Меню Рубрики

Стевия при раке молочной железы

Мои рецепты от рака. Опыт врача, победившего онкологию / Одиле Фернандес

Ilustraciones: Juan Ignacio Valdés y Lara Pérez

Copyright © 2013 by Odile Fernandez Martinez

© 2013 by Ediciones Urano, S. A.

Translation rights arranged by Sandra Bruna Agencia Literaria, SL. All rights reserved

Предисловие к русскому изданию

Интересное и во многом полезное издание. Главная польза книги заключается в том, что она повышает медицинскую грамотность читателя, которой все чаще не достает современному человеку.

Общая образованность растет, люди все больше знают почти обо всем в окружающем их мире и, как правило, очень мало о самом себе – человеке. Причиной многих болезней и преждевременной смертности все чаще становится не слабость медицины, а необразованность, а порой просто невежество людей в отношении себя самого, того как устроен человек, каков его оптимальный образ жизни, что вызывает болезни и недуги, как их можно предупреждать и преодолевать.

Книга посвящена проблеме раковых заболеваний, но много информации и рекомендаций касаются и других заболеваний и общей проблемы сохранения здоровья человека. Интерес и доверие к книге повышает тот факт, что книга написана врачом, перенесшим онкологию. Доктору, самому перенесшему все тяготы болезни и лечения и выздоровевшему, веришь больше, чем самому титулованному специалисту.

Рак одно из самых тяжелых и сложных заболеваний, но автор рассказывает об этом недуге доступным и образным языком. Многое об этой болезни читателю становится ясно, а когда понимаешь, уже не так страшно, а главное вооружаешься знаниями, как с ней бороться, как ее избежать. Одно из главных достоинств книги в том, что она учит не сдаваться перед такой болезнью, как рак, а вместе с врачом активно бороться с ней – это единственный путь к победе над болезнью. Автор наставляет и учит читателя контролировать свою жизнь и болезнь. Он должен быть активным участником лечения.

В книге есть вещи, которые требуют от читателя и определенного критического отношения. К примеру, призывы к домашнему изготовлению безопасных кремов, шампуней и зубной пасты, стимуляции иммунитета «кошачьем когтем», некоторыми грибами или водорослями или изменение молекул воды путем определенных оптимистичных высказываний, внушений и настроений. Критически следует относиться и к предложению использовать для лечения раковых заболеваний методы так называемой альтернативной, бездоказательной медицины: различные виды акупунктуры, мануальной терапии, целебные растения. В лечении ракового заболевания эти методы не помогут, единственное оправдание их применению они, как правило, не вредят. Но если больной отвлечется на эти методы, он может потерять время для лечения действительно эффективными методами. Кстати, сама автор признает в заключении: «Дополнительная, или альтернативная, терапия никогда не должна рассматриваться ни как замена официального лечения рака, ни как причина отложить консультацию с врачом о проблемах здоровья и лечения».

Представляется также, что автор преувеличивает возможности брокколи, чеснока, лука и других овощей и даже грудного молоко в терапии раковых заболеваний. Все-таки главное зависит от умело проведенной специалистами химиотерапии. Противораковые возможности льняного семени, минералов, некоторых витаминов и даже грудного молока явно преувеличены.

Следует также учитывать, что в книге изложен опыт одного больного, одного врача, а болезнь, даже одна и та же, у каждого больного развивается по-разному, поэтому набирайтесь знаний, но не уходите от контроля и рекомендаций вашего врача. Его рекомендации адресованы именно вам, с учетом особенностей вашего организма и характера течения болезни у вас, а не всем людям с такими болезнями

Больше всего внимания в книге уделено противораковому питанию, биохимии пищеварительного процесса, детальному описанию определенных продуктов и их состава, способам их приготовления и кулинарным методам и даже посуде, которой следует или не следует пользоваться, и, конечно, различным противораковым диетам и режимам питания. Местами ее становится скучно читать, но все эти знания, как правило, на пользу просвещенному читателю.

Доктор медицинских наук, Левшин В.Ф.

Меня зовут Одиле, мне тридцать два года, я семейный доктор и мать трехлетнего ребенка. У меня есть муж и любящие родители. Экономически я обеспечена. Есть постоянная работа. Кажется, все в порядке, я вполне счастлива. Но неожиданно происходит что-то непонятное, и жизнь меняется. Об этом я и хочу вам рассказать.

Наступило лето 2010 года, и вдруг без видимой причины я начинаю ощущать усталость, раздражение и депрессию. Чувствую, у меня в организме что-то не так. Как врач, подозреваю у себя рак; пока еще не знаю, гинекология это или желудок, но где-то он завелся. Внутри растет нечто аномальное. Пришла осень, и я узнаю реальную причину плохого самочувствия. Ощупываю низ живота и обнаруживаю опухоль. Значит, не ошиблась: рак. Обычно он диагностируется не сразу – человек его не чувствует и не ощупывает себя. Но когда ты врач и находишься в контакте с пациентами, у тебя развивается так называемый «клинический глаз», очень полезная для диагностики вещь. Она помогает, лишь взглянув на пациента, догадаться, что с ним. В глубокой древности лекари развивали в себе эту способность, чтобы без анализов диагностировать заболевание. Сегодня работу врача облегчают КТ, УЗИ, МРТ, маммография и другие методы. Лекарь, чтобы поставить верный диагноз, должен был иметь верный глаз, чуткое ухо и руки. Сейчас, хотя мы не обладаем столь острой наблюдательностью, все же в какой-то степени сохранили наш клинический глаз. Этот глаз служит и для самодиагностики: как раз мой случай. Я обследовала себя и увидела, что дело плохо. Все симптомы указывали на рак.

После пальпации собственного живота я обратилась к коллегам, чтобы узнать точный диагноз. Сначала снимок показал большую, но доброкачественную опухоль; через несколько дней хирурги сказали другое. Речь шла о раке яичников. Через несколько недель произвели хирургическое вмешательство и обнаружили метастазы в легком, крестце и влагалище. Прогноз малоутешительный, возможность выжить, судя по статистике, весьма невелика. В течение месяца я чувствовала, как жизнь покидает меня. Я ощутила, что смерть рядом. Пора прощаться. Стала отдаляться от сына. В ноябре понимаю, что до Рождества не доживу. Не увижу, как сын радуется подаркам. Прошу родителей, сестру и мужа беречь малыша, рассказывать ему обо мне. Готовлю видео с прощальными словами и альбом с фотографиями для сына, где мы вместе и нам хорошо: ребенок должен знать, как мама его любила. Ощущаю близость конца, смерть наступает на пятки. Непрерывно плачу, боюсь ужасно, нахожусь в совершенно подавленном состоянии. Потеряла всякую надежду и погрузилась в тоску. Попросила онкологов быть со мной откровенными, сказала, что не хочу больше страдать. Предпочитаю не проходить лечение, а спокойно умереть. Предлагаю им не применять химиотерапию, если они считают, что она мне не поможет. Не желаю продлевать агонию, ведь финал неизбежен. Врачи уговаривают пройти курс: они видели излечение и более тяжелых случаев. Обещают, что если лечение не будет результативным, меня предупредят и я смогу от него отказаться.

Внезапно что-то во мне переменилось. Я перестаю плакать и будто птица феникс возрождаюсь из пепла. Чувствую, что не умру, не хочу умирать, не могу себе позволить. Мне еще многое предстоит сделать. Хочу видеть, как растет сын, хочу узнать внуков. Хочу жить. Буду цепляться за жизнь. Для каждого человека болезнь – вещь интимная, каждый переживает ее по-своему. У меня все было так, и мне хочется поделиться приобретенным опытом с вами.

источник

Отказываемся от сахара – основной пищи рака

Рак питается сахаром, этот факт вам нужно хорошенько запомнить. Раковые клетки для своего роста требуют питания. Около семидесяти лет назад Отто Варбург (1883-1970), ученый, получивший Нобелевскую премию, открыл, что «топливом», необходимым для этих клеток, является сахар.

Онкологи усвоили эту данность и применяют это в диагностике, чтобы знать, есть ли в организме метастазы. Используется проба ПЭТ (позитронная эмиссионная томография), состоящая в том, что пациенту вводят в вену глюкозу с радиоактивным фтором. После того как пациент получил большую дозу сахара, его укладывают отдыхать; за это время сахар распространяется по всем органам. Дальше пациента помещают под специальный аппарат, который определяет зоны, где наблюдается гипергликемия (наибольшее скопление сахара). Именно в этом месте, возможно, имеются метастазы. Чем больше сахара сконцентрировано в зоне, тем активнее и агрессивнее опухоль.

Когда мы потребляем сахар, его уровень в крови быстро поднимается, что заставляет наш организм противостоять этому и стимулировать поджелудочную железу выделять инсулин, который избавляется от избытка сахара, усиливая его поступление в клетку. Но инсулин не вырабатывается в одиночку. Вместе с инсулином производится инсулиноподобный фактор роста (ИФР-1), стимулирующий рост и размножение клеток. Как инсулин, так и ИФР через активацию продукции провоспалительных веществ вызывают воспаление и способствуют распространению рака на соседние ткани.

С сороковых годов пищевая промышленность стала использовать в производстве рафинированный сахар. Рафинад – яд, лежащий в основе причин возникновения большинства заболеваний нашей цивилизации: ожирения, диабета и рака.

В среднем мы потребляем около 70 кг сахара в год. Выпивая стакан колы, мы потребляем 10 кусочков сахара (1 кусочек = 10 г). Вообразите, сколько сахара мы съедаем лишь с подобными напитками. Есть люди, которые пьют колу каждый день. Это соответствует 36,5 кг сахара ежегодно.

Первобытный человек потреблял только тот сахар, что находился во фруктах и иногда в меде; иными словами, он съедал приблизительно 2,5 кг в год. Между 2,5 кг и 70 кг большая разница. Такой огромный прирост – причина сегодняшней эпидемии рака.

Избыточное потребление сахара не только стимулирует выделение инсулина, но также может стать причиной рака, поскольку эта субстанция повышает активность белка В-катенина, тесно связанного с ростом опухоли. Высокий уровень сахара приводит к изменению в белке В-кате-нин, что способствует размножению опухолевых клеток в тонком кишечнике, молочной железе, яичниках, поджелудочной железе, толстой кишке и т.д.

ВАЖНО! Гипергликемия, повышенный уровень сахара в крови, вызывается потреблением не только сахара, но и пищи с высоким гликемическим индексом (ГИ). Такая пища обладает свойством почти мгновенно поднимать уровень сахара.

Обнаружив соотношение между раком и сахаром, я задалась вопросом: почему онкологи не лечат пациентов как диабетиков и не прописывают метформин. Это очень хороший препарат, контролирующий уровень сахара в крови. Я рада, что некоторые исследователи занялись данным вопросом; уже есть работы, доказывающие эффективность метформина для онкологических больных.

У вас нет необходимости принимать метформин, достаточно исключить из пищи сахар и продукты с высоким

ГИ. Если вам захочется финик, съешьте его с продуктом, у которого низкий ГИ. Перестав есть сахар и белый хлеб, вы увидите, как намного упадет сахар. Потребление пищи с высоким ГИ связывают с раком поджелудочной железы, толстой кишки и яичников.

Сначала перестанем есть сахар, потом введем в нашу диету продукты с низким индексом гликемии. К ним относятся все овощи, ароматические травы и специи, грибы, водоросли, орехи, семена, зерновые без глютена и большинство фруктов, за исключением банана.

Если высокий уровень сахара в крови – это питание для рака, что происходит с диабетиками? Как вы думаете, у них больше или меньше риск заболеть раком? Конечно, диабетики больше рискуют заболеть раком печени, поджелудочной железы, толстой и прямой кишки, шейки матки, молочных желез и мочевого пузыря.

Каким образом подсластить пищу без сахара? Есть хороший выход: стевия и сироп из агавы; гликемический индекс у этих растений низкий.

Стевия (сладкая трава) распространена в Парагвае. Она в триста раз слаще обычного сахара и имеет ноль калорий. Она идеальна для подслащивания настоев. Помогает регулировать уровень сахара в крови, является противовоспалительным средством и стимулирует иммунную систему.

На опытах с мышами стевия доказала свою способность ингибировать рак так же, как куркума, которая, мы это увидим дальше, считается одним из самых мощных среди натуральных противораковых средств.

Стевия полезна при лечении как рака, так и диабета и гипертензии.

Противораковые свойства стевии обеспечивают стевиозид, ребаудиозид А и стевиол.

Стевия принадлежит к тому же семейству растений, что и одуванчик, цикорий, подсолнух. Легко выращивается в домашних условиях.

? настоя из свежего или сушеного листа; свежий лист используется также как добавка к блюду (например, к салатам) или просто жуется;

? в качестве подсластителя. Это экстракт стевии. Подсластитель бывает в различных формах:

2) жидкости, упакованной во флаконе с пипеткой;

3) таблеток, похожих на сахарин.

Идеально употреблять ее в виде свежего или сушеного листа. Лист содержит в себе все противораковые компоненты стевии. Настой, приготовленный из двух столовых ложек высушенного листа, следует принимать дважды в день, а свежие листья (3—4 штуки в день) жевать.

Сироп из агавы. Это экстракт сока кактуса (то же растение, что используется для текилы), гликемический индекс которого очень низок и идеален для приготовления десертов и сладостей. Обладает высоким содержанием антиоксидантов, служит полезной альтернативой сахару.

источник

Стевия медовая (Stevia rebaudiana) — род многолетних растений семейства Астровые, или Сложноцветные, экстракт листьев также как и изолированные «стевиозиды» используют в качестве подсластителя [1] .

Другие названия: ребиана, ребаудиозид А, стевиозид, стевиол, стевиол гликозид, сладкий лист, сахарный лист.

Растение Stevia rebaudiana имеет долгую, более чем 1500-летнюю, историю. Листья стевии традиционно использовались в течение сотен лет в Бразилии и Парагвае. Их смешивали с местными чаями и лекарственными средствами, и использовали в качестве «сладкого угощения». Стевиол является основным компонентом сладких гликозидов стевии. В 1899 году швейцарский ботаник Мойзес Сантьяго Бертони, при проведении исследований в Восточном Парагвае, впервые детально описал растение и его сладкий вкус. В 1931 году двое французских химиков выделили гликозиды, которые связаны со сладким вкусом стевии. Эти соединения, стевиозид и ребаудиозид, в 250-300 раз слаще сахарозы [2] . Они термостабильны, рН-стабильны и не подвергаются брожению. Точная структура агликона и гликозида была опубликована в 1955 году. В начале 1970-х годов, такие подсластители, как цикламат и сахарин, считались канцерогенами. В качестве альтернативы в Япония начали выращивать стевию. Листья растения, а также водный экстракт листьев и очищенные стевиозиды использовались в качестве подсластителей. В 1971 году японская фирма Morita Kagaku Kogyo Co., Ltd., произвела первый коммерческий подсластитель из стевии в Японии. Японцы использовали стевию в составе пищевых продуктов и безалкогольных напитков (в том числе Coca-Cola), а также в качестве подсластителя при приготовлении пищи. В Японии в настоящее время потребляется больше стевии, чем в любой другой стране мира. Продукты из стевии составляют 40% на рынке подсластителей. В середине 1980-х годов, стевия приобретает популярность в США в качестве некалорийного натурального подсластителя для чая и компонента смесей для снижения веса. Сегодня Stevia rebaudiana культивируется и используется в качестве подсластителя в странах Восточной Азии, в том числе в Японии, Китае (с 1984 г.), Корее, Тайване, Таиланде и Малайзии. Кроме того, стевию можно найти в Сент-Китсе и Невисе, Бразилии, Колумбии, Перу, Парагвае, Уругвае и Израиле. Китай является крупнейшим в мире экспортером стевиозида.

Читайте также:  Чем лечат рак молочной железы 3 степени

На протяжении веков народы гуарани в Парагвае использовали Stevia rebaudiana, которую они назвали ka’a he’ê («сладкая трава»), в качестве подсластителя для мате и других пищевых продуктов, и в качестве лекарственного средства.

В малых дозах прием стевии оказывает противовоспалительное и антиокислительное воздействие; эти свойства были связаны с защитой почек, поджелудочной железы, печени и мозга от разрушительных стрессовых факторов (хотя подобное защитное воздействие на органы скорее объясняется за счет общих свойств стевиола, а не уникального механизма воздействия). Более высокие дозы, вероятно, вызывают проблемы с фертильностью у животных. И хотя данная гипотеза оспаривается (недостаток исследований на человеке, некоторые исследования на самцах крыс не показали антифертильного воздействия), будет разумно не злоупотреблять чрезмерным потреблением продукта. Хотя чрезмерное употребление стевии связывают с генотоксическим воздействием, подобное воздействие, если оно имеется, минимально. Чрезмерное употребление стевии вряд ли способно вызвать рак из-за низкой активности стевиол гликозидов и антиоксидантных свойств, которые придают защитный эффект (возможно посредством регулирования генотоксичности).

Преимущественно стевия дозируется по вкусу (так как используется в качестве сахарозаменителя). В целях предосторожности и ввиду токсикологического воздействия данного растения, верхняя допустимая суточная норма потребления составляет около 8 мг на кг веса (то есть для человека весом 70 кг допустимая норма – 560 мг). Указанная рекомендуемая доза достаточна для проявления противовоспалительного и антиоксидативного воздействия, но слишком мала для проявления токсического воздействия или проявления бесплодия. В то же время ряд исследований не выявил никакого неблагоприятного эффекта при длительном ежедневном приеме 1,5 г стевии.

  • Стевиол (низкая концентрация, 5.9+/-0.8 мкг/г или 0.00059%)[12] и его гликозиды (4-13% сухого веса) и стевиолбиозид (менее 1%, хотя стевиолбиозид может быть продуктом техники экстракции [3] )
  • Дигидроизостевиол [4]
  • Ребаудиозид А [5] (2-4%, хотя сообщалось о 1.62-7.27%), C (1-3%) и гликозиды ребаудиозидов B, D, E, и F, также как и рубузозид (все вместе менее 1%) [6] . Как и стевиобиозид, ребаудиозид может быть артефактом
  • Дулкозид А (0.4-0.7%)
  • Малый дитерпен энт-каур-16-ен-19-овая кислота, гликозиды и производные метилового эфира и сложного эфира
  • Апигенин-7-О-глюкозид [7]
  • Кверцетин в свободной форме, 3-O-ксилозид [8] , 3-O-β-D-арабинозид, или кверцетрин [9]
  • Лютеолин-7-O-рутинозид и лютеолин-7-O-β-D-глюкозид
  • Хлорогеновая кислота
  • Дикофолхинная кислота и свободная кофеиновая кислота
  • 3,4-Диметоксиннаминовая кислота
  • Витамин С (0.1мг/г, или 0.01%)
  • Хлорофилл a (0.2мг/г) и b (0.3мг/г)
  • Микро-РНК [10]
  • Иминосахара Стевиамина и его (-)-стевиамин энантиомер [11]
  • Содержание белка в стевии достигает 15.523+/-1.877%

Было проведено исследования на худых людях и людях, страдающих ожирением, которым подавали блюдо, содержащее сукралозу (490 ккал), или одно из двух блюд, содержащее низкокалорийным сахарозаменителем (290 ккал с аспартамом или стевией). В результате исследования было отмечено, что оба блюда одинаково насыщают, так как испытуемые не заметили разницу между высококалорийным и подсластителесодержащим блюдом; стевия и аспартам существенно не отличались [12] .

Инкубация нейронов в клетках PC12 (которые подвергаются апоптозу посредством фрагментации ДНК) с концентрацией стевиозида до 10 мкг/мл (нецитотоксическая доза) увеличивает апоптоз, индуцированный сывороточным голоданием при 100-1000 нг/мл. Изостевиол обладает нейрозащитным воздействием на крысах при закупорке мозговых артерий крыс; 5-20 мг/кг изостевиола внутривенно демонстрируют нейрозащитной воздействие, вторичное по отношению к его противовоспалительному свойству (NF-kB ингибирование). Употребление 20 мг/кг изостевиола так же эффективно, как 5 мг/кг нимодипина [13] . Трудно оценить практическую пользу некоторых нейрозащитных свойств употребления стевии.

Прием 1000 мг изолированного ребаудиозида А в течение 4 недель не показал никаких изменений в систолическом и диастолическом артериальном давлении, прием 750мг стевиозида в течение 3 месяцев также не выявил изменений в кровяном давлении [14] . Исследование, направленное на переносимость 1500 мг стевиозида (прием 500 мг три раза в день), выявило, что использование стевиозида в течение двух лет способствует понижению систолического и диастолического давления на 6.7% и 6.4% соответственно. Данное исследование также отметило, что это связано с регрессом гипертрофии левого желудочка на 11,5% при приеме стевии и на 34,0% при приеме плацебо. Результаты данного исследования схожи с результатами годового эксперимента на гипертониках. В ходе эксперимента пациенты принимали 250 мг стевиозида трижды в день (всего 750 мг), в результате было отмечено понижение кровяного давления (на 8,1% и 13,8 для систолического и диастолического давления) на третьем месяце по сравнению с плацебо, показатели которого не изменились на протяжение последующих девяти месяцев [15] . Не отмечено значительного воздействия стевиозида на кровяное давление людей с нормальным артериальным давлением, два исследования выявили понижение давления у гипертоников при длительном приеме.

Во время эксперимента крысам давали лист стевии (4% от общего рациона) перед инъекциями (против диабета) стрептозотоцина. Спустя неделю было отмечено, что стевия уменьшила повышенное окисление, наблюдаемое в крысах, которым вводят стрептозоцин (также распространяется на изолированные полифенольные соединения, но не на содержание клетчатки), и также уменьшила содержание глюкозы в крови у мышей, страдающих диабетом. Прием 50-200 мг/кг изолированного ребаудиозида А крысами, страдающими диабетом, в течение 45 дней способно сохранить потерю инсулина в крови и глюкозы (доза 200 мг/кг оказалась немного менее эффективна, чем 600 мкг/кг глименкламида). При этом доза 200 мг/кг не выявила никакого воздействия на крыс, не страдающих диабетом. Было отмечено понижение активности ферментов печени, которые индуцируются во время диабета (глюкозо-6-фосфат, фруктоза-1,6-дифосфат, гексокиназа), при приеме 200 мг/кг (по сравнению с 600 мкг/кг глименкламида) [16] . Более низкая (200-400мг/кг) и высокая (2,000 мг/кг) доза стевии продемонстрировали понижение глюкозы в крови у крыс, страдающих аллоксан-вызванным диабетом. Хотя это свойство вторично, по отношению к благоприятному воздействию на функцию поджелудочной железы. Стевия способна понизить уровень глюкозы в крысах, страдающих диабетом, но при дозировке выше допустимой нормы (но ниже токсичного уровня). По сравнению с другими соединениями стевия не демонстрирует каких-либо чрезвычайно уникальных или примечательно полезных свойств. В ходе одного из исследований, которое проводилось на людях, страдающих диабетом, было выявлено, что большая доза (1000 мг) стевиозида может снизить постпрандиальное ППК глюкозы на 18% и оказывает благоприятное воздействие на инсулин: глюкозоинсулиногенный индекс повысился на 40% [17] . Исследование показало, что прием стевиозида после еды понижает уровень глюкозы в крови.

Стевия проявляет и другое полезное свойство, вторичное по отношению к противовоспалительному (ингибирование NF-kB, которое вызывает мышечную гипертрофию у животных). Было отмечено, что ежедневный пероральный прием 10 мг/кг стевиозида в течение одной недели, перед индуцированием токсичности скелетных мышц (посредством кардиотоксина), способствует повышению регенерации мышц за счет активизации сателлитных клеток и повышенной функциональной емкости поврежденных мышц через 7 дней после повреждения [18] . Стевия оказывает благоприятное воздействие на регенерацию мышц, что является вторичным эффектом, по отношению к NF-kB ингибированию. Но это свойство не является уникальным (NF-kB ингибиторы распространены среди растений).

В ходе эксперимента на крысах было установлено, что пероральный прием 12,5 – 50 мг/кг стевиозида за час до инъекции LPS (липосахарида) способен замедлить рост иммунных клеток в легких (нейтрофилов и макрофагов). При этом 25-50 мг/кг вещества оказывает такое же воздействие, что и 5 мг/кг дексаметазона (хотя он имеет тенденцию оказывать более слабое воздействие). Также исследование показало, что стевиозид способен снизить уровни противовоспалительных цитокинов TNF-α, IL-1β, активность IL-6 и окиси азота nitric ox >[19] стевиозида было отмечено ранее в макрофагах, иммунных клетках THP-1 и клетках кишечника, и оно считалось вторичным по отношению к способности подавлять активацию сигнальных путей MAPK, индуцированную LPS (что затем воздействует на NF-kB и воспаление через путь MAPK/NF-kB [20] ). Стевиозид проявляет противовоспалительные свойства у крыс при пероральном приеме допустимой дозы (доза 25-50 мг/кг для крыс равна 4-8 мг/кг для человека, например, для человека весом 70 кг допустимая доза – 280 – 560 мг), данный процесс происходит благодаря ингибированию MAPK.

При исследовании воздействия экстракта листьев стевии против бактериальных штаммов при кариесе была выявлена минимальная подавляющая концентрация 30-120 мг/мл, при этом экстракция гексаном оказалась более эффективной [21] . Вероятно, способен оказывать противокариесное действие благодаря своим противобактериальным свойствам, но это не было подтверждено in vivo, и происходит при достаточно высокой дозировке, не свойственной подсластителю.

Молекула стевии, известная как дигидроизостевиол, демонстрирует антиандрогенное действие против инъекций тестостерона (3 мг) в гребень петуха. При этом молекула не влияет на способность тестостерона воздействовать на тестикулярную функцию. Стевиозид также может вытеснить ДГТ из клеточного андрогенного рецептора (материалы конференции цитируются здесь) в концентрации 7-15 мкм. Но это свойство стевиозида оспаривается, так как в результате приема высокой дозы вещества (6,7 г/кг для крыс) в течение 60 дней не было выявлено изменений в ткани простаты [22] . Ежедневный прием стевии (6,7 г/кг для крыс) в течение 60 дней способен понизить уровень тестостерона на 40% (данные полученные из графика), при этом никакого влияния на лютеинизирующий гормон не проявляется. Высокие дозы стевии способны понизить уровень тестостерона, но прямая связь соединений стевии и андрогенных рецепторов не имеет высокого практического значения ввиду необходимости более высокой дозировки.

Дигидроизостевиол может активировать АМФК в клетках кишечника, и это подчеркивает его способность ингибировать секрецию хлорида, опосредованную CFTR [23] . АМФК колокализуется с CFTR в клетках кишечника, подавляя его воздействие. В ходе этого же исследования не удалось активировать АМФК в клетках щитовидной железы, что предполагает локализованное воздействие дигидроизостевиола.

В ходе эксперимента на крысах было отмечено, что употребление в пищу листа стевии (4% от общего рациона) на протяжении 5 недель увеличивает количество белка и креатинина в моче, а то же время симптомы диабета (химически индуцирован на 4 неделе) оказались ослаблены, но не устранены. Более высокие дозы (2,67 г для крыс) увеличивают почечный кровоток и скорость клубочковой фильтрации, а также понижает резорбцию глюкозы из почечных канальцев при 1-3 мг/кг/ч, но подобный эффект не наблюдается при 0,5 мг/кг/ч [24] . Во время исследований на крысах с более высокой дозировкой (выше, чем используется в качестве подсластителя) было отмечено мочегонное воздействие, причем внутривенное введение крысам 0,5 мг/кг/ч оказалось малоэффективным [25] . Было обнаружено защитное воздействие на почки и мочегонное действие стевии при дозировке выше, чем необходимо в качестве подсластителя. Практическая значимость вышеуказанных свойств стевии для человека является неопределенной (степень защитного и благоприятного воздействия не значительна).

В результате употребления крысами листьев стевии (4% от общего рациона) в течение 5 недель, было обнаружено, что как сами листья, так и полифенольные соединения способны блокировать повышение активности ферментов печени при диабете.

В ходе эксперимента, во время которого самцы крыс препубертатоного периода потребляли стевию (около 6,7 г/кг) в течение 60 дней, было отмечено снижение веса придатка яичка (на 52%), яичек (50%) и семенных пузырьков (на 51%), при этом общий вес тела и вес предстательной железы остались прежними. Прием такой же дозы в другом исследованиях на крысах способствовал уменьшению веса семенных пузырьков на 60%, в то время как вес яичек оказался неизменным [26] . Прием 6,7 г/кг стевии в течение 60 дней выявил снижение количества сперматозоидов до 68%. Высокие дозы стевии способны ослабить тестикулярную и семенную функцию самцов крыс

Было отмечено, что стевиозид способен вызвать апоптоз рака молочной железы (MCF-7) при IC50 10-20 мкг спустя 72 часа, данный апоптоз опосредован генерацией АМК митохондриями. Стевиозид при концентрации 10 мкм через 72 часа может снизить количество раковых клеток на 71,1 % (в процессе апоптоза) и удлинить G0/G1 фазы. При этом концентрация 2,5 мкм все еще демонстрировала эффективность, тогда как концентрация выше 20 мкм оказалась токсичной. Исследование также показало повышение экспрессии Nrf2 по истечению 72 часов инкубации и подавление активность Keap1 (антагонист Nrf2) [27] .

Стевиозид, стевиол и изостевиозид оказывают противораковое воздействие на мышей при раке кожи, при этом количество папиллом сокращается на 44,4-46,2 % спустя 9 недель (местное применение 85 нмоль молекулы в месте индукции кожной опухоли), куркумин, для сравнения, оказывает подобное воздействие на 45,1 %) [28] .

Стевиол и ребаудиозид не являются мутагенными в дозах, в которых их используют люди. Два обзорных исследования 2010 года не обнаружили связи стевии или ее экстрактов с какими-либо вредом для здоровья. Комитет по пищевым добавкам одобрил приемлемое суточное потребление стевиольных гликозидов до 4 мг на килограмм массы тела.

FDA не признает цельный лист стевии или сырые экстракты стевии в качестве «в целом безопасных» пищевых добавок, однако FDA одобрило несколько писем от компаний по поводу безопасности конкретных ребаудиозидов.

Европейское Ведомство по Безопасности Пищевых Продуктов оценило безопасность гликозидов стевии, извлеченных из листьев растения Stevia rebaudiana. 10 марта 2010 года орган установил допустимое суточное потребление (ДСП) гликозидов стевии, выраженное в эквиваленте стевиола, равное 4 мг / кг массы тела / день. 11 ноября 2011 года Европейская Комиссия допустила использование гликозидов стевии в качестве пищевой добавки, установив максимальный уровень их содержания в разных продуктах питания и напитках.

Обзорное исследование 2009 г. показало, что стевиозид и родственные соединения могут проявлять антигипергликемическое, гипотензивное, противовоспалительное, противоопухолевое, противовоспалительное, диспепсические, мочегонное и иммуномодулирующее действия. Обзор 2011 года показал, что использование подсластителя стевия в качестве замены для сахара, скорее всего, может быть полезным для больных сахарным диабетом. Кроме того, в докладе отмечается, что «стевиозид продемонстрировал некоторые признаки фармакологических эффектов у пациентов с артериальной гипертензией или с сахарным диабетом типа 2». Однако авторы пришли к выводу, что для того, чтобы определить правильную дозировку, потребуется провести дополнительное исследование.

Читайте также:  Чем лечить рак груди молочной железы

В 1991 году, после получения анонимной жалобы, FDA США отметила стевию в качестве «небезопасной пищевой добавки», и ограничила ее импорт. Причина, заявленная ФДА, состояла в том, что «токсикологическая информация о стевии не является достаточной, чтобы продемонстрировать её безопасность». С введением запрета на импорт в 1991 году, маркетологи и потребители стевии разделяют убеждение, что действия FDA были обусловлены давлением промышленности. Конгрессмен Аризоны Джон Кил, например, называет действия FDA против стевии «сдерживанием торговли в пользу промышленности, занимающейся производством искусственных подсластителей». Для защиты заявителя, FDA удалила их имена из первоначальной жалобы. Стевия оставалась под запретом до 1994 года, когда был выпущен Закон о Здравоохранении и Образовании, заставивший FDA в 1995 году пересмотреть свою позицию относительно стевии. Стевию разрешено продавать в качестве пищевой добавки, но не в качестве подсластителя. Ранние исследования побудили Европейскую Комиссию в 1999 году запретить использование стевии в пищу в Европейском Союзе, до проведения дальнейших исследований.

В 2006 году научно-исследовательские данные по оценке вреда стевии, распространенные Всемирной Организацией Здравоохранения, не обнаружили никаких неблагоприятных эффектов. С 2008 года, стевиозид разрешен в России в качестве пищевой добавки «в минимальной дозировке». В декабре 2008 года FDA не высказало никаких возражений при выдаче разрешения как в целом безопасного вещества для Truvia (разработанной Cargill и The Coca-Cola Company) и PureVia (разработанной PepsiCo и Whole Earth Sweetener Company, дочерней компании Merisant). В обоих продуктах используется ребаудиозид А, полученный из растения стевии. Тем не менее, FDA заявило, что эти продукты являются не стевией, а высоко очищенным продуктом. В 2012 году FDA опубликовало заметку на своем сайте о сырой стевии: «FDA не допускает использования цельного листа стевии или сырых экстрактов стевии, поскольку эти вещества не были одобрены для использования в качестве пищевой добавки. FDA не считает их использование в пищу безопасным, в свете сообщений, выражающих озабоченность по поводу использования этих веществ. Среди жалоб следует выделить сложности контроля уровня сахара в крови и воздействия на репродуктивные, сердечно-сосудистые и почечные системы организма».

источник

Сейчас даже ребенок знает о вреде простых сахаров: глюкозы и даже фруктозы. Сахароза или рафинированный сахар (молекула сахарозы состоит из более простых — глюкозы и фруктозы) является причиной:

– нарушения пищеварения;
– развития патогенной микрофлоры, в том числе грибков и кандиды;
– нарушения обмена веществ, диабета,
– ожирения и отложения висцерального жира;
– ухудшения состояния кожи;
– вымывания кальция;
– развития кариеса;
– ухудшения концентрации и в целом работы нервной системы.

И это далеко не полный список тех бед, который может причинить такой вкусный, но очень вредный белый сахар. Именно поэтому возникает вопрос выбора, чем же заменять сладости? Сегодня CacaoCow выбирает СТЕВИЮ, потому что это не только очень сладко, но и очень полезно!

Сегодня CacaoCow выбирает СТЕВИЮ , потому что это не только очень сладко, но и очень полезно!

Стевия или сахарная трава – растение, известное уже более 1500 лет. Родиной стевии считается Южная Америка, предположительно Бразилия или Парагвай. Именно там, с древних времен, сладкую траву использовали индейцы гуарани и другие племена. Кстати, первоначально ее использовали как подсластитель к мате, но позже местные целители обнаружили лечебные свойства у этого растения. Индейцы лечили стевией изжогу и проблемы с желудком

Стевия относится к семейству астровых, растет небольшим кустарном, типа мелиссы, цветет маленькими белыми цветами. Если же попробовать листик стевии, вы очень удивитесь – она невероятно сладкая. Причём эта сладость отличается от сладости привычного сахара: вкус раскрывается не сразу, но долго остается на языке. Стевия известна в Европе с XVI века, но химический состав был изучен только в середине ХХ века.

Небывалая сладость сахарной траве придают два гликозида (эфироподобные вещества) – стевиозид и ребаудиозид. Именно они делают стевию слаще сахара в 300 раз! Вот почему индейцы смешивали стевию с лекарственными чаями и фруктами и называли – «сладкое угощение».

В 70-х годах, когда начали появляться первые обширные исследования о вреде сахара, стевия и экстракты сахарной травы начали применяться в пищевой промышленности. Первый подсластитель из стевии был сделан в Японии. Сейчас стевия и ее экстракты распространены по всему миру и причина не только в ее сладости.

Уникальность сахарной травы в том, что это не просто подсластитель и сахарозаменитель, это мощное лекарственное растение. В 70-х годах ученые подробно изучили химический состав стевии, оказалось, что помимо сладких гликозидов стевия содержит:

Интересно, что стевия содержит все самые популярные сегодня антиоксиданты: хлорогеновую кислоту, хлорофилл и кверцетин.

Эксперименты показали, что применение стевиозида (натурального экстракта стевии) уменьшает концентрацию глюкозы в крови, если принимать его после еды. Также стевия нормализует выработку инсулина, уменьшает его потери у диабетиков. Это связано с восстановлением функций поджелудочной железы.

Исследования на мышах показали, что стевия и стевиозид снижает концентрацию химических соединений-маркеров воспалительного процесса. Также высокие дозы стевии подавляют сигнальную ответную реакцию организма на инородные вещества, т.е. снижает эффект воспаления.

Стевия – единственное сладкое вещество, которое не только не вредит зубам, но и лечит их. Клинические испытания показали, что стевия оказывает антибактериальное действие в полости рта и снижает активность бактерий-предшественников кариеса.

Систематический прием листьев стевии оказывает мочегонное действие, улучшает функцию почек и способствует лучшему выведению из организма креатинов

Лабораторные исследования показали, что стевия и стевиозид снижает количество папиллом, оказывает противораковое действие при раке кожи и раке молочной железы.

Благодаря большому количеству антиоксидантов в стевии, она защищает и способствует регенерации скелетной мускулатуры. Целесообразно включать напитки со стевией в рацион любителей спорта.

Стевия – универсальная лекарственная трава. Ее можно заваривать с любым чаем и травами, она придаст напитку сладкий вкус. Отлично добавлять стевию в мочегонные и печеночные сборы, благодаря гепапротекторным и мочегонным свойствам, стевия не только сделает напиток сладким и вкусным, но и усилит лечебные свойства трав.

Сухие измельченные листья стевии добавляют не только в напитки, но и в выпечку.

Стевиозид или экстракт сладких гликозидов стевии дают чистый сладкий вкус. Этот сахарозаменитель может использоваться для приготовления десертов и джемов со стевией.

источник

Стевия – известный натуральный подсластитель, получаемый из южноамериканского кустарника под названием Stevia rebaudiana.

Стевия в 200-400 раз слаще сахарозы и содержит минимум калорий.

Отличный заменитель сахара и фруктозного сиропа, стевия нашла широкое применение в джемах, безалкогольных напитках, мороженых, тортах, десертах, молочных продуктах.

Сладость стевии обусловлена соединениями, которые извлекаются путем замачивания листьев в воде. Сладкий экстракт содержит стевиоловый гликозид, состоящий из двух основных единиц — ребаудиозида А и стевиозид. Стевия богата флавоноидами и терпенами. Стевиоловые гликозиды перевариваются в верхних отделах желудочно-кишечного тракта и частично метаболизируются в организме.

Научно доказанные терапевтические эффекты стевии:

Гипогликемический: стевия способна повышать активность клеток поджелудочной железы и чувствительность клеток к инсулину, одновременно стимулируя синтез и использование инсулина. Необычайно полезный продукт при сахарном диабете II типа.

Гипотензивный: стевиозид снижает артериальное давление, предотвращая попадание ионов кальция в эндотелиальные клетки кровеносных сосудов. Это ограничивает вазоконстрикцию, или сужение артерий, помогая в лечении гипертонической болезни.

Антиоксидантный: стевия содержит огромное количество природных антиоксидантов, включая апигенин, кемпферол и кверетрин. Они предотвращают повреждение ДНК и защищают сосуды.

Противоопухолевый: стевиоловые гликозиды состоят из четырех составляющих, — стевиозида, ребаудиозида А, ребаудиозида С и дуклозида А, мощных противовоспалительных соединений, демонстрирующих противораковые свойства in vitro.

Антибактериальный: компоненты стевии обладают способностью подавлять рост и размножение болезнетворных бактерий, предотвращать респираторные, кишечные и другие инфекции.

Иммуномодулирующий: стевия подавляет синтез воспалительных агентов, вмешиваясь во внутриклеточный сигнальный путь I-каппа-бета-киназ (NF-kB).

Соответственно, в медицине ряда стран стевия используется как кардиотоническое средство, для стимуляции аппетита и работы пищеварительного тракта, при сахарном диабете II типа. Особого внимания заслуживает применение стевии в дерматологии, где она признана эффективным средством при себорее, экземе, угревой сыпи. Считается, что стевия помогает заживлять раны без рубцов.

Чтобы подтвердить пользу стевии для похудении, нужны дополнительные исследования.

Употребление стевии может вызвать различные побочные реакции, включая вздутие живота, тошноту, миалгию, мышечную слабость, аллергические реакции. Кроме того, стевия может взаимодействовать с антибиотиками и блокаторами кальциевых каналов, препаратами для снижения холестерина, противоопухолевыми и другими группами лекарственных средств.

Мочегонное действие стевии нарушает естественный механизм удаления лития из организма, приводя к накоплению лития в организме и усилению токсичности его препаратов. Опыты на животных подтвердили: стевия небезопасна при одновременном приеме карбоната лития и подобных ему лекарств!

Стевия неблагоприятно сказывается на состоянии почек и электролитном равновесии у пациентов с почечной недостаточностью. Этот подсластитель не рекомендуется во время беременности и лактации.

Стевия считается относительно безопасной на фоне искусственных подсластителей.

Токсикологи из Калифорнийского университета много лет изучали стевию на предмет канцерогенных и мутагенных свойств, не обнаружив никакой угрозы стевиозидов для организма млекопитающих.

В Японии искусственные подсластители полностью запрещены, поэтому японская медицина давно интересуется стевией как натуральной альтернативой. Несколько проведенных японскими учеными исследований также подтвердили безопасность этого продукта.

Администрация по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) одобрила использование ребаудиозида А, но не всего растения целиком, указав на определенные побочные эффекты.

Европейское агентство по безопасности пищевых продуктов (EFSA) одобрило применение стевиоловых гликозидов при соблюдении рекомендуемой суточной дозы 4 мг на килограмм массы тела. В 2010 году ЕС одобрил применение стевиоловых гликозидов в качестве пищевых добавок. Компоненты стевии соответствуют критериям JEFCA как неканцерогенные и негенотоксические добавки.

Константин Моканов: магистр фармации и профессиональный медицинский переводчик

источник

Кандидат химических наук А. С. Садовский
«Химия и жизнь» №4, 2005

Если ты хочешь понять что-либо, узнай, как оно возникло.
Б. Ф. Поршнев

Стевия интересна не только тем, что синтезирует очень сладкие гликозиды. Интрига состоит в том, что в некоторых странах это растение служит одним из заменителей сахара, и в то же время FDA (Food & Drug Administration) — главное ведомство США, контролирующее безопасность пищи и лекарств, — упорно относит ее к «продуктам с неопределенной безопасностью». В чем же дело?

Пристрастие европейцев к сладкому положило начало процессу глобализации: из-за сахара Новый Cвет превратился в красно-черно-белый континент. Пренебрегая элементарным состраданием, сюда на тростниковые плантации загоняли тысячи африканских рабов. Только после наполеоновских войн, с появлением сахарной свеклы, сахар перестал быть чисто колониальным товаром.

Испанцев, захвативших Центральную и Южную Америку, совсем не интересовала культура уничтожаемых ими индейцев, а тем более вопрос, как они обходятся без того же сахара. Это прояснилось лишь в самом начале прошлого века благодаря Мойзесу Сантьяго Бертони. Будучи директором агрономического колледжа в столице Парагвая Асунсьоне, он заинтересовался рассказами о необычайном растении, сладком на вкус. Раздобыв пучок веточек, Бертони приступил к работе, но окончательно определить и описать вид смог лишь через 12 лет, получив в 1903 году живой экземпляр в подарок от священника. Оказалось, что это новый представитель рода стевии; первооткрыватель назвал его в честь своего приятеля-химика доктора Овидия Ребауди, помогавшего делать экстракт, так что в итоге получилось Stevia rebaudiana (Bertoni) Bertoni. Род стевия включает до 280 видов и входит в трибу Eupatorium семейства сложноцветных (по-русски их называют посконники). В российской рекламе «Стевия — это лучшее, что создано природой» кто-то придумал и легенду о прекрасной индианке по имени Стевия, которую боги превратили в сладкий кустик. Мне больше нравится другая версия: этот род сложноцветных назван в память о русском ботанике Х. Х. Стевене (1781–1863). Швед по рождению, он основал Никитский ботанический сад и был главным виноградарем Российской империи, а на Западе известен трудами и гербарием растений Кавказа и Крыма.

Главные вещества, которые сделали S. rebaudiana (далее просто стевия) знаменитой, присутствуют только в ней: стевиозид и ребаудиозиды. Это дитерпеноидные глюкозиды (то есть к агликонам этих гликозидов присоединены только остатки глюкозы, а не других моносахаридов). Их сладость в 200–400 раз сильнее, чем у сахарозы. Стевиозид выделили в 1931 году французские химики М. Бридель и Р. Лявей, его содержание — от 4% до 20% от сухого веса растения, ребаудиозидов и других аналогов вдвое меньше. Естественный ареал сладкой травы стевии узок — в основном долина высокогорного притока реки Параны на границе Парагвая и Бразилии, поэтому первоначально даже думали, что она такая же редкость, как женьшень.

Если вам подарили или вы как-то сами сделали в стеклодувной мастерской прибамбасы для мате, все за то, чтобы пить его не с сахаром, а со стевией, которую можно развести на подоконнике или в огороде

Сейчас пишут, что полторы тысячи лет назад, то есть задолго до Колумба, индейцы хорошо знали стевию, с ней они пили свой любимый мате (парагвайский чай), и ею же лечились от многих недугов. Испанцы об этом сообщали домой еще в XVI веке. Если вы хотите попробовать мате, сделать это совсем не сложно. Купив подарочный набор в чайном магазине, вы получите инструкцию, пачку мате и принадлежности: калебас — сосуд из высушенной тыквы и бомбийю (дословно «соломинка») — трубку с подобием мундштука на одном конце и с фильтром на другом. Парагвайский чай — это измельченные ветки дерева Ilex paraguariensis, оно вечнозеленое, лиственное и принадлежит к семейству падубов. (Из всех членов этого семейства подмосковный климат выдерживает только ягодный кустик магония.)

Заварив мате по инструкции, вы получите кашу, и вот тут-то и понадобится бомбийя, которую надобно аккуратно опустить на дно калебаса и отсосать несколько глотков. При желании с приятелями или домочадцами можно, пустив калебас по кругу, воспроизвести ритуал парагвайских индейцев гуарани. Нетрудно также найти сведения об истории культивирования мате испанскими монахами — в XVII веке его называли «иезуитским эликсиром», — о тонкостях ритуалов матепития и о разных способах заваривания. Теперь представьте, что вам захотелось откушать самый что ни на есть настоящий парагвайский чай. Нужна ли для этого, как повествуют легенды об индейцах, стевия? Перечислять информацию, которую можно найти на сайтах типа club-mate.ru или mate.ru слишком долго, но, уверяю, на этот вопрос ответа там нет, вы вообще не встретите слова «стевия». В истории парагвайской культуры явно что-то не сходится.

Читайте также:  Чем лечить начальный рак груди

Ситуация с пищевым использованием стевии во многом определяется позицией чиновников из американской службы FDA. По внутреннему правилу объект пищевого или медицинского назначения можно провести через FDA двумя путями: через экспертизу или как традиционно используемый, без каких либо осложнений до 1958 года продукт (вторые обозначаются английской аббревиатурой GRAS). FDA сочла, что для стевии нет исчерпывающих сведений о традиционном использовании, а у экспертов всегда находятся данные, ставящие под сомнение ее безопасность. Вот стевия и попала в список небезопасных пищевых добавок. Это означает, что если она указана на маркировке или ее глюкозиды будут обнаружены в пищевом продукте, то товар, равно как этикетки, реклама и сопровождающая литература подлежат в США аресту со всеми вытекающими последствиями. Случаи такие были, хотя и немного. В штате Техас вместе со стевией полицейские приставы уничтожили 2500 экземпляров кулинарных книг (как тут не вспомнить про свободу слова).

Разговоры о «гражданской» войне с чрезмерным потреблением сахара идут в США давно. Некогда вожделенный продукт Нового Света именно здесь прежде, чем в других местах, превратился во зло, приводящее к ожирению и диабету. Теперь, после победы над табакокурением, надо ожидать, что и к сахару начнут применять столь же суровые меры. Понятно: замена сахара на низкокалорийные подсластители и сокращение его производства связаны с очень большими деньгами. Страсти кипят. Североамериканская общественность обвиняет FDA в необоснованном продвижении аспартама, в необъективности ее экспертов, в сговоре FDA, «Монсанто» и «Кока-колы» и во всех прочих грехах. Борьба с бюрократией — удел начинающих политиков, предприниматели предпочитают давать взятки или искать обходные пути. Такой путь для стевии нашелся. С 1995 года ее официально можно купить в США в виде диетической добавки. Продукты диетического питания и биологически активные добавки (БАД) — особая зона; во многих странах она находится не между пищей и лекарствами, а где-то совсем в стороне.

США — империя аспартама, и с этим приходится считаться. Мателюбы не рискуют выпускать готовые смеси мате и стевии: если товар случайно попадет в США, его конфискуют. Как справедливо заметили И. Ильф и Е. Петров в «Одноэтажной Америке», когда запрещено «просперити», нет смысла и в «паблисити». Со стевией все с точностью до наоборот. Для продавливания через FDA ее и следовало бы тесно увязать с традиционным продуктом мате, уже признанным GRAS. Правда, исторические факты для «сладкой травы» куда беднее, чем для мате; их дополнили обтекаемыми формулировками и легендами, которые содержат явные неточности.

Стевия — узкий эндемик, 100 лет назад она и в Парагвае была мало распространена. Даже Бертони с его профессиональными связями не сразу ее отыскал. Известно, что Франсиско Гернандес, лейб-медик испанского короля Филиппа II, писал о «сладкой траве» индейцев, но это были не гуарани, а ацтеки, и трава не «Caa-hee» (стевия), а «Tzonpelic xihuitl» (липпия сладкая — Lippia dulcis Trev.). Липпия содержит сесквитерпен гернандульцин (название, как нетрудно догадаться, в честь лейб-медика). Гернандульцин еще слаще стевиозида (в мольном отношении к сахарозе — в 1000 раз), он был запатентован в качестве подсластителя, но практического применения не получил: низкие растворимость в воде и термостойкость, да и вкус не «чистый». Однако он служит в исследованиях рецепторов вкуса в качестве химической модели сладости.

Организующая и дисциплинирующая сила всякого цивилизованного общества — бюрократия. Поэтому в США, если вам противопоказано по здоровью или убеждения не позволяют пить какую-нибудь «колу» с аспартамом и сахарином (с сахаром тоже), придется купить в разных отделах пузырек экстракта или пачку листьев стевии, фрукты, прийти домой и самому сварить напиток. Почему это нельзя сразу мешать, как аспартам, в одной бутылке, объяснить трудно, поэтому дискуссия с FDA на эту тему не публикуется и ведется, так сказать, в рабочем порядке. Впрочем, хорошую шутку выдал неизвестный названный чиновник FDA: «Если бы мы захотели, то могли бы запретить и морковь». По токсичности стевии и ее отдельных компонентов выполнена добрая сотня работ, так что можно подобрать подходящие и сделать нужные выводы на разные случаи. Однако весной прошлого года в Бельгии состоялась первая международная конференция по безопасности стевии, которую организовал расположенный там же Европейский исследовательский стевия-центр. Как следует из ее трудов, все дело — в дозах.

Стевия подозревается в трех преступлениях: антиандрогенности, мутагенности и, как следствие, канцерогенности. Труды исследователей, оснащенных самой передовой аппаратурой, позволяющей находить в пробах пикограммы глюкозидов стевии, помогли построить следующую схему биохимии стевии в организме крыс, мышей, кур и людей. Как оказалось, ее глюкозиды, попав в организм млекопитающего, ни во что не превращаются — в кишечном тракте нет соответствующих ферментов, а те сотые доли процента, что просочились внутрь, не изменившись покидают организм вместе с мочой. Во всяком случае, с точностью до пикограммов никаких продуктов превращений стевиозида ни в крови, ни в моче найти не удалось. Единственное исключение — стевиол, то есть тот фрагмент молекулы стевиозида, который остается после отщепления глюкозы. Однако это отщепление происходит перед тем, как стевиол пройдет сквозь стенку кишечника: им занимаются наши сожители — бактерии кишечного тракта, которые утилизируют небольшое количество глюкозидов стевии. И вот этот-то стевиол и стал главным подозреваемым. Обвинения таковы: во-первых, он способен вызывать мутации у некоторых кишечных палочек, а во-вторых, лишает подопытных крыс возможности иметь потомство.

Подозрения в последнем были вызваны как структурой стевиола, которая похожа на стероидные гормоны, так и легендами о том, что парагвайские женщины используют стевию в качестве контрацептивного средства. Первые данные об антиандрогенных способностях стевиола появились в экспериментах Дорфмана и Неса, поставленных в 1960 году на цыплятах — у них по росту гребня удобно контролировать снижение активности мужских половых гормонов. (Есть специальная «каплунья единица» гормональной активности.) При дозе 1,2 г/кг (для человека эта доза по сладости соответствует мешку сахара в день) снижение активности действительно было зафиксировано. Спустя восемь лет Г. Планас и Ж. Куч готовили из порошка высушенной стевии настой (5 г/100 мл, то есть примерно 100 чайных ложек на стакан) и, кроме него, ничего не давали пить самкам мышей. Получалось 0,5 г стевиозида на кг веса животного. Ни вес, ни здоровье мышей не пострадали, а вот их плодовитость сократилась почти наполовину, о чем авторы и рассказали всему миру с помощью журнала «Science». Однако уже в 1975 году Х. Акаси и Й. Йокояма при дозе 0,1 г/кг никаких последствий не заметили, а в 1996 году С. Шиотсу постарался с наибольшей точностью воспроизвести опыты Куча на большем числе мышей и тоже не обнаружил влияния стевии на их плодовитость. Соответствующая статья опубликована в «Tech. J. Food Chem. Chemicals». В 1999 году М. Мелис два месяца поил самцов мышей настоем стевии, причем вес ежедневно потребляемых ими свежих листьев растений превышал половину веса самих животных. Иначе говоря, доза стевиозида составила 5,3 г/кг. У этих самцов проблемы с размножением возникли. А вот снижение дозы в пять раз, до столь же чудовищного 1 г/кг в опытах, которые поставил Дж. Геунс в 2004 году, эти проблемы сняло.

Многочисленные опыты, поставленные и со стевиозидом, и с ребаудиозидом, показали, что они не только не вызывают рак, а, наоборот, уменьшают вероятность подопытных животных получить аденому или рак молочной железы и снижают скорость развития рака кожи. Что касается мутагенности, то стевиол был в ней замечен: под его влиянием мутируют клетки одного из штаммов сальмонеллы. Впрочем, только эти клетки — многие другие штаммы и сальмонеллы, и кишечной палочки на него не реагируют. Даже огромные дозы чистого стевиола — 4 г/кг — не вызвали никаких признаков мутаций в тканях мышей. Да и с тем единственным штаммом активность стевиола оказалась не столь уж высока: в три тысячи раз меньше, чем, скажем, у бензпирена. А последний, между прочим, обязательно присутствует в дыме сгоревшего дерева, и, стало быть, с ним неизбежно имел дело любой побывавший на пикнике и отведавший у костра мяса, зажаренного на углях. Также мутагенную активность заметили у производных стевиола, например у его метилового эфира, но, как уже было сказано, никаких его производных в крови добровольцев найдено не было.

И вообще, летальная доза (LD50) стевиозида составляет 15 г стевиозида на 1 кг живого веса. Такого уровня, вероятно, можно достичь, если кормить мышей только одной стевией, ведь для человека такое значение LD50 по сладости соответствует 300 кг (двенадцать мешков) сахара за день. Ребауди в своих опытах на животных, убедивших его в безвредности стевии, к таким большим дозам не обращался. Очевидно, что нормальная доза — два-три листика на чашку чая — столь же далека по своей вредоносности от доз, использовавшихся в опытах, как и щепотка поваренной соли от ее пуда. Более того, при тщательном обследовании крови добровольцев, отведавших экстракт стевии, продуктов метаболизма стевиола не обнаружили так же, как и производных стевиозида, и он весь, в нетронутом виде, уходил с мочой в виде моноглюкозида. А наибольшее содержание этого моноглюкозида в крови составляло 100 нг на мг плазмы.

На вкусовые ощущения подопытных животных биохимики внимания не обращали, а зря. Как установил в 1993 году В. Джакинович для песчанок, выбранных в качестве модельного грызуна, ряд сладости выглядит так: ребаудиозид А=стевиозид>гернандульцин>сахароза. Причем сахар сам по себе у них служит эффективным возбудителем вкуса. То есть упомянутые выше мешки с сахаром, приходящиеся на подопытную мышь, действительно были мешками сладости, которые вполне могли вызвать сладкий шок.

Открытие Бертони не прошло незамеченным. Стевию принялись культивировать, и уже в 1908 году получили первый урожай — 1 т сухих листьев. К счастью, растение оказалось очень пластичным. Как и индейскую кукурузу, ее можно разводить почти вплоть до Полярного круга. Стевия плохо размножается семенами. Будучи в экспедициях1930–36 гг., Н. И. Вавилов прислал из Южной Америки семена в свой ВИР в Ленинград, но прорастить их не смогли. Поскольку стевию размножали вегетативно, а леса вырубали на древесину, дикая стевия стала встречаться еще реже. Стевия — вечнозеленый кустарник, но вдали от тропиков ее разводят в однолетнем варианте, готовя каждый год рассаду, а как многолетник ее удается выращивать на подоконнике.

Заниматься разведением стевии начинали в разных странах, но особенно заинтересовались новинкой в Японии и Китае. В Японии посчитали, что цикламат и сукралоза (статью о подсластителях см. в «Химии и жизни» №12, 1997), наоборот, более опасны для здоровья, и применение их запретили. Министерство сельского хозяйства, лесов и рыболовства в 1960-е годы поддержало программу интродуцирования стевии из Парагвая. Японцы назвали это «зеленой революцией». К революции примкнули и соседние страны. Уже в 1982 году в Японии на пищевые цели было употреблено 1000 т стевии, из них своей — 300 т, а ввезено: из континентального Китая — 450, с Тайваня — 150, из Таиланда — 100, из Южной Кореи, Бразилии и Малайзии — 50 т. Сейчас стевия присутствует почти в половине японских продуктов питания. Южная Америка также выращивает много стевии. В среднем на душу парагвайца приходится 8 кг стевии в год. По мнению некоторых специалистов, для парагвайских женщин это как раз и будет контрацептивной дозой. При степени сладости 300 жизнь парагвайцев получается приторно-сладкой: осилить почти 800 г сахара в день — это не шутка. Например, средний бельгиец каждый день съедает всего 135 г настоящего сахара.

Стевией у нас занялись по решению Совмина СССР в 1980-е — тогда финансировалась крупная программа ее акклиматизации с головным предприятием ВНИИ сахарной свеклы в Киеве. На Украине стевия прижилась, здесь на 1 га с высокой рентабельностью можно получить в десять раз больше сладости, чем от сахарной свеклы. Уже зарегистрированы собственные сорта: «Берегиня» и «Славутич». В России после распада СССР эстафету принял Воронежский НИИ сахара и свеклы, есть и российский сорт для северных районов — «Рамонская сластена», а также экстракты отечественного производства. Их, наверное, можно поискать среди БАДов или лечебно-профилактического питания — в супермаркетах или аптеках на полке сахарозаменителей лежат сахарин, цикламат или тот же аспартам.

Стевиофилы (назовем их так) провозгласили начавшееся столетие веком стевии. Канада, Австралия и Новая Зеландия уже включили ее в рацион. И вот, наконец, в середине 2004 года эксперты ВОЗ тоже временно утвердили стевию в качестве пищевой добавки с допустимым суточным потреблением по глюкозидам до 2 мг/кг. В пересчете на сахар это далеко не мешок — на среднего человека 40 г в день. На Украине норма выше, как раз 100 г (5 мг/кг). Начало неплохое, ведь из всех научных данных следует, что на сегодня стевия — лучший заменитель сахара. Она менее токсична, чем синтетические подсластители, хорошо переносится без побочных эффектов, имеет неплохие вкусовые качества, доступна по цене. Все это особенно важно для больных диабетом и ожирением. Интересна стевия и для тех, кто старается приблизиться по составу к диете дальних предков — охотников-собирателей, в тоже время не отказываясь от сладкого.

источник