Меню Рубрики

Статистика смерти при раке груди

Рак груди – социально значимое заболевание.

• Рак молочной железы (РМЖ) занимает первое место среди онкологических заболеваний женщин (16% всех случаев рака).*
• Рак груди встречается во всех возрастных группах. По статистике, каждая 8-я женщина имеет риск получить диагноз РМЖ. *
• Ежегодно в мире выявляется 1 250 000 случаев заболевания раком молочной железы (РМЖ).*
• Вероятность заболевание резко повышается после 40 лет и c годами увеличивается.***
• За последние 20 лет заболеваемость раком груди в мире выросла и продолжает увеличиваться.*
• На 100 случаев заболевания раком груди у женщин приходится 1 случай у мужчин.*
• На сегодня единственный надежный способ борьбы против рака молочной железы – превентивная диагностика (на доклинической стадии).
• Семейные и генетические раки составляют не более 5% от всех случаев РМЖ.*
• На сегодняшний день неизвестна причина возникновения РМЖ, однако существуют факторы риска, которые повышают вероятность развития данного заболевания:

— Алкоголь, лишний вес, недостаток физической активности – по статистике, причина 21% всех случаев смерти от РМЖ. *
— Неправильное питание, сильный стресс, избыточное пребывание на солнце, механические повреждения груди.***
— Аборты (увеличивают риск до 1,5 раз), ранняя первая менструация (до 12 лет), поздние и малочисленные роды, краткосрочное кормление грудью, поздний климакс (после 55 лет).
— В среднем у женщин, родивших первого ребенка после 30 лет, риск заболевания РМЖ в 2-5 раз выше, по сравнению с первородящими до 19 лет.***

Важно! Факторы риска оказывают влияние в комплексе.

• Рак груди можно вылечить. В случае ранней диагностики вероятность полного выздоровления достигает 94%.*

Рак груди: ситуация в России
• В России диагноз «рак груди» ежегодно ставят 54 000 женщин (около 19% от всех женских онкологических заболеваний).****
• Количество женщин, которые регулярно проходят обследование груди, растет: с 32% до 40% с 2009 по 2011 гг.*****
• 91% российских женщин знает о проблеме рака груди. 81% считает ее крайне важной.*****
• Однако всего 30% российских женщин посещают маммолога один раз в год, в то время как 40% проходят осмотр гораздо реже, а 30% вовсе не посещают врача вообще.*****
• 30% российских женщин не посещает врача по причине отсутствия свободного времени; 41% утверждает, что их ничто не беспокоит, 6% просто не видят необходимости в медосмотре. *****

Распространенные мифы о раке груди

Важно! Всё это не соответствует действительности:

• Противозачаточные гормональные препараты повышают риск заболевания РМЖ.
• Употребление кофе и использование антиперспирантов вызывают рак.
• Женщины, которые не носят бюстгальтер, меньше рискуют заболеть раком груди.
• Чем меньше размер груди, тем меньше риск развития РМЖ.

Малоизвестные факты о раке груди

• Неправильно подобранное белье (тесное, с давящими металлическими косточками) может спровоцировать повреждение тканей груди – и вызвать возникновение опухоли.
• На ранних стадиях рак груди невозможно обнаружить клинически (и при самообследовании). Однако самообследование позволяет контролировать состояние молочных желез в интервалах между посещениями врача.
• При ранней диагностике рака возможно сохранить первозданную красоту груди.
• В России клиническим осмотром груди занимаются не только онкологи-маммологи, но и гинекологи.

Что нужно знать каждой женщине

• Женщинам до 40 лет необходимо проходить клинический осмотр 1 раз в 2 года. Возможно назначение УЗИ или МРТ-диагностики. После 40 лет нужно 1 раз в год обязательно проходить скрининговую профилактическую маммографию.
• Из-за возрастного снижения чувствительности груди к излучению, после 40 лет маммография абсолютно безопасна.
• Маммография позволяет выявить ранние формы рака на 2 года раньше, чем любое клиническое обследование.
• При наличии наследственной предрасположенности к РМЖ, необходимо встать на учет к онкологу на 10 лет раньше самого «молодого» РМЖ в семье. (Например, если мать заболела в 45 лет – дочери необходимо встать на учет в онкологическом учреждении в 35 лет.)

источник

В течение года после постановки диагноза рак груди неуклонно прогрессирует. Соответственно, смертность в первый год при раке составляет около 10%. Онкологи для характеристики смертности при раке груди традиционно учитывают пятилетнюю выживаемость. Этот показатель характеризуется количеством женщин, которые выживают в течение 5 лет после постановки диагноза рак груди. Статистика по смертности при этом онкологическом заболевании свидетельствует, что показатели выживаемости во многом зависят от адекватности проводимого лечения. В частности, при правильном эффективном лечении в течение пяти лет выживает более 50% женщин. Без соответствующего лечения пятилетняя выживаемость при раке груди не превышает 15%.

По данным российской медицинской статистики, в нашей стране каждый год регистрируется 46 тысяч новых случаев заболевания раком груди. При этом по распространенности у женщин он находится на первом месте, занимая 19,3% в общей структуре онкологических заболеваний. Смертность от опухоли молочной железы занимает третье место после сердечно-сосудистых заболеваний и несчастных случаев. При этом рак молочной железы является основной причиной смертности женщин от онкологических заболеваний. Рак груди занимает 16,3% в структуре женской смертности от рака. Количество умерших от этой причины за последний год составляет 22,6 тысяч женщин, что соответствует показателю смертности 34 на 100 тысяч женского населения. При этом более 30% всех умерших от рака груди составляют женщины трудоспособного возраста, что обуславливает высокую социальную значимость данной патологии в нашей стране.

В нашей стране уменьшение смертности от рака груди является приоритетной задачей, решение которой поможет снизить смертность от онкологических заболеваний в целом. Международная статистика показывает, что регулярные маммографические исследования позволяют существенно снизить общую смертность от данной патологии. Например, по данным шведских онкологов, регулярное проведение маммографии с визитом к маммологу снизило вероятность наступления смертельного исхода на 30%. В то же время, американские статистические данные свидетельствуют о том, что скрининг онкопатологии молочной железы с периодичностью 1 раз в год уменьшает смертность на треть только у женщин младше 50 лет. У лиц старшей категории регулярная маммография не показала такого положительного результата. Несмотря на постоянное развитие в России скрининговых программ для выявления рака груди на ранней стадии, более 40% женщин впервые узнают о своем диагнозе только на 3-й или 4-й стадии.

При опухоли молочной железы выделяют четыре стадии, которые различаются по размерам онкологического процесса и его распространенности. Смертность увеличивается пропорционально с ростом стадии, на которой выявляется опухоль.

1 стадия характеризуется размерами злокачественного новообразования меньше 2 см. При этом раковые клетки еще не успели перейти на подмышечные и окологрудные лимфатические узлы. Статистика показывает, что если рак груди выявляется на первой стадии, то пятилетняя выживаемость составляет 70-95%.

2 стадия предусматривает размеры опухоли 2-5 см без распространения на ближайшие лимфатические узлы. Кроме того, ко второй стадии относится рак размерами не больше 2 см с обнаружением небольших метастазов в регионарных лимфоузлах. Эта стадия также характеризуется благоприятным прогнозом, так как в течение 5 лет выживают 50-80% женщин.

3 стадия характеризуется размерами узла свыше 5 см с поражением регионарных лимфатических узлов. Пятилетняя выживаемость на этой стадии онкологического процесса составляет 10-50%.

4 стадия представляет собой рак любого размера, при котором имеются отдаленные гематогенные метастазы в различных органах, таких как кожа, легкие, печень и так далее. Выживаемость в течение 5 лет не превышает 10%.

Десятилетняя выживаемость при раке груди

источник

Более двух десятилетий назад, Doll и Peto (The causes of cancer: quantitative estimates of avoidable risks of cancer in the United States today) показали, что 35% всех случаев смерти от рака в Соединенных Штатах и Европе может быть предотвращено с помощью изменений в диете, это на 5% больше, чем для табака и на 25% больше, чем для инфекций.

Это говорит о том, что питание, являющееся неотъемлемой частью нашей жизни, важно не только для нашей фигуры, здоровья сердечно-сосудистой системы и интеллектуального долголетия, но и для защиты от онкологической патологии.

Остановимся подробнее на отдельных составляющих нашего привычного рациона, для этого заглянем в настольную книгу современного онколога Devita, Hellman, and Rosenberg’s cancer: principles & practice of oncology.

Наиболее важное влияние диеты на риск развития рака опосредовано массой тела. Избыточный вес, ожирение и пассивный образ жизни являются основными факторами риска развития рака.

В большом исследовании Американского онкологического общества, тучные люди имели значительно более высокую смертность от всех видов рака и, в частности, от колоректального рака, рака молочной железы в постменопаузе, рака тела матки, рака шейки матки, рака поджелудочной железы и рака желчного пузыря, чем у их сверстников с нормальной массой тела.

Ожирение и, в частности, окружность талии являются предикторами заболеваемости раком толстой кишки у женщин и мужчин. Увеличение веса на 10 кг или более связано со значительным увеличением в постменопаузе заболеваемости рака молочной железы среди женщин, которые никогда не использовали заместительную гормональную терапию, в то время как потеря веса после менопаузы существенно уменьшает риск рак молочной железы. Избыточный вес тесно связан с эндогенным уровнем эстрогена, который, вероятно, способствует избыточному росту эндометрия и риску рака молочной железы в постменопаузе.

Причины возникновения других видов рака менее ясна, но избыточный вес тела также связан с более высоким уровнем циркулирующего инсулина, инсулиноподобного фактора роста (IGF) -1, и С-пептида (маркер секреции инсулина), низким уровнем связывания белков с половыми гормонами и IGF-1, а также с более высокими уровнями различных воспалительных факторов, все из которых могут гипотетические быть связаны с риском развития различных видов рака.

Международным агентством по изучению рака алкоголь классифицируется как канцероген. Потребление алкоголя увеличивает риск многочисленных видов рака, в том числе печени, пищевода, глотки, полости рта, гортани, молочной железы и колоректального рака в зависимости от дозы.Фактические данные доказывают, что чрезмерное потребление алкоголя увеличивает риск первичного рака печени, возможно, через цирроз и алкогольный гепатит.

Механизмы могут включать в себя прямое повреждение клеток в верхних отделах желудочно-кишечного тракта; модуляцию метилирования ДНК, который влияет на восприимчивость ДНК к мутациям; и увеличению количества ацетальдегида, основного метаболита спирта, который усиливает пролиферацию эпителиальных клеток, образуют агенты, повреждающие ДНК, и является признанным канцерогеном.

Связь между потреблением алкоголя и раком молочной железы примечательна тем, что небольшой, но значительный риск был обнаружен даже при потреблении одного напитка в день. Механизмы могут включать в себя взаимодействие с фолиевой кислотой, увеличение уровня эндогенных эстрогенов, и повышение концентрации ацетальдегида.

Интерес к пищевому жиру в качестве причины раки начался в первой половине 20-го века, когда исследования “Танненбаум” показали, что диета с высоким содержанием жира может способствовать росту опухоли у животных. Особенно сильные корреляции были замечены с риском развития рака молочной железы, толстой кишки, простаты и эндометрия, которые являются наиболее важными видами рака не по причине курения в развитых странах.

Эти корреляции были характерны для животного жира (особенно для красного мяса), но не для растительного жира.

Фрукты и овощи гипотетически должны вносить существенный вклад в профилактику рака, потому что они богаты веществами, обладающими потенциально противораковыми свойствами. Фрукты и овощи содержат антиоксиданты и минералы и являются хорошими источниками клетчатки, калия,каротиноидов, витамина С, фолиевой кислоты и других витаминов.

Несмотря на то, что фрукты и овощи составляют менее 5% от общего калоража в большинстве стран по всему миру, концентрация микроэлементов в этих продуктах больше, чем в большинстве других.

Связь между потреблением фруктов и овощей и заболеваемостью раком толстой или прямой кишки рассматривалась по крайней мере в шести крупных исследованиях. В некоторых из этих проспективных исследований наблюдалась обратная зависимость для отдельных продуктов или подгруппы фруктов или овощей.

Результаты крупнейшего исследования среди медсестер “Health Study”и среди медицинских работников “Follow-Up Study” не показывают никакой важной связи между потреблением фруктов и овощей и уменьшением количества случаев рака толстой или прямой кишки во время 1,743,645 наблюдений. В этих двух больших популяциях диета постоянна анализировалась в течение периода наблюдения с помощью подробного анкетирования участников об их каждодневном рационе.

Аналогичным образом, в проспективном исследовании “Pooling Project”, включающем 14 исследований, 756217 участников и 5838 случаев рака толстой кишки, никакой связи с общим риском развития рака толстой кишки не было найдено.

Анализ исследований Health Study и Follow-Up Study, включающих более 9000 случаев заболевания раком, не выявил существенной пользы потребления фруктов и овощей для общей заболеваемости раком. Несмотря на то, что обильное потребление овощей и фруктов не может снизить риск развития опухолей, тем не менее есть существенная польза для защиты организма от сердечно-сосудистых заболеваний.

Под термином “пищевые волокна” с 1976 года понимается “совокупность всех полисахаридов растений и лигнин, которые устойчивы к гидролизу пищеварительными ферментами человека”. Волокна, как растворимые, так и нерастворимые, ферментируются просветными бактериями толстой кишки.

Среди всех свойств волокон, важным для профилактики рака являются их эффект «набухания», что сокращает время прохождения химуса по ободочной кишке и позволяет связывать потенциально канцерогенные химические вещества. Волокна могут также помогать просветным бактериям в производстве жирных кислот с короткой цепью, которые могут непосредственно обладать антиканцерогенными свойствами.

Некоторые исследователи считают, что пищевые волокна могут снизить риск развития рака молочной железы за счет снижения кишечной абсорбции эстрогенов и прохождения их через билиарную систему.

Регулярное потребление молока связано с незначительным снижением риска развития колоректального рака, что было показано в крупном мета-анализе когортных исследований, возможно из-за содержания в нём кальция. По результатам нескольких рандомизированных исследований, добавление кальция в рацион снижает риск развития колоректального рака и аденом.

Читайте также:  Стоимость препаратов для химиотерапии при раке молочной железы

С другой стороны, в нескольких исследованиях высокое потребление кальция или молочных продуктов было ассоциировано с повышенным риском рака простаты, в частности, со смертельным исходом рака простаты. Употребление трех или более порций молочных продуктов продуктов в день было связано с раком эндометрия у женщин в постменопаузе, не использующих гормональную терапию.

Высокое потребление лактозы из молочных продуктов также было связано с умеренно высоким риском развития рака яичников.

В 1980 году Гарленд выдвинул гипотезу, что солнечный свет и витамин D может снизить риск развития рака толстой кишки. С тех пор, существенное количество исследований было проведено по поводу обратной связи между циркулирующим 25-гидроксивитамином D(25 [OH] D) и риском колоректального рака. Было показано, что уровень витамина D может, в частности влиять на прогноз колоректального рака; смертность от колоректального рака составила на 72% ниже среди лиц с концентрацией 25 (OH) D 80 нмоль / л или выше.

Высокая плазменная концентрация витамина D связаны с уменьшением риска развития некоторых других видов рака, включая рак молочной железы, простаты, особенно со смертельным исходом, и яичника.

Вышеизложенные факты доказывают, что в мире онкологии вопрос о рациональном и профилактическом питании остаётся открытым. Однако, на основании уже имеющихся данных мы можем сформулировать некоторые рекомендации, сформулированные Американским Обществом против рака:

  1. Не пренебрегайте регулярными физическими нагрузками. Физическая активность является основным способом контроля веса, а это, как мы уже выяснили, снижает риск развития некоторых видов рака, особенно рака толстой кишки.
  2. Избегайте избыточного веса. Положительный энергетический баланс приводит к избыточному отложению жира в организме, что является одним из наиболее важных факторов риска развития рака.
  3. Ограничьте потребление алкоголя. Это способствует уменьшению риска развития многих видов рака, а также уменьшает смертность (в том числе и онкологических больных) от несчастных случаев.
  4. Потребляйте много фруктов и овощей. Частое потребление фруктов и овощей во взрослой жизни, вероятно, не играет существенной роли в заболеваемости раком, но уменьшает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний.
  5. Потребляйте цельное зерно и избегайте рафинированных углеводов и сахаров. Регулярное потребление цельного зерна вместо продуктов из рафинированной муки и низкое потребление рафинированного сахара снижает риск развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета.
  6. Замените красное мясо рыбой, орехами и бобовыми, ограничьте потребление молочных продуктов. Потребление красного мяса увеличивает риск развития колоректального рака, диабета и ишемической болезни сердца, и должно быть в значительной степени снижено. Частое потребление молочных продуктов может увеличить риск развития рака простаты. Рыба, орехи и бобовые являются отличными источниками моно- и полиненасыщенных жиров и растительных белков и может способствовать снижению темпов развития сердечно-сосудистых заболеваний и диабета.
  7. Рассмотрите вопрос о потреблении добавок с витамином D. Значительная часть населения, особенно тех, кто живет в более высоких широтах, испытывают дефицит витамина D. Большинство взрослых людей могут извлечь пользу от принятия 1000 МЕ витамина D3 в день в течение месяца при низкой интенсивности солнечного света. Витамин D будет, как минимум, снижать частоту переломов костей, и, вероятно, частоту рака ободочной и прямой кишки.

Подробнее с этими и многими другими рекомендациями можно ознакомиться в оригинальной статье American Cancer Society Guidelines on nutrition and physical activity for cancer prevention: reducing the risk of cancer with healthy food choices and physical activity.

1) Devita, Hellman, and Rosenberg’s cancer : principles & practice of oncology / editors, Vincent T. DeVita, Jr.,Theodore S. Lawrence, Steven A. Rosenberg ; with 404 contributing authors.—10th edition.

2) Doll R, Peto R. The causes of cancer: quantitative estimates of avoidable risks of cancer in the United States today. J Natl Cancer Inst 1981

3) Kushi LH, Doyle C, McCullough M, et al. American Cancer Society Guidelines on nutrition and physical activity for cancer prevention: reducing the risk of cancer with healthy food choices and physical activity. CA Cancer J Clin 2012.

источник

Онкология груди — самая частая разновидность рака среди женщин — на нее приходится 18,4% от общей статистики — каждая пятая пациентка. По статистике Института имени Герцена — на нее мы и будем ссылаться в дальнейшем — это связано с тем, что на ранних стадиях женщина не может обнаружить у себя поражения структуры груди и обращается к специалистам, как правило, на II-III этапе, когда заметны опухоли и изменения кожи.

Основной объем пациенток приходится на Тамбовскую область — здесь онкологией молочной железы страдает 84% женщин от общего числа тех, кто обратился за помощью. Ежегодно в Центральном округе от рака груди умирает почти 6,5 тысяч женщин. Далее идут Калужская (23%), Псковская (22%), Самарская (14%) области и Краснодарский край (18%). Специалисты связывают такой уровень заболеваемости с низким уровнем диагностики и оказываемой помощи. Злокачественные образования довольно плохо поддаются лечению, зачастую не помогают даже превентивные меры, например удаление органа: об этом сообщали врачи клиник из Чукотского, Ненецкого АО, Москвы и Крыма.

Пока очаг поражения находится на I-II стадии — в это время ткань органа еще не поражена, а метастазы не успели образоваться и достичь ближайших лимфоузлов — его можно погасить медикаментозными или комбинированными способами лечения, например гормонотерапией, облучением слабыми дозами. На III стадии увеличивается количество раковых клеток, и, как следствие, видимая опухоль становится больше, а заболевание сопровождается появлением меланомы — рака кожи. Обычно именно на этом этапе женщина бьет тревогу и обращается к врачам: слишком поздняя диагностика ведет к тому, что даже химиотерапия с сильной дозировкой или мастэктомия не устранят заболевание: образованные к тому моменту метастазы способны поразить близлежащие органы. Исследователи Института имени Герцена сообщают о высоких случаях диагностики именно на поздних стадиях: в 2018 году каждая третья пациентка находилась в зоне повышенного риска. Это говорит не столько о невозможности обнаружить заболевание еще на этапе его появления, сколько о низком уровне ответственности женщин: чаще всего они списывают основные симптомы: незначительное изменение размера груди, уплотнение лимфоузлов подмышкой, ноющие боли — на симптомы ПМС или климакса.

Хотя заболевание чаще всего обнаруживают у женщин от 45 до 65 лет — на них приходится больше половины случаев — это не означает, что онкология не касается молодых девушек. На ранней стадии болезнь можно обнаружить при помощи маммографии — рентгеновского снимка молочной железы. Подобная процедура обязательна для всех женщин старше 50 лет, однако ты можешь пройти ее раньше — по собственному желанию или по назначению врача.

Чаще всего, как мы уже отметили, поражение груди обнаруживается чисто случайно и уже далеко не на первом этапе. Попасть в группу риска может каждая: у специалистов до сих пор нет однозначного мнения о том, что же влияет на развитие болезни. Так, например, в российском сообществе считается, что вероятность заболевания повышается у тех девушек, чьи родственницы страдали онкологией молочных желез — хотя 70% из пациенток не имели генетической предрасположенности. По мнению специалистов из Австралии, наиболее значимыми факторами образования рака являются ожирение, употребление алкоголя, гормональная терапия в период постменопаузы. На основе метаанализа, проведенного учеными в 2017 году, из 200 тысяч женщин с диагностированной онкологией каждая шестая регулярно выпивала или обладала повышенным индексом массы тела.

Не так быстро, как хотелось бы, но все же. Ученые Института имени Герцена отмечают, что за последние десять лет снизилась вероятность летального исхода при болезнях, связанных с молочной железой: в 2007 году риск был равен 2%, в 2017 — 1,6%. Специалисты объясняют это изменением методов лечения и сосредоточением на ранней диагностике. Действительно, обязательная диспансеризация и дни здоровья, которые проводятся в онкоцентрах, позволяют женщинам быстрее обнаружить проблему и разрешить ее без неприятных последствий.

Американское сообщество по борьбе с раком сообщает, что в случае, если пациентка обратится за помощью на I этапе болезни, ее шансы на выживание составят 99% — притом механизмы спасения будут максимально щадящими для организма в целом. Ученые из НМИЦ им. Н.Н. Блохина сообщают о следующих побочных эффектах химиотерапии, используемой уже на поздних стадиях:

  • нарушение работы печени;
  • снижение качества десен, зубов, ногтей, потеря волос при приеме противоопухолевых препаратов;
  • анемия и частые кровотечения;
  • снижение иммунитета.

Лучевая и таргетная терапия ведут примерно к таким же последствиям — уже поэтому важно брать на себя ответственность по контролю онкологии молочной железы. Это заболевание, которое вряд ли ты заметишь сразу без диагностики, — но, если ты сумеешь это сделать, шансы на успешное лечение заметно возрастут.

источник

Профессор Санкт-Петербургского научно-исследовательского института онкологии Вахтанг Мерабишвили выступил с открытым письмом к онкологам, призвав их не участвовать в фальсификации данных о статистике рака в России. По его словам, сбор информации ведется «на коленке», цифры искусственно подгоняются к требуемым государством показателям. Выходит, если данные — фейковые, то и вся борьба с раком в России — имитация? Чтобы понять, насколько российская онкологическая картина оторвана от реальности, «Лента.ру» поговорила с онкоэпидемиологом, исполнительным директором Ассоциации онкологов Северо-Западного федерального округа, научным сотрудником университета Тампере (Финляндия) Антоном Барчуком. Одна из основных тем его научных исследований — раковые регистры и медицинская статистика.

«Лента.ру»: Один из главных факторов эффективности онкологической помощи — это выживаемость. Сколько в среднем сейчас россияне держатся после постановки диагноза?

Антон Барчук: На федеральном уровне пока такой показатель недоступен. Чтобы посчитать выживаемость, нужно для каждого онкологического пациента иметь две даты: когда поставлен диагноз и когда умер.

Ну с этим же все должно быть просто. Разве нет?

Проблема в том, что не всегда из загса можно быстро получить сведения о смерти конкретного человека. Например, в Финляндии это делается централизованно — просто сводятся автоматически две базы данных: онкологический регистр и смертность. А у нас в каких-то регионах это делают, в каких-то есть трудности. Из-за этого в регистрах бывают «мертвые души» — то есть пациент умер, но сведений об этом в базе нет. Показатель выживаемости высокий, а на самом деле это просто некорректные цифры.

Самое сложное в работе с регистрами — получать данные по выживаемости, которые имеют смысл, которыми можно оперировать. Нужна не просто фиксация факта болезни, а еще и корректные данные по стадии, по типу опухоли. Нужно учитывать причину смерти онкологических больных. Также нужно учитывать смертность здоровых людей того же возраста и пола, у которых нет рака. Ведь если высока смертность от других причин, то и расчеты выживаемости больных раком должны это учитывать. Мы как раз сегодня занимаемся тем, что пытаемся считать выживаемость различными методами. Это не так просто.

Значит, когда говорят, что выживаемость при раке в России ниже, чем в Европе и Америке, — это неправильно?

Выживаемость в России и за рубежом мы сегодня не можем сравнить объективно. И не только из-за базалиом или проблем с методикой. Например, в Финляндии выживаемость по раку молочной железы намного выше, чем в России. Но там это происходит не только из-за качественного лечения, но и за счет программы скрининга. То есть выявляется очень много женщин на ранних стадиях, есть и гипердиагностика. Эти пациентки не будут умирать, поэтому показатель выживаемости там выше. Это касается и рака предстательной железы. В Финляндии пациенты с этой опухолью живут гораздо дольше.

Видимо, в России все совсем плохо.

Это не означает, что в России лечат хуже. Чтобы увидеть объективную картину, нужно сравнивать больных с одной и той же стадией рака, с одинаковым морфологическим типом опухоли. И даже тогда могут возникнуть трудности.

А если честно, выживаемость — не самый простой метод оценки качества онкологической помощи, и он мало что может сказать о текущей картине. Есть куда более доступные индикаторы для каждого типа опухоли, но информация о них сейчас не собирается.

Для каждой опухоли есть свои диапазоны. Это может быть время от появления симптомов до постановки диагноза; время от диагноза до начала лечения; количество удаленных при операции лимфатических узлов; качество удаленного при операции морфологического препарата; процент больных, получающих дополнительную к операции химиотерапию или лучевую терапию; процент больных, получающих адекватное обезболивание, и так далее. Важно, что для оценки этих показателей не надо ждать год, три или пять, как для того же индикатора выживаемости.

К сожалению, у нас к раковым регистрам относятся как к какой-то системе учета, как к бухгалтерии. Это неправильно. Во всем мире регистры — это мощнейшие научные центры. В скандинавских странах, например, больше половины всех научных исследований в онкологии делается на базе регистров. Смотришь на наши данные и понимаешь, что это материал для адекватных диссертаций. На основании них уже сейчас можно делать научные работы международного уровня.

На данных раковых регистров изучают факторы риска, создают программы скрининга, делают рекомендации для врачей: какие методы лучше не использовать, стоит ли рискнуть при такой локализации опухоли и сделать операцию, насколько эффективно будет такое-то лекарство у той или иной группы пациентов в реальной практике. Можно даже составлять прогнозы по заболеваемости, на этом основании составлять бюджеты на лекарственное обеспечение. Кстати, если врачи увидят, как можно использовать данные раковых регистров, они по-другому будут к ним относиться. Будут передавать корректную информацию, использовать единые классификации при определению диагноза, стадий.

Читайте также:  Золотым стандартом адъювантной химиотерапии рака молочной железы является

Регистры могут многое рассказать даже о качестве работы онкологов на конкретной территории. Например, мы видим, что в этом регионе много случаев, когда диагноз выставляется уже посмертно. Едем туда и разбираемся. Причин может быть миллион, но, как правило, они системные и вполне устранимые. Это не всегда плохо. Иногда бывает, что онкологи и морфологи в таком регионе внимательнее относятся к постановке диагноза, в том числе посмертного. Или смотрим: а почему в этой больнице выживаемость намного ниже, чем в соседней? Это начинает обсуждаться. Задача не в том, чтобы кого-то наказать, а чтобы всем было лучше, прежде всего — пациентам. Так во всем мире делается. Но над регистрами нужно работать, вкладываться в это, обучать людей.

Российской онкологической статистике верить нельзя?

Наоборот, онкологическая статистика у нас в стране намного лучше, чем по любым другим заболеваниям. Так сложилось исторически. Регистрация онкологических заболеваний у нас ведется с 1953 года. Эта система не была разрушена после перестройки, а продолжала существовать. В конце 1990-х годов приказом Минздрава создали электронную систему регистрации. Практически в каждом регионе есть регистры, куда стекаются цифры по онкологии. То есть население России охвачено учетом на 90-95 процентов. Далеко не все страны могут похвалиться такой базой.

Но при желании ведь можно нарисовать любые цифры. Насколько сведения корректны?

Первичная и самая важная задача регистров — собирать данные по заболеваемости, то есть фиксировать новые случаи рака. С этой точки зрения цифры корректны для большинства опухолей. Это обусловлено объективными причинами. Для подтверждения онкологического заболевания всегда нужен морфологический диагноз — то есть проводится биопсия, исследуется ткань опухоли.

При других патологиях диагнозы часто выставляются субъективно, на основании жалоб или субъективных критериев. К тому же и пациент, и врач заинтересованы в том, чтобы морфологическое исследование было выполнено. Без этого пациенту просто не поставят диагноз, не выпишут дорогие лекарства. Придумать какие-то левые цифры, занизить или, наоборот, завысить первичные данные о новых больных практически невозможно и не имеет большого смысла. Любые манипуляции с табличными данными видно невооруженным глазом.

Все ли больные учитываются в раковых реестрах?

В региональных регистрах могут быть некорректные сведения по детским заболеваниям, гематологическим и опухолям мозга. Но эти проблемы характерны для всего мира. Связано это с тем, что больные с такими локализациями опухолей, как правило, лечатся не в диспансерах или вообще не по месту жительства, поэтому сведения о них могут не попасть в региональные регистры. Это системные недоработки, которые надо решать, но это вовсе не чей-то злой умысел или какая-то целенаправленная политика.

После замечания президента Путина о том, что нужно сделать упор на раннюю диагностику, статистика по пациентам с первыми стадиями рака начала стремительно расти. Совпадение?

Даже без всяких манипуляций, без всяких команд сверху можно десять раз перепутать данные о ранних стадиях. Есть такая опухоль кожи — базалиома. Это не совсем рак. Эти опухоли практически всегда выявляются в самом начале, смертей почти не вызывают. Если их включать в общую статистику онкологических заболеваний, то получится, что у нас высокий процент выявления рака на ранних стадиях и низкая летальность.

За рубежом базалиомы чаще не учитывают в общей статистике. Но эту особенность российской статистики никто не скрывает, она известна всем специалистам. От этой практики действительно нужно постепенно отходить. Мы пытаемся решить задачу по унификации российской и международной статистики. В том числе для этого в прошлом году перевели на русский язык международную классификацию онкологических болезней, а с этого года Минздрав рекомендовал ее использование во всех раковых регистрах страны.

Есть и другие объективные причины, которые могут вызывать путаницу, их нужно и важно объяснять, но это не сильно отражается на общей картине показателей заболеваемости и смертности. В некоторых регионах также есть проблемы с качеством установления стадии болезни. Но сборники с данными по отдельным локализациям опухолей врачам доступны, их можно открыть и посмотреть, как будет выглядеть статистика по тем или другим опухолям.

Важно понимать, что любую цифру, которая озвучивается, нужно воспринимать критически и смотреть, откуда она берется. Если официальные органы оглашают какие-то статистические сведения, которые кому-то кажутся странными, это не значит, что их придумывают. Цифры, по крайней мере, в раковых регистрах реальные, просто нужно уметь их правильно интерпретировать.

Допустим, очень аккуратно надо подходить к показателю увеличения выявления больных онкологией на поздних стадиях. Многие склонны считать, что это индикатор плохой работы онкологической помощи. Когда у нас в регионах начали внедряться аппараты ПЭТ/КТ, мы стали видеть метастазы у тех больных, у которых до этого ничего не выявлялось. Просто раньше не было такой аппаратуры, таких методик. А если не учитывать этого и просто поставить рядом две цифры, то появится ощущение, что у нас поздно выявляют онкологию. Но на самом деле цифры растут не потому, что все плохо. А наоборот — появляются пациенты, которых раньше просто не могли диагностировать, и они умирали. Любая попытка использовать статистические данные без должного осмысления обречена.

Вы сейчас в основном говорили о нюансах регистрации новых случаев онкологии. Но можно ли манипулировать цифрами по смертности? Ведь так просто под административным давлением пациента с онкологией записать в графу, допустим, «умер от инсульта». Статистические данные сразу улучшатся.

Еще раз говорю: онкологическая статистика у нас в стране в разы лучше статистики по другим заболеваниям. Это было показано в научных работах. Ученые из Международной лаборатории исследований населения и здоровья ВШЭ и немецкого Института демографических исследований Макса Планка смотрели различия при установлении причин смерти в регионах России — насколько они корректны, совпадают ли между регионами. В числе наименее проблемных причин были в том числе смерти от ДТП и онкологические заболевания. Как вы понимаете, смерть по причине ДТП трудно с чем-то перепутать. А то, что онкологические заболевания также вошли в этот список, косвенно свидетельствует о том, что качество установления данной причины смерти лучше, чем других причин.

Могу открыть вам большой секрет, который вовсе и не секрет, но в него никто не верит. Смертность от онкологических заболеваний в России снижается уже долгие годы. Например, до 1990 года она росла, а после плавно идет вниз.

Но Минздрав отчитывается, что лишь в 2017 году пошло снижение, а до этого онкология росла.

Тут нет противоречий. Есть абсолютные цифры и стандартизированные показатели, которые рассчитываются с учетом возрастного состава населения. Это очень важно. Потому что население стареет, и если мы будем брать голые цифры, то количество умерших будет расти ровно потому, что у нас становится больше людей старшего возраста. Эта методика применяется во всем мире. Простой пример: в 2007 году в России было зарегистрировано около 22 800 смертей от рака молочной железы, а в 2015 — 23 000. То есть вроде бы есть рост. Но при этом стандартизованный показатель в 2007 году был 17,2 смерти на 100 000 женщин, а в 2015-м составил 15,2. То есть стандартизованный показатель смертности от рака молочной железы снижается.

Выходит, мы зря критикуем российскую онкологию? На самом деле она работает замечательно?

Снижение смертности от рака в основном идет из-за значительного сокращения опухолей легкого и желудка. И связано это скорее с немедицинскими вещами. У нас снижается распространенность курения — а это чуть ли не ведущий фактор риска рака. Если взять всех онкологических больных, которые умирали в Советском Союзе и в России, то чуть больше трети погибали из-за курения, особенно среди мужчин. Сейчас с каждым годом смертность у нас снижается и, надеюсь, будет дальше снижаться благодаря программе по ограничению распространения табака. И что еще интересно — смертность от рака легкого у российских женщин низкая и отстает от Европы лет на 20. Но это как раз тот случай, когда нагонять не надо.

Рак желудка — такое заболевание, что хороших результатов лечения нет нигде в мире. Наряду с раком легкого это один из самых «злых» видов онкологии. Но заболеваемость и тут снижается, как ни странно, за счет использования холодильников, улучшения санитарных условий. Это уменьшает распространение бактерии хеликобактер пилори, которая вызывает болезнь. Возможно, люди также стали потреблять меньше соли, которая тоже является фактором риска развития рака желудка.

А вот снижение смертности от рака молочной железы и рака кишечника может быть связано с увеличением эффективности лечения.

источник

Рак молочной железы – один из видов онкологических заболеваний, который, по статистике, занимает лидирующую позицию среди злокачественных новообразований у женщин. Пациенток, столкнувшихся с данным заболеванием, волнует вопрос о том, какова выживаемость при раке молочной железы. Чтобы иметь положительные шансы на выздоровление, во-первых, следует пройти диагностические процедуры для выявления стадии развития онкологии, а во-вторых, незамедлительно приступить к лечению.

Показатель выживаемости при раке формируется из медицинских статистических данных. Определяется временной отрезок ( в 5 или 10 лет), точкой отсчета является момент постановки заключительного диагноза. Причем эти прогнозы имеют совершенно разные показатели и напрямую зависят от стадии заболевания и возраста пациента. При адекватном лечении средняя продолжительность жизни значительно увеличивается.

Начальная стадия характеризуется самым благоприятным прогнозом. При первой стадии рака молочной железы обнаруживается опухоль в груди размером до 20 мм в железистой ткани. Процесс метастазирования в лимфоузлах отсутствует. Женщина в большинстве случаев не догадывается о развитии болезни и живет в обычном ритме. Диагностируется патология, как правило, на ежегодном медицинском осмотре.

Лечение представляет собой оперативное вмешательство (резекция части молочной железы / удаление молочного протока). Дополнительное лечение, такое как химиотерапия и лучевая терапия, применяется в редких случаях. Прогноз выживаемости на первой стадии онкологии:

Регулярное обследование организма (как минимум 1 раз в год) поможет диагностировать заболевание. И станет поводом приступить к немедленному лечению.

Вторая стадия рака груди имеет относительно благоприятный прогноз. При данной стадии онкологии выявляется опухоль диаметром от 2 до 5 см. Метастазы выявляют в лимфатических узлах в подмышечной впадине. Ухудшается общее самочувствие женщины, появляются отчетливые болевые ощущения в молочной железе, наблюдаются кровяные или гнойные выделения из сосков.

Лечение – хирургическая операция в совокупности с химиотерапией. Реже применяется гормональная терапия. Выживаемость на второй стадии:

  • 5-летняя выживаемость составляет 50–70 %;
  • 10-летняя – 40–60 %.

Третья стадия рака молочной железы характеризуется наличием опухоли более 5 см с развитым метастазированием. До 9 метастазов в лимфатических узлах со стороны больной груди и не менее 1 – с другой стороны. Болезнь приобретает явные признаки: сильные боли, втянутость соска, изменение формы груди и состояния кожи.

Удаляют опухоль с метастазами. Самая распространённая операция на этом этапе развития болезни – мастэктомия. Химиотерапия, лучевая терапия, гормональное лечение также применимы. Прогноз выживаемости на третьей стадии онкологии:

  • 5-летняя выживаемость составляет 10–50 %;
  • 10-летняя – 0–30 %.

После лечения необходимо посещать врача-онколога для регулярного обследования. Обусловлено наблюдением за пациентом во избежание рецидивов.

На последней четвертой стадии опухоль может быть в единственном или множественном числе. Внутренние жизненно важные органы повреждены метастазированию. Вторичные очаги злокачественного образования проникают в костную ткань, легкие, печень, почки и головной мозг.

Основная цель лечения – улучшить качество жизни и уменьшить боли. Применимы все виды терапии. Прогноз выживаемости на четвертой стадии онкологии:

  • 5-летняя выживаемость составляет 0–10 %;
  • 10-летняя – 0–2 %.

Чем выше стадия развития рака молочной железы, тем ниже выживаемость. Но благодаря современным методам лечения, даже на последней стадии болезни можно улучшить состояние здоровья пациента.

Вне зависимости от степени прогрессирования заболевания требуются всесторонняя диагностика и эффективное лечение. Хотя на ранней стадии прогнозы на выздоровление крайне благоприятные, но и при адекватном лечении более агрессивных стадий продолжительность жизни пациента увеличивается.

Процесс развития онкологического заболевания у разных женщин происходит по разной схеме. Например, изменение степени патологии от 1-го до 4-го уровня у одних пациенток происходит в течение года, у других – занимает до 10 лет. Выделяют несколько основных факторов, влияющих на скорость развития РМЖ:

  • Возраст. В группе риска находятся женщины после 55 лет.
  • Гормональные изменения. Поздний климакс или ранняя менструация.
  • Неправильное питание и образ жизни. Проживание в неблагоприятных экологических условиях.
  • Хронические заболевания. Ухудшают и провоцируют выработку атипичных клеток. Снижается иммунитет.
  • Разновидность рака.

Серьёзным вопросом при онкозаболеваниях после операции является рецидивирование. Новейшие методики и современные препараты не дают гарантии 100-процентного излечения. Раковые клетки даже после, казалось бы, полного излечения могут вернуться. Вероятность рецидива гораздо выше у пациентов, победивших болезнь на поздних стадиях развития.

Первые 5 лет – самые опасные и требуют пристального внимания и контроля со стороны врачей-онкологов. Пациенты, победившие РМЖ, должны выполнять полный комплекс назначений. От регулярного приема лекарственных препаратов до здорового образа жизни (отказ от табококурения, приема алкоголя).

Онкология – не приговор. Однако заболевание необходимо лечить. Для того чтобы убить злокачественные клетки, требуется комплексный подход лечебных и профилактических мер. К профилактическим мерам относятся:

  • Посещение врача маммолога – минимум 1 раз в год.
  • Диагностика молочной железы – УЗИ или маммография.
  • Самодиагностика на седьмые сутки менструального цикла.
  • Правильное питание, обязательное употребление овощей, не очень жирных сортов рыбы, свежих овощей и фруктов.
  • Показатель веса в пределах нормы.
  • Первые роды до 30 лет, период грудного вскармливания не менее 6 месяцев.
Читайте также:  Кто выжил при раке груди

Основным методом лечения является оперативное вмешательство. Без операции прогноз на выживаемость невелик. Опухолевые образования не «рассосутся» сами собой.

Согласно статистике, в развитых странах 1 из 10 женщин сталкивается с РМЖ. В России примерно 50 тысячам женщин ежегодно диагностируют данное заболевание. Мировые статистические данные превышают показатель в миллион пациентов. Смерть при раке наступает на данный момент в 50 % случаев. Несмотря на столь неутешительные данные, с болезнью нужно бороться.

Статистика и эпидемиология в России и мире

Рак молочной железы в структуре заболеваемости и смертности женского населения остается ведущей онкопатологией как в России, так и в мире. В мире ежегодно регистрируется более 1,3 млн. случаев заболевания раком молочной железы, погибает от него около 500 тысяч женщин.

По данным Международного Агентства по Изучению Рака (IARC) на 2012 год, в европейских странах разные формы рака молочной железы составили 29% всех случаев онкологических болезней, диагностированных среди женщин.

Ежегодно в Европе регистрируется более 370 тысяч новых случаев заболевания, около 130 тысяч женщин умирает от него. Самые высокие показатели заболеваемости и смертности регистрируются в Дании, Франции и Великобритании. А в таких странах как Индия, Китай, Эфиопия и Монголия показатели заболеваемости и смертности значительно снижены.

Вероятность диагностики рака молочной железы в течение всей жизни распределена неравномерно и повышается с возрастом:

Из 1000 женщин в возрасте 30 лет, в последующие 10 лет, рак груди будет обнаружен у 4 женщин;

Из 1000 женщин в возрасте 50 лет, в последующие 10 лет, рак груди будет диагностирован у 20 женщин;

Из 1000 женщин в возрасте 70 лет, в последующие 10 лет, рак груди будет обнаружен у 37 женщин.

В среднем, в течение всей жизни, рак груди диагностируется у 120–130 женщин из 1000 (то есть у каждой восьмой), однако только около 20–30 женщин погибают от этого заболевания.

В России в структуре онкологической заболеваемости женщин РМЖ занимает лидирующую позицию с 1985 года и к настоящему моменту составляет 21,0%. Заболеваемость и смертность за 30 лет выросли в 4 раза. Несмотря на совершенствование методов диагностики и лечения от рака молочной железы, ежегодно в России от него умирают 23 тысячи женщин. На фоне мировых показателей заболеваемости Россия занимает средний уровень, а по показателям смертности находится на достаточно высоких позициях.

Если у женщины есть предрасположенность к раку молочной железы, вероятность диагностики разных форм этого заболевания в течение жизни может быть значительно выше.

Повышенному риску диагностики рака груди подвержены:

женщины с наследственной предрасположенностью к этой болезни,

женщины, перенесшие в детстве или в юности облучение в области грудной клетки (радиотерапию) для лечения какой-то другой формы рака.

Известно несколько генетических мутаций, присутствие которых ассоциируется со значительным повышением риска развития рака молочной железы. Эти мутации могут передаваться по материнской и отцовской линиям, могут возникать и спонтанно.

Наиболее распространенные разновидности генетических мутаций, способные вызвать рак молочной железы — это мутации в гене BRCA1 и/или в гене BRCA2 (аббревиатура BRCA происходит от английского BReast CAncer, то есть «рак молочной железы»). Носителями мутаций в одном из генов BRCA являются около 0,25% женщин и мужчин (1 человек из 400).

Среди некоторых этнических групп (в частности, среди ашкеназов) эти разновидности генетических вариаций встречаются в 10 раз чаще: в среднем у 1 из 40 человек (2,5% населения).

Предполагается, что неизмененные варианты генов BRCA1 и BRCA2 участвуют в контроле деления клеток и препятствуют развитию рака. Мутации генов BRCA1 / BRCA2 способны привести к нарушению их работы и дать популяциям клеток разных органов возможность бесконтрольного роста.

Из 100 женщин, которые являются носителями значимых изменений в одном из генов BRCA:

до 40-летнего возраста рак груди диагностируется у 20 женщин;

до 60-летнего возраста — у 55 женщин;

до 80-летнего возраста — у 82 женщин.

Это очень высокий риск. У женщин, которые не являются носителями изменений в генах BRCA, вероятность диагностики рака груди в течение всей жизни составляет около 12%.

Дополнительно к высокому риску развития рака молочной железы, женщины с мутациями в генах BRCA подвержены повышенному риску развития рака яичников. К 70-летнему возрасту болезнь диагностируется у 39% женщин с изменениями в гене BRCA1 и у 11–17% женщин с изменениями в гене BRCA2. В отсутствие этих мутаций риск диагностики рака яичников в течение всей жизни значительно ниже и составляет около 1,4%.

Из-за того, что вариации в генах BRCA, предрасполагающие к развитию рака груди и/или яичников, являются относительно редкими, а также в связи со значительными недостатками современных возможностей профилактического лечения женщин с такими генетическими вариациями, проведение генетической консультации и анализов для диагностики этих изменений у всех женщин считается нецелесообразным.

В современных руководствах специалистам, консультирующим женщин по поводу защиты от рака груди, рекомендуют рассказать своим пациенткам о возможности проведения генетической консультации и анализов для выявления значимых вариаций в генах BRCA, если присутствие этих мутаций у женщины является вероятным, исходя из истории ее здоровья и здоровья ее близких родственников.

Вероятность того, что женщина является носителем значимых генетических вариаций, повышается, если:

кто-то из ее родственниц болел раком груди и/или раком яичников (в особенности если болезнь была диагностирована в возрасте моложе 40 лет);

у заболевшей родственницы болезнь была диагностирована в обеих молочных железах, или если было выявлено несколько отдельных очагов опухоли в одной молочной железе;

в семье было несколько случаев рака молочной железы;

рак молочной железы был диагностирован у родственника-мужчины;

в семье были другие случаи рака (толстого кишечника, матки), которые также могут быть связаны с генетическими вариациями;

если женщина относится к этнической группе ашкеназов.

источник

Рак молочной железы – частый вид, поражающий женщин всех возрастов. Представляет ряд злокачественных новообразований. У женщин заболевание вызывает ужас, ведь смертность чрезвычайно высока. Впрочем, за последние десять лет выживаемость при раке молочной железы увеличилась. Это связано с прогрессом в медицине: появились новые диагностические маркеры, помогающие в выявлении патологии на ранних стадиях, сформированы новые действенные подходы к лечению пациентов.

Как сказано выше, онкология груди диагностируется у женщин разнообразного возраста: от 20 до 90 лет. Медициной зафиксировано два возрастных пика заболеваемости: в тридцатилетнем возрасте и после пятидесяти лет. Два указанных периода тесно связаны с гормональным фоном. В возникновении болезни прослеживается наследственный характер: при наличии в семье женщин с раком у потомков женского пола вероятность обнаружения патологии возрастает в десятки раз. Но не только наследственность обуславливает онкологический прогноз. Факторы, определяющие риск образования опухоли:

  • Гормональный дисбаланс (высокое содержание женских половых гормонов – эстрогенов).
  • Нарушения менструального цикла (нерегулярность, раннее наступление менархе, поздняя менопауза).
  • Эндокринные болезни щитовидной железы.
  • Отягощённый акушерский и гинекологический анамнез (аборты, первые поздние роды, гинекологические болезни).
  • Отказ от грудного вскармливания ребёнка.

Женщины первым делом задаются вопросом: сколько живут с раком груди. Ответить однозначно и дать точный ответ невозможно. Продолжительность жизни зависит от:

  • типа рака и его агрессивности;
  • локализации;
  • наличия метастазов;
  • сопутствующего поражения лимфатических узлов;
  • чувствительности к эстрогенам и прогестерону;
  • своевременности лечения.

В определении прогноза первостепенное значение отводится стадия диагностированной опухоли.

1 стадия. Небольшие опухоли диаметром не более двух сантиметров. Близлежащие ткани не затронуты. Прогноз наиболее благоприятный, выживаемость в течение 5 лет достигает 95%.

2 стадия. Разделяется на 2 подтипа:

  • 2a – установлен первичный очаг в груди до двух сантиметров, поражены до 5 подмышечных лимфатических узлов.
  • 2b – опухоль вырастает до 5 сантиметров, прорастания в регионарные узлы не происходит. Процент выживаемости через 5 лет составляет 50-80%.

3 стадия. Размер образования превышает 5 сантиметров. Подмышечные лимфоузлы вовлечены в процесс. В органах обнаруживаются метастазы: в грудной клетке, в лёгких, костях грудины. На третьей стадии выживаемость не превышает 50%.

4 стадия. Опухоль разрастается до неопределённых размеров. Выявляются множественные метастазы в большинстве органов. Эта степень поражения организма крайне запущенная. Пятилетняя выживаемость обеспечена лишь 10% заболевших женщин.

Привёденная выше статистика по выживаемости относится исключительно к пациенткам после операции по удалению опухоли груди. Женщина, предпочитающая народные и другие нетрадиционные методы лечения, уменьшает собственные шансы на выздоровление! К сравнению, без операции пятилетняя выживаемость составляет лишь 15%.

Женщина самостоятельно либо при помощи мужчины может нащупать образование или уплотнение в груди. Внимания требуют изменения соска: изъязвление, втяжение, появление кровянистых выделений при надавливании. Обнаружив ряд перечисленных симптомов, нужно быстрее обратиться к врачу. На поздних стадиях рак проявляется повышенной утомляемостью, ухудшением состояния, одышкой, кашлем, болями в костях.

Решающий фактор в раннем выявлении ракового образования – это обследование, которое каждая девушка любого возраста обязана проходить ежегодно. До сорока лет оно включает ультразвуковое исследование молочных желёз. После сорока проводится маммография с периодичностью в два года. После пятидесяти лет скрининг нужно проходить регулярно, раз в год. Помните, обследование нужно проводить и в отсутствие жалоб. Часто рак выявляется случайно, а чем раньше обнаружен, тем больше вероятность выздоровления.

Форма определяется способностью раковых клеток проникать в близлежащие ткани, а также источником развития. Определение точного типа опухоли поможет в дальнейшем в назначении наиболее эффективной терапии. Приводится классификация по разновидностям раковой патологии:

  • Протоковый.
  • Дольковый.
  • Гормонозависимый.
  • Люминальный.
  • Воспалительный.
  • Трижды негативный.

Самая распространённая форма рака груди и наиболее благоприятная для пациентов. Бывает инвазивным (проникающим в соседние ткани) или неинвазивным (карцинома in situ). Опухоль образуется в стенке молочного протока. Чаще выявляется при профилактических осмотрах. Прогноз зависит от стадии выявленной патологии.

Опухоль располагается в верхней внутренней части груди, растёт из структуры, продуцирующей молоко – молочной дольки. Часто раковые клетки чувствительны к гормонам, поэтому гормональная терапия оказывается эффективна. На ранних стадиях тяжело диагностируется, но успешно поддаётся терапии. На поздних стадиях протекает агрессивно, быстро даёт метастазы в другие органы.

Опухоль включает рецепторы к эстрогену и прогестерону, поэтому врачи направляют усилия на их блокировку. Указанный тип рака протекает скрытно, явных симптомов не обнаруживается. Потому заболевание выявляется лишь на 2-3 стадии. При рецидиве после лечения исход летальный.

Название происходит от люминальных клеток, из которых и растёт раковая опухоль. Делится на 2 подвида: A и B. Наиболее благоприятным считается тип A, он характеризуется чувствительностью клеток к половым гормонам и низкой активностью клеточного деления. Тип B протекает тяжелее, слабо поддаётся терапии. Чаще всего среди всех пациентов выявляется у молодых девушек, но в целом признан редким типом.

По течению напоминает воспаление молочной железы – мастит. Грудь отёчна, болезненна при ощупывании, кожа покрасневшая. Из-за подобного сходства часто ставится неправильный диагноз, вследствие чего теряется время на лечение. В отличие от мастита нет высокой температуры.

Так называются опухоли, нечувствительные к эстрогену и прогестерону, плюс отсутствует экспрессия гена HER2. Представляет собой наиболее агрессивный и злокачественный тип рака. Таргетная терапия (доставка лекарств непосредственно к раковым клеткам) неэффективна, так как у опухоли отсутствуют все рецепторы. Нечувствителен к большинству видов терапии. Выживаемость в данном случае зависит от стадии диагностированного рака.

Не лечить рак нельзя! Терапия заболевания комплексная, включает хирургические методы, лучевую терапию, гормональную и химиотерапию. В разработке индивидуального плана лечения участвуют врачи нескольких специальностей.

Основной метод лечения – операция. Опухоль удаляют, затем исследуется кусочек раковой ткани, чтобы определить тип рака. По результатам исследования уже назначается дальнейшая медикаментозная терапия. В последующем решается вопрос о реконструктивной операции. Хирургический этап включает указанные разновидности операций:

  • Удаление только опухоли.
  • Частичное удаление груди вместе со здоровой тканью вокруг и частью мышц.
  • Удаление груди полностью.
  • Радикальная операция: удаляют грудь, подмышечные лимфоузлы и мышцы груди.

После операции назначают курс гормонотерапии, успех которой будет зависеть от наличия гормональных рецепторов на поверхности опухолевой клетки. Назначается курс химиотерапии. Он заключается в приёме лекарственных препаратов, направленных на уничтожение патогенных клеток. Применяется как в целях подготовки к оперативному лечению, чтобы уменьшить размеры образования, так и для обезвреживания метастазов.

Лучевая терапия – лечение ионизирующим излучением. Назначается, чтобы замедлить рост раковых клеток. Является методом выбора, если опухоль неоперабельная.

Рак – агрессивная болезнь. К сожалению, лечение не гарантирует стопроцентного результата. Через неопределённый промежуток времени симптомы могут вновь вернуться. Это обусловлено рецидивом болезни. Рак может возникнуть на прежнем месте либо образуются новые опухоли из метастазов. Часто рецидивы встречаются после удаления опухолей больших размеров. Самым опасным периодом считаются первые пять лет после операции, несмотря на успешность её проведения. Средняя продолжительность жизни после рецидива составляет 1-2 года.

Смертность от онкологии продолжит занимать лидирующее место в мире, пока медицина не найдет действенный способ излечения раковой патологии. Люди должны вносить посильный вклад: ежегодно проходить скрининг, чтобы вовремя обнаружить патологию и пройти курс ранней эффективной терапии, помогать распространять правильную информацию о болезни. Это позволит прожить долго, даже с диагнозом рака.

В излечении любой болезни главную роль играет собственный настрой человека: несмотря на тяжесть состояния, он должен быть положительным. Главное, запомните: после рака возможно жить счастливо.

источник