Меню Рубрики

Рак молочной железы время от химиотерапии до операции

Удаление груди — нередко болезненный вопрос для женщины с раком молочной железы. Однако избавляться от пораженного органа целиком нужно далеко не всегда. Иногда грудь можно сохранить, убрав только опухоль.

Не всегда нужно удалять и подмышечные лимфоузлы. Даже если вам показано удаление молочной железы, у вас есть возможность бесплатно и единовременно сделать реконструкцию — установить имплантаты по квоте.

Вместе с врачами-онкологами, резидентами Высшей школы онкологии Александром Петрачковым и Анной Ким мы сделали подробный разбор темы.

Онкологическая хирургия молочной железы делится на два вида:

  1. удаление всего органа (органоуносящая операция);
  2. удаление только части органа (органосохраняющая операция).

Мастэктомия — это удаление молочной железы целиком. Единых показаний для ее удаления нет.

Однако обычно мастэктомию проводят, если есть:

  • внутрипротоковая карцинома, которая занимает почти всю железу;
  • несколько очагов. Грубо говоря, вырезать несколько кусков ткани нецелесообразно;
  • желание пациентки (в том числе при совмещении с реконструкцией молочной железы);

Важно! Удаление опухоли или всей железы при метастатическом раке груди нецелесообразно! Это возможно только при наличии осложнений со стороны первичной опухоли.

Да. Чем ниже стадия, тем более щадящие варианты мастэктомии могут быть. Например, возможно полное сохранение всей кожи и соска, а вместо удаленной железы ставится имплантат.

При необходимости реконструкция проводится в несколько этапов — ставится временный имплантат, расширяется и заполняется водой. Затем он растягивает кожу, создавая объем для новой молочной железы. После этого хирург меняет протез на постоянный с силиконом.

Это дискуссионный вопрос. Сейчас считается, что необходимо удалять только клинически позитивные узлы или когда сигнальные лимфоузлы не обнаруживаются. Удаление лимфоузлов действительно снижает количество рецидивов, но качество жизни пациентки может сильно снизиться.

Раньше полная подмышечная лимфодиссекция была популярной операцией, когда онкология была более радикальной. Сейчас от этого подхода уходят. Многие зарубежные исследователи считают удаление лимфоузлов стадирующей операцией. Она нужна, чтобы понять, насколько распространилось заболевание, и выбрать тактику лечения.

Сейчас ее должны делать в следующих случаях:

  • при пораженных сигнальных лимфоузлах,
  • при выраженных клинических показаниях, когда до начала лечения есть пораженные лимфоузлы и они не исчезают после химиотерапии.

Вообще я о таких прецедентах слышал. Но есть правила, как обязан себя вести онколог — он должен обсуждать все возможные варианты с пациенткой. Органосохраняющая операция и мастэктомия обладают схожей эффективностью.

Выбирать, что ей будут делать, будет только пациентка. Если мы видим небольшую опухоль, то мы предлагаем оба варианта.

Женщины бывают разные. Они хотят разных вещей и по-разному относятся к своему организму, телу. Кто-то очень боится рака и настроена еще до визита к врачу все удалить, не всегда врач может переубедить.

Такие прецеденты должны уйти в прошлое, потому что сам пациент должен решать, что ему больше нужно, если врач не видит препятствий со стороны своих возможностей и онкологических познаний.

Частные клиники общего профиля также занимаются реконструкцией после удаления железы. Однако клиники эстетической медицины специализированно занимаются эстетической хирургией — подтяжкой и увеличением молочных желез.

Эстетикой с точки зрения реконструкции занимаются в основном в государственных крупных центрах. Эти операции входят в раздел государственного финансирования. Можно получить операцию по квотам, государство их оплатит.

Чаще всего имплантаты производятся в Америке. Сейчас стали появляться протезы из Кореи, Мексики, Германии и других стран. Какой имплантат достанется пациентке — зависит от того, что разыграно в тендере. Протезы пока не подвергаются импортозамещению.

Они все схожего хорошего качества, стерилизованы и запечатаны. По факту разницы между ними нет — такие же используют в частных клиниках пластической хирургии.

  1. Лимфорея (когда копится жидкость после имплантации) — необходимо пунктировать или дренировать;
  2. Кровотечения;
  3. Протрузии имплантатов (когда имплантат продавливает кожу на месте шва). От этого никто не застрахован, но наибольшие риски есть у пациенток после лучевой терапии — кожа истончается, нарушается ее кровоснабжение и риск осложнений увеличивается.
  1. липосакция, когда забирается собственная жировая ткань в шприцы и потом она пересаживается;
  2. использование лоскута из жировой ткани с сосудами.

Это разные по принципу операции и разные по результату, потому что лоскут позволяет сделать единомоментно полный объем молочной железы. Что же про липофилинг, то это, как правило, не больше 100-200 мл за один сеанс, а это редко когда позволяет полностью восстановить ткань молочной железы.

Органосохраняющие операции предполагают просто удаление опухоли из органа. Формат выполнения зависит от того, насколько большая зона удаляется и насколько женщина хочет косметически восстановить железу.

Можно ограничиться только удалением опухоли:

  • без пластики (с незначительной деформацией, не влияющей на качество жизни);
  • с пластикой лоскутами, восполняющими форму и объем (со спины, живота);
  • с онкопластикой — маскировкой операции под обычную пластическую операцию с помощью перемещения тканей. Это нужно тем, кто хочет неплохой косметический результат (если есть возможность сделать органосохранную операцию).

Если врач предлагает лоскутные пластики, то это тоже может быть исполнено в двух вариантах:

  1. если удалена кожа, то мы берем лоскут с других частей тела с кожей;
  2. если кожа не удалена, то мы можем взять только жир и эта операция часто эстетически выигрышная. Однако она технически сложная: занимает порой 7-8 часов, имеет немало осложнений и мало кто владеет навыками таких операций сейчас.

Показания для органосохраняющей операции — это ранние стадии — T1-T2 (в зависимости от вида новообразования), в том числе после предоперационной химиотерапии.

Фактически, органосохраняющую операцию можно выполнить и при большой опухоли (больше 5 см), просто от органа ничего не останется. Поэтому при больших опухолях мастэктомия целесообразнее.

Примечание: после органосохраняющей операции женщине всегда показан курс (или несколько) лучевой терапии. Теоретически, можно сделать органосохраняющую операцию и на 3-4 стадии, но это необходимо обсудить с врачом. Все зависит от того, какая опухоль у пациентки.

Когда размер опухоли 5 см и больше — в любом случае уйдет большая часть железы и называть операцию органосохраняющей будет уже неразумно. Почему назначается химиотерапия до операции?

Одна из причин — возможность прооперировать органосохранно. Чем меньше размер опухоли, тем меньший объем ткани нужно удалять и тем легче проходит операция. При органосохраняющих операциях можно сделать онкопластику — замаскировать операцию по резекции железы под пластическую операцию. Это будет выглядеть как подтяжка, хотя на самом деле у женщины удалили злокачественную опухоль.

Радикальная резекция не всегда обеспечивает лучший косметический результат по сравнению с мастэктомией.

Лучевая терапия нужна всегда, после нее может много эстетических нюансов:

  • истончение кожи
  • излишняя пигментация кожи
  • сокращение рубцов
  • деформация кожи от лучевого ожога.

К сожалению, все эти эффекты могут помешать эстетическому результату. Но это не отменяет то, что лучевая терапия всегда нужна после органосохранных операций.

Регионы и крупные города уже подтягиваются к Москве и Питеру. А столица и Петербург оперируют на том же уровне, что и западные коллеги. Сейчас общая тенденция – уменьшать объем операций, не делать сверхрадикальных вмешательств, то есть с удалением мышцы.

Если говорить о том, что происходит вне областных центров, то там до сих пор встречаются сверхрадикальные операции. Нужно понимать, что необходимость удаления всей опухоли — это столп всей онкохирургии

Обязательно сначала спросите врача: «Могу ли я сохранить грудь? Если нет, какие есть варианты реконструкции?»

Задача врача — обеспечить полной информацией. Он также должен обеспечить безопасность вмешательства — как онкологического, так и эстетического.

Пациентка приходит к своему онкологу, зная о своей стадии, желании удалить новообразование, страхах. Если она живет далеко и для нее будет проблематично наблюдаться после реконструкции, ей также нужно сказать об этом врачу. Если вы не уверены в своем враче, напишите другим врачам и уточните все.

  • На какой стадии заболевание?
  • Насколько это злокачественная опухоль, требует ли это дополнительного лечения?
  • Какой размер опухоли?
  • Перечислите симптомы: боли, втянутый сосок, гусиная кожа, покраснение и другие поражения кожи.

Все это может послужить критерием к вмешательству и стоит все это задавать своему врачу. Также стоит уточнить, возможна ли реконструкция.

Сохранить грудь — это технически даже проще, чем удалить полностью молочную железу. Однако пока не все и не везде могут делать реконструкции. Обычно происходит так, потому что немногие могут этому обучиться.

Такое бывает из-за дорогого обучения, у кого-то больница не может обеспечить оборудованием, в том числе протезами.

источник

Химиотерапия при раке груди – эффективное средство для уничтожения или остановки полиферации злокачественных клеток. Назначается терапия в комплексе с другими методиками борьбы с онкологическим заболеванием или в качестве самостоятельного средства. Монотерапия химическими препаратами применяется при неоперабельных формах рака, а также противопоказаниях к облучению.

Несмотря на высокую токсичность препаратов для химиотерапии, эта методика по-прежнему является одной из самых распространенных при лечении рака молочной железы. К преимуществам химиотерапии можно отнести:

  • Нацеленность на раковые клетки. Они имеют высокую скорость полиферации (деления), поэтому гибнут быстрее, чем здоровые.
  • Токсины подобраны таким образом, что быстрее воздействуют на атипичные клетки с нарушенными свойствами.
  • Здоровые ткани после химиотерапии восстанавливаются – негативные последствия проходят.
  • Химические препараты позволяют уменьшить размер опухоли и степень давления ее на окружающие ткани, что облегчает состояние пациентки.
  • Уничтожает метастазы по всему телу, так как разносится по всему организму по кровеносным сосудам.
  • В тяжелых случаях дает шанс на выздоровление.

Негативные аспекты химиотерапии – это комплекс симптомов, характерных для интоксикации организма, а также снижение иммунитета из-за воздействия на красный костный мозг, где вырабатываются белые кровяные тельца. Поэтому пациенты после химиотерапии и в период ее проведения особо чувствительны к инфекционным заболеваниям и вынуждены ходить в маске для снижения риска заражения обычным гриппом.

Скорость деления здоровых клеток обычно ниже, чем раковых, поэтому последние более уязвимы перед высокотоксичными ядами, которыми являются препараты для химиотерапии.

Существует две основных группы препаратов по способу воздействия на раковые клетки. Это цитотоксические и цитостатические средства. Первые уничтожают, вторые тормозят деление злокачественных клеток.

Для терапии применяется схема, включающая от 2 до 4 различных препаратов.

Самой прогрессивной разновидностью химиотерапии является таргетная. Суть ее заключается в целенаправленном воздействии на клетки-мишени, при этом здоровые повреждаются минимально. Лекарства содержат антитела к рецепторам HER2, поэтому действуют только на один вид клеток. Таргетная терапия уже прошла испытания и хорошо зарекомендовала себя, поэтому генетики продолжают разработки в этом направлении.

Кроме таргетной существуют другие виды химиотерапии:

  • Адьювантная химиотерапия. Проводится после хирургического удаления опухоли и лучевой терапии. Если имеются отдаленные метастазы, которые не способна ликвидировать лучевая терапия, химические препараты уничтожают их в любом участке тела. Цель – предотвратить рецидив заболевания.
  • Неоадьювантная терапия. Проводится перед хирургическим вмешательством. Есть возможность уменьшить таким образом опухоль и уничтожить одиночные или множественные метастазы. При неоперабельной форме рака неоадьювантная химия способна перевести рак в операбельную форму и дать возможность удалить большую часть злокачественного новообразования хирургическим путем.
  • Паллиативная химиотерапия проводится на поздних стадиях рака. С ее помощью облегчают состояние человека и продлевают жизнь.

Схему и количество курсов подбирают индивидуально, исходя из гистологической принадлежности опухоли, стадии онкологического процесса, а также возраста пациентки.

Химические препараты различают по цвету – красные, желтые, синие и белые. Самые токсичные и мощные лекарства красного цвета. К ним относятся Доксорубицин, Цитоксан и Эпирубицин. Применяется схема на 2 и 3 стадиях рака, если онкологический процесс затронул лимфатические узлы. Отзывы о химиотерапии при раке молочной железы 2 стадии с применением красных препаратов в большинстве негативные: есть тошнота, рвота, выпадение волос, отсутствие аппетита и анемия. Желательна поддерживающая терапия иммунной системы. К примеру препаратом Невласта или Неопоген, которые вводят подкожно на протяжении всего курса.

Желтая химия менее токсична. Из препаратов используются Фторурацил, Метотрексат, Циклофосфамид. Синяя – еще слабее, подходит для комплексных схем наряду с облучением и гормональным воздействием. Белая химия при раке молочной железы применяется после операции во время восстановительного периода и повышает шансы на полное уничтожение раковых клеток.

На первой стадии рака назначают химиотерапию после хирургического удаления опухоли. Если опухоль не чувствительна к гормонам или эпидермальному фактору роста.

Химиотерапия при раке молочной железы 2 стадии после операции или до нее проводится по решению врача. Показаниями являются:

  • множественные узлы в грудной железе;
  • высокий риск повторного появления рака;
  • гормононезависимые опухоли;
  • возраст женщины до 35 лет;
  • наличие метастазов при высокой агрессивности рака.

Применяется несколько препаратов в течение 4–6 курсов.

При 3 стадии онкологии химиотерапия показана всем пациенткам. Количество курсов зависит от того, как опухоль реагировала на неоадьюантную терапию до операции, а также состояние пациентки на момент лечения.

На 4 стадии химиотерапия является средством для продления жизни человека, так как с ее помощью невозможно остановить размножение клеток в других органах. Возможно снижение дозировок препаратов из-за плохого самочувствия пациенток на последней стадии онкологии.

Химиотерапию не проводят в следующих случаях:

  • При снижении количества тромбоцитов в крови. Врач ориентируется по анализам, если нужно – предоставляется отсрочка. Тромбоцитопению ликвидируют переливанием крови.
  • Инфекция в организме. При введении химии в первую очередь страдают клетки иммунной системы, которые нужны для борьбы с инфекционными агентами. Проведение химиотерапии на фоне воспалительного процесса может привести к заражению крови и смерти пациентки.
  • Первый триместр беременности. Использование токсичных препаратов приводит к врожденным патологиям развития плода или рождению мертвого ребенка. Даже использование мягких лекарств не дает стопроцентной гарантии, что ребенок останется здоров.
  • Почечная и печеночная недостаточность. Химикаты выводятся почками и печенью, в противном случае они вызывают тяжелые отравления и полиорганную недостаточность, которая приводит к смерти быстрее, чем от рака.
  • Если пациентка была недавно прооперирована. Необходимо подождать, пока рана заживет. При снижении иммунитета этот процесс может затянуться или привести к заражению крови.
  • При тяжелом истощении – состоянии кахексии.

В пожилом возрасте лечение химическими препаратами переносится намного тяжелее. Поэтому врач вынужден либо вовсе отказываться от терапии, либо подбирать более мягкие лекарства.

При назначении курса химиотерапии учитываются следующие факторы:

  • Размер опухолевого очага и степень инвазивности.
  • Степень дифференцировки рака. Гистологическая принадлежность клеток.
  • Наличие метастазов в лимфатических узлах и отдаленных участках тела.
  • Чувствительность опухоли к гормональным препаратам. Возможно, химиотерапия будет не основным средством достижения цели.
  • Скорость роста и полиферации клеток.
  • Возраст пациентки и степень функциональности яичников.
Читайте также:  Операция рака груди на четвертой стадии

Перед началом лечения проводится диагностика состояния сердечно-сосудистой системы, а также почек и печени. Препараты вводятся внутривенно, поэтому женщине устанавливают катетер, который не снимают во время всего курса. Лечение может проводиться в стационаре или амбулаторно, в зависимости от самочувствия.

Неоадьювантная терапия до операции назначается при метастатической онкологии и большом размере опухоли. Подготовка к химиотерапии при раке молочной железы начинается сразу после постановки диагноза трижды негативный РМЖ. При этой форме онкологии опухоль не реагирует ни на какие традиционные методы лечения, так как клетки не имеют рецепторов к гормонам и факторам роста. Проводить лечение необходимо безотлагательно, так как атипичные клетки трижды негативного РМЖ делятся с высокой скоростью и быстро метастазируют.

К агрессивным формам опухолей грудной железы относится низкодифференцированная внутрипротоковая карцинома и базальноклеточный рак.

Подобные опухоли, не имея рецепторов к гормональным препаратам, проявляют высокую чувствительность к цитостатическим лекарствам, которые воздействуют на ДНК атипичной клетки и останавливают процесс деления. По статистике удалось добиться трехлетней выживаемости у 63% женщин без рецидива опухоли. До сих пор ученые не могут понять, почему при высокой чувствительности к химии общий процент выживаемости у пациенток меньше.

Перед проведением химиотерапии из рациона исключаются продукты, нагружающие печень и поджелудочную железу – соленая, копченая, жирная пища. Чтобы подготовить организм к интоксикации, необходимо употреблять больше свежих овощей, фруктов, кисломолочных продуктов, клетчатки в виде круп.

Необходимо ликвидировать обезвоживание, иначе курс будет переноситься тяжелее. В день рекомендуется пить не менее 2 литров воды, не считая ее в составе первых блюд.

Во время химии аппетит обычно снижается, и женщина сильно теряет в весе. Тошнота и рвота не дают возможности нормально питаться, тем не менее пищу нужно принимать мелкими порциями, но часто. Это поддерживает иммунную систему, что очень важно для последующего восстановления.

После химии в рационе должно быть большое количество витаминов, концентрированных питательных веществ, минералов. Цель калорийной диеты – восстановить утерянную массу тела и помочь иммунным и другим клеткам крови начать выполнять свою работу.

Сильные токсичные препараты неизбежно приводят к нарушению работы многих систем и органов. При этом могут возникнуть осложнения:

  • В работе сердца и сосудов. Стенки капилляров истончаются, что приводит к частым кровотечениям из носа, как при анемии.
  • Более всего страдает красный костный мозг, клетки которого также имеют способность быстро делиться, а значит попадают под негативное воздействие химии.
  • Облысение. Вызвано тем, что клетки волосяных фолликулов также имеют высокую степень полиферации, поэтому погибают вместе со злокачественными клетками. Этот процесс временный, волосы впоследствии отрастают снова.
  • Кровоточивость десен связана с ухудшением состава крови и отмиранием тромбоцитов. По окончании курса десны постепенно приходят в норму.
  • Расстройства пищеварения из-за токсического воздействия на ткани печени, поджелудочной железы и стенки кишечника.
  • Снижается функция яичников, что приводит к отсутствию месячных, снижению либидо.
  • Снижается функция щитовидной железы.
  • Возможно пожелтение склер и кожных покровов из-за интоксикации печени.
  • Повышенная токсическая нагрузка негативно действует на почки и мочевой пузырь.

Курение осложняет течение химиотерапии и восстановительного этапа. Сопутствующие заболевания, которые характерны для пациенток в возрасте, также отягощают лечение и выход из химиотерапии.

Отдаленными последствиями химиотерапии при раке молочной железы может стать разрушение костной ткани – остеопороз. Ослабление сердечной деятельности вплоть до инфаркта проявляется не сразу, и оно более характерно для пожилых женщин после 60 лет. У пациенток репродуктивного возраста часто диагностируют бесплодие на фоне проведенной химиотерапии.

Злокачественные процессы в красном костном мозге возможны из-за стойкого нарушения кроветворной функции под действием химических препаратов.

Также возможны психические нарушения – депрессия, страхи, попытки суицида.

источник

С.А. Тюляндин
Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина, Москва

Термин «неоадъювантная терапия» подразумевает проведение системной терапии перед началом локального лечения (операции или лучевой терапии по радикальной программе). По сути своей он объединяет два разных подхода. Первый, когда системная терапия проводится предоперационно у заведомо операбельных больных, которым после окончания химиотерапии будет в обязательном порядке выполнена операция. Этот подход в российской литературе получил название предоперационной химиотерапии. Целью предоперационной химиотерапии (ХТ) у заведомо операбельной больной является уменьшение размеров опухоли для выполнения органосохраняющего лечения и воздействие на первичный очаг и микрометастазы для улучшения прогноза заболевания. Второй подход, это проведение системной терапии у заведомо или условно неоперабельных больных с целью достижения регрессии опухоли для последующего успешного выполнения локального лечения. При этом возможность локального лечения будет определяться эффектом проведенной ХТ. Такая ХТ носит название индукционной. Таким образом, под термином «неоадъювантная ХТ» объединены предоперационная и индукционная ХТ, которые проводятся различным группам больных и преследуют различные цели (см. табл. 1). В своей работе мы рассмотрим проведение предоперационной ХТ у больных раком молочной железы (РМЖ).

Таблица 1.
Отличия предоперационной и индукционной ХТ.

Категория больных Операбельный РМЖ Местно-распространенный неоперабельный РМЖ Оперативное лечение Обязательный этап Возможный этап Цели
  • Уменьшение размеров опухоли для выполнения органосохраняющей операции
  • Достижение полной морфологической регрессии с целью улучшения прогноза
  • Воздействие на микрометастазы
  • Уменьшение размеров опухоли для проведения локорегиональной терапии (оперативное и/или лучевое лечение)
  • Воздействие на микрометастазы
  • Очевидно, что успешная предоперационная ХТ способна повысить частоту выполнения органосохраняющих операций у больных операбельным РМЖ. Однако неизвестно, способна ли предоперационная ХТ улучшить отдаленные результаты лечения.

    В литературе сообщены результаты нескольких рандомизированных исследований, посвященных изучению роли предоперационной ХТ [1]. В большинстве из них было показано, что проведение предоперационной ХТ не улучшает результаты лечения больных операбельным РМЖ по сравнению с адъювантной ХТ. В качестве иллюстрации в данной работе будут использованы данные наиболее представительного исследования NSABP B-18 [2]. В этом исследовании 1500 женщин с операбельным РМЖ получали 4 курса ХТ комбинацией АС (доксорубицин 60 мг/м2 и циклофосфан 600 мг/м2 каждые 3 недели) до или после проведенной операции. Исследование предполагало ответить на следующие вопросы:
    улучшает ли проведение предоперационной ХТ отдаленные (безрецидивная выживаемость и общая выживаемость) результаты лечения?
    как эффект от проведенной предоперационной ХТ коррелирует с отдаленными результатами лечения?
    способна ли предоперационная ХТ увеличить число больных, которым возможно выполнение органосохраняющей операции?

    В результате исследования были получены следующие ответы:
    1) эффективность преоперационной ХТ не уступает (но и не превосходит) результаты адъювантной ХТ. Показатели безрецидивной и общей выживаемости были одинаковыми для обеих групп (см. табл. 2).

    2) при проведении предоперационной ХТ полный эффект был зарегистрирован у 36% больных, частичный — у 43%, стабилизация — у 18% и прогрессирование — лишь у 3%. При морфологическом исследовании у 13% больных была подтверждена полная резорбция опухолевой ткани. Эффект от проведенной химиотерапии коррелировал с продолжительностью безрецидивного периода, но не оказывал существенного влияния на продолжительность жизни. Только больные с морфологически подтвержденной полной регрессией демонстрировали достоверно лучшие результаты как 5-летней безрецидивной, так и общей выживаемости;

    3) предоперационная химиотерапия позволила уменьшить стадию заболевания как за счет уменьшения размеров первичной опухоли (частота объективного эффекта первичной опухоли на химиотерапию составила 80%), так и подмышечных лимфоузлов (полная клиническая регрессия отмечена у 73% больных с ранее пальпируемыми узлами, из них у 32% — морфологически подтвержденная). Частота обнаружения метастазов в подмышечных лимфоузлах составила 41% в группе предоперационной ХТ и 57% в группе адъювантной ХТ. Все это позволило несколько повысить частоту выполнения органосохраняющих операций, которая составила 67% и 60% в группах предоперационной и адъювантной ХТ соответственно.

    Таблица 2.
    Отдаленные результаты протокола NSABP B-18 в зависимости от проведенного лечения и эффекта предоперационной ХТ [2,3].

    5-летняя безрецидивная выживаемость 5-летняя общая выживаемость
    Предоперационная ХТ 67,3% 80%
    Адъювантная ХТ 66,7% 79,6%
    Эффект от проведенной ХТ:
    — Полный 75,9% 81,5%
    — Частичный 63,5% 78,4%
    — Стабилизация и прогрессирование 60,3% 76,9%
    — Морфологически полный 83,6% 87,2%

    Означает ли это, что применение предоперационной ХТ не имеет перспектив? Отнюдь нет. Предоперационная ХТ может быть использована, в первую очередь, у больных, которым выполнение органосохраняющей операции на первом этапе не представляется возможным. В этом случае успешное проведение предоперационной ХТ может позволить выполнение подобной операции. Исследование B-18 убедительно показало, что достижение морфологически подтвержденной полной регрессии опухоли достоверно улучшает отдаленные результаты лечения. Т.о. полная регрессия служит индикатором высокой чувствительности к проводимой химиотерапии не только первичного очага, но и отдаленных микрометастазов. Именно успешная элиминация отдаленных микрометастазов приводит к улучшению безрецидивной и общей выживаемости. Становится очевидным, что целью проведения предоперационной ХТ является морфологически подтвержденное полное уничтожение первичной опухоли. Все остальные клинические эффекты не имеют принципиального значения.

    Как же мы можем повысить эффективность предоперационной ХТ?

    1. Увеличение числа курсов предоперационной ХТ. Если целью предоперационной ХТ является достижение полной резорбции опухоли, то возникает вопрос, достаточно ли для этого проведения лишь 4 курсов. Во всяком случае, очевидно, что проведение менее 4 курсов приведет к снижению числа морфологически подтвержденной полной регрессии. В настоящее время проводятся исследования, в которых на этапе предоперационной химиотерапии больные получают 8 курсов химиотерапии. Примером этого служит исследование NSABP B-27.

    Исследование NSABP B-27
    АС х 4 курса -> Операция
    АС х 4 курса -> Операция -> Таксотер х 4 курса
    АС х 4 курса -> Таксотер -> 4 курса R Операция

    После получения результатов этих исследований станет понятным, можно ли с помощью увеличения числа курсов предоперационной ХТ увеличить число морфологически подтвержденных полных регрессий опухоли.

    2. Использование в комбинациях предоперационной ХТ современных эффективных противоопухолевых препаратов, таких как таксаны. Паклитаксел и доцетаксел относятся к числу наиболее эффективных препаратов для проведения ХТ у больных метастатическим раком молочной железы. Поэтому оправданным представляется их назначение на ранних стадиях заболевания с целью достижения наилучшего противоопухолевого эффекта. Так, Pouillart с соавт.[4] сообщили об улучшении результатов при использовании комбинации АT (доксорубицин 60 мг/м2 + паклитаксел 200 мг/м2 3 часа каждые 3 нед. 4 курса) по сравнению со стандартной АС (доксорубицин 60 мг/м2 + циклофосфамид 600 мг/м2 каждые 3 нед. 4 курса) при проведении предоперационной ХТ у 247 больных операбельным раком молочной железы (Т2 и Т3). Частота объективного эффекта составила 83% в группе АТ и 67% в группе АС, полные морфологические регрессии опухоли были обнаружены у 16% и 10% больных, и частота выполнения резекция молочной железы составила 56% и 45% соответственно. Пока неизвестно влияние комбинации с включением паклитаксела на отдаленные результаты лечения.

    Авторы другого исследования сравнили эффективность предоперационной ХТ комбинацией FEC (5-фторурацил 500 мг/м2, эпирубицин 100 мг/м2, циклофосфан 500 мг/м2 каждые 3 недели 6 курсов) и ED (эпирубицин 100 мг/м2, Таксотер 75 мг/м2 каждые 3 недели 6 курсов) при лечении 90 больных операбельной формой РМЖ [5]. Частота объективного эффекта составила 72% для FEC и 94% для ED, частота полных морфологических регрессий опухоли 24% в обеих группах, частота выполнения органосохраняющих операций 69% и 85% соответственно. Обращает на себя внимание более высокая частота морфологически подтвержденных полных регрессий при проведении 6 курсов предоперационной ХТ. Таким образом, первые работы показывают перспективность дальнейшего изучения новых режимов предоперационной ХТ с включением не только таксанов, но и других новых противоопухолевых препаратов.

    3. Более тщательный отбор больных с факторами, предсказывающими высокую эффективность предоперационной ХТ. Для этого требуется лишь определить такие предсказывающие факторы. Fisher et al. установили, что при проведении 4 курсов химиотерапии размер первичной опухоли (менее 2 см) и отсутствие метастазов в подмышечные лимфоузлы сочетается с более частым достижением полной регрессии [3]. В исследовании Markis et al. (167 больных операбельным раком молочной железы) было показано, что только отсутствие экспрессии HER-2/neu является фактором, способствующим достижению объективного эффекта, в то время как размеры первичной опухоли, наличие рецепторов к эстрогенам, пролиферативная активность, мутация гена p53, экспрессия гена Bcl-2 не имели предсказывающего значения [6]. В другом исследовании было определено, что отсутствие рецепторов эстрогенов в опухоли и ее высокая пролиферативная активность ассоциируется с чувствительностью к предоперационной ХТ [7]. Можно надеяться, что более скрупулезное изучение различных факторов, особенно молекулярно-генетических, позволит в дальнейшем правильно отбирать больных, которым показано проведение предоперационной ХТ.

    4. Ранняя оценка эффективности проводимой предоперационной ХТ. Другой возможный подход — определение эффективности проводимой ХТ на ранних этапах (после 1-2 курсов). В случае недостаточной эффективности целесообразна либо смена схемы лечения либо выполнение оперативного лечения. Сразу две работы убедительно показали, что снижение поглощения глюкозы в опухоли (по данным позитронно-эмиссионной томографии с фтордеоксиглюкозой) после первого курса химиотерапии по сравнению с исходным уровнем достоверно указывает на чувствительность опухоли к ХТ и коррелирует с частотой достижения морфологически подтвержденных полных регрессий [8,9].

    Таким образом, исследования предоперационной ХТ показали, что по эффективности она не уступает адъювантной терапии у больных операбельным РМЖ. Предоперационная ХТ увеличивает примерно на 10% частоту выполнения органосохраняющих операций. Однако не удалось доказать, что проведение предоперационной ХТ приводит к улучшению отдаленных результатов лечения. Как следствие предоперационная ХТ не может рассматриваться как стандартный подход, заменяющий проведение адъювантной терапии у больных операбельным раком молочной железы. Можно надеяться, что проводимые в настоящее время исследования позволят белее четко оценить значение предоперационной ХТ у различных групп больных операбельным раком молочной железы.

    1. Wolff A.C., Davidson N.E: Primary Systemic Therapy in Operable Breast Cancer. J. Clin. Oncol. 2000, 18:1558-1569.

    2. Fisher B., Bryant J., Wolmark N. et al: Effect of preoperative chemotherapy on the outcome of women with operable breast cancer. J. Clin. Oncol. 1998, 16:2672-2685.

    3. Fisher B., Brown A., Mamounas E. et al: Effect of Preoperative Chemotherapy on Local-Regional Disease in Women With Operable Breast Cancer: Findings From National Surgical Adjuvant Breast and Bowel Project B-18. J. Clin. Oncol. 1997, 15:2483-2493.

    4. Pouillart P., Fumoleau P., Romieu G. et al: Final Results of a Phase II Randomized, Parallel Study of Doxorubicin/Cyclophosphamide (AC) and Doxorubicin/Taxol (paclitaxel) (AT) as Neoadjuvant Treatment of Local-Regional Breast Cancer [Abstract 275] American Society of Clinical Oncology 35th Annual Meeting, Atlanta, GA, 1999.

    Читайте также:  Операция при раке молочной железы лазером

    5. Luporsi E., Vanlemmens L., Coudert D. et al. 6 Cycles of FEC 100 Vs 6 Cycles of Epirubicin-Docetaxel (ED) as Neoadjuvant Chemotherapy in Operable Breast Cancer Patients (Pts): Preliminary Results of a Randomized Phase II Trial of Girec S01. Program and abstracts of the American Society of Clinical Oncology 36th Annual Meeting; May 20-23, 2000; New Orleans, Louisiana. Abstract 355.

    6. Markis A., Powles T.J., Ashley S.E. et al. A reduction in the requirements for mastectomy in a randomized trial of neoadjuvant chemoendocrine therapy in primary breast cancer. Ann Oncol. 1998, 9: 1179-1184.

    7. McGrogan G., Mauriac L., Durand M., Primary chemotherapy in breast invasive carcinoma: predictive value of the immunohistochemocal detection of hormonal receptors, p53, c-erbB-2, MiB1/ pS2 and GST. Br. J. Cancer 1996, 74:1458-1465.

    8. Schelling M, Avril N, Niihrig J, et al: Positron Emission Tomography Using [F] Fluorodeoxyglucose for Monitoring Primary Chemotherapy in Breast Cancer. J. Clin. Oncol. 2000, 18:1689-1695.

    9. Smith IC, Welch AE, Hutcheon AW, et al: Positron Emission Tomography Using [F] Fluorodeoxy-n-Glucose to Predict the Pathologic Response of Breast Cancer to Primary Chemotherapy. J. Clin. Oncol. 2000, 18:1676-1688.

    источник

    При раке молочной железы химиотерапия после операции назначается для профилактики возврата болезни.

    Всем нашим пациентам мы обеспечиваем возможность пройти химиотерапию у лучших специалистов Санкт-Петербурга.

    Химиотерапию можно начинать через 2-3 недели после операции, но не ранее, чем через неделю после удаления дренажа (если после этого в зоне операции не копится лимфа). Если начать химиотерапию до заживления ран — процесс заживления затягивается. Перед началом химиотерапевтического лечения пациенту рекомендуется с календарём проследить даты последующих введений: чтобы они не совпадали со всенародными праздниками (новогодние и майские каникулы, прочее). Так как в эти дни государственные учреждения закрыты и сроки проведения последующих циклов химиотерапии могут сбиваться.

    Назначение препаратов осуществляет химиотерапевт — в зависимости от свойств опухоли (ИГХ) и распространённости болезни (стадии).

    Обычно назначают 4-6 циклов химиотерапии в адьювантном режиме. Каждое повторное введение — это новый цикл химиотерапии. Чаще начинают со схемы АС (Циклофосфан или Эндоксан и Доксорубицин или Адриамицин или Адриабластин или Фарморубицин). Иногда (при агрессивной опухоли — Ki 67 высокий, или/и были метастазы) — после схемы АС добавляют Таксаны (Паклитаксел или Доцетаксел) с введением раз в неделю или раз в 21 день.

    Таксаны раз в неделю вводят чаще за рубежом, тогда как в России (из-за того, что оплата труда не зависит от объёмов выполненной работы) предпочитают вводить его раз в 21 день (меньше работы).

    Для эффективности химиотерапии важно проводить её ритмично: она эффективно действует только на делящуюся раковую клетку. Именно поэтому химиотерапию проводят через каждые 3 недели (21 день). Интервал между циклами необходимо строго соблюдать: те клетки, которые не делились при предыдущем введении препаратов будут чувствительны к лечению при очередном их введении.

    Увеличение интервала между введениями на 1 день уменьшает эффективность химиотерапии на 5%.

    Если опухолевые клетки в родоначальной опухоли проросли в её кровеносные или лимфатические сосуды (есть признаки эмболизации сосудов опухоли при гистологическом исследовании), то с током крови они могли «улететь» в другие органы или ткани организма (до того, как опухоль была удалена при операции). Из-за своих малых размеров эти отдельные опухолевые клетки могли остаться невыявлеными при Ваших обследованиях до операции (рентгенография, КТ, МРТ, ПЭТ, УЗИ, ОСГ).

    По результатам гистологического и ИГХ исследований удалённой опухоли и лимфатических узлов можно предполагать о такой вероятности. Для того, чтобы уничтожить такие опухолевые клетки, или замедлить их рост — проводится химиотерапия и гормонотерапия.

    Все клетки делятся, и раковые — тоже. Одной из фаз деления клетки является удвоение генетического материала (удвоение ДНК, удвоение хромосом). В процессе удвоения ДНК происходит копирование ДНК раковой клетки. Под действием химиотерапии такое копирование происходит неправильно: снимается неполная копия или фрагменты ДНК. После такого деления получаются 2 раковые клетки с «уродливым» генетическим материалом. Такие клетки — гибнут из-за своей нежизнеспособности.

    Химиотерапия действует только на делящуюся клетку.
    Поэтому её не сочетают с гормонотерапией, которая делает клетку неделящейся.

    Нередко организм не успевает восстановиться между курсами химиотерапии для очередного введения. В этом могут помочь препараты поддержки. Если администрация не обеспечила медиков данными препаратами, они вынуждены увеличивать сроки между циклами химиотерапии своим пациентам, что влияет на эффективность лечения, либо уменьшать дозы вводимых препаратов. Сказать пациентам что «лекарств нет» — значит спровоцировать жалобу на своего главного врача. За это увольняют.

    В любом случае, не стоит боятся химиотерапии, опасаясь её токсичности и вреда: Ваш врач оценивает все риски и стремиться сделать так, чтобы Ваши шансы на выздоровление были максимальными (с учётом рисков токсичности от химиотерапии). Для уменьшения проявлений токсичности химиотерапии есть специальные препараты.

    Для купирования тошноты и рвоты стандартом является Зофран (уколы, свечи, таблетки). Но он дорог, а потому пациентам в наших государственных учреждениях обычно назначают финансово-доступный Церукал и/или Эмесет. Эффективными препаратами являются Китрил и Навобан.

    Некоторые наши пациенты отмечали уменьшение тошноты и кишечного дискомфорта при приёме ими препарата Энтеросгель.

    Для лечения гематологической токсичности (падение лейкоцитов в контрольном анализе между циклами химиотерапии меньше 2.0) используются стимуляторы лейкопоэза (стимулирует производство лейкоцитов: Neupogen, Филграстим, Neulasta, Неуластим, Лейкостим).

    При падении эритроцитов — вводят стимуляторы эритропоэза (стимулирует костный мозг к производству эритроцитов — необходимы при развитии анемии: Procrit, Эпоген, Аранесп), или переливают эритроцитарную массу.

    • ВО, 2-я линия, д. 49, телефон 8 (812) 323-57-20
    • 2-й Муринский пр-т, д. 39, телефон 8 (812) 448-63-62 и 8 (911) 958-55-61.
    • ул.Гжатская, д.22, корп.4, телефон 8 (812) 386-386-5 и
    • ул.Садовая, д.25, лит.А, телефон 8 (812) 401-61-33, сайт: www.dia-f.ru

    Легально назначать Вам купленные самостоятельно лекарства врач не имеет права: это дискредитирует государственную систему закупок медикаментов.

    Для контроля за показателями крови регулярно сдавайте анализы на 14 день после введения препаратов (максимальные проявления гематологической токсичности — для решения вопроса о целесообразности назначения вышеуказанных препаратов); а так же максимально приближенно к дате очередного введения (для решения вопроса о вашей готовности к очередному циклу химиотерапии).

    Иногда пациентам для повышения уровня лейкоцитов в анализе назначают Преднизолон в таблетках. Преднизолон стимулирует выход лейкоцитов из ткани в кровоток, тем самым делает «нормальным» анализ не повышая общее количество лейкоцитов. Это явный признак того, что врач лимитирован в назначении пациенту необходимых стимуляторов лейкопоэза.

    Информирование врачом пациентов об отсутствии чего-либо необходимого для их лечения провоцирует жалобы (со стороны тех, кто верует, что медикам предоставлено всё необходимое для лечения пациентов). Эти жалобы дискредитируют медицинских чиновников, неспособных организовать работу. Месть таких чиновников выливается на подчинённых. Именно поэтому в государственных учреждениях медики не могут открыто рекомендовать пациентам то, что им необходимо для правильного лечения. Если Вы сомневаетесь в правдивости написанного — смотрите ЗДЕСЬ.

    Введение некоторых препаратов (Доксорубицин, Адриамицин, Адриабластин, Герцептин) сопровождается их кардиотоксичностью: они могут увеличить риск инфаркта или усугубления сердечной недостаточности. Поэтому перед назначением этих препаратов показано выполнение пациентам ЭХО-сердца. Далее это обследование должно выполняться перед каждым нечётным курсом химиотерапии (перед 3, 5, 7, 9 и т.д.). В ряде случаев (пациентам с сердечной патологией) вместо Доксорубицина назначают менее кардиотоксичный препарат Фарморубицин (Эпирубицин). Из-за низкой кардиотоксичности он может назначаться в большей дозе. С той же целью (облегчение переносимости) может быть применён Эндоксан вместо препарата Циклофосфан.

    Cпециалист-кардиолог, которого мы рекомендуем нашим пациентам для лечения и поддержки сопутствующей сердечно-сосудистой патологии при получении ими химиотерапии (в Санкт-Петербурге): Загатина Анжела Валентиновна (работает в частной сети), её телефон: 8(921)329-70-87.

    Пациентам до 45 лет перед химиотерапией и во время её проведения (или введениями герцептина) — перед каждым нечётным курсом — бесплатно и без направления (по полису ОМС и без него, благотворительно) делают эхокардиографию (ЭХО сердца) экспертного класса: определение ФВ в 2D и 3D режиме, GLS лж и пж на ультрасовременном оборудовании. Обращаться по адресу: м. Чернышевская, ул. Кирочная 41, СЗГМУ им. Мечникова. Обращаться по тел. 8-960-280-14-06, Ковалёва Надежда Николаевна (для согласования времени визита).

    Мы делаем всё возможное, чтобы наши пациенты получили качественное лечение
    при раке молочной железы.

    Очень важно для пациента сразу правильно подобрать схему химиотерапевтического лечения, с учётом ЕГО стадии болезни, иммуногистохимических свойств именно ЕГО опухоли и исходного состояния здоровья. Выбор схемы химиотерапии во многих медицинских учреждениях обусловлен не этими факторами, а наличием лекарств: лечат тем — что есть, или тем, чем распорядилось лечить руководство, ориентируясь на срок годности имеющихся препаратов. Именно поэтому очень важно, чтобы лечение назначал химиотерапевт, не зависящий от указаний чиновников, а мотивированный только на оказание качественной помощи. Для этого мы рекомендуем проконсультироваться у нескольких химиотерапевтов учреждений с разной подчинённостью (городские, федеральные, частные) — если их назначения совпадут — значит Вам назначили то, что Вам действительно необходимо. Ещё есть вариант Ваших дополнительных частных консультаций с Вашим же врачом вне стен государственного учреждения.

    Дополнительно о химиотерапии при раке молочной железы
    можете прочитать ЗДЕСЬ.

    В нашей стране назначение химиотерапии происходит по стандартам. Стандарты лечения рака молочной железы (для специалистов) Вы можете посмотреть ЗДЕСЬ. Для подбора химиотерапевтического лечения в развитых странах применяется система Adjuvantonline, тест Oncotype DX или MammaPrint. В отличии от развитых стран (в которых страховые компании оплачивают эти тесты) мы можем организовать указанные обследования нашим пациентам, но платно (около 4100 USD).

    Недавно В Санкт-Петербурге появилась компания Genext, которая предлагает аналогичный анализ EndoPredict (Эндо-Предикт). Принцип анализа аналогичен Oncotype DX или MammaPrint. Тест выполняется в Мюнхене, стоит — 140 т. р.

    Результаты всех этих тестов позволяют в 1/3 — 1/4 случаев отказаться от традиционно запланированной химиотерапии в пользу гормонотерапии и наоборот.

    Герцептин и его аналоги (Пертузумаб, Бейодайм или Пертузумаб+Трастузумаб или Перьета и Герцептин, Бевацизумаб) не являются химиопрепаратами. Лечение ими называют ещё иммунотерапией или таргетным лечением. Это моноклональные антитела к фактору Her2/neu. Он показан только тем, у кого Her2/neu «+++» или «3+» или выявлена Fish-амплификация (Фиш)! Это препарат против эпидермального фактора роста опухоли: он нарушает рост и деление опухолевых клеток, когда они обусловлены активацией таких рецепторов на опухолевых клетках. Для пациентов с Her2/neu 0, 1+, или 2+ — Герцептин и его аналоги не нужны — они будут неэффективны. Пациентам с Her2/neu 2+ показан анализ опухоли на fish, так как 2+ это промежуточное значение — не понятно: есть или нет этот фактор.

    Герцептин обладает кардиотоксичностью (требует контроля ЭХО-сердца перед каждым нечётным введением). Он может сочетаться с параллельным введением другихнекардиотоксичных химиопрепаратов (например, паклитаксел или доцетаксел), гормонотерапией (анастрозол), с лучевой терапией. Курс лечения герцептином составляет 1 год. Если Вам предложили его на 6-8 месяцев — значит закупки препарата в этом учреждении для всех нуждающихся не обеспечены. Его просто нет в нужных количествах. Если Вы не можете его докупить — рассмотрите вариант переезда в тот регион, где он есть на весь курс. Если кто-то сомневается в правдивости написанного — смотрите ЗДЕСЬ.
    Существуют более новые препараты, чем Герцептин для данной группы пациентов, но они ещё более дорогие (см. выше в скобках).

    Проводились исследования об эффективности химиотерапии на фоне назначения пациентам герцептина. Длительность наблюдения в исследовании составила 6 мес (за эффективностью химиотерапии!). Теперь наши медицинские чиновники, не обеспечив всех нуждающихся лекарством, ссылаясь на это исследование, подменяя понятия, рекомендуют проводить таргетное лечение герцептином до 6 мес.

    Если Вам планируется длительное введение химиопрепаратов (таргетных препаратов), для сохранения своих периферических вен (на руках) рассмотрите вопрос установки специального порта для химиотерапии. Подробнее о порте для химиотерапии смотрите ЗДЕСЬ. Имейте в виду, что для введения лекарств в порт необходимы иглы со специальным углом заточки (чтобы не повредить порт). Чаще всего их тоже «на всех не хватает», и Вам, возможно, придётся покупать их самим.

    В процессе химиотерапии нарушается процесс нормального деления клеток волос и ногтей. Это определяет их ломкость — волосы теряют свою гибкость и элластичность и обламываются на уровне кожи. После химиотерапии процесс нормального деления клеток волос восстановится, и волосы отрастут вновь. В Германии пациентам при назначении химиотерапии по страховке просто перечисляют 200 евро на приобретение парика. У нас об этом приходится заботиться самим пациентам. Как вариант, можно приобрести готовый парик из искусственных или натуральных волос, либо под Вашу причёску могут постричь парик-заготовку и покрасить в цвет Ваших волос — чтобы полностью имитировать Вашу причёску и максимально скрыть Ваши временные проблемы. В этом вопросе Вам помогут ЗДЕСЬ.

    О профилактике выпадения волос при химиотерапии можно прочитать ЗДЕСЬ. Однако на практике — все указанные в ссылке способы — лишь растягивают процесс во времени. Они не показали ожидаемой эффективности и за рубежом рутинно не применяются.

    Иногда химиотерапию проводят до операции — чтобы создать более удобные условия для хирурга: например у Вас большая опухоль, которая не позволяет выполнить операцию с сохранением груди, или в подмышке имеются крупные метастатические лимфоузлы — при химиотерапии они уменьшатся и может появится шанс выполнить операцию с сохранением молочной железы, а сам факт уменьшения опухоли докажет эффективность подобранного лечения. Если Вам предлагают химиотерапию до операции — значит это оптимально для Вашего лечения: эффективность такого подхода доказана. Принципиально не важно: получите Вы часть суммарной дозы препаратов до операции и часть после, получите Вы всю химиотерапию до операции или всю после неё — суммарно Вы получите одинаковую дозу лекарств.

    Если химиотерапия проводится до операции, то каждые 2 цикла (перед нечётным) проводится оценка её эффективности: маммографический или КТ — контроль размера опухоли и лимфатических узлов. Ожидается, что они будут уменьшаться. Если они увеличиваются — значит подобранная схема лечения не работает: её нужно менять.

    Читайте также:  Операция при рак молочного железа симптомы

    Если химиотерапию проводят для уменьшения размеров опухоли с перспективой выполнения операции по сохранению молочной железы — до её начала необходимо маркировать опухоль (обозначить её границы). Во время проведения химиотерапии опухоль может стать незаметной, и тогда определение границ удаления будет осуществляться по маркировке (её делает Ваш хирург).

    Если Вам назначена химиотерапия до операции, очень важно пройти современные обследования лёгких, печени и костей (КТ грудной клетки, УЗИ печени и остеосцинтиграфия и/или ПЭТ) до её начала. Дело в том, что если Вы проходили иные обследования с невысокой информативностью, а у Вас уже есть метастазы, то на фоне химиотерапии они могут стать незаметными. Они не исчезнут, но Ваше лечение может быть неправильным.

    Подробнее о правильном обследовании
    при раке молочной железы смотрите ЗДЕСЬ

    Химиотерапия по протоколу (клиническое исследование) подразумевает, что Вам предлагают пройти лечение новым препаратом, либо уже известными препаратами (с доказанной эффективностью), но по новой схеме назначения. В наших условиях возможность пациенту попасть в клиническое исследование — шанс получить современное лечение или наблюдение.

    Подробнее можно прочитать ЗДЕСЬ.

    Наши зарубежные коллеги не прерывают химиотерапию. У нас нередко можно услышать, что химиотерапию нужно прервать для проведение лучевой терапии, а то «она будет неэффективна». Это не так. Вы получаете химиотерапевтическое лечение. Лучевую терапию следует начать через 3(4) недели после последнего введения химиопрепаратов (возможно, с одновременным получением таргетного лечения).

    Важный момент лечения — используются ли оригинальные препараты для химиотерапии или дженерики. В ряде случаев пациенты лишены выбора: их лечат тем, что есть. Некоторые дженерики не отличаются по эффективности от оригинальных препаратов. Приобрести самостоятельно онкологические препараты можно, но не факт, что их будут применять для Вашего лечения в государственном учреждении: они не прошли через официальные механизмы закупок, и учреждение не всегда готово отвечать за возможные осложнения от применения «левых» препаратов. Кроме того, руководителю учреждению будет необходимо отчитаться о закупке на бюджетные средства нерасходуемых препаратов.

    В 2014 году в одном государственном учреждении имели место достоверные случаи, когда его руководитель не обеспечил своевременную закупку лекарств. Для сокрытия отсутствия лекарств было прекращено разведение препаратов в процедурных отделений, а организован «кабинет централизованного разведения». При этом пациентов не предупреждали об отсутствии тех или иных химиопрепаратов в учреждении (чтобы не мешать карьере руководителя). Для проверяющих в аптеке учреждения находились купленные лично руководителем «демонстрационные» образцы лекарств. Чем лечили пациентов — . , только многие из них отмечали «необычно лёгкую переносимость» циклов химиотерапии в это время. Пациенту рекомендуется проявлять бдительность и быть уверенным в том, что ему действительно вводят назначенные препараты.

    В процессе проведения химиотерапии у менструирующих женщин может сбиваться менструальный цикл, может даже наступить полная менопауза. Некоторые пациентки, озабоченные возможными проблемами (в перспективе) с беременностью до начала химиотерапии изымают и сохраняют свои яйцеклетки (как для ЭКО) — чтобы (если менструальная функция после химиотерапии не восстановится) иметь возможность иметь своих детей. В Санкт-Петербурге с этим Вам могут помочь в клинике «Мать и дитя», компании АВА-Петер, центрах ЭКО.

    Ниже перечислены медицинские учреждения Санкт-Петербурга, в которых больные раком молочной железы могут получать химиотерапию:

    • ПСПбГМУ им. акад. И.П. Павлова — Учреждение федерального подчинения – отделение химиотерапии – ул. Рентгена, 12, каб. 126: Зарембо Ирина Александровна, тел. 8 (921) 945-84-04 (оригинальные препараты)
      или ул. Льва Толстого, д.17, 7 этаж – вход под арку с ул. Рентгена. Стельмах Лилия Владимировна : ‭8 (921) 748-24-62‬ (оригинальные препараты)
    • ЛООД — Ленинградский областной онкологический диспансер — Учреждение подчиняется администрации области. СПб, Литейный пр. 37. Только в этом учреждении пациентам предоставляют герцептин на весь курс лечения по полису ОМС (для пациентов с HER2+++). Для его получения необходимо быть (стать) прописанным в Ленинградской области. Химиопрепараты в учреждении в своём большинстве неоригинальные.
    • ГКОД — Городской клинический онкологический диспансер — Учреждение городского подчинения (2 Берёзовая аллея 3/5). Лечение — по полису ОМС для жителей юга города, много неоригинальных препаратов, герцептин рутинно назначают не на весь курс лечения; лекарства персонал разводит в присутствии пациента;
    • Клинический научно-практический центр специализированных видов медицинской помощи — КНПЦСВМПО — Учреждение городского подчинения (онкоцентр в пос. Песочный, ул. Ленинградская 68а, ЛИТ.А). Лечение по полису ОМС для жителей севера города. Много неоригинальных препаратов, герцептин рутинно назначают не на весь курс лечения, препараты для химиотерапии не растворяют в присутствии пациента.
    • Частный онкологический центр «ДЕ-ВИТА» — Ул. Савушкина 14-б, тел. 8-981-864-20-27 – лечение равносильно лечению за рубежом, оригинальные препараты, препараты поддержки, европейские протоколы лечения. Иногда предлагают «лечение по протоколу» бесплатно, оригинальными препаратами.
    • Онкологический диспансер Московского района (Новоизмайловский пр., 77) — Только для жителей Московского р-на, лечение аналогично таковому в ГКОД.
    • Научно-исследовательский институт (НИИ) онкологии им. Н. Н. Петрова — Учреждение федерального подчинения (пос. Песочный, ул. Ленинградская, д.68).
    • Дорожная больница, отделение химиотерапии Васильев Александр Геннадиевич 8 (905) 215-49-18
    • ЛДЦ МИБС (пос. Песочный, ул. Карла Маркса, д.43)
    • Медсанчасть № 122
    • ЛДЦ МИБС (п. Песочный, ул. Карла Маркса, д. 43)

    Если информация нашего сайта была Вам полезна — пожалуйста, оставьте свои отзывы о нём и рекомендации в интернете для других пациентов.

    Автор: Чиж Игорь Александрович
    заведующий, кмн, онколог высшей квалификационной категории,
    хирург высшей квалификационной категории, пластический хирург

    источник

    Под химиотерапией (ХТ) предполагается применение лекарственных средств, непосредственно убивающих раковые клетки, это разные виды цитостатиков, преимущественно вводимых инъекционно — внутривенно. Эти лекарства обладают высокой токсичностью, поскольку уничтожают любые клетки, но в первую очередь, злокачественные.

    Гормонотерапия (ГТ) базируется на прекращении поступления в раковую клетку необходимых ей гормональных средств, в результате чего нарушаются процессы роста и деления, что приводит к её гибели. Гормональное воздействие значительно менее агрессивное, но требует постоянного многолетнего приёма таблеток для создания определённого гормонального фона, не позволяющего роста и размножения раковых клеток.

    Выбор лекарственного лечения при раке молочной железы зависит:

    • от распространения опухоли на время выявления, то есть размера новообразования в молочной железе и количества раковых лимфатических узлов в подмышечной области, а также наличия метастазов в других органах;
    • чувствительности опухолевых клеток к гормональным препаратам, что определяется по наличию рецепторов гормонов, положительными считаются клетки от 1% рецепторов;
    • маркёра чувствительности рака к лекарственным препаратам, что показывает ген множественной лекарственной резистентности HER2, которого много — гиперэкспрессия или в геноме встроено множество его копий — амплификация.

    Есть дополнительные факторы, показывающую высокую агрессивность рака — Ki67 и определение 21 гена, но они не используются для выбора вида лекарственного лечения: химиопрепаратов или антигормонов. Если в раковых клетках нет рецепторов гормонов, то гормональное воздействие будет безрезультатным, поэтому для терапии выбираются химиотерапевтические препараты.

    Недавно стали выделять четыре биологических подтипа рака.

    Если клетки содержат гормональные рецепторы, то это люминальный подтип. Вариант «А» наиболее благоприятный, при нём уровень эстрогеновых (ЭР) и прогестиновых рецепторов (ПР) достаточно высокий, при варианте «В» прогестероновых рецепторов нет. Считается, что ПР говорят о чувствительности ЭР, то есть предполагают хорошую реакцию на антигормональное воздействие. Как правило, при люминальном варианте гена HER2 не определяется, что тоже говорит об ожидаемой пользе лекарств.

    К базальному подтипу относят новообразования без рецепторов и HER2, его иногда именуют трижды негативный, такой вариант однозначно не реагирует на гормональные средства, поэтому применяются цитостатики.

    Биологический подтип рака без гормональных рецепторов, но с наличием гена лекарственной устойчивости HER2 относят к нелюминальному или с гиперэкспрессией HER2. Он плохо реагирует на лекарства, поэтому к химиотерапии добавляется специальный препарат, подавляющий ген HER2.

    • Практически при всех стадиях рака молочной железы, кроме самой минимальной, для уменьшения вероятности возврата болезни предполагается дополнительное послеоперационное лечение — адъювантная лекарственная терапия.
    • При значительном поражении молочной железы для улучшения результатов операции применяется дооперационное лекарственное — неоадъювантное воздействие, что позволяет уменьшить раковый узел, выявить чувствительность клеточной популяции к конкретным лекарствам и даже избежать послеоперационной профилактики.
    • При неоперабельной — генерализованной стадии процесса на первом этапе химиотерапевтическое воздействие неизбежно.

    Цитостатические препараты назначаются при высокой агрессивности РМЖ и незначительной зависимости клеток от гормонов. Формально, уже 1% ЭР и ПР предполагает реакцию на эндокринное воздействие, но особо выраженного результата от ГТ ждать не приходится.

    При люминальном подтипе преимущества на стороне воздействия гормонами, но при высоком пролиферативном потенциале — Ki67 больше 20% и высоком риске рецидива по анализу 21 гена, что встречается при люминальном В, показана и химиотерапия. Базальный и нелюминальный молекулярные варианта лечатся цитостатиками.

    Клинический пример:

    Пациентка 54 года, работает профессором высшей математики и теоретической механики в столичном ВУЗе. Во время плановой маммографии было выявлена одиночная опухоль диаметром 2,5 см. Заподозрен рак молочной железы. После биопсии диагноз был уточнен: «Тройной негативный рак молочной железы, стадия 2». Существует несколько научных школ: европейская — «давайте сначала прооперируем, потом будем проводить химиотерапию»; альтернативное мнение американской школы онкологии со ссылкой на американские guidelines «давайте сделаем химиотерапию, а потом решим оперировать ли и в каком объеме». В результате попыток на протяжении 3 месяцев самостоятельно проанализировать рекомендации клинической онкологии, посещения еще врачей, и неоднократные обследования, в результате развития опухолевого процесса рак из стадии 2 перешел в стадию 4: при сцинтиграфии выявлено поражение костей, одиночные метастазы в печень.

    Комментарий и рекомендации врача-онколога, маммолога к.м.н. Д.А.Шаповалова:

    Пациентка обошла в течение 3 месяцев врачей, чтобы сделать правильный выбор. Но выбора она себе не оставила. Потеряны годы жизни. Ее прогноз крайне неутешительный. Предполагаемая продолжительность жизни согласно статистическим данным — менее 2 лет, вместо 10-15, которые были бы при начале активной терапии в момент первичной диагностики.

    Во всех случаях, когда предполагается использовании ХТ и гормонотерапии, начинают с цитостатиков и вместе с гормонами их не используют, поскольку эндокринное воздействие снижает чувствительность клеток к лекарствам. Лучевая терапия тоже проводится после завершения ХТ, не противопоказан параллельный прием гормональных лекарств.

    Курсы лечения начинаются через 3–4 недели после операции, но при хорошем заживлении раны можно начинать ХТ и раньше, а отсрочка может неблагоприятно сказаться в дальнейшем.

    Стандартно проводится не менее 4 курсов ХТ, если требуется препарат, подавляющие ген HER2, то его вводят каждые три недели целый год или 17 раз.

    Дооперационное лекарственное воздействие возможно тогда, когда нет сомнений в проведении и обязательности профилактики рецидива рака, то есть при всех стадиях, кроме I и не операбельного рака молочной железы IV стадии — с метастазами.

    Лечение лекарствами до операции выявит истинную чувствительность рака к выбранным лекарствам, что невозможно при адъювантном лечении. При стандартной профилактике опухоли уже нет, хоть лекарственная комбинация выбирается из оптимальных по сочетанию результата и осложнений, но индивидуальная реакция не прогнозируема. Соответственно, нечувствительность рака к лекарствам до операции позволит отказаться от лекарственной профилактики после хирургического этапа.

    Если неоадъювантные циклы приведут к регрессии новообразования, то можно отказаться от мастэктомии в пользу сохраняющей молочную железу операции.

    При люминальном, А варианте РМЖ неоадъювантная химиотерапия мало изменяет благоприятный прогноз болезни, поэтому не практикуется. При всех остальных подтипах уменьшение ракового узла, тем более полное его исчезновение, позитивно сказывается на дальнейшем течении заболевания.

    Клинический пример:

    Пациентка М., 40 лет, работает воспитателем в детском дошкольном учреждении. За неделю до обращения в клинику самостоятельно обнаружила уплотнение в молочной железы, с измененной кожей над уплотнением в виде «лимонной корки». На основе отзывов и рекомендаций записалась на прием к Шаповалову Д.А., хирургу онкологу, к.м.н., заведующему хирургическим отделением клиники «Медицина 24/7». На основании данных анамнеза и первичной диагностики, пациентке было рекомендовано проведение полихимиотерапии после проведения core-биопсии с иммуногистохимическим исследованием. Пациентка была удивлена, что врач отказал в первичном проведении операции.

    Комментарий и рекомендации врача-онколога, Д.А.Шаповалова:

    В данном случае имеется классический вариант отечно-инфильтративной формы рака молочной железы IIIа/b/c стадии, что согласно рекомендаций NCCN, ESMO и ASCO требует на первом этапе ОБЯЗАТЕЛЬНОГО (!) проведения лекарственного противоопухолевого лечения — комбинации полихимиотерапии и таргетной терапии. При наиболее частой форме, собственно выявленной у пациентки, люминальном B-варианте были назначены согласно «золотого стандарта» по схеме Dose-Dance препараты AC-T в количестве 4+4 курсов. Невзирая на настоятельные требования пациентки начать лечение в день обращения, начало лечение было отложено до получения результатов определения Ki67 (5 рабочих дней), составивших 75% (агрессивная быстро делящаяся опухоль). От схемы СAF отказались, учитывая молодой возраст пациентки.

    Через 2 курса от начала лечения была произведена клиническая оценка результата — отечность уменьшилась, опухолевый узел уменьшился по данным УЗИ. Лечение было продолжено.

    Перед операцией используются аналогичные профилактическим комбинации, при положительном гене HER2 лечение обязательно, причём не менее 9 введений.

    Если из 4 стандартных курсов провели только 2, то оставшиеся 2 надо доделать после удаления железы. После операции проводится столько курсов, сколько не удалось сделать до «полного счёта».

    Рак молочной железы III стадии радикально сомнительно удалим даже с мастэктомией, его считают местно-распространенным, подлежащим комбинированному подходу, то есть с участием всех методов противоопухолевого лечения: лекарственного, лучевого и хирургического. Главная задача ХТ — уменьшить размер раковых узлов.

    Разумеется, в этом случае химиотерапия до операции — неизбежность, а дальнейшее зависит от результата полноценной цикловой ХТ с соблюдением межкурсовых интервалов и доз лекарств.

    Уменьшение узла в молочной железе в результате стандартного числа курсов приводит к операции и облучению.

    Когда новообразование не среагировало на ХТ, меняется комбинация цитостатиков и при хорошем эффекте после завершения прибегают к удалению с последующим облучением.

    Если после замены лекарств результата нет, проводится лучевая и только после неё операция.

    Нужна ли профилактическая ХТ после удаления молочной железы, определяется индивидуально.

    источник