Меню Рубрики

Вторичный рак молочной железы с метастазами

Онкологическая опухоль протекает в четыре стадии развития. Для постановки диагноза, назначения лечения важную роль играет определение степени течения болезни. Последний этап считается тяжёлым, прогноз на излечение больного невысок. Четвёртая стадия характеризуется наличием метастазов по всему организму, считается неизлечимой формой.

Рак груди опасен бессимптомным течением, при котором женщина часто обращается к врачу только на последней стадии развития. Но посещение медучреждения на первой или второй степени рака не может предотвратить метастазирование.

Опухоль рака характеризуется развитием первичным (развитие происходит из тканей молочной железы) и вторичным (наблюдаются метастазы, которые заносятся из соседних органов). Появление метастазирования характерно для последнего этапа болезни, несет угрозу жизни.

Клетки рака распространяются двумя способами:

  • Лимфатический путь – злокачественные клетки растекаются по сосудам лимфы, поражая отдалённый лимфатический узел.
  • Гематогенный путь – распространение происходит по кровотоку. Сначала поражению подвергаются внутренние органы, затем рак метастазирует в кости и головной мозг.

Раковые новообразования имеют отличительную структуру. Для опухолей характерна рыхлость, что позволяет клеткам отделяться от узла и попадать в биологическое вещество, которое их разносит по сосудам. Они распространяются по организму, накапливаясь в костных тканях, органах. Происходит образование метастазов.

Влияют на метастазирование такие факторы:

  • процессы иммунные и биохимические;
  • присутствие вирусных инфекций;
  • продолжительные стрессовые ситуации, перенапряжения;
  • авитаминоз;
  • атеросклероз сосудов кровяной системы.

Симптомы развивающегося рака:

  • снижение массы тела;
  • отсутствие желания кушать;
  • ощущение слабости, быстрая утомляемость;
  • ухудшение качества сна, головные боли;
  • повышенная температура.

Эти проявления считаются малыми признаками метастазирования. При поражении органов и костей проявляются специфические симптомы.

Метастазы рака молочной железы – это вторичный очаг заболевания. Чтобы остановить развитие опухоли, нужно ограничить разрастание метастазов. Иногда ставится диагноз «карцинома других органов» после продолжительного периода излечения первоначального узла.

Метастатический рак груди распространяется в различные области организма:

  1. Лимфатические узлы. Онкологическое заражение попадает в лимфоузлы лимфатическим путём. Поражению подвержены узлы, расположенные около раковой опухоли – подмышечный, около груди.
  2. Головной мозг. Попадание в головной мозг происходит по кровотоку, провоцирует дополнительные симптомы. К ним относятся: снижение активности мозга, частичная потеря памяти, резко меняется настроение и поведение, ухудшается острота зрения, тошнота, болевые спазмы головы, недомогание.
  3. Лёгкие. Метастазирование в лёгких наблюдается чаще всего, так как функциональность и строение органа предусматривает прохождение биологической жидкости – крови и лимфы. Для распространения раковых клеток подходят два пути, что приводит к появлению метастазов в печени. Симптомы проявляются ускоренно, наблюдается затрудненное дыхание, частый кашель, отдающий в грудину, хрипы и болевые спазмы, мокрота с кровью и слизью. Опухоль возникает внутри лёгких и в ткани плевры.
  4. Кости. Появление метастазов ослабляет скелет человека. Костные ткани становятся хрупкими, риск переломов возрастает. В крови проявляются повышения показателя кальция, что влияет на работоспособность сердечной мышцы, пищеварения, нервной системы. Возникает спинномозговая компрессия, если метастазы перешли в позвоночник. При дальнейшем развитии наблюдается онемение в руке, ноге. В костях ощущается болевой синдром, который может наблюдаться при прощупывании, движении, в состоянии покоя. Постоянные переломы лечат с помощью фиксаторов и облучения узла. Самостоятельное заживление костей не получится.

Присутствие метастазирования при лечении онкологического узла усложняет излечение больного.

Для подтверждения наличия вторичных очагов онкологии чаще всего применяют следующие исследования:

  • анализ крови на онкомаркеры;
  • сканирование костей (сцинтиграфия), дополнительно могут применить рентген;
  • МРТ мозга, позвоночника;
  • ПЭТ, КТ;
  • УЗИ;
  • биопсия определённого участка.

Лечение вторичных узлов проходит по трём направлениям:

  • Локальная или местная терапия, нацеленная на ликвидацию метастазов. Лечение проводится с использованием лучевой терапии, хирургического вмешательства.
  • Системное лечение, которое проводится для обезвреживания онкологических клеток за границей поражённого участка. Применяют химиотерапию, гормональные препараты. Быстро не излечивается, для предотвращения неблагоприятного влияния на мозг спины и головы дополнительно используют лучевую терапию.
  • Лекарственные средства, обладающие обезболивающим эффектом.

Оперативное вмешательство подходит при наличии одного метастаза или нескольких, причём небольших объёмов. Операция проходит по-разному, зависит от места нахождения метастатической онкологии.

Для единичного очага применяют лобэктомию (вырезается доля), сегментэктомию (иссечение сегментной части), удаление части органа (плоскостную, поперечную, краевую, клиновидную). Если прорастания метастазов не наблюдается, ведут трансплантацию органа.

При невозможности использовать перечисленные методы врачи применяют интервенционные способы лечения:

  • Радиочастотную абляцию – в онкологический узел вводится электрод, на который поступает высокочастотный ток. Ткань нагревается и разрушается.
  • Эмболизацию – в опухолевые сосуды вводится препарат, нарушающий приток крови к узлу. Обеспечивает высокий показатель при совместном использовании химиотерапии.

Иногда применяется дренирование для улучшения оттока желчи.

Хирургическое вмешательство используют в редких случаях, главное лечение проводится химиопрепаратами. Операция показана при наличии одного образования, также если нет рецидива после удаления первичного узла, не наблюдается появление иных метастазов, и здоровье пациента позволяет провести вмешательство.

При возникновении злокачественных очагов происходит накопление жидкого вещества в полости. Для её удаления используют лапароцентез – прокалывается стенка брюшной ткани, вещество убирают под контролем УЗИ.

Для паллиативного вмешательства применяют перитонеовенозное шунтирование (жидкое накопление отводится в венозный кровоток с применением катетера с клапаном), оментогепатофренопексия (происходит подшивание ткани к печени и диафрагме) и иссечение брюшины, из-за чего появляются вспомогательные пути вывода жидкого составляющего.

Для проведения оперативного вмешательства количество метастазов должно быть не больше четырёх, размер не превышает 30 мм. Используют стереотаксическую радиохирургию. Раковая клетка разрушается из-за направленных пучков радиоволн, которые не оказывают воздействие на здоровую ткань.

Для достижения результата лечение совмещают с химиотерапией и лучевой терапией.

Когда проведение операции невозможно, используют вмешательство для неполного удаления опухоли, что облегчает жизнь больного. Для каждого пациента подбирается индивидуальный курс лечения.

Без метастазов протекание заболевания проходит вначале развития узла. Для увеличения продолжительности жизни и её качества важны следующие показатели:

  • метастазы не затрагивают лёгкие, печень, головной мозг;
  • метастазирования идут в трёх органах;
  • метастатическое образование имеет клетки с гормональными рецептарами;
  • опухоль реагирует на гормоны и химиотерапию;
  • не все способы лечения применялись.

Прогноз продолжительности жизни при метастатическом раке грудной железы зависит от места образования метастазов. Повреждение головного мозга, печени и лёгких даёт шанс на жизнь до пяти лет. Возможность увеличить этот срок обеспечит курс гормонов, химиотерапии и индивидуальная выносливость организма женщины.

Ранняя диагностика способствует тому, чтобы приостановить заболевание после рака. Выживаемость зависит от стадии развития болезни, на четвёртой составляет не более 22%. Но даже на этом этапе можно улучшить состояние больного и перевести злокачественный процесс в хронический вид.

источник

Вторичные новообразования локализуются в органах и тканях, отличных от места расположения первичного очага. Вторичные новообразования, или метастазы, могут поражать любой орган грудной клетки, в том числе легкие, плевру, средостение и его органы, грудную стенку и диафрагму. Чаще метастазы выявляют в легких, поскольку они функционируют как «фильтр» для крови, поступающей из разных типов тканей и анатомических областей.

Метастазированием обозначают перенос болезни из одного органа в другой, непосредственно с ним не связанный. Вторичные новообразования считают наиболее распространенными опухолями легких, плевры, грудной стенки и других органов. Выделают гематогенный, лимфогенный и трансбронхиальный (аэрогенный) пути распространения метастазов в грудную клетку. Кроме того, могут наблюдаться диссеминация вторичных опухолей в полостях тела (плевральной, перикардиальной) и непосредственная инвазия прилежащих органов.

Выявление метастатического поражения имеет большое значение при оценке пациентов со злокачественными опухолями. Наличие метастазов свидетельствует о распространенности опухоли, влияет на ее стадию, выбор лечения и показатель долгосрочной выживаемости. По этой причине врачам лучевой диагностики следует тщательно изучать получаемые изображения на предмет наличия возможного метастатического поражения у пациентов со злокачественными опухолями.

В редких случаях у пациентов обнаруживают метастазы внегрудной локализации из неустановленного первичного очага. Для его поиска, с учетом высокой распространенности рака легких, часто выполняют исследование органов грудной клетки методами лучевой диагностики. В то же время при внутригрудной локализации метастазов для определения типа опухолевых клеток, вероятного первичного очага и наиболее подходящего метода лечения важно проводить гистологический анализ.

(а) Пациент 87 лет с метастазами рака толстой кишки. При рентгенографии органов грудной клетки в ПП проекции в легких диффузно определяются узелки различного размера с четким контуром, соответствующие метастазам. Расширение корней легких обусловлено метастатической лимфаденопатией.
(б) У этого же пациента при нативной КТ в каждой доле легких визуализируются метастазы. Метастатическое поражение легких обычно проявляется наличием в них множественных узелков и объемных образований.

а) Локализация вторичных новообразований грудной клетки:

1. Легкие. Метастазы представляют собой наиболее частые опухоли легких. Существует множество путей метастазирования в легкие, но основным является гематогенный. Опухолевые клетки инвазируют сосуды, попадают в кровоток, оседают в легочных капиллярах, прикрепляются к эндотелию, выходят за пределы сосудов и вследствие ангионеогенеза превращаются в микрометастаз, а затем в макрометастаз. Поскольку не каждая клетка злокачественной опухоли может пройти все вышеперечисленные этапы, считают, что формирование метастаза является селективным процессом. По этой причине метастазы в легких, как правило, представляют собой гомогенную популяцию клеток.

Кроме того, существуют определенные особенности метастазирования и на системном уровне. Так, источником системных метастазов чаще является не первичная злокачественная опухоль, а метастаз, который сформировался в фильтрующем органе. Гематогенным путем в легкие обычно метастазируют злокачественные новообразования органов, венозная кровь от которых оттекает непосредственно через легкие. Печень и кости также являются фильтрующими органами для анатомических областей, дренируемых соответственно воротной веной или сплетением Батсона (эпидуральное венозное сплетение). И если в данных фильтрующих органах возникают вторичные опухоли, они в свою очередь могут метастазировать в легкие.

Лучевая картина при гематогенных легочных метастазах крайне разнообразна, однако наиболее часто в легких обнаруживают множественные узелки или объемные образования, расположенные преимущественно в периферических и базальных отделах легких (вследствие более выраженного кровотока). Размер вторичных опухолей варьируется от крошечных милиарных узелков до крупных образований, напоминающих пушечное ядро. Метастазы в легких при КТ часто характеризуются ангиоцентрическим распределением, соответствующим гематогенному пути их распространения.

Во многих случаях вторичные опухоли имеют шаровидную форму (вследствие гомогенности клеточной популяции), но также могут характеризоваться неровным дольчатым и спикулообразным контуром. Геморрагические метастазы, а также метастазы после лечения при КТ могут проявляться симптомом ореола, имитируя оппортунистические инфекции и васкулиты.

Несмотря на то что в легких обнаруживают, как правило, множественные метастазы, в редких случаях возможно выявление и единичной вторичной опухоли. Метастазы в легких могут характеризоваться наличием полостей, кальцификатов, канцероматозного лимфангита, эндобронхиального компонента и внутрисосудистых опухолевых эмболов. Полости часто наблюдаются в метастазах плоскоклеточных первичных злокачественных опухолей (карцинома области головы и шеи у мужчин, рак шейки матки у женщин), однако также могут выявляться в саркомах и аденокарциномах. Как правило, стенки полостей толстые, но в саркомах могут быть и тонкими. Кальцификаты обнаруживают в метастазах костеобразующих новообразований (остеосаркома, хондросаркома), папиллярных и муцинозных аденокарцином.

Кроме того, кальцификация вторичных опухолей может возникать вследствие лечения. Поскольку метастазы лишь в редких случаях проявляются единичным легочным узелком или объемным образованием, важно помнить, что даже при условии наличия злокачественной опухоли вновь выявленный единичный узелок с большей вероятностью будет соответствовать первичному раку легкого, а не метастазу. Единичные метастазы обнаруживают при меланоме, саркомах, раке толстой кишки, молочных желез, мочевого пузыря, почек, яичек и женских половых органов. Канцероматозный лимфангит наиболее часто встречается при аденокарциномах легких, молочных желез и желудочно-кишечного тракта вследствие гематогенной или лимфогенной диссеминации опухолевых клеток. Он проявляется равномерным или узловым утолщением междольковых перегородок, а также может сочетаться с узелками в легких, лимфаденопатией и плевральным выпотом. При КТ обычно обнаруживают равномерное или узловое утолщение перибронховаскулярного интерстиция, междольковых перегородок и междолевых щелей. Эндобронхиальная локализация вторичных опухолей обусловлена прямым распространением из прилежащего новообразования или гематогенным распространением.

Единичные метастазы могут вызывать развитие постобструктивного ателектаза или консолидации легочной ткани, имитируя первичный рак легких центральной локализации. Внутрисосудистые опухолевые эмболы проявляются узловым расширением периферических легочных сосудов или реже центрилобулярными микроузелками и затемнениями по типу «дерева в почках».

На стадирование первичного рака легких по классификации TNM влияет наличие сателлитных узелков. Если они располагаются в контралатеральном легком, то опухоли выставляется категория М1а, стадия IV. Кроме того, многоочаговость и аэрогенный путь диссеминации характерны для инвазивных муцинозных аденокарцином легких.

(а) У этого же пациента при нативной КТ в коронарной плоскости в легких определяются узелки, соответствующие гематогенным метастазам. Некоторые узелки характеризуются ангиоцентричным распределением: легочная артерия доходит непосредственно до патологического образования.
(б) У этого же пациента при нативной КТ визуализируется лимфаденопатия корней легких и средостения, обусловленная метастатическим поражением. Метастазы злокачественных опухолей внелегочной локализации часто сочетаются с метастатической лимфаденопатией.

2. Лимфатические узлы. Поражение внутригрудных лимфатических узлов является вторым по частоте проявлением метастатического процесса в грудной клетке. Как правило, оно встречается при раке легких и в классификации TNM обозначается категорией N. Категория N1 соответствует наличию метастазов в гомолатеральных лимфатических узлах легкого и корня легкого. Категория N2 обозначает наличие метастазов в гомолатеральных лимфатических узлах средостения, а N3 — в контралатеральных лимфатических узлах корня легкого, средостения или шейной и надключичной области. Категория N3 соответствует как минимум стадии IIIB опухоли и характеризуется неблагоприятным прогнозом.

Во внутригрудные лимфатические узлы также могут метастазировать первичные злокачественные опухоли внелегочной локализации: почечноклеточный рак и другие новообразования мочеполовой системы, рак молочных желез, карциномы области головы и шеи, рак щитовидной железы и меланома. Метастазы злокачественных опухолей внелегочной локализации могут выявляться только в лимфатических узлах, а могут сочетаться с метастазами в легочной ткани, что наблюдается чаще. Поражение внутригрудных лимфатических узлов может иметь симметричный характер, напоминая такие доброкачественные заболевания, как саркоидоз и грибковую инфекцию.

Метастазы злокачественных новообразований внелегочной локализации часто характеризуются поражением определенных групп лимфатических узлов. При раке молочных желез в опухолевый процесс вовлекаются подмышечные, подгрудные и внутренние грудные лимфатические узлы. При злокачественной мезотелиоме плевры метастазы обнаруживают в лимфатических узлах средостения и корня легкого на стороне поражения, а также в перидиафрагмальных, межреберных и подмышечных лимфатических узлах. Метастазы злокачественных опухолей, расположенных в брюшной полости, часто поражают перидиафрагмальные, внутренние грудные, медиастинальные надключичные лимфатические узлы и лимфатические узлы корней легких. Знание особенностей лимфогенного распространения злокачественных новообразований позволяет врачу лучевой диагностики целенаправленно оценивать группы лимфатических узлов, характеризующихся наибольшей вероятностью вовлечения в опухолевый процесс, что облегчает постановку диагноза на более ранней стадии заболевания.

3. Органы средостения. Экстралимфатические метастазы могут локализоваться в любом органе средостения, в том числе в сердце и перикарде. Перикардиальные вторичные опухоли часто проявляются перикардиальным выпотом или утолщением перикарда, наличием в последнем узелков или объемных образований. Метастазы в сердце могут проявляться узелками или объемными образованиями, расположенными в любой его камере. Врачу лучевой диагностики следует с большой настороженностью относиться к патологическим изменениям перикарда или сердца, выявляемым у пациентов со злокачественными опухолями, поскольку данные изменения могут соответствовать метастатическому поражению.

4. Плевра. Метастазы в плевре проявляются плевральным выпотом или утолщением плевры, наличием в последней узелков или объемных образований. В редких случаях метастазы в плевре могут обусловливать развитие спонтанного пневмоторакса, что характерно для метастазов остеосаркомы. Злокачественный плевральный выпот обычно имеет экссудативный, а в некоторых случаях геморрагический характер и выявляется с одной или с обеих сторон. В большом количестве случаев массивный плевральный выпот является злокачественным, в то же время злокачественный плевральный выпот редко бывает массивным. При необъяснимом большом плевральном выпоте у взрослых без признаков инфекционного поражения следует заподозрить наличие злокачественной опухоли. В большинстве случаев злокачественный плевральный выпот обусловлен наличием метастазов аденокарциномы либо наличием таких первичных опухолей, как рак легких или молочных желез.

Важным признаком метастатического поражения плевры является обнаружение в ней солидных метастазов, которое может сопровождаться плевральным выпотом. Обычно выявляются мягкотканные узелки или объемные образования, которые при циркулярном поражении плевры могут имитировать злокачественную мезотелиому. В таких случаях в дифференциальный ряд заболеваний следует включить метастазы рака легких, злокачественных опухолей внелегочной локализации, «падающие» метастазы инвазивной тимомы и лимфомы. Сочетание мягкотканных узелков или объемных образований в плевре и плеврального выпота является надежным показателем злокачественного опухолевого процесса.

5. Грудная стенка. Вторичные опухоли грудной стенки могут локализоваться в ее костных структурах и мягких тканях. Метастатические очаги в костях могут быть литическими и склеротическими. При наличии в позвонке обширного литического очага существует риск развития патологического перелома. Об этом следует предупреждать лечащего врача, с тем чтобы он мог принять профилактические меры. Метастазы в мягких тканях могут проявляться узелками в подкожной жировой клетчатке, кожных покровах или внутри мышц. В последнем случае вторичные опухоли при КТ могут не визуализироваться. Чаще всего в органы опорно-двигательной системы метастазируют рак легких, молочных желез и предстательной железы.

Читайте также:  Чем лечить рак молочных желез кошки

(а) Пациент с метастазами рака щитовидной железы. При рентгенографии органов грудной клетки в ПП проекции в средостении определяется кальцифицированное объемное образование, смещающее трахею. Образование характеризуется наличием шейногрудного симптома. Множественные милиарные узелки в легких соответствуют метастазам.
(б) У этого же пациента при нативной КТ визуализируются множественные кальцифицированные милиарные метастазы. Редко после проведенного лечения может наблюдаться кальцификация метастазов. В данном случаев проводилась терапия радиоактивным йодом (I-131).

б) Особенности лучевой диагностики метастазов опухоли в грудную клетку:

1. Рентгенография. При наличии злокачественных опухолей, которые могут метастазировать в легкие, на первом этапе диагностики обычно выполняют рентгенографию органов грудной клетки. Знание нормальной анатомии органов средостения и сравнение полученных данных с результатами предыдущих исследований облегчает раннее выявление увеличения лимфатических узлов, которое может быть обусловлено метастатическим процессом. Наличию метастазов могут соответствовать даже незначительно выраженные патологические изменения в костных структурах, плевральный выпот и утолщение плевры.

2. КТ и МРТ. Благодаря превосходному пространственному разрешению КТ является методом выбора для обнаружения и оценки узелков в легочной ткани. Однако во многих случаях небольшие узелки, выявленные при КТ у пациентов со злокачественными опухолями, характеризуются доброкачественной этиологией. КТ часто используется для обнаружения во внутригрудных лимфатических узлах и легочной ткани патологических изменений, которые могут быть вызваны метастатическим процессом. Возможность применения КТ для оценки злокачественных новообразований внелегочной локализации зависит от типа клеток опухоли и ее стадии. Часто КТ выполняют для выявления прогрессирования опухоли и оценки эффективности лечения, а также для планирования ее резекции или биопсии. КТ и МРТ являются методами выбора для оценки патологических образований в костных структурах и мягких тканях грудной стенки. В некоторых случаях детям и подросткам проводят МРТ, чтобы избежать излишнего облучения, однако применение данного метода ограничено вследствие более высокой стоимости, меньшего пространственного разрешения, высокой вероятности появления двигательных артефактов и невозможности достоверно подтвердить наличие кальцификатов.

3. ПЭТ/КТ. ФДГ-ПЭТ/КТ является методом выбора для стадирования множества злокачественных опухолей. Однако оценка с помощью данного метода небольших и медленно растущих метастазов в легких может быть затруднена из-за отсутствия в них достаточного уровня метаболической активности. Достоинством ПЭТ/КТ является возможность определить вероятность опухолевой этиологии увеличения лимфатических узлов, плеврального выпота, утолщения плевры и очагов в костных структурах. Во многих случаях данный метод позволяет обнаружить ранее не выявленные метастатические очаги и осуществить планирование биопсии.

4. Ультразвуковое исследование. УЗИ часто используется для оценки размеров и определения локализации плеврального выпота и позволяет выполнить пункцию плевральной полости с диагностической или терапевтической целью. Кроме того, под контролем данного метода часто выполняют биопсию поверхностных лимфатических узлов и патологических образований грудной стенки.

5. Видео урок признаки метастазов легких на рентгенограмме, КТ находится здесь.

в) Список литературы:
1. Aquino SL: Imaging of metastatic disease to the thorax. Radiol Clin N Am. 43:481-495, 2005

Редактор: Искандер Милевски. Дата публикации: 18.2.2019

источник

Метастазы при раке молочной железы распространяются как гематогенным, так и лимфогенным путем. Они появляются уже на ранних стадиях заболевания, однако иммунная система оказывается способной к их быстрому уничтожению. При дальнейшем развитии патологического процесса или выраженном иммунодефиците эти механизмы дают сбой.

Для агрессивных форм рака характерно раннее активное метастазирование. Способность злокачественной опухоли к распространению определяется типом ее клеток. Гистологический анализ тканей, полученных путем биопсии или хирургического вмешательства, позволяет определить агрессивность имеющегося у женщины типа рака на ранней стадии.

Выявленные при КТ или сцинтиграфии метастазы рака молочной железы свидетельствуют о появлении вторичных очагов в других органах и тканях:

Раковые клетки могут обнаруживаться как при первичном возникновении опухоли в груди, так и при ее рецидиве.

При таком заболевании, как рак молочной железы, метастазы способны к длительному существованию в скрытом состоянии, поэтому они могут обнаруживаться даже 5-10 лет после удаления первичной опухоли. Способствует их активизации воздействие провоцирующих факторов.

Метастазирование рака молочной железы может происходить практически во все органы и ткани. Как правило, подобное наблюдается на 3-4 стадии заболевания, однако агрессивные опухоли начинают распространяться намного раньше. В первую очередь под удар попадают близлежащие лимфоузлы и ткани. Раковые клетки могут распространяться с током крови и лимфы.

Гематогенные метастазы чаще всего обнаруживаются в легких, печени, костном мозге, длинных костях и почках. Лимфогенные поражают как регионарные, так и отдаленные лимфатические узлы.

При наличии метастазов в костях пациентка жалуется на сильные боли в позвоночнике, тазобедренных, коленных и голеностопных суставах. Ткани становятся хрупкими, что является причиной получения патологических переломов. Конечности утрачивают чувствительность, нередко наблюдаются параличи и парезы.

При переломе лечение проводится с помощью фиксирующих аппаратов и облучения пораженных раковыми клетками областей. Самостоятельное заживление при наличии раковых клеток невозможно. Дополнительно назначается препарат Зомета, повышающий плотность костных тканей.

Подобное лечение обладает рядом побочных эффектов, наиболее опасными среди которых являются:

  • разрушение нижней челюсти;
  • нарушение функций печени и почек.

Гиперкальциемия – повышенное количество кальция в крови, служит характерным признаком метастазирования РМЖ в кости. Ее причиной может стать как жизнедеятельность опухоли, так и последствия агрессивных способов лечения. Это состояние считается опасным для жизни, поэтому терапевтические мероприятия должны начинаться как можно раньше. Как проводится и помогает ли химиотерапия в лечении этого недуга можете прочитать на этой странице.

Проникающие в позвоночник метастазы сдавливают спинной мозг и нервные окончания. Пациентка испытывает слабость в ногах, боли в пораженных позвонках невозможно купировать с помощью ненаркотических анальгетиков.

Поражение нижних отделов позвоночника способствует нарушению функций мочевого пузыря и кишечника, основными признаками такого состояния являются:

  • недержание мочи;
  • спонтанная дефекация.

При проникновении метастазов в головной мозг развивается выраженный болевой синдром и слабость в конечностях, наблюдается снижение остроты зрения, двоение в глазах. Возможно нарушение интеллектуальной деятельности и возникновение эпилептических приступов. Достаточно часто метастазы рака грудной железы обнаруживаются в печени, легких и плевре.

При поражении дыхательной системы появляется мучительный сухой кашель, боли за грудиной. Пациентка теряет аппетит, ее организм истощается. Метастазы в печени приводят к развитию механической желтухи, основными симптомами которой являются:

  • нарушение пищеварения;
  • желтый цвет кожных покровов;
  • повышение уровня билирубина в крови.

Сдавливание полой вены приводит к развитию такого осложнения, как асцит.

Появление раковых клеток в плевральной полости способствует развитию одышки и болей за грудиной. Нередко наблюдается гидроторакс – скопление жидкости в грудной клетке. Первая помощь заключается в откачивании экссудата с помощью шприца или гибкой трубки, подключенной к аспиратору.

Введение талька или антисептика способствует зарастанию плевральной полости, что предотвращает повторное накопление жидкости.

Таким образом, опухоль в молочной железе может распространяться далеко за ее пределы, поражая все органы и системы. При обследовании может выявляться несколько вторичных очагов. Способ лечения подбирается индивидуально, реабилитация подразумевает восстановление функций иммунной системы, которая подвергается разрушительному воздействию цитостатиков и радиации.

Если метастазы обнаружились в одном органе, вероятно, они имеются и в других. При этом очаг поражения может обладать настолько маленькими размерами, что женщина не будет испытывать никаких неприятных ощущений. Диагностика метастаз выполняется после гистологического исследования тканей молочной железы либо одновременно с ним.

Наиболее распространенным способом выявления метастазов является анализ крови на онкомаркеры. Поиск вторичных очагов в костях осуществляется методом сцинтиграфии, которая при наличии подозрительных образований дополняется рентгенологическим исследованием.

Для обнаружения метастазов в брюшной полости используется УЗИ. МРТ и КТ позволяют выявить раковые клетки в костном и головном мозге, органах дыхания.

Существует 3 способа лечения поздних стадий рака молочной железы: локальный, системный и паллиативный. В первом случае проводится уничтожение вторичных очагов поражения, во втором – устраняются отдельные раковые клетки, перемещающиеся по кровеносной и лимфатической системам.

Паллиативная терапия направлена на снятие симптомов заболевания и продление жизни пациентки. Общее лечение подразумевает применение цитостатиков и гормональных препаратов. Результаты появляются не сразу, а метастазы необходимо уничтожить как можно быстрее. Помогает в этом облучение пораженных областей. Обязательным является назначение обезболивающих и общеукрепляющих средств.

Появление метастазов в печени значительно ухудшает прогноз на выздоровление. В большинстве случае наличие вторичных очагов поражения в этом органе означает неминуемый летальный исход. Современные хирургические вмешательства позволяют удалить одиночные метастазы и продлить жизнь пациентки на несколько лет. О прогнозах на разных стадиях мы детально описывали тут.

С этой целью может быть назначена резекция печени с абдоминальным доступом, лапароскопическая радиочастотная абляция и плазмохирургическая операция. При наличии множественных метастазов хирургические вмешательства не проводят.

Лечение дает положительные результаты при отсутствии метастазов в отдаленных органах. Поражение легких, печени и головного мозга делает заболевание неизлечимым. Наименее благоприятным прогноз является при повреждении более 3 органов и систем.

Выздоровление возможно при чувствительных к гормонам типах рака, реакции опухоли на химиотерапию. Шанс на продление жизни дает применение таргетной терапии.

Правильное лечение способно продлить жизнь пациентки с метастазирующим раком молочной железы на 3-5 лет и обеспечить достаточно высокое ее качество. Сколько проживет женщина с 3-4 стадией заболевания, точно определить невозможно. Возможно вам будет интересно прочитать о том, как нужно питаться при РМЖ.

Все зависит от вида злокачественной опухоли, общего состояния организма, количества пораженных органов. Некоторые проживают более 10 лет с момента постановки диагноза, иногда же продолжительность жизни снижается до 1 года.

Мы будем очень благодарны, если вы оцените ее и поделитесь в социальных сетях

источник

«Результаты УЗИ молочных желез выявили образование, подозрительное на онкологию», «результаты маммографии не позволяют однозначно исключить наличие злокачественного образования», «биопсия показала наличие раковых изменений в молочной железе и требуется расширенное обследование». Это лишь немногие из самых страшных слов, которые женщина может услышать от своего врача.

Рак груди развивается так же, как и любая другая злокачественная опухоль в организме. Одна или несколько клеток железистой ткани в результате произошедшей в них мутации начинают аномально быстро делиться. Из них образуется опухоль, способная прорастать в соседние ткани и создавать вторичные опухолевые очаги — метастазы.

Мутации, которые приводят к РМЖ, бывают наследственными и приобретенными .

Распространенными наследственными генетическими причинами рака молочной железы становятся мутации в генах BRCA1 и BRCA2. Носительницы мутации BRCA1 имеют риск заболеть раком молочной железы 55–65%, а носительницы BRCA2 — 45%. Такие генетические дефекты передаются по наследству от родителей детям, они становятся причиной рака молочной железы примерно в 15% случаев.

Намного чаще опухоль возникает из-за приобретенных мутаций: они возникают в клетках молочной железы и не передаются по наследству. Например, в 20% случаев увеличено количество копий гена, кодирующего HER2 — белок-рецептор, который находится на поверхности клеток и стимулирует их размножение.

«Молекулярно-генетический портрет» опухоли имеет важное значение при выборе оптимального лечения.

Злокачественные опухоли груди делятся на два типа: протоковые и железистые. Протоковый рак молочной железы встречается более часто. Он может быть внутриэпителиальным (in situ) и инвазивным. У внутриклеточного протокового рака молочной железы более благоприятный прогноз, он редко дает метастазы и излечивается в 98% случаев. Инвазивный же вариант опухоли склонен к бесконтрольному росту и генерализации процесса.

Железистый рак молочной железы может быть дольковым (инвазивная лобулярная карцинома) или произрастать из других клеток железистой ткани. Для долькового рака нередко характерен мультицентричный рост. Скорость увеличения в размерах и сроки метастазирования форм узлового рака груди зависят от степени дифференцировки опухоли.

К сожалению, полной информации о причинах возникновения рака молочной железы у ученых пока нет. Существует список факторов риска, влияющих на вероятность появления опухоли, однако у некоторых болезнь диагностируют при отсутствии этих факторов, другие же остаются здоровыми при наличии сразу многих из них. Тем не менее, ученые все же связывают развитие рака груди с определенными обстоятельствами, наиболее часто предваряющими его появление. К ним относятся:

  • Возраст. Большинство случаев РМЖ приходятся на женщин в возрасте 55 лет и старше.
  • Наследственность. Если РМЖ диагностирован у кого-то из близких родственников, риск повышается вдвое.
  • Рак молочной железы в анамнезе.
  • Повышенная плотность ткани молочной железы по результатам маммографии.
  • Некоторые доброкачественные новообразования в молочной железе.
  • Раннее начало менструаций — до 12 лет.
  • Поздняя менопауза — после 55 лет.
  • Отсутствие детей или поздние (после 35 лет) первые роды.
  • Воздействие радиации, например, в ходе лучевой терапии, проводимой для лечения другого типа рака.
  • Курение и злоупотребление алкоголем. Если женщина ежедневно потребляет 28–42 г этилового спирта, ее риски повышаются на 20%.
  • Лишний вес и низкая физическая активность.
  • Использование гормональных препаратов: оральные контрацептивы, заместительная гормональная терапия в постменопаузе.
  • Травмы молочных желез.
  • Сахарный диабет.
  • Работа по графику с ночными сменами.

На ранних стадиях рак молочной железы, как правило, никак клинически не проявляется. Чаще всего опухоль обнаруживается самими больными или выявляется случайно при проведении профилактических исследований.

Пациентки обычно жалуются на наличие пальпируемого образования, выделения из соска. Боль является редким симптомом рака грудной железы, однако болевой синдром может выйти на первый план на этапе генерализации процесса, в особенности при распространении метастазов в кости.

Довольно часто выявляются такие признаки рака груди, как появление асимметрии вследствие изменения размеров пораженной железы. Уменьшение, смещение кверху, деформация и сморщивание молочной железы может наблюдаться при скиррозной (фиброзной) форме опухоли. Напротив, увеличивается грудь на стороне поражения при быстром росте образования или из-за отека, который формируется по причине нарушенного оттока лимфы.

При распространении новообразования в подкожную клетчатку могут наблюдаться изменения кожи. При этом выявляются следующие симптомы рака молочной железы:

  • «Площадка» — происходит уплощение кожи над опухолью, образовать в данном месте кожную складку невозможно.
  • «Умбиликация» — кожа над местом поражения сморщена и втянута.
  • «Лимонная корка» — характерный вид грудной железы вследствие лимфостаза.

Иногда, при распространении опухоли на поверхность кожи могут наблюдаться такие признаки рака груди, как покраснение и изъязвление. Наличие этих симптомов говорит о запущенности процесса.

Изменения соска тоже могут определяться, но только на поздних стадиях. При этом имеют место такие симптомы рака грудной железы, как:

  • Симптом Форга — на стороне поражения сосок находится выше, чем на здоровой стороне.
  • Симптом Краузе — сосок утолщен, складки ареолы заметно выражены.

Такой признак рака молочной железы, как патологические выделения, является довольно редким, но в ряде случаев может быть единственным симптомом, который выявляется при осмотре. Часто выделения носят кровянистый характер, реже встречаются серозные и гнойные.

Также были выделены особые формы рака груди, которые проявляются типичной симптоматикой. К ним относятся:

  • Отечно-инфильтративная форма, для которой характерно увеличение и отечность железы, мраморный цвет кожи, выраженная гиперемия.
  • Маститоподобная. Данный вид рака груди проявляется уплотнением пораженной груди, повышением температуры тела.
  • Рожистоподобная форма, при которой на коже выявляются очаги (иногда появляются изъязвления), которые внешне напоминают рожистое воспаление.
  • Панцирная форма характеризуется наличием множественных узлов, за счет которых происходит сморщивание и деформация железы.
  • Рак Педжета — поражает сосок и ареолу. Признаками онкологии грудной железы при данной разновидности заболевания являются: утолщение соска, изменение кожи в виде покраснения и уплотнения, образование корок и чешуек.

Иногда люди, интересуясь по каким признакам можно распознать наличие опухоли молочной железы, по ошибке ищут симптомы рака грудины. Данное название является неверным, так как грудина является центральной плоской костью грудной клетки и даже при метастазировании злокачественного образования груди практически никогда не поражается.

Самостоятельно проверять грудь на наличие узелков или каких-либо других изменений стоит раз в месяц, по окончании менструации. Домашнюю диагностику удобнее всего проводить, принимая ванну или находясь под душем. О любых изменениях, которые удалось обнаружить, стоит как можно быстрее рассказать врачу.

Порядок проведения самообследования молочных желез:

  • Разденьтесь выше пояса и встаньте перед зеркалом.
  • Поднимите руки вверх и заведите их за голову. Внимательно осмотрите грудь. Повернитесь правым, левым боком.
  • Ощупайте молочные железы в положении стоя сложенными указательным, средним и безымянным пальцем. Начинайте с верхней наружной части груди и двигайтесь по часовой стрелке.
  • Сожмите сосок двумя пальцами. Проверьте, выделяется ли из него что-нибудь.
  • Снова ощупайте молочные железы — теперь в положении лежа.

70% случаев рака молочной железы выявляются пациентами самостоятельно в результате самообследования груди.

Диагностика рака молочной железы начинается с беседы. На этом этапе для врача важно оценить жалобы женщины и выяснить, встречались ли случаи рака молочной железы в её семье, если да — насколько часто. Это помогает заподозрить наследственную форму рака, связанную с мутациями в генах BRCA1, BRCA2, NBS1, CHECK, TP53.

Читайте также:  Чем лечить рак груди у кошки

Далее врач осматривает, ощупывает молочные железы, проверяет, нет ли в них узлов и уплотнений, не увеличены ли лимфатические узлы в подмышечной, надключичной и подключичной областях.

После осмотра врач может направить женщину на маммографию — рентгенографию молочной железы. Показаниями к этому исследованию являются: уплотнения в молочной железе, изменения со стороны кожи, выделение крови из соска, а также любые другие симптомы, которые могут указывать на злокачественную опухоль. Также для диагностики рака молочной железы назначают ультразвуковое исследование. Маммография и УЗИ являются взаимодополняющими методами, каждый из них имеет свои преимущества:

Маммография

УЗИ молочных желез

Позволяет обнаружить патологические изменения за 1,5–2 года до появления симптомов.

При кровянистых выделениях из соска можно провести дуктографию — рентгенографию с контрастированием молочных протоков. Это помогает получить дополнительную полезную информацию.

Высокая чувствительность — точная диагностика до 90% случаев рака.

Возможность обнаружить микрокальцинаты до 0,5 мм.

Безопасность — нет воздействия на организм рентгеновскими лучами.

Хорошо подходит при высокой плотности ткани молочной железы, у молодых женщин (до 35–45 лет).

Позволяет отличать кисты (полости с жидкостью) от плотных опухолей.

Позволяет оценить состояние регионарных лимфатических узлов.

Хорошо подходит для контроля положения иглы во время биопсии.

Магнитно-резонансная томография — высокоинформативный метод диагностики злокачественных опухолей молочной железы. Ее применяют при лобулярном раке, когда неинформативны маммография и УЗИ, а также для оценки размеров и расположения опухоли, что помогает определиться с тактикой хирургического лечения. МРТ может применяться для скрининга у женщин-носительниц аномальных генов, связанных с повышенным риском рака молочной железы, при отягощенном семейном анамнезе.

  • Нужно обязательно исследовать выделения из соска — в них могут быть обнаружены опухолевые клетки.
  • При тонкоигольной биопсии в опухоль вводят иглу под контролем УЗИ или маммографии.
  • Во время трепанобиопсии (CORE-биопсии) используют специальный инструмент, напоминающий толстую полую иглу. Он позволяет получить больше количество ткани и более детально ее исследовать.
  • При биопсии «пистолет-игла» иглу вводят точно в нужное место с помощью специального пистолета.
  • Стереотаксическая вакуум-биопсия практически так же точна, как биопсия опухоли во время хирургического вмешательства, но ее можно выполнить под местной анестезией, не прибегая к общему наркозу. Процедуру проводят с помощью пистолета Bard Magnum и вакуум-аппарата.
  • Эксцизионная биопсия проводится во время хирургического вмешательства. На исследование отправляют всю опухоль.
  • Сентинель-биопсия — исследование сторожевого лимфатического узла во время операции. Оно помогает разобраться, распространилась ли опухоль в регионарные лимфатические узлы, и стоит ли их удалять.

О роли биопсии в диагностике рака молочной железы рассказывает врач Европейской клиники Портной С.М. :

В лаборатории проводят цитологическое и гистологическое исследование, то есть оценивают строение отдельных клеток и ткани. В настоящее время доступны молекулярно-генетические исследования: они помогают выявить мутации, за счет которых произошло злокачественное перерождение, и подобрать оптимальную противоопухолевую терапию.

Биопсия позволяет выяснить, является ли опухоль злокачественной, а также определить ее тип и стадию. Кроме того, исследование биопсийного материала дает ответ на вопрос, является ли опухоль гормонозависимой , что также влияет на схему лечения.

После того как рак диагностирован, важно определить его стадию и понять, насколько сильно он распространился в организме. Для этого применяют следующие исследования:

  • УЗИ и биопсию лимфатических узлов.
  • Компьютерную томографию и МРТ — они помогают оценить размеры, расположение опухоли, очаги в других органах.
  • Метастазы в печени диагностируют с помощью УЗИ.
  • Очаги в легких и костях помогает выявить рентгенография.
  • ПЭТ-сканирование — современный «золотой стандарт» диагностики метастазов злокачественных опухолей.

Стадирование при раке молочной железы опирается на общепринятую систему TNM. Буква T в этой аббревиатуре обозначает размер первичной опухоли:

  • Tis — «рак на месте», который находится в клетках, выстилающих молочные протоки или дольки, и не вторгается в соседние ткани. Это может быть дольковая, протоковая карцинома или рак Педжета.
  • T1 — диаметр опухоли в наибольшем измерении составляет менее 2 см.
  • T2 — 2–5 см.
  • T3 — более 5 см.
  • T4 — опухоль, которая проросла в стенку грудной клетки, кожу, или воспалительный рак.

Буквой N обозначают наличие метастазов в регионарных лимфатических узлах. N0 — очаги в лимфатических узлах отсутствуют. N1, N2 и N3 — поражение разного количества лимфатических узлов.

Буква M обозначает наличие отдаленных метастазов. Рядом с ней может быть указана одна из двух цифр: M0 — нет отдаленных метастазов, M1 — отдаленные метастазы имеются.

В зависимости от значений T, N и M, выделяют пять основных стадий рака молочной железы (внутри некоторых из них есть подстадии):

  • Стадия 0: рак на месте.
  • Стадия I: опухоль в молочной железе диаметром до 2 см.
  • Стадия II: опухоль в молочной железе диаметром до 5 см и более, могут быть метастазы в подмышечных лимфоузлах на стороне поражения.
  • Стадия III: опухоль в молочной железе до 5 см и более, может прорастать в грудную стенку или в кожу, имеются очаги в регионарных лимфатических узлах.
  • Стадия IV: опухоль может быть любых размеров, не имеет значения, поражены ли регионарные лимфоузлы. Если обнаруживают отдаленные метастазы, всегда диагностируют рак четвертой стадии.

Стратегия лечения рака молочной железы должна подбираться индивидуально для каждой пациентки с учетом таких факторов, как тип опухоли, стадия, чувствительность новообразования к гормональной терапии. Берется во внимание и общее состояние больной. Если опухоль обнаружена на ранних стадиях и выбрана правильная тактика ведения пациентки, то шанс полностью вылечить рак груди является весьма высоким.

Оперативный метод является доминирующим в лечении рака молочной железы. При раннем выявлении опухоли возможно проведение органосохраняющей операции — секторальной резекции. Выполнение такого вмешательства сопровождается повышенным риском местного рецидивирования, в связи с чем его комбинируют с другими методами, например, лучевой терапией.

На более поздних стадиях рак груди лечится с применением мастэктомии — удаления всей молочной железы вместе с ближайшими лимфатическими узлами. Врач также может принять решение об удалении второй молочной железы, если велик риск развития и в ней злокачественной опухоли.

Чтобы разобраться, распространились ли раковые клетки в лимфатические узлы, и определиться с объемом хирургического вмешательства, может быть проведена сентинель-биопсия, или биопсия сторожевого лимфоузла. Во время операции в опухоль вводят радиофармпрепарат или флуоресцентный краситель — это помогает визуализировать лимфоузел, который первым принимает лимфу от ткани молочной железы. Его удаляют и проводят гистологическое исследование. Если в сторожевом лимфоузле не обнаруживают опухолевых клеток, можно ограничиться удалением очага в молочной железе. В противном случае показано иссечение регионарных лимфоузлов.

С целью улучшения непосредственных и отдаленных результатов оперативного вмешательства при раке молочной железы, в качестве вспомогательного метода используется лучевая терапия. Она может применяться в предоперационном периоде для уменьшения степени злокачественности опухоли, повреждения и регрессии микрометастазов. Однако чаще к лучевой терапии прибегают после операции, когда необходимо уничтожить раковые клетки, которые могли остаться в организме.

Для лечения рака груди применяются химиопрепараты до или после хирургического вмешательства с целью полного излечения больной, для продления жизни и улучшения ее качества, либо для уменьшения объема операции. Каждый из химиотерапевтических препаратов оказывает действие только на клетки в определенной фазе клеточного цикла. Поэтому наиболее эффективно назначение полихимиотерапии — сочетания нескольких лекарственных средств, которые имеют разную эффективность и механизм действия.

В Европейской клинике для лечения рака молочной железы применяются наиболее современные, оригинальные европейские и американские химиопрепараты. У нас есть возможность составить «молекулярный отпечаток» опухоли, подобрать на основании его анализа наиболее эффективные и безопасные комбинации лекарств.

Злокачественная опухоль молочной железы признается гормоночувствительной, если более 10% клеток в ее составе имеют рецепторы к эстрогену или прогестерону. В этом случае лечить рак груди следует с использованием гормональной терапии. Чем больше опухоль имеет гормональных рецепторов, чем эффективнее будет такое лечение.

В состав этого вида терапии входят несколько методов, которые останавливают выработку гормонов и блокируют их поступление к новообразованию. На сегодняшний день все шире используются препараты из группы нестероидных антигормонов, которые воздействуют только на опухоль и не затрагивают механизмы гормонообразования во всем организме. Терапия гормональными препаратами назначается как в послеоперационном периоде с целью снижения риска рецидивирования, так и в качестве самостоятельного лечения неоперабельных опухолей молочной железы для контроля над их ростом.

Для лечения рака молочной железы применяют также таргетную терапию — препараты, направленные против определенных молекул-мишеней в опухолевых клетках и минимально воздействующие на здоровые клетки организма. Таргетную терапию используют либо отдельно, либо в комбинации с другими методами лечения — в зависимости от того, какая схема лучше всего подойдет пациенту.

  • На II стадии — 93%.
  • На III стадии — 72%.
  • На IV стадии — 22%.

Максимальная эффективность противоопухолевого лечения достигается только в том случае, если оно проводится в соответствии с международными протоколами, при этом учитываются индивидуальные особенности каждого пациента. Именно так назначают лечение онкологи Европейской клиники.

источник

Метастазы рака молочной железы в кость. Многие считают рак молочной железы заболеванием, поражающим только женщин. Однако в редких случаях он может развиваться и у мужчин.

Статья на конкурс «био/мол/текст»: Диагностирование рака молочной железы с метастазами в костях — это событие, которое меняет жизнь пациента. Как правило, такую патологию невозможно вылечить, но можно контролировать с помощью постоянного лечения. Что же происходит с костями при метастазировании? Какие методы терапии использует современная медицина?

Эта работа опубликована в номинации «Свободная тема» конкурса «био/мол/текст»-2018.

Генеральный спонсор конкурса — компания «Диаэм»: крупнейший поставщик оборудования, реагентов и расходных материалов для биологических исследований и производств.

Спонсором приза зрительских симпатий выступил медико-генетический центр Genotek.

В 1889 году британский врач Стивен Педжет описал концепцию «семена и почва». Согласно его теории, опухолевые клетки распространяются по организму не случайным образом, а требуют взаимодействия с микросредой органа-хозяина. Злокачественные клетки, или «семена», атакуют только подходящие для роста органы, то есть «почву». Таким образом, очаги роста опухоли в новых органах (метастазы) будут развиваться только тогда, когда определенные «семена» будут высажены на пригодную для них «почву».

Педжет обнаружил, что у женщин с раком молочной железы (РМЖ) метастазы развивались с гораздо большей вероятностью в костях, чем в любых других органах [1].

Наш обзор посвящен метастазам РМЖ в кость, изменениям, которые вызывают опухолевые клетки в кости, а также современной терапии таких метастазов.

Рак молочной железы — злокачественная опухоль железистой ткани молочной железы. Это наиболее распространенная злокачественная опухоль у женщин, а по числу заболевших среди мужского и женского населения она занимает второе место после рака легких. В 2018 году было зарегистрировано более двух миллионов новых случаев [6].

Рисунок 1. Очаги возникновения вторичной опухоли при РМЖ. Первоначально опухоль развивается в груди. Однако по мере роста опухоли раковые клетки отрываются и распространяются по соседним тканям или отправляются в отдаленные органы, такие как легкие. Однажды в другой ткани они могут образовать вторичную опухоль.

Современная медицина разработала эффективные способы лечения РМЖ 1–3 стадии, что значительно увеличило выживаемость пациентов [7]. Однако 9 из 10 смертей от РМЖ обусловлены нарушением функций различных органов, вызванным распространением раковых клеток по организму, то есть метастазированием. Как правило, РМЖ может распространяться на кости, головной мозг, легкие, печень и лимфатические узлы (рис. 1). Согласно статистическим исследованиям, самой частой областью метастазирования является кость [8]. Она — преобладающее место развития метастазов люминального и Her2-позитивного типов РМЖ, при этом существенно менее предпочитаемое метастазами трижды негативного типа РМЖ [9].

На ранних стадиях метастазы РМЖ в костях бессимптомны, в результате их трудно выявить. Однако всем пациентам с РМЖ раз в несколько месяцев проводят биохимический анализ крови и биопсию для обнаружения рецидива заболевания. Для диагностирования метастазов в кости необходимо пройти рентгенографию, компьютерную томографию, магнитно-резонансную томографию, сцинтиграфию [8].

Кость — это динамическая ткань, играющая центральную роль в поддержании гомеостаза всего организма. Основными элементами кости считаются остеобласты, которые участвуют в создании и минерализации кости, остеокласты, обеспечивающие разрушение (резорбцию) костной ткани, и остеоциты, поддерживающие структуру (рис. 2). Все эти клетки костной ткани ответственны за «строительные работы»: поглощение старых клеток кости и порождение новых. Они существуют в равновесии и регулируют работу друг друга, что помогает обеспечить гомеостаз кости. Сбалансированный цикл образования и разрушения костной ткани называют добродетельным циклом (от англ. virtuous cycle) ремоделирования костей [10].

Рисунок 2. Костные клетки. В костной ткани обнаружены четыре типа клеток. Недифференцированные остеогенные клетки могут развиться в остеобласты. Когда остеобласты попадают в кальцинированную матрицу, их структура и функции меняются, и они становятся остеоцитами. Остеокласты по внешнему виду отличаются от других клеток костной ткани.

Кость также содержит красные клетки костного мозга и эндотелиальные клетки, которые образуют капилляры сосудистой системы кости [11].

Все типы клеток разделяют один «дом», следовательно, они взаимодействуют между собой и регулируют функции друг друга. Однако сосудистая система кости направляет метастазирование раковых клеток в эту микросреду [12].

Одиночные клетки могут оторваться от исходной опухоли в груди и распространиться по организму двумя способами: гематогенным (по кровеносным сосудам) и лимфогенным (по лимфатическим сосудам). Лимфогенные метастазы поражают соседние и отдаленные лимфатические узлы, а гематогенные чаще появляются в костном мозге и костях (рис. 3). Более подробно об образовании гематогенных метастазов рассказывает статья «Обнаружены организаторы побега раковых клеток из первичного очага» [13].

Рисунок 3. Схематическое изображение распространения раковых клеток по кровеносной системе.

Как только клетки РМЖ достигают кости, они создают перекрестные помехи в слаженной работе костных клеток. Раковые клетки врываются в добродетельный цикл и приводят к дисбалансу в сторону резорбции кости. В результате возникает порочный цикл (от англ. vicious cycle).

При определенных условиях раковые клетки отделяются от опухоли и становятся мигрирующими. Они интравазируют в соседние кровеносные сосуды и распространяются по организму, в кровотоке клетки могут попасть в ловушку и экстравазировать. При их выходе в подходящую ткань начинается рост вторичной опухоли.

Даже на ранних этапах РМЖ опухолевые клетки могут мигрировать в костный мозг. Они могут бездействовать долгое время и вызвать рецидив спустя годы .

Процесс ремоделирования костной ткани состоит из пяти основных этапов: покоя, активации, резорбции, реверсии, формирования (рис. 4). В каждом этапе участвуют разные типы клеток кости [15].

Рисунок 4. Ремоделирование кости. Состоит из пяти фаз: 1) фаза покоя — остеоциты неподвижны; 2) фаза активации — дифференцировка остеокластов из преостеокластов; 3) фаза резорбции — разрушение кости остеокластами; 4) фаза реверсии — дифференцировка остеобластов; 5) фаза формирования — остеобласты создают и минерализуют кость.

Межклеточный матрикс на 85–90% состоит из коллагеновых волокон, которые обеспечивают структурную поддержку минерализации кости. Остальная часть — это протеогликаны, карбоксилированные белки, клеточные адгезивные белки и факторы роста.

Остеобласты образуются из мезенхимных стволовых клеток. Во время своей работы они выделяют в костный матрикс смесь факторов роста и белков, образуя специфическую микросреду. Затем они подвергаются запланированной клеточной гибели или дифференцируются в остеоциты (рис. 5).

Рисунок 5. Схема дифференцировки остеобластов, остеоцитов. Остеобласты начинают дифференцироваться из мезенхимных стволовых клеток в костном мозге.

Остеобласты выделяют факторы роста кости, включая трансформирующий фактор роста β (TGF-β), инсулиноподобные факторы роста (IGF), факторы роста фибробластов (FGF), интерлейкины, тромбоцитарный фактор роста (PDFG). Эти факторы остаются внутри костного матрикса и высвобождаются после деградации кости. Этот процесс обеспечивает обратную связь между формированием и резорбцией кости [11].

Остеокласты — фагоциты для кости — дифференцируются из линии моноцитов/макрофагов (рис. 6). Активированные остеокласты собираются на поверхности кости и присоединяются к ней через специальные рецепторы. Они подкисляют микроокружение на границе кость—остеокласт и секретируют ферменты, участвующие в деградации: протеазы, коллагеназу и щелочную фосфатазу.

Рисунок 6. Схема дифференцировки остеокластов. Остеокласты — гигантские многоядерные клетки, дифференцируются из гемопоэтических стволовых клеток линии моноцитов/макрофагов костном мозге.

Развитие зрелых остеокластов — это многоступенчатый процесс, который регулируется сложной системой цитокинов и взаимодействием внутри стромы кости. Соседние стромальные клетки и остеобласты продуцируют колониестимулирующий фактор макрофагов (M-CSF), который действует через рецептор колониестимулирующего фактора 1 (c-FMS) на многоядерных предшественниках, и активируют экспрессию рецептора RANK (рис. 7). Его лиганд, RANKL, так же, как M-CSF, синтезируется остеобластами и стромальными клетками в ответ на действие паратиреоидного гормона (PTH). RANKL — цитокин из семейства факторов некроза опухоли. Связываясь со своим рецептором, он активирует ряд важных факторов, которые регулируют экспрессию генов остеокластов. Это создает условия для финальной дифференцировки, слияния предшественников и функционирования возникших многоядерных остеокластов. Активированные остеокласты разрушают кость и высвобождают TGF-β и другие факторы роста кости, усиливающие пролиферацию остеобластов [11].

Читайте также:  Чем лечить простуду при раке молочной железы

Рисунок 7. Модель нормального костного ремоделирования. Кость постоянно реконструируется. Этот процесс требует взаимодействия костеобразующих остеобластов и костеразрушающих остеокластов. Подробности в тексте.

Остеобласты продуцируют остеопротегерин (OPG) — цитокин из семейства факторов некроза опухоли. Он связывается с RANKL, ингибируя взаимодействие RANK—RANKL, и, следовательно, подавляет остеокластогенез и резорбцию кости. Взаимодействие RANK—RANKL—OPG помогает поддерживать добродетельный цикл.

Переключение между добродетельным и порочным циклами связано с деятельностью раковых клеток. Они нарушают баланс костного микроокружения несколькими способами: стимулируют рост и устраняют физический барьер, то есть минерализованную костную матрицу (рис. 8).

Рисунок 8. Порочный цикл костного метастаза РМЖ. В костях клетки РМЖ секретируют факторы (фиолетовые стрелки), которые нарушают дифференцировку и активность остеобластов, увеличивают продукцию RANKL, усиливая образование остеокластов. На остеокласты они влияют и непосредственно. Зрелые остеокласты разрушают в кость, тем самым высвобождая внедренные в костный матрикс факторы роста. Они, попадая в опухолевое микроокружение, способствуют росту опухоли (красная стрелка). Тот же эффект дают факторы, выделяемые остеобластами и остеоцитами (синяя стрелка).

Традиционно костные метастазы делят на две категории: остеолитические и остеобластные. Остеолитические поражения чаще всего встречаются при РМЖ и характеризуются чрезмерной активацией остеокластов. При этом доминирующий процесс в кости — разрушение. Остеобластные поражения чаще встречаются при раке предстательной железы и характеризуются чрезмерной активацией остеобластов.

Однако в последние годы стало ясно, что разделение костных метастазов на чисто остеолитические или остеобластные неправильно, так как примерно у 20% пациентов с метастазами в кости, возникающими из опухолей молочной железы, поражение смешанное [18].

В этом обзоре мы более подробно рассмотрим механизм остеолитического поражения костной ткани.

В резорбции костной ткани участвуют остеокласты, деятельность которых находится под контролем целого ряда клеток костного мозга. Опухолевым клеткам необходимо препятствовать такому контролю и продуцировать собственные факторы, регулирующие активность остеокластов. Ключевым участником является TGF-β, который активирует рост опухоли и подавляет иммунную систему. TGF-β индуцирует синтез белка, связанного с паратиреоидным гормоном (PTHrP), и интерлейкина 11, которые стимулируют активацию остеокластов. В случае с PTHrP это обусловлено его способностью связываться с рецептором РТН и изменять соотношение RANKL/OPG в пользу RANKL [16].

Опухолевые клетки также продуцируют факторы, ингибирующие дифференцировку остеобластов, а значит, подавляют формирование костей [19].

Таким образом, при метастазировании РМЖ опухолевые клетки усиливают резорбцию кости путем прямого секретирования RANKL, что приводит к высвобождению биоактивных молекул. Эти продукты деградации вовлечены в регуляцию добродетельного цикла и стимулируют рост опухоли в случае развития метастаза в кости. Например, кальций — это первый продукт, выделяющийся при разрушении костного матрикса. Опухолевые клетки экспрессируют на своей поверхности кальций-чувствительные рецепторы, которые реагируют на повышение уровня кальция и стимулируют рост опухоли [20].

При метастазах РМЖ костная ткань резорбируется преимущественно собственными нормальными клетками. Прямая деградация костной ткани опухолью встречается редко. Метастатические клетки РМЖ способны продуцировать коллагеназу и другие ферменты, разрушающие кость [21], [22].

Остеобласты проходят сложный многоступенчатый процесс дифференцировки. Все клетки на разных стадиях дифференцировки играют определенную роль в добродетельном/порочном циклах.

Первый этап дифференцировки представлен преостеобластами, которые находятся в стенках гаверсовых и фолькмановских каналов. Для незрелых остеобластов характерна высокая производительность RANKL. При костных метастазах они могут стимулировать остеолиз [20], [21]. Некоторые источники сообщают, что RANKL может стимулировать пролиферацию вторичной опухоли РМЖ в кости [23], [24].

В присутствии раковых клеток преостеобласты усиливают производство провоспалительных цитокинов, таких как интерлейкин-6, моноцитарный хемотаксический белок, фактор некроза опухоли α, макрофагальный воспалительный белок 2 и др. Эти молекулы помогают поддерживать опухолевые клетки и также являются остеокластогенными.

Зрелые остеобласты, в отличие от преостеобластов, расположены на поверхности эндотелия. Во время формирования кости они выделяют биологически активные вещества, которые проявляют свою функцию только после высвобождения из разрушающейся костной матрицы. Среди этих молекул есть факторы, которые стимулируют рост опухоли и неоангиогенез — формирование новых микрососудов для питания опухоли [11]. В конце концов остеобласты дифференцируются в остеоциты или подвергаются апоптозу .

Гибель остеобластов — это не случайное событие, а строго регулируемый процесс, необходимый для обеспечения определенного размера и архитектуры кости. Метастазирующая опухоль РМЖ способна вызывать апоптоз остеобластов, продуцируя индукторы апоптоза [11]. Однако влияние апоптотических остеобластов на добродетельный и порочный циклы описано плохо.

Опухолевые клетки также могут выделять вещества, активирующие остеобласты. В настоящее время факторы, ответственные за этот процесс, не совсем ясны. Основная роль отводится эндотелину-1 (ЕТ-1). Этот фактор секретируется клетками РМЖ и рака предстательной железы и стимулирует возникновение остеобластных метастазов. В результате может начаться процесс ненормального костеобразования [26]. Кости быстро растут, становятся утолщенными, жесткими, негибкими.

Последний этап дифференцировки остеобластов представлен остеоцитами. Они локализованы в костном матриксе, что делает их идеальными регуляторами ремоделирования кости. Однако это же преимущество становится недостатком при развитии костных метастазов, поскольку они способны подпитывать порочный цикл.

Остеоциты — важные продуценты RANKL. Также они могут контролировать метастатический рост, секретируя факторы, некоторые из которых активируют пролиферацию раковых клеток молочной железы [16].

Пациент с костными метастазами испытывает мучительную сильную боль, у него повышается риск переломов, качество жизни катастрофически снижается. Терапия метастазов РМЖ в кости включает в себя различные методы, которые могут влиять как на саму опухоль, так и на ее микроокружение [11].

Чаще всего метастатический РМЖ возникает через несколько месяцев или лет после завершения лечения раннего рака. Риск возникновения вторичной опухоли после лечения РМЖ варьирует от человека к человеку. Но это сильно зависит от характеристики раковых клеток, стадии первичной опухоли, способов лечения. Например, в течение 15 лет вторичная опухоль в кости возникает у примерно 30% пациентов с HER2-позитивным и у 15% — с трижды негативным РМЖ [9].

Наиболее агрессивной вторичной опухолью считается метастатический трижды негативный РМЖ. Он часто поражает пациенток молодого возраста. С таким типом метастазов продолжительность жизни пациентов может не превысить и 6 месяцев [27].

В настоящее время метастатический РМЖ нельзя излечить. Однако это не означает, что его нельзя лечить. Терапия метастазов РМЖ в кости направлена на увеличение продолжительности и качества жизни. Современные методы лечения в США позволяют продлить жизнь 35% таких пациентов по меньшей мере на пять лет, а некоторые пациенты могут прожить 10 и более лет после постановки диагноза [27].

До начала лечения врач объясняет, какие поправки нужно внести в диету и образ жизни пациента. Во-первых, необходимо принимать достаточное количество кальция и витамина D, во-вторых, регулярно выполнять физические упражнения. Соблюдение этих правил позволит пациенту сохранить кости крепкими и минимизировать проявления остеопороза [28].

Тактику лечения врач определяет индивидуально для каждого пациента в зависимости от:

  • типа и локализации первичной опухоли;
  • количества и расположения вторичных опухолей в кости;
  • наличия метастазов в других органах;
  • возраста и общего состояния больного;
  • предыдущего лечения;
  • побочных эффектов.

В лечении костных метастазов можно выделить два основных подхода:

  • системную терапию, которая направлена на лечение первичной опухоли;
  • местную терапию, которая должна облегчить боли пациентов и уничтожить вторичную опухоль [27].

Системная терапия включает в себя гормональную терапию, химиотерапию и таргетную терапию.

Гормональная, или эндокринная, терапия — основной способ лечения пациентов с метастатическим РМЖ, положительным по эстрогеновым/прогестероновым рецепторам. Такой способ лечения подразумевает, что лекарственный препарат блокирует действие эстрогена или прогестерона либо снижает их концентрацию в организме. Это может замедлить рост и деление опухолевых клеток.

Существуют различные факторы, позволяющие определить, какой вид гормональной терапии подходит пациенту. К ним относится эффективность и безопасность доступных видов лечения, предшествующая терапия (в том числе гормональная), но в первую очередь — нахождение пациентки в пременопаузе или постменопаузе. Для женщин в пременопаузе гормональная терапия начинается с подавления функции яичников, чтобы остановить производство гормонов. В постменопаузе яичники уже не функционируют, и эстроген производится в жировой ткани и надпочечниках; в этом случае используют ингибиторы ароматаз [27].

Если первый препарат гормональной терапии перестает работать, то назначают второй, и т.д. В какой-то момент — может, через несколько месяцев или лет — гормональная терапия перестает вызывать ответ, и тогда рекомендуют переключиться на химиотерапию.

Побочные эффекты эндокринной терапии зависят от вида лечения и могут включать в себя мышечные боли, чувство усталости, легкую тошноту. К серьезным побочным эффектам относят повышение риска инсульта, рак матки, потерю прочности костей [29].

Химиотерапия — это первый этап лечения метастазов РМЖ, если первичная опухоль HER2-положительная и не имеет рецепторов к эстрогену/прогестерону. К химиотерапии обращаются и когда гормональная терапия перестает действовать [27].

Химиотерапевтические препараты, например 5-фторурацил, капецитабин или метотрексат, попадая в кровоток, разносятся по всему организму, уничтожая любые быстрорастущие клетки, в том числе и здоровые.

На выбор вида химиотерапии влияют агрессивность и быстрота роста раковых клеток, предшествующие варианты химиотерапии, побочные эффекты и т.д. [28].

Как и при гормональной терапии, если первый препарат или комбинация препаратов перестали действовать, и опухоль начинает расти, переходят на второй, третий и т.д. препараты. С каждым таким переходом шансов на уменьшение размеров опухоли становится всё меньше.

Побочные эффекты зависят от вида лекарства. К наиболее частым относят усталость, анемию, выпадение волос, тошноту и рвоту, а к самым серьезным — поражения сердца, легких, почек, вероятность возникновения другого вида рака. Пациентам могут назначать лекарственные средства, которые предотвращают или уменьшают выраженность побочных эффектов. Например, некоторые химиотерапевтические препараты повреждают ДНК, и для ее репарации и снижения вероятности возникновения устойчивости к химиотерапии назначают поли(AДФ-рибоза)-полимеразы (PARP) [28].

Таргетная, или молекулярно-таргетная, терапия — активно развивающееся направление лечения рака. Она блокирует рост раковых клеток за счет вмешательства в конкретный молекулярный механизм канцерогенеза.

Таргетная терапия используется как системный подход для лечения костных метастазов РМЖ. Она применяется либо в виде монотерапии, либо в сочетании с гормональной или химиотерапией.

Для лечения положительных по эстрогеновым/прогестероновым рецепторам и HER2-негативных метастазов РМЖ используют ингибиторы киназ CDK4 и CDK6. Ингибиторы CDK4/6 предназначены для прерывания роста опухолевых клеток. FDA одобрило три препарата на их основе: рибоциклиб, палбоциклиб, абемациклиб. Первый из них в начале 2018 года одобрил и Минздрав России.

Для увеличения эффективности эндокринной терапии положительных по гормональным рецепторам и HER2-негативных метастатических опухолей используют ингибиторы mTOR [27].

Для лечения HER2-позитивного метастатического рака активно применяют ингибиторы тирозинкиназы, такие как лапатиниб [27].

Многие таргетные методы лечения относятся к иммунотерапии. Иммунотерапия — это новейший, действенный и перспективный метод лечения многих форм рака. В последнее время ее применяют и для лечения костных метастазов.

Есть два способа действия: усиление иммунной системы, чтобы организм сам боролся с раком, и использование белков, уничтожающих раковые клетки. Иммунотерапия рака предполагает введение в организм противоопухолевых биопрепаратов: цитокинов, моноклональных антител или опухолевых вакцин. Ее используют и в системном, и в местном лечении вторичных опухолей при РМЖ.

Иммунотерапия в качестве системного подхода применяется в лечении HER2-позитивного РМЖ. Опухолевые клетки этого типа выставляют на своей поверхности большое количество рецепторного белка HER2, который важен для их роста. И для лечения используют антитела, которые блокируют внутриклеточные сигналы синтеза этого белка или вмешиваются в его работу. К таким моноклональным антителам относятся трастузумаб и пертузумаб [27].

Побочные эффекты таргетной терапии зависят от вида лекарственного средства. Однако для всех них типичны тошнота, рвота, диарея и слабость. К серьезным побочным эффектам можно отнести снижение сердечной функции и заболевания печени, например гепатит [28].

Местную, костно-таргетную терапию в сочетании с системной рекомендуют всем пациентам с костными метастазами РМЖ. К ней относят использование бисфосфонатов и деноcумаба, лучевую терапию и хирургические вмешательства. Выбор между этими видами лечения зависит от размера метастазов, осложнений, предпочтений пациента.

Бисфосфонаты — это стандартная терапия, используемая для уменьшения боли в костях, снижения темпов метастазирования, предотвращения потери костной массы и значительного улучшения качества жизни пациентов.

Рисунок 9. Формула бисфосфоната

Бисфосфонаты представляют собой молекулы, состоящие из двух фосфонатных групп, соединенных атомом углерода (рис. 9). Такая химическая конфигурация позволяет им с высокой степенью сродства связываться с гидроксиапатитной составляющей кости. Дополнительные функциональные группы, присоединенные к центральному атому углерода, придают бисфофонатам различные фармакологические свойства [7].

Бисфосфонаты вводят в организм перорально или путем инфузий. Основной механизм их действия заключается в ингибировании резорбции кости, поскольку после эндоцитоза они стимулируют апоптоз остеокластов. Это разрывает порочный круг сигналов между остеокластами и раковыми клетками в кости [16].

Применение бисфосфонатов может сопровождаться гриппоподобными симптомами и гипокальциемией. Эти препараты обладают выраженной нефротоксичностью и противопоказаны при низком клиренсе креатинина. Их применение, в особенности золедроновой кислоты, повышает риск остеонекроза челюстей.

У пациентов с метастатическим РМЖ радиотерапию используют как способ облегчения боли и профилактики осложнений [33].

Машина фокусирует ионизирующее излучение на метастазах в кости. Облучение, длящееся всего несколько минут, уничтожает раковые клетки.

Побочные эффекты зависят от облучаемого места. К наиболее распространенным последствиям лучевой терапии относятся раздражение кожи и чрезмерная утомляемость [28].

Для радиотерапии могут использоваться и так называемые радиофармацевтические препараты. Обычно это радиоизотопы щелочно-земельных металлов (стронций-89, самарий-153). Их можно избирательно доставлять прямо к метастазу. Во-первых, они могут самостоятельно накапливаться в зонах повреждения кости (как «имитаторы» кальция). Во-вторых, радиоизотопы можно конъюгировать с лигандами, обеспечивающими их направленную доставку в кость [29], [34]. В области костных метастазов исходящее от препарата излучение «убивает» рак.

Препарат усиливает местный эффект лучевой терапии, облегчает боль, иногда сокращает потребность в дальнейшей радиационной терапии.

К основным недостаткам использования радиоизотопов относится уменьшение содержания в крови тромбоцитов и лейкоцитов [28].

Хирургическое вмешательство у пациентов с метастазами в кости проводится редко. Основное показание для него — патологический перелом [7]. С помощью хирургии также можно стабилизировать слабую кость путем вставки винтов, стержней и т.д.

Рисунок 10. Механизм действия деносумаба. Высокоаффинное связывание деносумаба с RANKL ингибирует созревание и активность остеокластов, предотвращая взаимодействие RANKL с рецептором RANK на зрелых и незрелых остеокластах.

Иммунотерапией при местном лечении костных метастазов РМЖ можно назвать применение деноcумаба.

Деноcумаб — человеческое моноклональное антитело (IgG2), которое специфично связывается с RANKL. В результате не образуется связи RANKL—RANK (рис. 10). Лечение денозумабом предотвращает производство остеокластов и, следовательно, останавливает резорбцию кости [7].

На фоне применения деносумаба часто развиваются суставные и мышечные боли, гипокальциемия, инфекционные заболевания [35].

Сейчас ведется разработка средств для лечения метастатического рака молочной железы, нацеленных на новые мишени. Мишенями могут стать катепсин К, TGF-β, PTHrP, хемокиновые рецепторы и т.д. [30], [34]. Эти молекулы играют важную роль в порочном цикле, следовательно, воздействие на них может остановить рост вторичной опухоли или разрушение кости. Перспективным препаратом остается и деносумаб. Показано, что он улучшает минеральную плотность костей [20]. Однако из-за сложности механизмов костного метастазирования возникает необходимость комбинирования лекарственных препаратов, нацеленных на разные мишени.

Следующая задача состоит в том, чтобы разработать для каждого пациента индивидуальное лечение, предсказывая возможный клинический исход. Геномное и протеомное профилирование имеет прогностический потенциал, коррелирующий с прогрессированием заболевания. Такое профилирование может прогнозировать и исход лечения тем или иным препаратом. В будущем подобные технологии помогут отбирать пациентов, находящихся в группе риска возникновения метастатического РМЖ, и исключать ненужное лечение [20], [21].

Таким образом, РМЖ с метастазами в костях — это уже не приговор. Но, к сожалению, лечение такого рака — сложный, выматывающий процесс. Разумеется, говорить о 100% излечении пока невозможно. Однако использование стандартных терапевтических методов совместно с новыми подходами способно продлить жизнь пациентам и улучшить их состояние, то есть игра всё же стόит свеч.

Важно запомнить, что рак — это не паразит, который колонизирует и разрушает здоровые ткани. Это «умная» группа клеток, которая взаимодействует с нормальными клетками хозяина и использует важные тканевые сигналы ради собственного благополучия.

источник