Рак in situ не всегда становится инвазивным, вернее нельзя так говорить, что он может стать инвазивным, скорее всего, он уже был инвазивным. Рак in situ достаточно опасная форма, при которой действительно иногда наблюдается инвазия.

ВОПРОС: Виталий Александрович, здравствуйте. Обратилась к доктору с болью в правой груди в ноябре 2018г. Сделали пункцию ничего не нашли. Приходите через три месяца, не переживайте восполился сосудик такое тоже бывает. В начале марта сделала узи и маммографию. Бегом к доктору, не все в порядке. Взяли пукцию — подозрение на рак. 27.03.19 секторальная резекция. Срочное гистологическое исследование- сектор 6×4×2 см, на разрезе узел с нечетким контуром 3,5×1×2.5см.Микро: Фрагменты ткани МЖ с множественными структурами карциномы in situ . БЕЗ ПРИЗНАКОВ ИНВАЗИВНОГО РОСТА. Заключение: При срочном исследовании 1 замороженного среза — протоковая карцинома in situ. Для исключения инвазивного компонента необходимо изучение всего объема материала. Ответ из протокола исследования биопсийного материала материала — фрагменты ткани молочной железы с большим количеством комплексов протоковой кпрциномы in situ grade 3, без призаков инваз.роста. ИГХ не делали, говорят не надо при DCISN0M0. Это верно? Дальше ЛТ.Спасибо.

ОТВЕТ: Здравствуйте! ИГХ выполнять надо обязательно! Определить гормонозависимый он или нет. Также надо обязательно облучить грудь.

ВОПРОС: Извините, меня за беспокойство, но я еще хотела уточнить сроки облучения. Я прочла, что сроки облучения при раке in situ — в течение 8 недель после операции, а срок 6 месяцев после операции — это если делается химиотерапия. Т.е. если при in situ ЛТ будут делать через 4,5 месяца (как планируется), то смысл ее теряется? Спасибо за ответ.

ОТВЕТ: Здравствуйте! В рекомендациях говорится, что желательно выполнить в течение 8 недель после операции, срок максимум до 6 месяцев, в этом есть смысл, и радиологи определяют смысл и эффективность лучевой терапии после операции!

ВОПРОС: Здравствуйте, Виталий Александрович. Я Вам писала 24.04.19г. В больнице мне так и не сделали ИГХ. Пока делала ЛТ 16 фракций по 2.67Гр, забрала блоки и по ОМС сделали в 1 онк.центре на Бауманке. Микроописание: в исследованных гистологических препоратах окрашенных гематоксилином и эозином, представлены фрагменты мж, с наличием расширенных протоков, с пролифирацией в них крупных антипических клеток, с крупными гиперхромными ядрами и широким ободком эозинофильной цитоплазмы. Опухолевые клетки расположены в несколько слоев полностью заполняющие просвет протоков и наличием очаговых комедонекрозов. По периферии участка отмечаются очаги микро инвазии. Строма фиброзная, с перидуктальной лимфоцитарной инфильтрацией. Это как я понимаю пересмотр гистологии. Проведено ИГХ с использованием антител к: Smooth Muscle Aktin(SMA), CD10, ER, PgR, Ki-67. ER поD.C. Allred: PS-2 IS-ITS=3 слабая экспрессия. PgR: Ps-0 IS-0TS=0 отрицат.экспрессия. Кi67- окрашивание 10% ядер. SMA И СD10 оценить экспрес.не удалос Продолжу не все уместилось от 19.06.19. . Результаты ИГХ исследования ( неинвазивный, внутрипротоковый компонент). ЗАКЛЮЧЕНИЕ: в обьеме исслед.материала картина соответствует микроинвазивной карциномея, на фоне и с преобладанием протоковой карциномы in situ, G3 (Duktal Carcinoma in situ ( DCIS) of high nuclear grade, ISD-0 code 8500/2. Читая это у меня микроинвазия , а не in situ с 0 стадией. Это как 1 стадия? Радиолог прочитав это за 1 день до окончания облучения, сказал, что с этим заключением и лимфоузлы облучать надо было. Вопрос- кто ошибся. Врач в отпуске. Какое Ваше мнение, где-то еще пересмотреть блоки? И пить ли гормоны?. Очень жду ответа. Большое спасибо за Ваши ответы. Здоровья Вам.

ОТВЕТ: Здравствуйте! Есть участки микроинвазии и это 1 стадия — самая начальная. В пересмотре нет необходимости и Вам показан прием тамоксифена 20мг . Очень сложно при таком гистологическом исследовании поставить диагноз. Необычный случай. В принципе надо было и узлы облучать, но это Вам лучше посоветоваться с радиологом!

ВОПРОС: Подскажите пожалуйста, при рмж ин ситу, была проведена радикальная мастэктомия с двух сторон. Из за наличия гена мутации BRSA1 были удалены яичники. Лечения никакого назначено не было, только наблюдение. Вопрос вот в чем, можно ли мне при всех моих показателях принимать овестин?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Если у Вас рак молочной железны гормонозависимый, то точно принимать этот препарат нельзя! Но есть и другие механизмы возникновения рака молочной железы, но они не гормонозависимые! И все же есть данные, что при любом молекулярном подтипе рака принимать эстрогены нельзя!

ВОПРОС: Добрый день, подскажите пожалуйста что означает заключение: методом флюоресцентной гибридизации in situ амплификации гена HER2 не выявлено ( индекс метки i=1,75)?

ОТВЕТ: Здравствуйте! Это обозначает, что это рак in situ и нет смысла в определении HER2NEU, так как при данной форме рака этот показатель неактуален. Данный вопрос можно обсудить с онкологом.

ВОПРОС: Виталий Александрович, после операции резекция левой груди и удаление 5 лимфоузлов под мышкой, прошёл почти месяц, но через день выкачивают по 8 шприцов лимфы, через 10 дней назначено облучение. Возможно ли её делать в такой ситуации!? И нормально ли такой большой отток лимфы? По результатам гистологии в лимфоузлах рака нет. Заключение ИДО: p63, альфа-актив, кальпонин-негатив в протоках. Колл. IV-яркая сохранённая базальная мембрана вокруг потоков. Повтор: ЭР, Пр-позитивная ядерная неравномерная реакция. Заключение: внутрипротоковый рак., G3, рецептор- позитивный, HER 2 в подобных опухолях не исследуется. Пожалуйста, объясните, оправдано ли решение оставить грудь, хотя опухоль была близко к соску? Спасибо!

ОТВЕТ: Здравствуйте! Накопление лимфы в данном случае вполне в норме и этот объем является совсем не является большим и лучевую терапию проводить можно. У Вас рак молочной железы O st. (in situ). Грудь удалять при такой гистологии не надо и даже если она близка к соску. Этот рак досточно облучить после секторальной резекции и назначить эндокринотерапию.

ВОПРОС: Здравствуйте, Виталий Александрович! Спасибо за предыдущий ответ. У меня еще один вопрос. Можно ли ставить систему со стороны прооперированной руки. Была секторальная резекция (рак без удаления подмышечных лимфоузлов, Рак in situ). Так складывается, что в эту руку надо ставить 5 систем. И можно ли ставить систему с пентаксифилином? Спасибо за ответ.

Читайте также:  Химиотерапия при раке молочной железы и диабет

ОТВЕТ: Здравствуйте !Если не было удаление подмышечных лимфоузлов, то точно можно делать внутривенные вливания на руке на стороне поражения. Даже если и была операция на этой стороне, то по жизненным показаниям все равно можно ставить систему.

ВОПРОС: Здравствуйте! У меня карцинома ин ситу молочной железы, сделали секторальную резекцию, в глубоком крае опухолевых клеток на обнаружено, лимфоузлы чистые, ER 99% PR 99%,Ki-67 0,8%, прописали Тамоксифен и лучевую терапию. Зачем, если опухоль удалили, гистология подтвердила ин ситу G1.

ОТВЕТ: Здравствйте! Это международный стандарт, который говорит, что даже при ин ситу надо проходить лечение! И это обязательно — лучевая терапия и прием антиэстрогенов по схеме.

источник

Здравствуйте, Ирина. Речь идет о карциноме in situ, то есть о 0 стадии рака молочной железы. Хирургическое лечение действительно может быть выполнено в объеме резекции молочной железы. Что касается дополнительного лечения, то если удалены все очаги и край резекции достаточный, а также в краях резекции опухолевого роста нет, то можно лучевую терапию и не проводить.

Иммуногистохимическое исследование надо проводить обязательно. Если в опухоли не будут определены рецепторы к эстрогенам и прогестерону, то тамоксифен можно и не назначать. Впрочем, при раке in situ тамоксифен назначается с целью снижения риска развития рака во второй молочной железе. Вопрос достаточно дискутабельный.

Здравствуйте, Татьяна. Действительно, при выявлении рака, даже если речь идет о раке in situ (нулевая стадия) надо проводить иммуногистохимческое исследование. При иммуногистохимическом исследовании определяется дополнительно есть инвазия или нет. При данном исследовании определяют уровнь рецепторов к эстрогенам и прогестерону, ki67 (индекс пролиферативной активности). Не определяется только her2neu (чувствительность к таргетной терапии) при раке in situ.

По поводу проведения лучевой терапии — вопрос дискутабельный. Во-первых, надо понять, были ли очаги рака in situ в краях резекции — если были, то надо лучевую терапию проводить. Если не было, то можно оставить вас только под наблюдением. Провести иммуногистохимическое исследование в Москве можно во многих лабораториях, я рекомендую проведение данного исследования в независимой лаборатории ЮНИМ.

В общем, совет такой — уточнить данные гистологического исследования (края резекции), провести иммуногистохимическое исследование, обратиться к граммотному специалисту в Москве или приехать ко мне на прием.

В любом случае вам надо ориентироваться на мнение лечащего врача.

Думаю, что вам будет интересна моя книга «Рак молочной железы. Ответы на вопросы», которую можно получить с любым заказом от 3 тысяч рублей в интернет-магазине Бинтофф.Ру (http://www.bintoff.ru), а также в клиниках, где я веду прием (см. расписание приема) или в рабочие дни в Клинике высоких медицинских технологий (Санкт-Петербург, ул. Кораблестроителей, 20, ресепшен). Книгу можно всегда получить в отделении, где я работаю. Для этого необходимо просто прийти в среду после 16 часов, обратиться ко мне и без всяких условий я вам ее подарю.

Если вам понравился мой ответ на ваш вопрос, если вам нравится моя деятельность и вы хотите отблагодарить — напишите позитивный отзыв на сайте НаПоправку.Ру. Не поленитесь это сделать — мне будет очень очень приятно.(https://spb.napopravku.ru/doctor-profile/krasnozhon-dmitriy-andreevich/otzyvy/ )

Здравствуйте, Оксана. Рак in situ — это рак на нулевой стадии, то есть ситуация, когда рак еще не стал инвазивным. Обычно при раке молочной железы 0 стадии достаточно лишь хирургического лечения (нередко правда назначается затем гормонотерапия, если по данными иммуногистохимического исследования опухоль чувствительна к гормонотерапии, с целью профилактики возникновения рака в другой молочной железе).

Объем оперативного вмешательства зависит от того, сколько было опухолей. Если опухоль была одна и она удалена, то принципиально можно остановиться на этом. Если же опухолей было несколько или хирург не уверен в том, что удалил все очаги, а это бывает достаточно часто, то лучше выполнить мастэктомию с или без одномоментной реконструкцией молочной железы.

Первым делом в вашем случае я бы рекомендовал провести иммуногистохимическое исследование. В любом случае вам надо ориентироваться на мнение лечащего врача.

Если вам понравился мой ответ на ваш вопрос, если вам нравится моя деятельность и вы хотите отблагодарить — напишите позитивный отзыв на сайте НаПоправку.Ру (https://spb.napopravku.ru/doctor-profile/krasnozhon-dmitriy-andreevich/otzyvy/ ).

Здравствуйте, Людмила. Речь идет о 0 стадии рака молочной железы — раке in situ. В принципе после радикального вмешательства назначение дополнительного лечения, а в частности гормонотерапии, требуется с целью снижения риска развития рака в другой молочной железе. Также такая терапия назначается при выполнении органосохраняющей операции или подкожной мастэктомии, когда нет четкой уверенности в том, что удалена вся ткань молочной железы. По поводу назначения золадекса — я бы не стал рассматривать данный вопрос, точнее рассмотрел бы его, если были бы еще какие-то гинекологические заболевания, при которых назначение данного препарата уместно. При этом если назначать золадекс, то тогда уже без тамоксифена.

По поводу дообследования — чтобы рекомендовать какие-либо обследования — надо смотреть вас, понимать какие сопутствующие заболевания у вас есть. В любом случае вам надо ориентироваться на мнение лечащего врача.

Здравствуйте, Елена. Тамоксифен не приводит к возникновению полипов в желудочно-кишечном тракте и в матке. Чаще всего тамоксифен вызывает гиперплазию эндометрия. По поводу лечения — согласен полностью. Если тамоксифен будет вызывать много побочных эффектов, то его можно будет заменить на фарестон. В любом случае вам надо ориентироваться на мнение лечащего врача.

Здравствуйте, Татьяна. Речь идет о 0 стадии рака молочной железы. По данным иммуногистохимического исследования опухоль гормонозависимая, что касается чувствительности к трастузумабу, то данный параметр в принципе при раке in situ не учитывается. her2neu должен определяться только в инвазивном компоненте опухоли, а при раке In situ его нет. В общем, обращать внимание на данный показатель не надо.

Если выполнена профилактическая ампутация молочных желез с сохранением сосков, то надо полагать, что часть ткани молочной железы может остаться. Этой ткани немного, но она может быть. Поэтому назначение тамоксифена будет в подобном случае целесообразно. Что касается наблюдения, то в подобном случае я бы рекомендовал как минимум 1 раз в год выполнять УЗИ реконструированных молочных желез и регионарных лимфоузлов. В любом случае вам надо ориентироваться на мнение лечащего врача.

Здравствуйте, Тетяна Владиславівна. Речь идет о 0 стадии рака молочной железы. После выполнения хирургического вмешательства действительно в таком случае достаточно назначения только тамоксифена или фарестон. По поводу выключения функции яичников — не соглашусь, это будет слишком «суровым» лечением, которое снижает значительно качество жизни и при этом результатов лечения не улучшает. В любом случае вам надо ориентироваться на мнение лечащего врача.

Здравствуйте, Евгения. В принципе я бы остановился на назначении только фарестона — речь идет о 0 стадии в принципе гормонотерапия в данном случае необходима с целью снижения риска развития подобной опухоли в здоровой молочной железе. Если у мамы и сестры был рак молочной железы, то я бы рекомендовал провести молекулярно-генетическое исследование с целью исключения наследственной формы рака молочной железы. В любом случае вам надо ориентироваться на мнение лечащего врача.

Здравствуйте, Елена. Я бы не стали ничего назначать в подобном случае — назначил бы консультацию гинеколога — если есть показания к удалению яичников, то согласился бы с гинекологом. Если речь шла о раке in situ и выполнена мастэктомия, то в принцие кроме стандартного наблюдения больше ничего не требуется. Данный вид рака не метастазирует и какой-либо гормонотерапии не требует, а если и назначается гормонотерапия, то с целью снижения риска развития рака молочной железы в здоровой молочной железе.

Здравствуйте, Алина. Рак in situ отличается тем, что не метастазирует. Вряд ли речь идет о метастатическом поражении костей. В любом случае вам надо ориентироваться на мнение лечащего врача.

Copyright © Д.А.Красножон, 2008-2019. Копирование материалов разрешено только с указанием авторства

источник

Обнаружить и вылечить. Карцинома in situ молочной железы – это тот случай, когда врачу и пациентке следует радоваться выявлению опухоли: нулевую стадию рака можно гарантировано победить с помощью стандартных методов терапии онкологии.

При маммографии можно обнаружить микроинвазинвый рак

Еще совсем недавно (лет 30 назад) нулевая стадия (Tis) или carcinoma in situ (CIS) выявлялась случайно и не чаще, чем в 5% случаев от всех вновь обнаруженных раков груди. Сейчас на фоне появления цифровой маммографии шансы найти нулевую стадию рака значительно возросли – во всем мире карцинома in situ молочной железы обнаруживается в 20-40% случаев. Выделяют 2 варианта:

  • DCIS (ductal carcinoma in situ) – протоковая;
  • LCIS (lobular carcinoma in situ) – дольковая.

Типичными критериями начальной формы онкологии груди являются следующие признаки:

  • Небольшие размеры очага;
  • Ограниченность распространения опухоли;
  • Необходимость микроскопического исследования для постановки точного диагноза.

Обнаружить онкологическое заболевание на этой стадии развития – это большая удача. При правильном выборе лечебной тактики можно избавить пациентку от прогрессирующего рака молочной железы со 100% гарантией.

Варианты опухолевого роста в протоках молочной железы

Чаще всего подозрение на опухоль в молочной железе возникает при проведении стандартных скрининговых обследований (осмотр врача в сочетании с цифровой маммографией). В подавляющем большинстве случаев при обычном осмотре карцинома in situ молочной железы не определяется, но в редких ситуациях доктор при пальпаторном исследовании может обратить внимание на наличие узла в железистой ткани и выделения из соска. При маммографии важно правильно оценить следующие признаки:

  • Наличие большого количества сгруппированных в очаги микрокальцинатов – более 15 на 1 квадратный см (важный признак DCIS);
  • Повышенная плотность железистой ткани.

Никаких универсальных и точных маммографических критериев (особенно при LCIS) нет. Руки врача, рентгеновские снимки и онконастороженность – при возникновении подозрения на рак необходимо выполнить биопсию молочной железы.

Выявленная карцинома in situ молочной железы – это всегда результат гистологического исследования: полученный при аспирационной биопсии материал исследуется под микроскопом. Для выбора лечебной тактики и определения прогноза для выздоровления важно оценить степень злокачественности. Выделяют 3 варианта морфологических заключений CIS:

  • Низкой степени злокачественности;
  • Промежуточной;
  • Высокой.

Для каждой пациентки выбор терапии индивидуален. Доктор будет учитывать массу факторов при выборе лечебной тактики.

Основа успешного избавления от рака – хирургическое удаление. При любом варианте CIS мастэктомия гарантирует излечение практически на 100%. У значительной части женщин с микроинвазивным раком можно использовать органосохраняющие методики операции (широкая секторальная резекция). Но – в этом случае возникает риск рецидива рака молочной железы. Критериями выбора органосохраняющих хирургических методик являются:

  • Низкая или промежуточная степень злокачественности;
  • Малый размер опухоли;
  • Техническая возможность выполнения операции (отступ от края опухолевого очага минимум на 10 мм);
  • Сохранение эстетичности молочной железы (если это невозможно, то лучше мастэктомия и маммопластика).

Дополнительные методы лечения (облучение и химиотерапия) используются в индивидуальном порядке. Карцинома in situ молочной железы является прогностически благоприятным видом онкологии, но требует последующего пожизненного наблюдения у врача-онколога.

источник

Рак in situ молочной железы является неинвазивной формой онкологического заболевания. Данный вид рака относят к 0 стадии (также его называют «предрак»). Патология не несет опасности для жизни женщины, однако, имеет большой риск перерождения в инвазивный рак даже после выполнения хирургического лечения. Поэтому важным элементом в терапии данного заболевании является снижение риска перерождения патологии. В Юсуповской больнице пациентам оказывают все необходимые медицинские услуги для диагностики и лечения рака in situ. В больнице работают опытные онкологи, которые назначат адекватное лечение и выполняют дальнейшее наблюдение пациенток для предотвращения рецидива заболевания.

Одной из основных классификаций рака является разделение его на инвазивный и неинвазивный. При инвазивном раке патологические клетки распространяются на различные здоровые ткани, а при неинвазивном (in situ) он остается «на своем месте» и не поражает соседние области.

Наиболее часто данная форма онкологии возникает в протоках молочной железы. Клетки формируются в злокачественное новообразование, но не выходят за пределы протока. Новообразование может нормально существовать рядом со здоровыми тканями, не поражая их и не нарушая их функции. В международной терминологии патология имеет сокращение DCIS.

Другой формой рака in situ является дольковая карцинома молочной железы (LCIS). Для него характерно появление онкологических клеток в дольковой части груди. Они редко выходят за пределы дольки или в другие органы.

Данная патология является достаточно распространенной. За последние несколько десятилетий число женщин с этим диагнозом значительно увеличилось, что связано с ростом количества проведения маммографии. То есть увеличилась диагностируемость заболевания.

Причины появления рака данного вида еще находятся на стадии изучения. Выделяют несколько факторов, которые формируют группы риска развития онкологического заболевания:

  • Наследственность. Существует высокая вероятность появления заболевания, если встречались эпизоды патологии у кровных родственников. Поэтому если у матери, тети или сестры был диагностирован рак, то следует обязательно пройти профилактическое обследование;
  • Возраст. Патология чаще отмечается у женщин старшего возраста, поэтому на многих предприятиях обязательным пунктом в профилактическом осмотре является маммография (это обследование желательно проходить всем женщинам после 50 лет);
  • Беременность после 30 лет;
  • Наличие в молочной железе доброкачественных опухолей высокого онкологического риска;
  • Длительная (более 5 лет) гормональная терапия, включающая эстрогены и прогестерон;
  • Метаболические нарушения.

Выявить патологию в начале развития достаточно сложно, поскольку она может никак не проявлять себя. Поэтому так важно регулярно посещать гинеколога и выполнять маммографию для ранней диагностики заболевания.

Протоковый рак in situ может иметь следующие симптомы:

  • Кровянистые выделения из соска;
  • Болевые ощущения в молочных железах;
  • Появление припухлости или отечности.

Дольковая карцинома in situ может вообще себя никак не проявлять и обнаруживаться случайно (например, при диагностике другого заболевания).

Если на маммографии или МРТ было выявлено подозрительное новообразование, женщине назначают биопсию. Это малоинвазивная процедура, которая выполняется под местным обезболиванием. Это может быть тонкоигольная биопсия (когда аспирация тканей производится с помощью иглы маленького диаметра) или толстоигольная биопсия (используется толстая игла, благодаря чему можно взять больше ткани для исследования). Также назначают исследование для определения рецепторов гормонов клеток (ER и PR).

Читайте также:  Химиотерапия при раке молочной железы и алкоголь

Лечение рака молочной железы in situ будет зависеть от локализации новообразования, его размеров, наличия одной или нескольких пораженных областей, общего состояния здоровья пациентки, наличия опасных онкологических факторов.

В случае дольковой карциномы оперативное вмешательство может не понадобиться. Пациентке необходимо будет только регулярно посещать врача для наблюдения за патологией в динамике. В случае гормон-рецептор-положительной карциномы назначают гормональные препараты, которые связываются с рецепторами раковых клеток и препятствуют их взаимодействию с женскими половыми гормонами. Таким образом можно тормозить развитие раковой опухоли.

При протоковой карциноме обычно рекомендуют хирургическое лечение. Оно может включать резекцию только пораженной области или тотальную мастэктомию. Операция позволяет значительно снизить риск развития инвазивного рака в будущем. Тотальная мастэктомия рекомендуется, если:

  • Присутствует несколько протоковых карцином;
  • Ранее уже проводилось оперативное вмешательство в этой области, однако раковые клетки все равно обнаруживаются;
  • Протоковая карцинома начинает прорастать в соседние ткани.

При наличии показаний дополнительно может потребоваться радиотерапия.

Несмотря на то, что рак in situ молочной железы не несет угрозы для жизни женщины, его наличие значительно повышает риск развития инвазивного рака. Без лечения в 60% случаев он может перерасти в полноценную раковую опухоль через 5-10 лет после постановки первичного диагноза.

В 25-40% случаев рецидив протокового рака in situ или появление инвазивного рака происходит через 5-10 лет после хирургического лечения без лучевой терапии. Онкология также может возникнуть и спустя десятилетия, поэтому следует внимательно относиться к своему здоровью, вести здоровый образ жизни, регулярно посещать врача для профилактического обследования.

В Юсуповской больнице выполняют все мероприятия для лечения рака in situ молочной железы. В клинике онкологии Юсуповской больнице можно выполнить все необходимые обследования на новейшей аппаратуре, что позволит поставить диагноз наиболее точно. На основании исследования высококвалифицированные врачи назначают терапию, которая будет оптимальной в данном конкретном случае. При составлении лечения обязательно учитываются индивидуальные особенности пациентки, семейный анамнез, история болезни.

Хирургическое лечение проводится на базе широкой партнерской сети Юсуповской больницы с привлечением лучших хирургов Москвы. После операции пациентка проходит лечение в комфортном стационаре Юсуповской больницы.

В дальнейшем здесь можно проходить все профилактические обследования для исключения и своевременной диагностики рецидива патологии.

источник

Протоковая карцинома in situ – это наиболее частая форма неинвазивного рака молочной железы.

В США ежегодно регистрируется до 60 тысяч случаев ПКИС.

Протоковая карцинома in situ — термин состоит из трех частей:

«протоковая» – это значит, что опухоль начинает свой рост в просвете молочных протоков.

«карцинома» – раковая опухоль, исходящая из кожи либо из тканей (в том числе, из ткани молочных желез), покрывающих или выстилающих внутренние органы.

«in situ» — означает «на своем месте». Это значит, что этот рак неинвазивный, то есть он не распространяется на нормальные ткани молочной железы.

Риск развития протоковой карциномы in situ у женщин такой же, как и риск развития инвазивного рака.

если женщина никогда не была беременна,

поздняя беременность, то есть после 30 лет,

раннее начало менструаций,

позднее наступление менопаузы,

случай рака молочной железы у родственниц первой степени (матери, сестер, дочери), длительный период (более 5 лет) проведения заместительной гормональной терапии, особенно при комбинированной терапии эстрогенами с прогестеронами,

наличие аномальных генов, отвечающих за развитие рака молочной железы (BRCA1 или BRCA2).

Диагноз протоковой карциномы in situ не опасен для жизни женщины. Это неинвазивная форма рака и она представляет собой самую раннюю его стадию – стадию 0, которую иногда даже называют «предрак».

Да, это рак, это неконтролируемый рост клеток, однако этот рост отмечается лишь в просвете молочных протоков и не выходит за их пределы. Хотя эта форма рака и является неинвазивной, всегда есть риск того, что в последующем она перерастет в инвазивный рак – то есть такой, который распространяется на нормальные ткани молочной железы. От 25 до 50% женщин, перенесших по поводу протоковой карциномы in situ хирургическое лечение (без лучевой терапии) имеют шанс в будущем «заработать» инвазивный рак груди. В большинстве случаев эти рецидивы встречаются через 5 – 10 лет после выявления протоковой карциномы in situ .

Новый рак молочной железы может развиться даже позже – через 25 лет! Обычно он возникает в том же месте, где была протоковая карцинома in situ . Этот новый рак может быть как неинвазивным, так и инвазивным. Поэтому основной целью лечения протоковой карциномы in situ является снижение риска развития рака в будущем.

СТЕПЕНИ ПРОТОКОВОЙ КАРЦИНОМЫ IN SITU :

Низкая и средняя степень дифференцировки

Эта степень означает, что клетки протоковой карциномы in situ очень похожи на нормальные клетки протоков молочных желез либо сходи с атипичной протоковой гиперплазией.

Средняя степень дифференцировки иногда обозначается как умеренная.

Эти две степени отличаются тенденцией к низкой скорости роста клеток.

У женщин с низкой или средней степенью дифференцировки протоковой карциномы in situ отмечается высокий риск развития инвазивного рака молочной железы в будущем (через 5 лет), по сравнению с женщинами, не страдающими протоковой карциномой in situ. По сравнению с женщинами с высокой степенью дифференцировки протоковой карциномы in situ , у них первых риск развития нового рака или его рецидива намного меньше.

Низкая степень дифференцировки может проявляться несколькими видами структур:

Солидная (сплошная) структура – раковые клетки полностью заполняют просвет молочного протока.

Решетчатая структура – между скоплениями раковых клеток имеются промежутки (наподобие дырочек в швейцарском сыре).

Сосочковая структура – клетки в протоке расположены в виде листа папоротника.

Высокая степень дифференцировки

Протоковая карцинома in situ высокой степени дифференцировки отличается быстрым ростом клеток.

Женщины с протоковой карциномой in situ с высокой степенью дифференцировки имеют очень высокий риск развития инвазивного рака молочной железы либо во время обнаружения протоковой карциномы in situ , либо в будущем. У таких пациенток повышен риск раннего рецидивирования опухоли (в течение 5 лет).

Иногда протоковая карцинома in situ с высокой степенью дифференцировки называется «комедо» (угорь) из-за внешнего вида. Они представляют собой омертвевшие раковые клетки, которые образуются внутри опухоли. Причина этого — быстрый рост опухоли, в результате чего некоторые клетки «недополучают» питательные вещества.

ДИАГНОСТИКА ПРОТОКОВОЙ КАРЦИНОМЫ IN SITU

Обычно, протоковая карцинома in situ никак не проявляется и не выявляется при физикальном исследовании.

Однако у небольшого числа женщин может отмечаться опухолевидное образование либо какие-то выделения из соска.

Чаще всего протоковая карцинома in situ выявляется на маммографии. Дело в том, что «старые» раковые клетки, отмирая, не успевают полностью утилизироваться. В результате этого эта область пропитывается солями кальция (так называемое обызвествление) – образуются микрокальцинаты. Эти микрокальцинаты как раз и выявляются на маммограмме.

В случае если полученные результаты маммографии врач считает подозрительными на рак, проводится следующий этап диагностики – биопсия.

В случае протоковой карциномы in situ выполняется два малоинвазивных вида биопсии (более инвазивные методы при протоковой карциноме in situ не выполняются):

Тонкоигольная аспирационная биопсия – при этом в толщу подозрительной на рак области ткани молочной железы вводится тонкая длинная игла и шприцем проводится как бы «откачивание» (аспирация) небольшого количества ткани. После такой процедуры не остается никаких рубцов.

Толстоигольная биопсия – при этом вводится игла большего диаметра и берется больше ткани из подозрительных участков. Перед тем как вводить толстую иглу на коде молочной железы обычно делается маленький разрез. Конечно, после него остается маленький рубчик, который через несколько недель практически не виден.

После получения образцов тканей они изучаются под микроскопом. Обычно того количества ткани, что берется при биопсии, достаточно для проведения проб на наличие гормональных рецепторов или определения статуса HER2.

Процедура биопсии проводится с целью диагностики, а не для удаления раковой опухоли. Для этого необходим больший объем оперативного вмешательства.

ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ПРОТОКОВОЙ КАРЦИНОМЫ IN SITU

Чаще всего лечение протоковой карциномы in situ заключается в выполнении операции лампэктомии – удалении опухоли молочной железы с последующим курсом лучевой терапии.

Могут применяться и другие методы лечения, такие как лампэктомия без лучевой терапии либо мастэктомия, которые могут быть либо недостаточными, либо слишком агрессивными методами. Все, конечно, зависит от индивидуальных особенностей.

Среди хирургических вмешательств при протоковой карциноме in situ обычно проводятся:

Лампэктомия – относится к органосохраняющей операции и заключается в удалении всей области протоковой карциномы in situ в молочной железе. Даже если в этой области обнаружены раковые клетки, но нет опухоли, удаляется вся область, где они найдены.

Повторная резекция (иссечение) – этот вид хирургического вмешательства применяется в случае, когда после лампэктомии обнаружены раковые клетки в краях иссеченной ткани.

В некоторых случаях протоковая карцинома in situ может выявляться только с помощью маммографии или УЗИ, но при этом не прощупываться. В таких случаях перед операцией проводится «локализация» опухоли. Для этого под контролем рентгена или УЗИ в подозрительную область вводится игла, по которой и проводится иссечение ткани. Иногда для подобной локализации может потребоваться и МРИ.

Полное удаление молочной железы

При полном удалении молочной железы выполняется операция мастэктомия.

Мастэктомия рекомендуется в случае:

больших размеров протоковой карциномы,

в случае выраженной семейной предрасположенности к раку молочной железы,

в случае выявления аномальных генов, ответственных за возникновение рака молочной железы.

В этих случаях применяется мастэктомия, которая снижает риск развития в будущем инвазивного рака груди.

Возможно ли проведение органосохраняющей операции зависит от таких факторов, как размер протоковой карциномы in situ , сколько областей молочной железы поражено протоковой карциномой in situ , а также от «чистоты» краев иссечения.

Если у Вас обнаружено несколько областей молочной железы, пораженных протоковой карциномой in situ , некоторые врачи автоматически рекомендуют проведение мастэктомии. Причина этого в том, что пока что нет никаких исследований, которые подтверждали бы в таких случаях такую же эффективность органосохраняющих операций, как и мастэктомии. Дело в том, что такие исследования провести не так уж и просто. Нельзя взять группу пациенток с подобной ситуацией, и половине из них предложить органосохраняющую операцию, а другой половине – полное удаление молочной железы и далее сравнить результаты. Однако, если протоковая карцинома in situ выявлена в нескольких областях молочной железы, это еще не означает, что выход только один – мастэктомия. Если Вы очень хотите сохранить грудь, то необходимо поговорить с врачом.

Когда органосохраняющая операция может быть лучше, чем мастэктомия:

У женщины обнаружено две протоковые карциномы in situ небольших размеров, которые расположены очень близко друг от друга в одной из областей молочной железы, и удалены с «чистыми» краями. В этом случае возможно применение органосохраняющей операции – лампэктомии с последующей лучевой терапией. Маммография после операции может подтвердить, что область рака удалена полностью.

У женщины обнаружено две протоковые карциномы in situ небольших размеров в различных областях молочной железы, при этом не отмечается каких-либо других признаков (на основании высококачественной маммографии и МРИ). В этом случае так же может быть применена органосохраняющая операция. При этом выполняется две операции лампэктомии, и иногда может потребоваться повторное иссечение тканей. Маммография после операции может подтвердить, что область рака удалена полностью. После операции проводится курс лучевой терапии, при этом выполняется только полное облучение молочной железы.

Когда выбор не так очевиден и требуется дальнейшая оценка выбора операции:

Размеры протоковой карциномы in situ небольшие, однако отмечается множество позитивных краев иссечения (то есть обнаружение раковых клеток в краях). В этом случае проводится повторное иссечение краев. Если края иссеченных тканей все равно не «чистые» (позитивные), то проводится еще одно повторное иссечение.

Размеры протоковой карциномы in situ средние и при этом после лампэктомии или повторного иссечения отмечается множество позитивных краев иссечения. В этом случае необходима дальнейшее исследование прежде чем решить, какой вид операции подходит Вам в данной ситуации.

Когда мастэктомия может быть лучше, чем органосохраняющая операция:

Протоковая карцинома in situ поражает всю молочную железу либо занимает обширную область либо несколько областей молочной железы.

У женщины выявлен аномальный ген, отвечающий за рак молочной железы (BRCA1 или BRCA2) с сопутствующей протоковой карциномой in situ. В таком случае, даже если опухоль маленького размера, операция выбора – это мастэктомия.

При патологическом исследовании выявлена протоковая карцинома in situ , занимающая обширную область молочной железы, а также позитивные края иссеченной ткани, даже если на маммографии выявляется лишь опухоль средних размеров. Кроме того, на маммографии могут выявляться микрокальцинаты по всей ткани молочной железы.

На МРИ выявляется обширная зона поражения, выходящая за пределы протоковой карциномы in situ , которая выявлена на биопсии. Это означает, что перед проведением МРИ в вены было введено красящее вещество, которое скопилось в определенной области.

С помощью биопсии и лучевых методов диагностик выявлено патологических зон молочной железы.

У женщины удалена ткань от среднего до большого размеров, при этом выявлена протоковая карцинома in situ высокой степени дифференцировки.

У женщины удалена ткань от среднего до большого размера, при этом отмечается множество позитивных краев иссечения. в такой ситуации проведение повторных иссечений нереально.

Во всех перечисленных ситуациях, протоковая карцинома in situ занимала довольно большую часть молочной железы. Поэтому необходимо удаление всей области, для того, чтобы убедиться в том, что удалена вся протоковая карцинома in situ . Однако, в результате простого удаления этой области у женщины остается очень малый объем ткани груди. В этом случае мастэктомия значительно повышает шанс того, что опухоль удалена полностью. А реконструктивная операция после мастэктомии может вернуть женщине форму ее груди.

Есть женщины, которые после мастэктомии даже не хотят реконструктивной операции.

Добавление к лечению протоковой карциномы in situ антиэстрогенной и лучевой терапии может несколько улучшить исходы хирургического лечения.

Тамоксифен: проведено несколько исследований по применению тамоксифена вместо лучевой терапии после хирургического вмешательства на гормонально-зависимых опухолях. Тамоксифен блокирует эстрогеновые рецепторов на клетках раковой опухоли, в результате их рост замедляется. Исследования показали, что женщины, принимавшие тамоксифен, могут снизить риск развития инвазивного рака либо рецидива неинвазивного рака в будущем.

Ингибиторы ароматазы: к ним относятся такие препараты, как аримидекс, фемара и аромaзин.

источник