Меню Рубрики

Удалить грудь чтобы не было рака

Женщинам с раком груди кроме химиотерапии нередко делают и мастэктомию — операцию по удалению молочной железы. Иногда вырезают только опухоль, но некоторым приходится удалять грудь полностью.

Четыре женщины, перенесшие радикальную мастэктомию, рассказали «Бумаге», как операция изменила их отношение к себе, почему они решили не вставлять импланты и как на это отреагировали их близкие.

— У меня двое детей, благополучная семья, я очень спортивная. И к врачам ходила в основном с травмами. У меня была порвана плечевая мышца, и я сначала лечила плечо, потом нашла что-то в груди, и врачи мне сказали, что это, скорее всего, синяк. Но на всякий случай сделали пробу. Это было в декабре 2016 года. И вдруг звонят из поликлиники и говорят, что мне нужно срочно прийти. И так настаивают.

Долго не могла поверить в то, что мне рассказывают, не могла вникнуть в смысл слов «атипичные клетки». Потом уже поговорила с хирургом, он сказал, что диагноз не вызывает ни малейших сомнений, вопрос только в том, какой это вид и какая схема лечения. Помню состояние абсолютной паники и растерянности: что делать, куда пойти? Паника длилась, наверное, неделю.

На работе сказали, что оплатят мое лечение в Герцена (Московский научно-исследовательский онкологический институт имени Герцена — прим. «Бумаги»). Операция прошла 4 августа 2017 года. Сначала я была настроена сразу же сделать одномоментную реконструкцию, потому что просто не представляла, как жить без груди. У меня была паника от картинок, которые я видела в интернете: смотрела на них и рыдала.

Но хирург сказал, что не рекомендует делать одномоментно: у меня третья стадия с метастазами — реконструкция пострадает при лучевой терапии. Технически реконструкцию можно делать спустя полгода после терапии. Я была настроена восстанавливать грудь, но только своим лоскутом (метод восстановления, при котором вместо имплантов используют собственные ткани пациентки: часть мышцы с передней брюшной стенки или лоскут со спины — и перемещают в область груди — прим. «Бумаги»). Однако потом была уже утомлена прошедшим лечением: восемь химий — это очень тяжело. Если после первой химии я была «не в форме» первые два дня, то после восьмой — десять дней совсем никакая.

Это настолько злобное лечение, что организм еще не восстановлен. Понимание этого тормозит меня делать что-то с грудью. И на предложение сделать самую дорогую операцию хирург сказал, что она мне не подходит. И потом, очень много деталей, о которых узнаешь, только вникнув в тему. Например, я перенесла лучевую и потеряла большой вес. Мне сказали, хорошо, что я не сделала имплант: при потере 15 кг и изменении тела он мог бы оказаться на спине.

Мне рекомендуют делать именно импланты, но я не хочу: надеюсь снова заниматься плаванием и айкидо, а [при физических нагрузках] они могут травмироваться, порваться внутри. И вопрос в их долговечности. Что с ними будет через 10 лет, через 20? Я человек нестарый, меня напрягает, что эта штука будет жить внутри меня долгое время. Скорее всего, операцию делать не стану.

Когда у меня была шестая или седьмая химия, в палату привезли женщину, которая не стала делать радикальную мастэктомию. Сейчас у нее метастазы по всему телу. Сколько ей осталось и что можно сделать? Смотреть на нее больно и страшно. Я для себя решила, что это подсказка свыше: [вот] что произойдет, если пожалею убрать грудь.

Было страшно до последнего, даже не могла смотреть на себя в зеркало после операции. Сейчас привыкла. Муж говорил, что для него это абсолютно неважно, но это не те слова, которые я хотела услышать. Когда было совсем тяжело, звонила по телефону горячей линии. И хочу сказать, что сотрудники отрабатывают свою миссию прекрасно. Когда я была на грани отчаяния, слышала [от них] слова, которые, наверное, и хочет услышать человек в такой момент.

Вдруг я поняла, что не одна. Девчонки из группы поддержки рассказывали, что это [удаление груди] как раз фигня, что из всех аспектов лечения он наименее травматичный.

Сейчас хожу в бассейн и до сих пор не могу раздеться при всех: прячусь и переодеваюсь отдельно. Не могу раздеться при муже, хотя он уверяет, что это не имеет никакого значения. Это имеет значение.

С операцией справилась, но длинное лечение сильно меняет мировоззрение. Теперь я ценю себя, жизнь приобрела яркие цвета. Больше не психую из-за немытого пола, непоглаженного белья — хрен с этим. Год не могла это делать и поняла, что [члены семьи] и так проживут; не буду готовить ужин из трех блюд — сварят себе пельмени.

Главное, мне хотелось бы перестать бояться рецидива. Никто не может объяснить, почему это произошло со мной. И образ жизни, и диета — всё было. Я не пила, не курила, родила детей, кормила их сама — не попадаю в группу риска. Один из факторов, почему я не иду на импланты: некоторые онкологи говорят, что это увеличивает риск рецидива. Свою прежнюю форму восстановлю: я человек целеустремленный. Но как мне перестать бояться, ч��о мне опять поставят такой диагноз, не знаю.

Работает в социальной сфере в Москве

— В ноябре 2015 года мне поставили диагноз «рак груди», а в конце года сделали полную мастэктомию левой груди. Сейчас у меня ремиссия.

Моя бабушка болела раком груди; из-за этой болезни умерла мама, когда мне было 16 лет. Тогда я жила в онкоцентре на Каширке (Национальный медицинский исследовательский центр онкологии Блохина, РОНЦ — прим. «Бумаги»). Я всегда была «онконастороженной»: всю жизнь боялась заболеть — до психических срывов (и ходила к психологу, который пытался сгладить этот страх). Тем не менее болезнь не миновала, хотя я регулярно наблюдалась.

Сначала мне диагностировали фиброаденому (доброкачественная опухоль — прим. «Бумаги»), но в итоге это оказался рак. Опухоль обнаружил муж. На следующий день мы поехали в маммологический центр на обследование, но я знала: это диагноз, рак.

Мне диагностировали вторую стадию, и я понимала, что нужно сделать всё радикально, убрать [молочные железы] по максимуму. Мысли, что я теряю грудь и буду испытывать какие-то неудобства или страдания, не было. Просто сгруппировалась и дала себе установку: надо держаться за жизнь.

Я мама 13-летнего ребенка, у меня семья. Муж сразу сказал: «Саша, даже звука не произноси о реконструкции. Ты мне нужна живая: с грудью, без груди, кривая, косая — неважно, лишь бы ты была здесь, с нами».

Девочки, с которыми лежала в больнице и с которыми сейчас общаюсь, не видели себя без груди и решились на реконструкции. Но [реконструкция] — это операция не без последствий. Лечение было очень тяжелым, организму требуется много сил, чтобы это выдержать. И для себя решила, что не готова к этому ни физически, ни морально. Реконструкция — это шестичасовая операция с наркозом, двухнедельный вынос из жизни, который я не могу себе позволить. Стоит ли грудь таких мучений? Для меня нет.

Комплексов и дискомфорта у меня нет, спокойно смотрю на себя в зеркало. У меня вставлен протез, я ношу красивое нижнее белье, замечательно чувствую себя на море в купальниках. Понятно, что не могу надеть какое-нибудь декольте или что-то еще, но этим можно пожертвовать. Чем больше живу, тем больше понимаю, что реконструкция мне не нужна.

Вообще, во мне нет сентиментальности, я даже не плакала [из-за болезни]. Единственное, сказала мужу: «Игорь, ну е-мое, в 38 лет!». А потом видела женщин, заболевших онкологией и в 38, и в 28, и в 20 лет. Я не зациклена на себе, смотрю вокруг и понимаю: есть девчонки-героини, которые столько прошли. А я? Ну прооперировалась, прошла курс химиотерапии, прохожу обследование. Какое отсутствие груди, какие комплексы? В мыслях — только выжить, идти вперед, дожить до совершеннолетия ребенка, дай бог, выучить ее. Была бы возможность, я бы и вторую грудь убрала к чертовой матери.

Специалистка по нетрадиционной медицине из Москвы

— Когда узнала про диагноз, конечно, была в шоке. Но у меня даже вопросов не возникает, [почему это произошло]. В моем случае [причиной] заболевания стала психосоматика. Как мы обычно: нигде не болит — и ладно, а эмоции не так важны в жизни. Оказалось, что очень важны.

У меня была небольшая опухоль в груди, и она меня не беспокоила. В то время я помогала подруге [с ее депрессией], у которой муж умер от рака в 42 года. И вдруг начала думать, а что у меня там [в груди]? Меня это стало беспокоить даже не физически, а эмоционально. Пошла к врачу, и мне моментально поставили диагноз, анализ всё подтвердил, хотя ни боли, ничего не было. Диагностировали вторую стадию.

Когда мне до операции сказали, что возможно полное удаление, я ударилась в рев и в слезы. Но потом [врачи] сказали: «Да нет, обойдемся резекцией (частичным удалением груди — прим. «Бумаги»)». Мы еще думали, в какую сторону сделать шов, как буду прятать его под купальником.

На операционном столе выяснилось, что у меня внутрипротоковый рак, и грудь удалили полностью. Мне было очень тяжело, и процесс по выходу из этого состояния был очень тяжелым. У меня была и химиотерапия, и лучи, но думаю, что держусь за счет нетрадиционной медицины: биоэнергетики, биодинамики, работы с собой, вырисовывания своих эмоций, еще я мандалы рисую.

У меня была дикая депрессия, непрекращаемый поток слез. И если бы не мои подруги, которые вытягивали меня из этого состояния, не знаю, чем бы всё закончилось. Рука после операции не действовала, не могла поднять чашку с водой. Сейчас более или менее, могу выполнять бытовые задачи.

Муж удаление груди воспринял спокойнее меня. Так сложилось, что у нас родственники, у которых находили рак, все умирали. И поэтому потеря груди, а не жены была для него меньшим злом, он прямо об этом говорил. Но меня это мало успокаивало.

Пока не знаю, буду ли делать пластическую операцию, год делать ее нельзя. Переживания смягчились. Но это не я такая умная красавица — просто мне помогли.

Для меня грудь связана с сексуальностью, а женщина без груди — это уже не женщина. Поэтому потеря груди — это потеря и сексуальности, и красоты, вообще всего. Но сейчас понимаю, что в лифчике, например, не видно, что я без груди. Поэтому для посторонних людей ничего не поменялось. Отсутствие груди видно в интимном моменте, в бане. Но в баню мне сейчас всё равно нельзя. Есть такие фитнес-центры, где не общий душ, а кабиночки, я в такой ходила. Но тема пляжа для меня еще не решенная.

Плюсы реконструкции: у меня будет грудь, и меня перестанет беспокоить этот вопрос. А минусы: неизвестно, как себя поведет рука, и брать лоскут живота… Импланты мне не подходят, потому что я буду ощущать в своем теле что-то инородное. И еще очень пугает воздействие наркоза на мозг: потом от него долго отходишь, способность к биоэнергетике понижается — это меня останавливает.

Работала на заводе в Петербурге

— О диагнозе узнала случайно: в апреле прошлого года мылась в душе и нашла у себя уплотнение. Обратилась к гинекологу, а она даже смотреть меня не стала, сказала: идите к хирургу, к терапевту и, вообще, куда хотите. Сделала УЗИ, и врач сказала, что это очень похоже на опухоль. В итоге я пошла в онкодиспансер на Удельной, где мне дали направление в Песочное (НМИЦ онкологии имени Петрова в поселке Песочное — прим. «Бумаги»).

Там все хирурги в один голос сказали, что это опухоль. Сейчас у меня третья стадия, я прошла кучу обследований, и ни одно не выявило саму опухоль, только метастазы. Было обидно удалять грудь, понимая, что опухоли там может и не быть, что она может оказаться в совершенно другом месте. Но биопсия показала, что метастазы именно от молочной железы.

Был вариант резекции, но поскольку непонятно, в каком месте находится опухоль, наобум вырезать какую-то часть [было неэффективно]. А где гарантия, что она не в другом месте? Заведующая отделением сказала, что если для вас это не принципиально важно, то лучше убрать грудь целиком. Мы с мужем посоветовались и решили, что будем удалять полностью.

Любая женщина не готова расстаться со своей грудью, мне было жалко до последнего. Но я себя уговаривала, что это поможет выжить. Что если не сделаю этого, то опухоль, возможно, останется — и тогда придется всё начинать сначала.

Муж до последнего не верил в происходящее. Он у меня человек немногословный, за эти месяцы «постарел». Дети — у меня два мальчика, уже взрослые — поначалу даже не поняли, что произошло. Младшему мы сначала не говорили [подробностей], слово «рак» даже не произносили.

Реконструкцию, скорее всего, делать не буду: не считаю нужным подвергать свой организм дополнительной нагрузке. Всё это не так просто, как рассказывают: нужна серьезная подготовка — не месяц и не два, будет больно, невозможно добиться абсолютной симметрии, то есть нужно и вторую грудь оперировать. Я считаю, что с таким заболеванием, как рак, чем меньше вмешательств, тем лучше. Но, может, изменю свое мнение года через три-четыре.

У меня в семье одни мужчины, поэтому не даю слабины. Все эти мысли, что я инвалид, стараюсь от себя гнать, чтобы не плакать и не расстраиваться. Когда одета, вроде как ничего, но когда раздеваюсь, тяжело. Не могу раздеться при муже, показать ему это всё. Он говорит: «Что ты глупостями занимаешься? Что ты прячешься?». Но я пока не могу себя пересилить.

Поначалу отдыхала. А потом поняла, что если буду лежать, то сойду с ума: у меня все мышцы ослабли, осанку держать не могла. С апреля по январь, когда проходила химиотерапию, не было такой минуты, чтобы не думала о диагнозе. Дошло до того, что с ноября перестала спать. А после операции — как отрезало, будто организм сказал: «Всё, у меня нет рака».

Сейчас из-за лучевой терапии мне нельзя заниматься спортом, но с сентября пойду в бассейн: руку нужно всё время разрабатывать. Я созваниваюсь с женщиной, [которой тоже сделали мастэктомию], она ходит в бассейн и говорит: «Иду в туалет и переодеваюсь там в купальник, никто ничего не замечает». Конечно, при всех это будет не очень легко, но когда переживаешь такую болезнь, очень многое меняется в мироощущении. Если мне будет негде переодеться, буду переодеваться при всех, потому что это нужно для моего здоровья. Кто что подумает — это мало меня интересует. Может, задумаются и пойдут к врачу. Произошедшее со мной сподвигло знакомых пойти обследоваться.

Читайте также:  Чем помочь кошке при раке молочной железы

За помощь в подготовке материала «Бумага» благодарит благотворительную программу «Женское здоровье»

источник

«Детям важнее живая мама, чем грудное вскармливание»

Рак молочной железы — это почти четверть всех злокачественных опухолей у женщин, а предрасположенность к нему сильно повышена при наличии мутаций в генах BRCA1 и BRCA2. Анализ на эти мутации рекомендуют тем, у кого были случаи рака яичника или молочной железы в семье; при их выявлении риск заболевания очень высок, по некоторым данным — до 87 %, то есть рак разовьётся почти наверняка. В таком случае врачи могут предложить выбор между очень пристальным наблюдением, когда обследование проводится раз в полгода и направлено на то, чтобы наконец выявить опухоль на начальной стадии, и превентивной мастэктомией, то есть профилактическим удалением молочных желёз.

Мы уже рассказывали о движении превайворов, или «заранее выживших» — это женщины, перенёсшие превентивную мастэктомию, которые говорят о ней, повышая информированность окружающих. Анна Николаева рассказала нам, как и почему приняла решение удалить молочные железы и как изменилась её жизнь после операции.

Мне двадцать пять лет; в конце февраля я сделала превентивную мастэктомию с одномоментной реконструкцией — так называется операция по удалению молочных желёз и их замене имплантатами.

Когда четыре года назад у моей мамы обнаружили рак яичника, а до этого почти все родственницы по маминой линии болели или умирали от рака, я поняла, что в будущем меня ждёт удаление молочных желёз и яичников. Правда, я предполагала, что будет это не скоро. На тот момент врачи объяснили, что раз в полгода нужно на всякий случай сдавать кровь на онкомаркеры, и я делала это три с половиной года, пока не пришла на консультацию к пластическому хирургу.

Большая грудь начала беспокоить меня ещё в школе — чем старше я становилась, тем сложнее было с ней жить; в итоге я решилась на уменьшение. Хирурга выбирала недолго — решила обратиться к тому же специалисту, у которого мама ещё до болезни делала несколько косметических операций. Я думала, что мне придётся уговаривать врача уменьшить мне грудь, а он будет отвечать в духе «вот родишь, тогда приходи». Но встреча прошла совсем по-другому.

Сразу после рассказа о маме — на тот момент прошло почти полгода после её смерти — врач спросил меня, когда я в последний раз обследовала грудь. Я этого никогда не делала, поскольку, как и многие, считала, что до тридцати пяти лет это неактуально. Врач выдал целый список дел: УЗИ, рентгенография, осмотр у маммолога и анализ крови на мутации генов BRCA. Он объяснил мне, что уменьшить грудь, конечно, можно, но прежде чем принимать решение, нужно получить результаты всех анализов и, в случае наличия мутации, рассмотреть вариант мастэктомии.

К тому моменту у меня на руках уже были положительные результаты анализа
на мутацию в BRCA — и я знала,
что рак молочной железы разовьётся
с вероятностью в 85–90 %. Так что про себя
я уже всё решила.

Такой результат консультации, конечно, удивил, но я решила не делать поспешных выводов и начала обследования. Записаться на все процедуры удалось не без труда: тот же рентген груди обычно до тридцати пяти лет не делают. Следующей моей ошибкой было рассказать маммологу о реальной причине визита: упомянув планируемую пластическую операцию, я, конечно же, получила тот самый комментарий о возрасте и отсутствии детей. Однако к тому моменту у меня на руках уже были положительные результаты анализа на мутацию гена BRCA1 — и я знала, что рак молочной железы разовьётся с вероятностью в 85–90 %. Так что про себя я уже всё решила.

На УЗИ у меня обнаружили небольшое образование, которое скорее всего было доброкачественным, но всё-таки я послушалась врача и поехала на консультацию к маммологу-онкологу в один из самых известных онкологических центров Москвы. Поездка туда была очередной ошибкой: мне пришлось выслушать кучу недовольных комментариев в адрес моего врача и уехать с формулировкой «вряд ли это злокачественное образование, но я бы вас понаблюдал» и направлением на очередное УЗИ через месяц.

Как человек, знакомый с непредсказуемостью рака не понаслышке, я решила больше не искушать судьбу: приняла решение о мастэктомии, приехала к хирургу и показала ему результаты всех обследований. Он меня поддержал. Хотя без препятствий не обошлось: на этой консультации присутствовали ещё два доктора, и у каждого было своё мнение насчёт моей ситуации. Я их выслушала, уехала домой и ещё какое-то время думала. Конечно, удалить молочные железы в двадцать пять лет — решение непростое. Но я уверена, что моим детям будет важнее живая мама, чем грудное вскармливание. К счастью, все близкие и друзья меня полностью поддержали.

Дату операции назначили за две недели. В этот момент я впервые начала по-настоящему нервничать, стала искать в интернете истории женщин об этой операции и ничего не находила. Это пугало и смущало, но выбора у меня не было.

Операция длилась около четырёх часов и прошла хорошо; следующую неделю я провела в больнице и в основном спала от большого количества обезболивающих. Мне очень повезло: рядом всё время был любимый человек, который во всём помогал. Помню особое наслаждение, когда спустя четыре дня после операции я смогла вымыть голову. Весь персонал клиники был очень внимателен ко мне, за что я им невероятно благодарна — были моменты, когда что-то болело, я плакала, а медсёстры меня успокаивали.

Тогда же, ещё в больнице, я начала выкладывать видео в инстаграм и написала об операции в фейсбуке. До неё я долго думала, стоит ли предавать историю огласке — или лучше пусть о ней знают только самые близкие. Решение я приняла за несколько минут до вмешательства, выложив первую стори. Я посчитала, что так смогу помочь женщинам, оказавшимся в похожем положении. В ответ я получила колоссальную поддержку, которая тогда была особенно важна.

По возвращении домой я столкнулась с новой проблемой. Несмотря на то что я очень хотела вернуться из больницы, я не задумывалась, что я буду предоставлена самой себе, а медработников вокруг не будет. В первый же день у меня началась паника, я боялась лишний раз пошевелиться. Малейшее изменение в состоянии вызывало кучу переживаний, а постоянно тревожить врачей было очень неловко. Первую неделю дома я пролежала в кровати — после операции не было сил, хотя, конечно, мне хотелось побыстрее снова заниматься домашними делами, работой, встречаться с друзьями и жить обычной жизнью.

Я никогда не была склонна к панике, но в те дни я переживала из-за малейшего пустяка, постоянно рассматривала грудь в зеркале и боялась, что после операции она будет некрасивой или неровной. Конечно, я понимала, что это глупо — ведь вмешательство было не ради внешности, а ради спокойной жизни. Но потерять контроль над своим телом всё равно было страшно. Меня накрыла жуткая апатия. Приезжали друзья, папа вернулся из командировки, все меня поддерживали, и потихоньку я пришла в себя.

Я всё время рассматривала грудь в зеркале и боялась, что после операции она будет некрасивой. Конечно, я понимала, что это глупо — но потерять контроль над своим телом всё равно было страшно

Я продолжаю раз в несколько недель встречаться с врачами: процесс заживления затянулся из-за небольших осложнений. У этой операции есть два варианта, чаще соски удаляют полностью и на их месте делают имитацию, которая внешне ничем не отличается, но не обладает такой чувствительностью. Можно попытаться сохранить соски, но это намного сложнее, особенно когда грудь большая. Сосок может не прижиться из-за того, что ножка, на которой он находится, получается больше, чем новая грудь, и её приходится как-то складывать — так мне объяснил врач. Я всё-таки решила рискнуть и сохранить соски, но правый не прижился, и через две недели после операции его пришлось удалить. Сейчас рана почти полностью затянулась, там образуется рубцовая ткань (она немного темнее, поэтому ощущение ареолы визуально осталось). Не знаю, буду ли после окончательного заживления исправлять это, вариантов много: можно сделать имитацию соска из своей кожи, а ещё бывают татуировки или протезы, которые приклеиваются на специальный клей. Но я пока даже не знаю, надо ли мне это. Чувствую же себя отлично.

Хотя несколько месяцев назад я даже не представляла, что меня ждёт, сейчас могу честно сказать, что оно того стоило. Я продолжаю рассказывать об операции в соцсетях, делюсь опытом и отвечаю на все вопросы. Я на себе прочувствовала, как важно, чтобы рядом был человек, который понимает тебя и может дать совет, особенно когда речь идёт о такой нечастой операции, как превентивная мастэктомия. Что касается размера — грудь стала меньше и более красивой формы, ушло обвисание, сейчас у меня размер С и, думаю, она ещё чуть уменьшится и примет окончательный вид.

Я верю, что такого рода вмешательство может спасти жизнь многим женщинам и что о нём нужно говорить, — теперь я хочу создать сайт, где все желающие смогут прочитать мою историю, попросить совета или задать вопрос. Я, конечно, не врач и ни в коем случае не настаиваю на принятии серьёзных мер, даже если они оправданны. Каждая женщина должна решать сама — но для этого она должна знать о такой возможности.

Кто-то поделился моей историей в соцсетях, а кто-то пошёл ещё дальше: например, совместно с Анной Писман, основательницей и дизайнером ювелирного бренда Moonka Studio, я планирую создать коллекцию украшений, средства от продажи которой пойдут в один из фондов по борьбе с раком. И это ещё один способ информировать людей, ведь многие до сих пор толком не понимают, что такое рак и входят ли они в группу повышенного риска.

источник

Рак молочной железы — самое распространенное в мире онкологическое заболевание у женщин. В России этот вид рака составляет 20,9% всех злокачественных болезней. В 2015 году в стране было выявлено более 66 600 новых случаев возникновения рака молочной железы, а заболеваемость составила 49,75 на 100 000 населения.

Развитие хирургии, фармакологии, методов диагностики и появление новых знаний о раке молочной железы увеличили шансы обнаружить опухоль на ранней стадии. Благодаря этому хирургическое лечение болезни с сохранением молочных желез стало встречаться гораздо чаще. Меняется и тактика обследования пациенток после первичного лечения — теперь она помогает наиболее эффективно и оперативно выявлять возможные рецидивы.

Количество пациенток, прошедших первичное лечение и находящихся на динамическом контроле, увеличивается с каждым годом. Именно поэтому рецидив рака молочной железы и методы его предупреждения становятся все более обсуждаемыми медицинскими темами.

Повторное развитие болезни необходимо диагностировать на ранней стадии. Активное наблюдение пациентов помогает снизить риск рецидива и найти наиболее эффективный метод лечения, если он все же произойдет. Кроме того, повторное возникновение болезни можно предупредить грамотной профилактикой.

В первые 5 лет после первичного лечения онкологии риск возникновения рецидива наиболее велик. Поэтому в этот период необходимо посещать онколога от 1 до 4 раз в год (в зависимости от конкретной клинической ситуации). Во время приема врач осматривает пациентку и выявляет возможные жалобы. По прошествии 5 лет к специалисту советуют обращаться раз в год, если, конечно, нет никаких жалоб на состояние.

Помимо плановых осмотров у врача рекомендуется проходить следующие исследования:

  • двустороннюю (в случае органосохранной операции) или контралатеральную маммографию в сочетании с УЗИ региональных зон и области послеоперационного рубца — раз в год;
  • сцинтиграфию костей скелета, УЗИ органов брюшной полости и малого таза, рентгенографиюторганов грудной клетки — по назначению онколога.

Кроме того, женщины, принимающие тамоксифен адъювантно при наличии сохранной матки, должны ежегодно проходить плановый осмотр у гинеколога. Дело в том, что препарат может вызывать развитие гиперплазии эндометрия, а специалист вовремя это заметит.

Женщинам, длительно принимающим ингибиторы ароматазы, рекомендуют ежегодное прохождение денситометрии. Этот метод диагностики помогает оценить плотность костной ткани и риск развития остеопороза.

Рецидив рака молочной железы в послеоперационном рубце может возникнуть как следствие некачественного лечения, химиотерапии или неполноценного удаления опухоли.

Наиболее опасными для развития местных рецидивов считаются первые 10 лет после первичного лечения. Причем больше половины случаев повторного заболевания происходят в первые 5 лет. Задача пациенток в этот период — при наличии каких-либо подозрений на рецидив сразу же обратиться к онкологу. Необходимо проводить самостоятельное обследование молочной железы и послеоперационного рубца, а также знать свою группу риска и основные симптомы рецидивов.

  • метастазы в 1-3 лимфатических узлах при отсутствии гиперэкспрессии HER2/neu в опухоли;
  • метастазы в 1-3 лимфатических узлах при наличии гиперэкспрессии;
  • HER2/neu в опухоли;
  • метастазы в 4 лимфатических узлах и более.

Отсутствие метастазов в лимфатических узлах в сочетании хотя бы с одним из перечисленных признаков:

  • размер опухоли более 2 см;
  • степень злокачественности 2-3;
  • наличие инвазии сосудов;
  • наличие гиперэкспрессии HER2/neu в опухоли;
  • возраст менее 35 лет.

Отсутствие метастазов в лимфатических узлах в сочетании со всеми следующими признаками:

  • размер опухоли менее 2 см;
  • степень злокачественности опухоли 1 (низкая);
  • нет инвазии в сосуды;
  • нет гиперэкспрессии HER2/neu;
  • возраст более 35 лет.

Для своевременного выявления рецидива рака молочной железы необходимо регулярно посещать онколога и проходить обследования. Однако не менее важно самостоятельно следить за состоянием грудной клетки и молочных желез.

Симптомы повторного развития рака могут казаться неочевидными. Регулярный осмотр груди и понимание ее нормального состояния поможет выявить нежелательные изменения как можно раньше и приступить к лечению.

Среди наиболее частых симптомов, которые можно заметить самостоятельно, встречаются:

  • появление уплотнения под кожей молочной железы (при органосохранной операции) или в зоне послеоперационного рубца;
  • изменение структуры тканей молочной железы (при органосохранной операции);
  • изменение окраски кожи в зоне послеоперационного рубца (покраснение).

При подозрении на развитие рецидива необходимо немедленно обратиться к врачу. Специалист проведет диагностику: осмотр, пальпацию, маммографию, назначит УЗИ послеоперационного рубца и региональных зон и морфологическое (цитологическое и гистологическое) исследование.

Морфологическое исследование рецидивной опухоли должно проводиться аналогично диагностике первичной опухоли, в том числе с определением рецепторов эстрогенов (РЭ), рецепторов прогестерона (РП), HER2/neu, Ki67. Исходя из полученных данных, будет определяться дальнейшая тактика и методы лечения. При необходимости онколог назначит дополнительные исследования и анализы.

Помимо регулярного наблюдения у специалистов и системной терапии, предупредить рецидив рака груди поможет здоровый образ жизни. Прогулки на свежем воздухе, физическая активность, правильное питание — основа здоровья любого человека. Но особенно это важно тем, кто перенес тяжелое заболевание.

Также нужно поддерживать свой вес на оптимальном уровне. Дело в том, что избыточная жировая ткань является источником выработки эстрогенов. Доказано, что избыточная эстрогенная стимуляция негативно влияет на ткань молочной железы, стимулируя развитие пролиферативных процессов. Таким образом, снижение избыточной эстрогенной стимуляции ведет и к снижению рисков развития рецидивов, особенно гормонозависимых типов рака молочной железы.

Читайте также:  Чем питаться при лечении рака молочной железы

Таким образом, можно выделить следующие методы профилактики рецидивов:

  • комплексное лечение в соответствии с мировыми стандартами;
  • при гормонопозитивном раке длительный прием тамоксифена/ ингибиторов ароматазы;
  • динамическое наблюдение после завершения основного этапа лечения;
  • профилактика средствами на основе индол-3-карбинола и эпигаллокатехин-3-галата (Промисан) для восстановления активности опухоль-подавляющих генов (ген, продукт которого обеспечивает профилактику опухолевой трансформации клеток) и белков BRCA.

Промисан — уникальное негормональное средство для профилактики рака

Вещества, входящие в состав Промисана, влияют на метаболизм эстрогенов. Они бывают «хорошими» (2-гидроксиэстрон) и «плохими» (16-альфа-гидроксиэстрон). 2-гидроксиэстронов, которые нормализуют клеточный рост, при приеме Промисана становится больше, а «агрессивных» метаболитов 16-альфа-гидроксиэстронов с онкогенным потенциалом, которые могут стать причиной рака молочной железы у женщин, становится меньше. Так, метаболизм выравнивается, и организм не позволяет навредить сам себе, удерживая опухолевые процессы от возможного рецидива.

Препарат Промисан помогает усиливать действие химиопрепаратов, так как блокирует ряд факторов роста и формирования гормональных метаболитов, которые участвуют в процессе роста опухоли.

Спасибо огромное, наконец я нашла о рецидиве. Врачи молчат, а я как рыба об лед. У меня рак груди 3 стадия, но без метастаз, пью тамоксефен, пока пью спокойна за себя, а как будет по окончании приема в 2021 году у меня будет 5 лет, говорят, что потом препарат отменят и может наступить рецидив, что мне ждать незнаю.

У меня от тамоксифена резко начала ростки эндометрия. Перевели на анастрозол. От российских препаратов дикие боли в костях, щелканье,а за тем и прекращение сгибания пальцев кистей рук. На оригинальный препарат Аримидек такой побочки нет. Но его не выдают бесплатно. Выходила на комиссию-отказали. Так что лечить нас не собираются. За деньги препарат купить можно в аптеке при онкологическом диспансере, но он дорогой, пенсия не позволяет. К тому же покупаю зомету за деньги это 12000, так как золирекс, выдаваемый бесплатно увеличивает боли в суставах , что просто терпеть нет сил и к тому же после капельницы неделя держится температура 38, после чего еще неделя дикого кашля. Заменять тоже не хотят
Так,что друзья по несчастью мы нашему государственному не нужны. Если у ВАС есть деньги то лечитесь оригинальными препаратами-они действительно помогают.

У меня 5лет назад была проведена мастокомия. Осталась одна грудь. Прошла 20сеансов лучевой плюс тамоксифен — 5лет.На фоне тамоксифена — проблемы с эндометрием. Провели операцию по удалению детородных органов.
Пока все под контролем. Самочувствие норм.

Мне 40 лет. У меня рак правой молочной железы. ИГХ: РЭ 4 балла, РО 0 баллов, Her-2-neo негативный, Ki 67- 90%. Гистологический диагноз — инвазивная низкодифференцированная карцинома неспецифического(протокового) типа. Степень злокачественности GIII (8 баллов). TILs слабовыраженный. Периневральной инвазии не обнаружено.Периваскулярная очаговая инвазия. Фон- дольково-протоковый фиброаденоматоз, пролиферативная форма. В 8 регионарных лимфатических узлах — липоматоз, очаговый фиброз, синусовый гистиоцитоз. По линиям резекции роста опухоли нет. Прошла 8 химиотерапии: 4 красных химии и 4 белых химии. Сейчас гормонотерапия будет 5 лет. но сначала мне надо сделать кастрацию ( НАМ с придатками), так как я еще молодая. Сейчас у меня искусств. климакс. При химиотерапии у меня появилась катаракта на начальной стадии… Тамаксифен мне не подойтет из-за катаракты. Будут другие гормоны назначать…Меня интересует вопрос: Правильное ли мне назначили лечение? И большой у меня риск рецедива?

Наталья, здравствуйте!
Основываясь на данных, что вы указали, вы входите в группу среднего риска по возможности развития рецидива.
Единственное, вы не указали объем выполненной операции. Если вам была выполнена мастэктомия, то лечение назначено в соответствии с рекомендациями. При радиальной резекции необходимо проводить ещё лучевую терапию.

А дальше будет другое противогормональное лечение. Называется ингибиторы ароматазы. Такое же действие как и у тамоксифена! ( Летрозол, Аромазин и тд)

Анстрозол прежнее лекарство, сейчас Анастразол, да много всякой всячины. Фулвестрант! Лишь бы помогало.

Здравствуйте мне врачи не дают направление на выявление рака метастазов я в группе риска

у нас дают направления , все платно

Принимаю анамтрозол уже 2 года, от российских препаратов дикие боли в костях, очень трудно ходить, уснуть от болей в тазобедренных суставах, коленных суставов , трубчатых костях не могу безо.защищающих. На руках пал Вы начали щелкать, а затем просто перестали сгибаться. В конце года получила «Аримидек»

Аримидекс ни даёт побочные но он дорогой, а бесплатно его не выдают, в январе опять выдали питерский анастрозола. Так,что наше правитель тво не заинтересовано нас лечить. Одна говориться.

Спасибо Вам Мария за информацию. Может быть вы и внимательно следите за своими пациентками (очень рада счастливых Женщин), но я все 4 опухоли нашла сама, ходила к Ижевским докторам в центр, убедительно просила внимательно осмотреть мною указанное место, но мне все время говорили, что все хорошо. Первая операция в 2005г 1ст РМЖ, частичная резекция (химия 4 курса, 28 сеансов радиолог.), постоянное наблюдение (мамография, КТ), 2010г повторная операция (опухоль на шве, обнаружила сама и с мая по октябрь бегала и проверялась), при настоятельной моей просьбе сделали мамографию, сравнили предыдущие снимки и экстренно провели мастэктомию МЖ. В 2017 г. операция на этой же стороне опухоль подключичная с МТС в мягкие ткани, в 2018г обратилась с жалобой на бугорок на ребре, сказали, что это жировое образ ничего страшного, а неприятные ощущения это от послеоперационного остеохондроза, рекомендация — делать зарядку, я снова настояла сделать МРТ Итог операция — опухоль с проростанием в крупные сосуды. Господи, где же взять внимательных докторов. А ЖИТЬ то ХОЧЕТСЯ.

Гульнара, пожалуйста, не отчаивайтесь. Для того чтобы подобрать хорошего врача под конкретную ситуацию или проблему 4 февраля Фонд профилактики рака запустил специализированный справочный сервис для онкологических пациентов и их родственников «Просто спросить» — https://ask.nenaprasno.ru/. В этом сервисе онкологи консультируют пациентов о том, куда и к кому конкретно лучше всего обратиться в их ситуации. Эта служба будет заниматься не только консультированием, но и сбором информации о качестве лечения рака в России. При этом надо понимать: может статься, что в конкретном городе нет адекватной медицинской помощи при конкретной проблеме и придется ехать в другой город.

Очень опытный врач в Крыму в Севастополе, онколог, Штанько АлександрИванович. Он работает по европейским технологиям, спасает жизни всем кто к нему обращается.

Первая операция в 2007 г., вторая через 11 лет. После первой химиотерапии не назначали, только обучение. После второй химиотерапия и теперь на 5 лет препарат Анастрозол. Главное-это не терять вкуса к жизни и не отчаиваться. Надо верить в лучшее.

Мастэктомии сделали год назад her2n0m0сделали 2химии и посадили сердце и выписали домой через 2месяца начались сильные головные боли барабанит сердце похудела нет аппетита и сна говорят депрессия и положили в отдел неврозов ноничего не проходит что делать

Здравствуйте!
Не могли бы вы написать стадию заболевания и результаты ИГХ, просто в вашем вопросе они смешались.
Есть ли у вас головокружение, были ли эпизоды потери сознания? Назначалось ли вам МРТ/КТ головного мозга? Консультировались ли вы у кардиолога в связи с развившейся патологией сердца? Если да, то каковы результаты?
Обсуждались ли с онкологами альтернативные схемы химиотерапии? лучевой терапии?

Измеряйте артериальное давление следите за пульсом проконсультируйтесь с терапевтом может необходимо пить препарат от давления который будет снижать пульс есть такой препарат эгилок но только после консультации с врачом

26.02.2018г. провели операцию: мастэктомия по Маддену, левой молочной железы. qr «а» ( pT-1 N-0 V -0 M-0) низкодеференцированный дольковый неспецефического типа.
Уровень экспрессии +3 (позитивный), в опухоли в 30% клеток определяется ядерная экспрессия ki 67(cbou SP6) провели 3 курса химиятерапии и 12 капельниц Герцептина. Прошу ответьть достаточно ли такого лечения при моей огрессивной форме, врач говорит достаточно, на КТ не направляли.

Хотелось бы уточнить, Т1а или Т1b вам ставят по размеру опухоли? От этого зависит необходимость и длительность проведения системной терапии. По последним рекомендациям от Российского общества клинической онкологии (2018 г.) при лечении HER2-позитивного рака молочной железы при показателе T1b рекомендовано проведение химиотерапии + Герцептин. Длительность приема Герцептина суммарно до 6 месяцев — минимально, а оптимально до 12 месяцев.

а у меня как не у меня и не со мной-4года назад удалили молочную железу-ни химии ,ни других методов лечения не назначили,да и выписка довольна странная-до сих пор сомневаюсь -не медицинская ли «шутка»?

Надежда, здравствуйте!
При некоторых ситуациях при раннем раке молочной железы дополнительные методы лечения не назначаются. Не могли бы вы уточнить стадию и биологический подтип рака?

Мне тоже не понятно что делать. В октябре 2016 удалили молочную железу. Через 3 месяца назначили тамоксифен. Онколог по месту жительства (операцию делала в другом городе) из-за заболевания печени и хронический почечной недостаточности лечение отменила. Обращалась к другим врачам, говорят лекарства пить поздно если повезет выживете, сцинтиграфию и маммографию не назначают — вам это не нужно. Вопросов много, а спросить не у кого.

Любовь, здравствуйте!
Маммография контралатеральной молочной железы и УЗИ послеоперационного рубца и зон регионарного метастазирования входят в ежегодный план обследования (Практические рекомендации Российского общества клинической онкологии, 2018 год). Рентгенография органов грудной клетки, сцинтиграфия костей скелета и УЗИ органов брюшной полости и малого таза по назначению онколога.
При серьезной патологии печени есть определенные сложности с назначением тамоксифена, поскольку он может усугубить имеющуюся патологию. Для ингибиторов ароматазы также существуют ограничения при хронической почечной недостаточности и печеночной патологии.
Возможно, вам стоит проконсультироваться в более крупном онкологическом учреждении с результатами последних исследований (в том числе и по поводу патологии печени и почек) для определения возможности и целесообразности назначения гормонотерапии в вашем случае.

Мама была оперирована 6месяцев назад рак молочной железы, секторальная ,затем лучевая ,сейчас грудь отечна .кожа види лимонной корки это последствие лучевой ,рецидив, или рост остаточных метастазов ?

Алена, здравствуйте!
Исходя из ваших слов, лучевая терапия проводилась недавно.
После лучевой терапии может наблюдаться отек кожных покровов в области облучения. Этого бояться не стоит. Постепенно лучевые изменения уменьшатся.

Здравствуйте! Начала прием Тамоксифена производство Германия,нужно ли пить защиту желудка ? У меня гастрит и как лучше принимать тамоксифен до еды или после еды,хотелось бы узнать насколько токсичен этот препарат и каковы его последствия? После секторальной операции рак груди 2ст с поражением 1 лимфоузла ,мне назначили тамоксифен 20мг в сутки — эндокринотерапия до 5 лет и луч.

Здравствуйте!
Тамоксифен принимается внутрь, не разжевывая, запивая небольшим количеством жидкости. Если режим дозирования 1 раз в сутки, то утром. По отношению к приему пищи чётких приоритетов нет. Тут вы ориентируетесь по собственному самочувствию.
Среди побочных эффектов препарата есть боли в животе, тошнота, рвота. Если вы принимаете препарат без «прикрытия» и этих симптомов у вас нет, то можно продолжать прием в прежнем режиме. при наличии побочных эффектов возможен прием симптоматической терапии.
По поводу всех возможных побочных эффектов вам лучше изучить полную инструкцию, например вот тут: https://www.rlsnet.ru/mnn_index_id_300.htm
Здесь указаны все побочные эффекты (структурировано по системам и органам) действующего вещества, но это относится и к любым вариантам выпуска препарата.
Обязательным является наблюдение у гинеколога раз в 3-6 месяцев, поскольку есть риск развития гиперплазии эндометрия.

На пять дней прервала пить анастрозол, на сколько это вредно?

Галина, здравствуйте!
Не желательно делать перерывы в приеме препарата, поскольку необходимая концентрация в крови достигается за 7 дней регулярного приема. Но, в целом, это не очень страшно. Постарайтесь в будущем избегать перерывов в приеме препарата.

Как вылечить отек руки после мастектомии?

как вылечить отек руки после мастоктомии

Здравствуйте!
Вам необходимо обратиться к вашему онкологу, чтобы он направил на консультацию к физиотерапевту и врачу ЛФК.
Тактика лечения и результаты зависят от стадии лимфостаза. На 1-2 стадии удается достичь хороших результатов, вплоть до исчезновения отека. Вам могут назначить ряд физиотерапевтических процедур (например, магнитотерапию), а также проведение ЛФК. Также, при необходимости, назначат ношение компрессионного рукава.

хочу немного или побольше узнать о реконструктивной пластике(после операции прошло 4 года),кому показана и противопоказана.есть ли гос. квоты.и ограничения по возрасту?

Надежда, здравствуйте!
Вопрос о проведении пластики, ее варианте (собственные ткани или импланты) и источника финансирования (квоты, платные услуги) вы обсуждаете с хирургом, который будет выполнять вам операцию. У разных учреждений могут несколько отличаться условия.
При отсутствии противопоказаний со стороны внутренних органов и хороших результатов планового обследования, вы можете делать операцию вне зависимости от возраста.

Здравствуйте! Мне 27.02.2019. Радикальная мастэктомия слева по Маддену.. Результат обследования гистологическое исследование инвазив рая протоковая корцинома , 3 степени злокачественности-9 баллов, метастазов в подмышечных, подключичных лимфоузлах нет, иммунного что химический анализ ER-6, P&R -7, Her2/neu-0, Ki67-10%какое мне лечение?

Здравствуйте!
Всё лечение вам назначают ваши лечащие врачи — хирурги и химиотерапевты.
По последним Практическим рекомендациям Российского общества клинической онкологии от 2018 года при Люминальном А подтипе и степени злокачественности 3 рекомендовано проведение адъювантной химиотерапии по схеме АСх4 или DCх4 с последующей гормонотерапией Тамоксифеном или ингибиторами ароматазы (зависит от возраста и менструального статуса — пременопауза, менопауза и т.д.).

Здравствуйте.хотелось бы узнать.мне назначено 6 курсов красной химиотерапии.операции не было.диагностирован неспецефический рак 2 ст.злокачественности.NER2/neu 1 плюс. ER8 PR6 Ki67 :10узи :образование 26*14*21. Неправильной формы.правильное ли лечение.на что надеяться и что ждать

Елена, здравствуйте!
Вам назначена неоадъювантная химиотерапия с целью уменьшить размеры опухоли и, при возможности, выполнить органосохранную операцию — радикальную резекцию.
Следующим этапом будет оперативное лечение и назначение гормонотерапии.
Также, исходя из результатов гистологического исследования операционного материала и выполненного объема операции, будет решаться вопрос о необходимости проведения лучевой терапии.

Здравствуйте! 27 февраля 2019г. мне была сделана резекция молочной железы радикальная с одномоментной маммопластикой. Гистологическое исследование: узел без капсулы 0,8-0,4см. серый: комбинированный рак ЛМЖ (инвазивный рак не специфического типа и инвазивный дольковый). В фоне — непролиферативная мастопатия. В крае резекции опухолевого роста нет. В лимфоузлах (8) метастазов нет. Фенотип люминального А рака кат5 А08.30.013
ER+(h=240) PR+(h=100) her2neo 1+ki67 до10%. Назначено лечение:
тамоксифен 20мг 5 лет и лучевая терапия. Скажите пожалуйста, правильно ли назначено лечение? Будет ли этого достаточно в данном случае?

Ольга, здравствуйте!
Вам назначено лечение в соответствии с последними стандартами и рекомендациями.

Мне тоже интересен последний вопрос

Елена, здравствуйте!
Исходя из предоставленных вами данных по раку молочной железы, вам проведено полное лечение согласно последним рекомендациям. По поводу лечения рака щитовидной железы определенно сказать сложно, поскольку вы обозначили только сам факт наличия РЩЖ и выполнение операции по этому поводу.
По поводу назначение ПЭТ/КТ в плане динамического наблюдения приведу цитату из последних рекомендаций по лечению рака молочной железы: » Рекомендуется ежегодно выполнять двухстороннюю (в случае органосохраняющей операции) или контралатеральную маммографию в сочетании с УЗИ регионарных зон и области послеоперационного рубца. При отсутствии жалоб и симптомов, подозрительных в отношении прогрессирования болезни, лабораторное и инструментальное обследование (определение маркёров, R-графическое, УЗИ, радиоизотопное, в т.ч. КТ, МРТ, ПЭТ / КТ) не рекомендуется.»

Здравствуйте! Хочу тоже получить ответ на свои вопросы которые меня мучают. Сделала маммографию показало узловое образование правой м\ж на границе н\к в 3 см. от соска округлой формы 10*15 мм,л\у не визуализируются. Сделала УЗИ _ очаговое образование нп 7 ч в 3 см. от соска четких контуров 16*12. Все это проходила в феврале- марте 2019 года. Пошла к онкологу- маммологу сделали пункцию тонкой иглой раковых клеток не выявили,отправили на трепан биопсию.Через две недели результат тот-же самый раковых клеток нет. На 22 апреля назначали операцию секторальная резекция удалили образование и отправили на анализ, через 2 часа сказали рак и поехала я снова на операцию. Радикальная мастэктомия по Маддену справа.Дали диагноз: BL правой мол.железы рТ1сN1aMO G2 2 кл.гр.2а ст.КОД МКБ: С 50,5- Злокачественное образованиенижненаружного квадранта м/ж. С 5 июня прохожу лучевую терапию,назначили 17 сеансов. Получила копию ИГХ. А вот ,что в ней разобраться не смогла. Мой лечащий врач в отпуске, копию дала мед.сестра. Да и сказали пока прохожу лучевую никуда не ходить. В анализе указано: Антитело Estrogen: реакции на антитело 8 бал. интенсивность окрашивания клеток (IS) 3. количество окрашенных ядер (PS)5. Сумма баллов на рецепторы (TS) 8. Антитело Progesteron: реакции на антитело 7 бал. окрашивания клеток ( IS) 2, окрашенных ядер ( PS) 5,сумма баллов на рецепторы (TS)7. Антитело HER2/neu: реакции на антитело 0,Антитело Ki 67 результат реакции на антитело 20 %. Заключение: При иммунногистохимическом исследовании обнаружено,что в опухолевых клетках отсутствует гиперэксрессия HER-2/ner-0. Вот, что показало это исследование в интернете не получилось найти. Правильно ли мне назначали лечение сначала лучевую. Будет ли у меня химия или только таблетки. И какие у меня прогнозы, не совсем ли я поздно спохватилась. И на конец совет всем женщинам надо больше уделять себе время ,следить за всеми изменениями в своем организме,а не откладывать все на потом. Мне 67 лет,но я считаю,что еще рано думать о смерти, надо еще жить и жить. Что и будем делать. До свидания!

Читайте также:  Чем питаться когда рак молочной железы

Александра, здравствуйте!
По результатам ИГХ вам лучше пообщаться с вашим лечащим врачом, поскольку показатель Ki67 находится ровно на границе, которая определяет биологический подтип опухоли. Для назначения химиотерапии и гормонотерапии необходим показатель Ki67 >20%, а для назначения только гормонотерапии —

Здравствуйте! По моим показаниям мне назначали пить Тамоксифен гексал 20 мг. пить 5 лет. Химия мне не нужна. Покупаю сама производства Германии т.к. от Российского говорят все кости ломит. Принимаю пока только 20 дней самочувствие хорошее.

Здравствуйте. 14.02.19г проведена радикальная мастэктомияпо Маддену справа. Гистологическое заключение: инвазивная карцинома мж G3. Рецептор позитивный рак с негативным HER2 статусом (ЭР 8б, ПР 7б, HER2 1+,Ki67 10%). Прошла 4 курса красной химии. Назначено 23 сеанса лучевой терапии (сегодня прошла 13 сеанс). Одновременно с лучевой терапией начала приём Тамоксифена. Хотелось бы уточнить на счёт назначенного лечения. И правильно ли, что химий было только 4. Спасибо.

Дополнительно клинический анализ рака: рТ2N1M0, 2В стадия.

у меня рак левой молочной железы рТ1номо 1 ст 3 кл гр мультифокальный рост ВКН С 50 4 сделали операция по Маддену пью Аримидекс сильно беспокоит желудок жкб

У меня сложилось мнение,что мы как просроченные продукты для нашей страны,для желудка мне назначили эксхол 250мг,обратитесь к врачу,чтобы Вам помогли.На фоне приема тамоксифена началось,после 2 лет фемары назначили.

Здравствуйте, подскажите пожалуйста в июне обнаружила образование МЖ, биопсия показала неинвазивная карцинома. Сделали резекцию, опухоль 14 мм, ИГХ РЭ 0б, РП 0 б, her2neu 0 б, Кi -90%, медулярный тип, 3 степень злокачественности (8баллов). В лимфоузлах ничего не найдено. Доктор сказала к гормонам нечувствительна будет 8 курсов химиотерапии, затем лучевая терапия.
Подскажите насколько высокоагрессивна опухоль? Правильно ли назначено лечение и какие области организма нужно проверить в ближайшее время чтобы исключить наличие метастазов??

Анастасия, здравствуйте!
У вас диагностирован тройной негативный подтип рака молочной железы (ТНРМЖ). Он относится к агрессивный подтипам, но, при этом, является достаточно гетерогенной группой опухолей. Среди них выделяют медуллярный подтип, как относительно благоприятный (мы все же говорим о раке).
Лечение для ТНРМЖ назначается агрессивное, с включение как антрациклиновых схем (так называемая «красная химия»), так и таксанов. Исходя из ваших слов, вам назначено лечение по схеме 4 + 4 (введение раз в 21 день). Это одна из самых частых схем, входящих в стандарт лечения.
Лучевая терапия вам назначена в связи с выполнением органосохранной операции.
В стандартный план обследования пациенток РМЖ входят: маммография, УЗИ молочных желёз, зон лимфооттока, УЗИ органов брюшной полости, малого таза, рентгенография органов грудной клетки и сцинтиграфия костей скелета. Если вам эти исследования выполнялись до операции, то в настоящий момент их повторять не имеет смысла. Плановое обследование через 6 месяцев после операции.

Мне в январе 2019 года на правой стороне удалили грудь мастэктомия рак 2 степени, реконструкция груди с жировых тканей с живота, где это делают, куда мне обратится, будет ли эта операция бесплатная т.е. по полюсу?

Вера, здравствуйте!
Вариант реконструктивной операции необходимо обсуждать непосредственно с хирургом. Он должен оценить ситуацию для того, чтобы получить наилучший результат. Реконструкция молочной железы у пациенток с РМЖ проводится по ВМП (квоты).
Подобные операции проводятся в любом крупном онкологическом учреждении.

Здравствуйте.Мне 08.07.2019г.сделали операцию по поводу рака левой молочной железы ст.2а pT2pNOMO Эр- Пр- New- Ki67 80% Назначили ХТ 4 курса доксорубицин с циклофосфаном,затем лучевая терапия,затем еще 4 курса ХТ.После 1ХТ у меня загноился шов,2ХТ пришлось отложить,3 ХТ тоже откладывается лейкоциты 2.7.Что мне ждать?Может какие то обследования проходиьб надо?

источник

Известная актриса и режиссёр надеется своим примером воодушевить других женщин

14.05.2013 в 13:36, просмотров: 38223

Популярная голливудская актриса Анджелина Джоли на страницах американского издания The New York Times рассказала о том, что недавно удалила себе молочные железы, заменив их имплантатами. И хотя большинство интернет-комментаторов уже отпускает разной степени глупости шуточки там и сям, основная мысль колонки Джоли заключается в том, что любая женщина, имеющая риск заболеть раком груди, имеет также и возможность предупредить болезнь, справиться с ней, сохранив при этом полноценную жизнь.

«Моя мама сражалась с раком на протяжении десятилетия и умерла в в 56 лет, — вспоминает Джоли. — Она продержалась столько, что успела понянчить своих первых внуков. Но у других моих детей никогда не будет шанса узнать, какой любящей и доброй она была».

По словам актрисы, она часто разговаривает с детьми об их бабушке, пытаясь объяснить, почему её нет рядом. Дети же спрашивают, не заберёт ли болезнь и маму. И хотя Джоли говорит им не волноваться, результаты генного теста показали, что она является носителем так называемого «дефектного» гена BRCA1, который, по мнению врачей, в её случае повышает вероятность рака груди до 87% и рака яичников до 50%.

«Я приняла решение провести превентивную двойную мастэктомию (удаление молочных желез). Я начала с груди, поскольку в данном случае риск рака больше, чем рака яичников, а сама операция гораздо сложнее». Все процедуры были завершены к 27 апреля, пишет Джоли. Всё это время актрисе удавалось сохранить операцию в тайне и даже заниматься работой.

Теперь же, объясняет Джоли, она решила поделиться своим опытом, чтобы им могли воспользоваться другие женщины с подобными проблемами.

«Первый этап операции начался 2 февраля, – пишет актриса. — с процедуры, направленной на исключение возможности сохранения потенциально заражённых клеток в тканях позади соска и усиления кровообращения в данной области. Это причиняет определённую боль и оставляет синяки, но увеличивает шанс сохранения соска».

«Через дне недели была проведена основная операция, в ходе которой грудные ткани удаляются и их место занимают временные наполнители. Операция может длиться до восьми часов, – продолжает Джоли. – …Но спустя несколько дней после операции вы можете возвращаться к нормальной жизни».

Ещё через девять недель была проведена финальная операция — восстановление формы груди при помощи имплантатов. Вся операция уменьшила для Джоли шансы заболеть раком груди до 5%.

Впрочем, актриса отдаёт себе отчёт, что подобная операция всё ещё может являться проблемой для многих — с точки зрения финансов. «Стоимость теста на BRCA1 и BRCA2, составляющая в США более $3000, всё ещё остаётся препятствием для многих женщин».

Для тех же, кто, судя по ряду комментариев в сети, по-прежнему пребывает «в танке», актриса в очередной раз поясняет: «Я надеюсь, женщины, читающие это, поймут, что у них есть выбор. Я решила не скрывать свою историю, потому что многие женщины не знают, что они могут жить в тени рака. Я надеюсь, что они тоже смогут пройти генный тест и, если у них высокий риск заболевания, будут знать, что они имеют возможность выбора».

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Людмила ЛЮБЧЕНКО, зав. лабораторией клинической онкогенетики Российского онкологического научного центра им. Н.Н.Блохина, доктор медицинских наук.

— Людмила Николаевна, какие признаки говорят о том, что рак возможен? Что заставило Джоли пойти на такой радикальный шаг, ведь рак еще у нее не был обнаружен?

— Учитывая то, что ее мама умерла от рака, Анджелине была проведена молекулярно-генетическая диагностика с целью выявления мутации гена, ответственного за наследственный вариант рака молочной железы. В случае если человек является носителем гена BRCA1, вероятность возникновения рака молочной железы составляет порядка 85–87%.

— Нужно ли было делать столь радикальную операцию?

— Известно: стопроцентной профилактики рака не существует. И подобные меры (мастэктомия — удаление молочных желез) предпринимаются во многих странах, в том числе и в России, чтобы в будущем избавить человека от возможного возникновения рака молочной железы. В 2011 году мы тоже получили разрешение Минздрава на такие операции. Удаляем обе груди у пациенток, кто заболевает этой формой рака до 40 лет (а это 62,9%), и выполняем имплантацию. В другом случае, если у молодой женщины поражена одна грудь, это тоже является показателем для удаления обеих молочных желез. Такие операции позволяют снизить очень высокий риск тяжелого заболевания.

— Что вы рекомендуете женщинам, чтобы рак не грянул неожиданно?

— Сегодня мы можем точно определить, кто из родственников пациента, больного раком, унаследовал риск его развития. Это может быть не только рак груди, но и рак толстой кишки, яичников, щитовидной железы и т.д. На этот счет есть рекомендации генетиков: начинать наблюдать людей, находящихся в группе риска, на 5–10 лет раньше самого молодого возраста возникновения рака у его родственника.

— На ваш взгляд, что является основными причинами рака? И есть ли эффективные меры профилактики?

— Причин возникновения рака груди множество. Одна из основных — наследственность, есть еще гормональный дисбаланс (неправильные питание и репродуктивное поведение, стрессы, курение и др.). И мер профилактики несколько: это и наблюдение у специалистов, и радикальные меры (операции по удалению молочных желез), и прием лекарственных препаратов (на сегодняшний день — антиэстрогенов). Доказано также, что применение оральных контрацептивов снижает риск развития наследственного рака яичников на 60%. И женщинам надо регулярно обследоваться у гинекологов: УЗИ молочной железы делать один раз в полгода; маммографию — один раз в год; МРТ — один раз в год, но по показаниям, по рекомендации специалистов. Если у пациента есть наследственный вариант, то ему нужно делать обследования один раз в 6 месяцев.

Заголовок в газете: Джоли удалили обе груди
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №26229 от 15 мая 2013

источник

Почему Анджелина Джоли удалила грудь без наличия онкологии?

Комментарии врача-онколога клиники Дократес Майго Риенера.

В случаях, когда у женщины подтверждено наличие геномутации BRCA существует высокая вероятность заболевания раком груди и рака яичника. Действительно, в таких случаях может быть показано профилактическое удаление груди и яичников. История Анджелины Джоли, которая решилась на удаление, является хорошим примером такого случая.

Как известно, у Анджелины в роду имелся наследственный рак груди и яичников. Мать Анджелины умерла в возрасте 56 лет от рака молочной железы. Последние 8 лет своей жизни она боролась с метастатическим раком груди и раком яичников. Кроме того, бабушка Джоли умерла в возрасте 46 лет от рака яичников.

Анджелина провела тест, по которому было установлено, что она является носителем геномутации BRCA 1, также как ее бабушка и мать. Этот факт значительно повышает риск возникновения рака груди и рака яичников. Вообще, наличие геномутации BRCA – довольно редкое явление и встречается у одной из тысячи женщин. Но риск заболевания раком груди у носителей гена BRCA очень высок – это 60-90% риск заболевания раком груди и 40-60% риск заболевания раком яичников.

Не все носители гена BRCA заболевают раком груди или раком яичников, но по причине высокого риска заболевания таким женщинам рекомендуется начиная с 20-ти летнего возраста ежегодно проходить скрининг на рак груди и каждые полгода проходить скрининг на рак яичников.

Пациенткам с подтвержденной геномутацией BRCA в профилактических целях действительно показано хирургическое удаление молочных желез и яичников, поскольку такая мера значительно снижает риск заболевания раком. Но к такому методу стоит прибегать женщинам, уже имеющим детей и не планирующим детей в будущем. При выполнении оперативного удаления молочной железы в профилактических целях удаляется только железистая ткань груди, а не вся грудь. Лимфоузлы также не подлежат удалению. При такой операции возможна дальнейшая реконструкция груди, к примеру, силиконовыми имплантатами.

Решение Анджелины, вероятнее всего, было принято из-за потери близких людей, а также по медицинским показаниям – во избежание заболевания раком и связанного с этим тяжелого лечения. Поступок Анджелины Джоли обсуждался и активно обсуждается в СМИ по всему миру. Но ведь благодаря ее примеру стало уделяться больше внимания профилактике рака груди. В результате нашумевшая история имеет положительный эффект – осведомленность спасает жизни женщин.

Что делать, если у женщины есть вероятность наличия наследственного рака груди?

В случае, если у женщины есть признаки наличия наследственного рака груди: наличие нескольких видов онкологии, наличие рака груди в молодом возрасте, рак груди и рак яичников у близких родственниц, – я рекомендую обратиться к специалисту генетику.

В нашей клинике работает д.м.н., доцент, специалист по клинической генетике Helena Kääriäinen. На приеме Хелена выясняет у пациентки необходимую информацию, в том числе о заболеваниях в роду и подбирает дальнейшие исследования. Сегодня в онкологической клинике Дократес возможно пройти несколько тестов на определение наследственности рака груди. Первый – это генетический тест на выявление геномутации BRCA1 и BRCA2, подобный тест проходила Анджелина Джоли. Второй вариант – тест по слюне. Это новинка в области онкологии. Тест по слюне определяет предрасположенность к раку груди, яичников и дает широкий анализ 30 генов! При всей своей информативности, стоимость теста по слюне еще и значительно ниже стоимости теста BRCA. После получения результатов тестов пациентка приходит на повторную консультацию Хелены, которая рассказывает об имеющихся рисках и дальнейших мерах диагностики или наблюдения.

источник